<<
>>

Субъект как процесс самопознания.

Резюмируя содержание предыдущего параграфа, мы приходим к следующим положениям: абсолютное, идея, субъект, дух— в данном случае мы намеренно не различаем эти понятия— есть бог; что касается природы и конечного духа и их форм, то они представляют собой формы существования бога, его образы на разных ступенях его развития.

Но эти положения сами по себе еще недостаточны для полного понятия субъекта. Субстанция — субъект, субъект 'Ке—по существу бог; но это еще не объясняет нам процесс порождения действительности, процесс ее развития, процесс возникновения разнообразных форм действительности. Конечно, если бы гегелевское понятие бога совпадало с его правоверным христианским пониманием, что Гегель, как мы видели, часто старался показать, излагая более популярно свое учение о субъекте-духе и приспосабливая его к взглядам христианской церкви, то никакой проблемы и не было бы; вопрос «решался» бы просто: мир был сотворен богом в продолжение шести дней, как об этом рассказывается в Библии. Для Гегеля такой путь решения вопроса абсолютно неприемлем: все его философское мировоззрение противоречит этому. Гегель строит философскую систему: знание действительно только в форме системы или науки. Научное знание должно быть доступно всеобщему пониманию (allgemeine Verstandlichkeit), оно должно быть вполне определенным, не эзотеричным, доступным только некоторым отдельным личностям, а экзотерич- ным, попятным и годным для изучения, оно должно быть таким, чтобы стать собственностью всех. «Понятная форма науки» (die verstandige Form der Wissenschaft) не может согласиться с библейским вариантом сотворения мира. Да и кроме того, этот вариант сотворения мира противоречит принципу развития. Ведь результат есть только в том случае целое, когда он сохраняет в себе весь процесс развития. Ничего подобного нет в учении правоверной христианской церкви.

Путь, который пытается проложить Гегель, интересен для нас, во-первых, потому, что анализ этого пути покажет, что в действительности никакого такого пути нет и не может быть; Гегель не смог «перекинуть мост» от бога к природе, и в этом, самом ответственном, пункте системы ясно обозначится крах объективного, абсолютного идеализма; во-вторых, интересным окажется то обстоятельство, что новый аспект абсолютного, который постепенно выясняется при решении данного вопроса, покажет такую его сторону, принятие которой приближает точку зрения Гегеля к атеизму.

Мы уже указывали на то, что Гегель считает философию Спинозы односторонней; субстанция в философии Спинозы неподвижная, тождественная сама себе, ей недостает самосознания. Теперь можно сказать более того: ей не только недостает самосознания, но в ней и не заложено стремление к самосознанию, свободе. Субстанция, с точки зрения Гегеля, правда, в каждый момент тождественна с собой, іно это не исключает того, что она в каждый момент открывает в себе отличное от себя, свое другое. Субстанция не есть нечто неживое, она процесс, чистая деятельность: она не простая субстанция, так как при всей своей простоте она различает себя самое от самой себя. Вначале субстанция-субъект преД' ставляет собой простое тождество с собой, и поскольку она еще не субъект; но ее цель заключается в том, чтобы стать 198

.-субъектом, т. е. открыть в себе отличное от себя, снять это отличное в себе самой и стать тождественной самой себе и открытому в себе отличному от себя и, таким образом, достигнуть высшей конкретности или опосредствованного тождества. «Субстанция духа есть свобода, т. е. независимость от другого ...Свобода духа, однако, не есть только независимость от другого, приобретенная вне этого другого, но свобода, достигнутая в этом другом, ...посредством преодоления его. Дух может... внутри себя самого полагать определенное, действительное различение,—нечто другое, чем то, что есть простое «Я», следовательно, нечто отрицательное. Это отношение к другому для духа не только возможно, но и необходимо, потому что через другое и через снятие этого другого он приходит к тому, чтобы оправдать себя и в действительности быть тем, чем он и должен быть по самому своему понятию, именно., идеей, возвращающейся из своего инобытия к себе самой, или, выражаясь абстрактнее,— внутри себя самого различающимся и в своем различии при себе и для-себя-сущим всеобщим. Иное, отрицательное, противоречие, раздвоение — все это принадлежит, следовательно, к природе духа»1.

Абсолютное становится субъектом только тогда, когда оно откроет в самом себе отличное от себя самого, сделает его предметом познания, познает этот предмет так, что становится единым, тождественным (eins) с этим предметом.

Познав отличный в себе от себя предмет, абсолютное осуществляет *

себя и делается свободным. Выражения «познание себя самого, как отличного от себя», «стать единым, тождественным •

с отличным от себя предметом», «осуществить себя» и «делаться свободным» заключают в себе один и тот же смысл. Все эти выражения означают процесс познания, процесс самопознания.

Основное свойство абсолютного, правильнее, его единственное свойство—это свойство самопознания, все его остальные свойства, все его характерные признаки зависят от него или являются его модификациями. Маркс прекрасно характеризует это основное свойство абсолютного: «Способ, каким существует сознание и ка,ким нечто существует для него, — это знание. Знание есть его единственный акт. Поэтому нечто становится для сознания постольку, поскольку оно знает это нечто. Знание есть его единственное предметное отношение. Сознание знает ничтожность предмета, т. е. неотличимость предмета от него, небытия предмета для него, благодаря тому, что оно знает, что предмет есть его самоотрешение, т. е. оно знает себя—знание как предмет, благодаря тому, что предмет есть только видимость предмета, есть

некое марево, а по сущности своей есть не что иное, как само знание, которое противопоставляет себя самого себе самому и поэтому противопоставило себе ничтожность, нечто не имеющее вовсе предметности вне знания; иначе говоря, знание знает, что, поскольку оно относится к какому-нибудь предмету, оно есть, только вне (aussere) себя, отрешается от себя (entaussert), что оно само является для себя: предметом, или же, что то, что является ему как предмет, есть лишь оно само»234.

Самопознание духа — самое конкретное и самое трудное, полагает Гегель. Он вспоминает предъявленное дельфийским Аполлоном к грекам требование самопознания: «познай самого себя». Познание самого себя не есть познание «отдельных способностей», характера, склонностей и т. п. индивидуума; познание есть познание понятия духа; дух познает свое собственное понятие, и познание своего понятия— это сущность/это природа самого духа.

Конечно, требование самопознания относится к индивиду, но оно содержит в себе ту мысль, что нужно познать сущность человека, то, что истинно в человеке, а истинен в человеке только дух235. Самопознание, процесс самопознания — абсолютный закон духа, единственно действительная стихия, в которой дух может существовать. И если бог стремится к самопознанию, то это «есть не что иное, как собственный абсолютный закон духа»236.

Единственный акт абсолютного — это познание. Но так как абсолютное — единственная действительность, тотальность всей реальности, то процесс познания должен быть направлен на самого себя, на абсолютное. Предмет познания абсолютного — само абсолютное. Тут и происходит раздвоение единого на противоположные моменты, на субъект и объект; тут впервые окажется, что то, что представляет собой абсолютное само по себе, и то, чем оно должно быть для себя, отличны друг от друга; другими словами: абсолютное и его понятие оказываются отличными друг от друга. Абсолютное страдает от этого раздвоения, от того, что оно и его понятие не соответствуют друг другу. «В этом раздвоении содержится возможность страдания». Раздвоение, противоречие не способно ‘ уничтожить абсолютное, так как абсолютное есть дух. Противоречие уничтожает то, что принадлежит внешней природе: «То, что принадлежит внешней при*

роде, гибнет в силу противоречия»1. Но это не относится к духу: дух обладает силой сохраняться в противоречии. Противоречие заключается в том, что субъект одновременно является объектом: это подлинный субъект-объект, не субъективный субъект-объект, как это было в философии Фихте, согласно которому объект полагался в субъекте, «не-Я» —- в «Я», причем субъект оказывался, в конечном счете, просто трансцендентальным сознанием, человеческим субъектом. И в философии Гегеля объект полагается в субъекте тем, что субъект в процессе самопознания, имея самого себя в качестве объекта познания, раздваивается, впадает в противоречие с самим собой, но субъект это не трансцендентальное, человеческое сознание, а объективно существующий дух, который проявляется в форме человеческого сознания.

Дух не только обладает силой сохраняться в противоречии, но имеет силу преодолеть это противоречие. Преодоление этого противоречия и есть история самопознания духа, история его становления, его осуществления, его свободы.

До сих пор — в этой главе — мы употребляли понятия «абсолютное», «идея» и «абсолютная идея», «дух», и «абсолютный дух» как синонимы, так как имели в виду общий смысл объективного, абсолютного идеализма Гегеля. Но мы уже знаем, что Гегель устанавливает определенное различие между ними. Абсолютное есть общее имя, т. е. и идея или абсолютная идея и абсолютный дух представляют собой абсолютное; абсолютное — это истинная действительность, которая в процессе развития выступает как логическая идея, как абсолютный дух. В логике абсолютное в процессе развития достигает абсолютной идеи, в системе же философии — абсолютного духа.

И несмотря на различие между «Феноменологией духа», которая является одновременно и введением в систему и своеобразно изложенной всей системой, «Наукой логики», излагающей развитие абсолютного в стихии чистой мысли, и «Философией духа», которой заканчивается история развития абсолютного,— все эти произведения заканчиваются принципиально одинаково: абсолютное знание — это

понятие фигурирует в конце каждого из этих произведений и абсолютное знание есть последний этап развития, самопознания абсолютного.

Нам придется напомнить читателю последнюю ступень Развития сознания, которая изложена в «Феноменологии ду- Ха» и принята в «Науке логики» как предпосылка последней.

В «Феноменологии» дана история сознания в его развитии от первой непосредственной противоположности между ним и предметом до абсолютного знания. Это развитие имеет своим результатом понятие науки. «Итак, понятие чистой науки и его дедукция берутся в настоящем произведении как предпосылка постольку, поскольку «Феноменология духа» представляет собой не что иное, как эту дедукцию». В абсолютном знании, как результате развития, различие между предметом и достоверностью самого себя исчезло (sich aufgelost) и истина и достоверность совпали.

Чистая наука — это мысль, которая есть предмет в себе, и предмет в себе, который есть мысль. «В качестве пауки истина есть чистое развивающееся самосознание, имеет образ самости, так что в себе и для себя сущее, есть знаемое понятие (gewusster Begriff), а понятие как таковое есть в себе и для себя сущее»1.

В последней часта «Логики» понятие, пройдя ступени субъективного и объективного понятия, доходит до ступени идеи. Пройдя через ступени жизни, познания, идея достигает абсолютной идеи. Абсолютная идея есть та же самая логическая идея, которая в начале логики выступала в качестве бытия, но она, пройдя ступени систематического развития, реализовала себя. Правда, эта реализация не выходит за пределы сферы чистой мысли, абсолютная идея все еще остается логической идеей, она пока еще наука божественного понятия. Поэтому она чистая форма понятия, которая имеет своим содержанием себя самое, или, другими словами, она созерцает свое содержание как самое себя; она знающая себя истина и полнота истины. «В бытии, в этом начале ее (абсолютной идеи. — К. Б.) содержания, ее понятие представляется внешним этому содержанию знанием в субъективной рефлексии. Напротив, в идее абсолютного познания это понятие стало ее собственным содержанием. Она сама есть чистое понятие, которое имеет себя своим предметом и которое, пробегая в качестве предмета для самого себя всю то

тальность своих определений, развивает себя в целое своей реальности, в систему науки и кончает тем, что ухватывает это постижение самого себя и тем самым снимает свой характер содержания и предмета и познает понятие науки»2.

Н, наконец, вся система философии Гегеля заканчивается понятием абсолютного знания. Что это должно быть так, это требует еще разъяснения, которое будет дано в дальнейшем- Мы гут указываем только на фактическое положение дел.

Уже в конце «Науки логики» указывается на то обстоятельство, что система философии должна закончиться тем же, чем заканчивается сама логика, так как логикой не только начинается система, но и заканчивается ею. Идея, определив себя как внешнюю идею, т. е. «перейдя» в природу, опосредствует этим себя; она преодолевает эту свою внешность, освобождается от этой внешности. Свое освобождение она завершает в науке о духе и находит наивысшее понятие самого себя в логической науке как постигающем себя чистом понятии.

Последний этап развития абсолютного, в данном случае абсолютного духа,— это философия, которая и есть абсолютное знание.

Получается необычайная картина действительности, которая тем не менее представляет собой один из очень важных аспектов гегелевской философии. В процессе развития абсолютного — а оно не что иное, как сама действительность (Wirklichkeit),—в процессе самопознания субъекта-духа каждая следующая ступень есть истина предыдущей, выражает сущность предыдущей; последняя ступень есть в себе и для себя то же самое, что было в начале только в себе. Поэтому, рассматривая историю развития абсолютного с точки зрения последнего этапа, мы можем сказать, что процесс развития— это процесс развития духа, хотя в начале системы мы имели дело с бытием, ничто, становлением и т. д. и ничего не должны были знать о духе. Дух оказался сущностью мира, и все ступени з процессе развития были ступенями развития духа.

Но сущность духа—это знание, абсолютное знание, наука, философия. Ведь абсолютный дух есть знающий себя дух, а дух, который знает себя в развитии как духа, есть наука: наука есть его действительность. Но дух не только в конце развития стал знанием, наукой, философией, в конце развития он стал абсолютным знанием, он всегда был процессом познания, знания, он всегда был наукой, философией, так как .начало и результат совпадают; энаиие, наука — цель духа, но ведь дух сам является целью. Осуществляя цель, он осуществляет самого себя, т. е. осуществляет знание, науку, философию. История развития абсолютного, духа — это история развития знания, философии. А так как конец развития, результат включает в себя всю историю развития, то история развития абсолютного, духа есть история развития философии. Дух, который представляет собой всю действительность, есть знание, наука, философия. Действительность— это философия в процесе ее развития.

Можно подумать — как это имеет место в обычном и тем не менее правильном представлении, — что действительность— это просто действительность, существующая как реальный мир, не решая пока вопроса о его материальности или идеальности, и что наука, философия познает ее, дает ее картину, что знание отличается от предмета з-нания, существующего объективно; можно было бы подумать, что такова и точка зрения Гегеля. Но для Гегеля логика — учение о мысли — и метафизика — учение о действительности — совпадают, гносеология и онтология тождественны, развитие действительности и развитие знания—одно и то же. «...абсолютное содержание и абсолютная форма оказываются тождественными — субстанция тождественна внутри себя с познанием»237. И дальше: «Мировому духу, по-видимому, удалось теперь сбросить с себя всякую чуждую, предметную сущность и постигнуть себя, наконец, как абсолютного духа, порождать из себя то, что становится для него предметным, и, оставаясь по отношению к последнему спокойным, удержать его в своей власти. Борьба конечного самосознания с абсолютным самосознанием, которое казалось первому находящимся вне его, теперь прекращается. Конечное самосознание перестало быть конечным, и благодаря этому абсолютное самосознание получило, с другой стороны, ту власть, которой ей недоставало. Эту борьбу изображает вся протекшая всемирная история и, в особенности, история философии, и эта история, по-видимому, доходит до своей цели там, где это абсолютное самосознание, представлением о котором оно обладает, перестало быть чем-то чуждым, где, следовательно, дух действителен как дух. Ибо он таков лишь тогда, когда он знает самого себя как абсолютного духа, и это он знает в науке. Дух производит себя как природу, как государство. Первая есть его бессознательное деяние, в котором он есть для себя некое другое, а не дух; в государстве, в делах и в жизни истории, равно как и в искусстве, он, правда, производит себя сознательным образом, знает о некоторых видах своей деятельности: однако и в них он так же знает только ее в и д ы. Лишь в науке он знает о себе как об обсолютном духе, и единственно только это знание, дух, есть его истинное существование»2. Знание, философия есть истинное существование духа; дух существует как философия, и история развития духа есть история философии. Работа духа, направ- лепная па самосознание, не есть нечто отличное от духа, от подлинной действительности: эта работа духа и есть сам дух, т. е. действительность; философия не учение о действительности, а сама действительность. Поэтому история философии есть самое внутреннее во всемирной исторіиіи1.

Этот своеобразный аспект философии Гегеля, превращающий объективную действительность в знание, науку, философию. объясняет точку зрения Гегеля на историю философии. Все то, чем характеризуется развитие субъекта-духа или- что то же — развитие подлинной объективной действительности, безоговорочно переносится на историю философии и не только потому, что Гегель указывает на параллельность ступеней развития духа ступеням развития действительности, г потому, что эти две линии, с точки зрения данного аспекта, полностью совпадают.

Все философские системы прошлого были необходимыми этапами в развитии духа, но каждая из них была только этапом, звеном единого целого. Вся история философии — это одна философия, так же как вся история духа, действительности— это один дух, одна действительность. «Определенные философские учения суть., не модные философские системы... не случайные явления, ...а духовное разумное шествие, движение вперед — они необходимо являются одной филрсофией, находящейся в процессе развития...»2. Даже в том случае, когда одновременно выступают несколько философских систем, и в этом случае эти системы представляют собой одну философию, поскольку они выражают различные стороны, односторонние принципы, составляющие целостность (die eine Totalitat), которая лежит в их основании. 5.

<< | >>
Источник: к. с. БАКРАДЗЕ. ФИЛОСОФСКИЕ ТРУДЫ II. СИСТЕМА И МЕТОД ФИЛОСОФИИ ГЕГЕЛЯ. 1958

Еще по теме Субъект как процесс самопознания.:

  1. Человек (работник) как субъект трудового процесса
  2. 87. УЧЕНИК КАК СУБЪЕКТ УЧЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. УЧИТЕЛЬ КАК СУБЪЕКТ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  3. Самопознание искусства как проблема и как кризис искусства
  4. 2. Индивидуальность субъекта в процессе схемообразования для понимания
  5. Глава 1. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ, СУБЪЕКТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ОБРАЗОВАНИЯ КАК СУБЪЕКТЫ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ
  6. ВОЗМОЖНОСТИ СТРАТЕГИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ ПРОЦЕССОМ РАЗВИТИЯ МАЛОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА В СУБЪЕКТЕ ФЕДЕРАЦИИ А. Е. Курило
  7. Субстанция как субъект.
  8. 8.1. Лица как субъекты гражданских правоотношений.
  9. Глава V. Схемообразование как аспект действования понимающего субъекта
  10. Юридические лица как субъекты гражданских правоотношений
  11. Глава 13 САМОПОЗНАНИЕ
  12. 3 Самопознание музыки