<<
>>

2.1.2 Обсуждение проблем аргументации советскими философами

В русском философском языке термин «аргументация» как ключевой для соответствующей области исследований появился в 70-е годы. Произошло это во многом благодаря деятельности Г.А.Брутяна и сформировавшегося вокруг него коллектива исследователей аргументации, который впоследствии стали называть ереванской школой.

Г.А.Брутян и его коллеги содействовали знакомству философов других республик СССР, и прежде всего Российской Федерации, с идеями, разрабатывавшимися в Западной Европе и США, и с направлениями в теории аргументации, которые там складывались. Публикации в центральных журналах, статьи в журналах и сборниках, выходивших в Армении на русском языке, а также изданные на русском языке монографии не только содержали информацию о развивавшихся на Западе концепциях и их критический анализ, но и представляли собственные разработки философов ереванской школы, в целом органично вписывавшиеся в контекст отечественной (советской) философии 70-80-х годов. Заметным событием стала общесоюзная конференция «Философские проблемы аргументации», состоявшаяся в Ереване в 1984 году. О масштабе конференции говорит уже тот факт, что здесь было представлено свыше 120 докладов ученых из 29 городов страны.

Можно отметить ряд факторов, определивших характер и приоритеты исследований аргументации в Советском Союзе 70-80-х годов. Среди таких - отслеживание тенденций развития западной философии, порой стимулировавшее возникновение новых направлений внутри страны. Нельзя сбрасывать со счетов и усиливавшееся значение мировоззренческих и идеологических проблем советского общества, связанное с возрастанием образовательного уровня людей, степени их критичности и информированности. Немаловажную роль сыграли и факторы «внутрифилософского» характера - профессионализация и специализация в философии, формирование различных школ и направлений в рамках советской философии, контакты с зарубежными коллегами - порождавшие потребность в рефлексии над философской аргументацией и аргументацией вообще, в изучении ее природы, форм и методов.

Интерес к аргументации стимулировали также исследования по методологии, истории и философии науки: заметным явлением в этой области стали работы советских ученых, посвященные роли дискуссий в развитии естествознания.

Советские философы, приступившие к разработке проблем аргументации, не обнаружили в целом склонности резко противопоставлять аргументацию доказательству. Серьезные импульсы к этому вряд ли могли возникнуть в стране, где доминировали идеалы научной, рациональной философии, но при этом крайности логического позитивизма воспринимались именно как крайности, не соответствующие ни реальностям философии, ни реальностям естествознания. Кроме того, математизация логики не привела к полному вытеснению из сферы образования и исследований ее «содержательных» разделов, в том числе учения традиционной логики о доказательстве и опровержении. Оказалось, что аргументационная проблематика во многом близка проблематике этого раздела, способна, с одной стороны, его дополнить, а с другой - использовать его инструментарий и подходы. Это убедительно показывали работы А.А. Старченко (см.,напр., 120, 121). Важнейшим фактором, определившим характер исследования проблем аргументации, явилась профессиональная подготовка ученых, обративших свои взоры к этому феномену. Это были, за редкими исключениями, люди, работавшие в области логики, теории познания, методологии науки, и трудно было ожидать, что такие специалисты противопоставят логике теорию аргументации в качестве новой риторики или иной дисциплины. Свидетельство того, что ученые в нашей стране достаточно оптимистично смотрели на возможность исследования аргументации средствами логики, и не только традиционной, но и символической - широкое участие логиков во Всесоюзной конференции по философским проблемам аргументации, где отмечалась связь аргументации с логической теорией поиска вывода (28), теорией игр (20), логикой вопросов и ответов (80) и др. Примеры применения средств символической логики в исследовании аргументации (в рамках диалога) представлены в работах В.Штельцнера (143), И.Ю.Алексе- евой (5).

Г.А.Брутяном изначально была предложена широкая трактовка аргументации, учитывающая как коммуникативные, так и логические аспекты этого феномена. В статье, опубликованной в 1978 году в журнале «Философские науки», он писал: «При первом приближении аргументацию можно охарактеризовать как совокупность приемов и методов доказательства выдвинутого положения с целью формирования у слушателя (читателя) убеждения в истинности данного положения посредством последовательного рассмотрения возможных контраргументов и их опровержений» (26). При этом автор статьи различал внутреннюю форму аргументации (совокупность утверждений, которые составляют дискурс) и внешнюю (проявляющуюся в виде явного или неявного диалога). Цели же аргументации, по Г.А.Бру- тяну, могут быть различными - самоутверждение, достижение истины, убеждение оппонентов, побуждение слушателей к определенным действиям и др. В последующих работах Г.А.Брутян предложил более развернутые и уточненные характеристики аргументации. Так, в монографии 1984 года («Аргументация») он пишет: «Аргументация - это способ рассуждения, в процессе которого выдвигается некоторое положение в качестве доказываемого тезиса; рассматриваются доводы в пользу его истинности и возможные противоположные доводы; дается оценка основаниям и тезису доказательства, равно как и основаниям и тезису опровержения; опровергается антитезис, т.е. тезис оппонента; доказывается тезис; создается убеждение в истинности тезиса и ложности антитезиса как у самого доказывающего, так и у оппонентов; обосновывается целесообразность принятия тезиса с целью выработки активной жизненной позиции и реализации определенных программ, действий, вытекающих из доказываемого положения» (23, с. 7).

На данной трактовке так или иначе основывались подходы ряда других авторов, в том числе С.Г.Оганесяна (92), В.И.Хорева (137), Ю.К.Мельвиля (81), Р.З.Джиджян (45). Если в публикациях 70-х годов Г.А.Брутян особенно подчеркивал, в противовес таким исследователям, как X.Перельман, значение логической составляющей аргументации, то в более поздних работах (при сохранении приверженности тезису о важности логики и гносеологии) аргументация рассматривается во все более широком социально-коммуникативном плане.

Подтверждение тому - монография 1992 года (25), где акцентируется языково-коммуникативный, общечеловеческий, всеобщий и социальный характер аргументации. При этом аргументация, по Г.А.Брутя- ну, непременно должна быть истинной, логически корректной, убедительной и действенной, - при отсутствии любого из этих условий она считается несостоявшейся.

Характерная черта брутяновского понимания аргументации - непременное рассмотрение в ходе аргументации возможных контраргументов и антитезиса - далеко не всеми отечественными исследователями рассматривалась в качестве обязательно признака аргументации. Как правило, в качестве исходных принимались и принимаются более простые формы рассуждения, не предполагающие всестороннего анализа рассматриваемого предмета. Стремление начинать с элементарного в данном случае вполне оправдано. Тем не менее следует подчеркнуть, что в философском тексте рассмотрение, хотя бы беглое, возможных (или уже актуально выдвинутых) альтернатив основным положениям автора используется достаточно часто.

На историко-философском материале основана типология методов аргументации, представленная в небольшой по объему, но исключительно содержательной статье Ю.К.Мельвиля, опубликованной в "Философских науках" в 1985 году. Среди выделяемых этим учёным типов аргументации, используемой в философии - ссылки на самоочевидность, обращение к мифу, притче, эмоционально-психологическая аргументация, а также логическая аргументация, рассматриваемая как особый тип. Ю.К.Мельвиль отмечал ограниченные возможности логического доказательства в истории философских учений, утверждая, что вопрос о логике всегда был чисто внутренним вопросом, имевшим значение только для приверженцев данного философского учения или школы. Он писал: "...сколь бы изощрённой ни была аргументация, она никогда не могла гарантировать ни истинности тех позиций, которые была призвана защищать, ни их принятия философским сообществом. В то же время недостаточная аргументированность далеко не всегда означала неуспех той или иной философской системы... Факты свидетельствуют о том, что ни характер аргументации, ни наличие противоречий не оказывали сколь-нибудь серьёзного влияния на судьбу философского учения и не определяли его значение в истории философии" ( 81, с. 86-87). Вместе с тем, Ю.К.Мельвиль подчёркивал аргументативную природу философии как особого типа рационализированного мышления, возникшего в результате отхода от старого, чисто ассоциативного мышления, присущего мифологии и поэзии.

<< | >>
Источник: Алексеев А. П.. Философский текст: идеи, аргументация, образы.- М.: Прогресс-Традиция,2006. — 328 с.. 2006

Еще по теме 2.1.2 Обсуждение проблем аргументации советскими философами:

  1. Дискуссии как способ обсуждения методологических проблем
  2. Аргументация и философия
  3. 1.3. Аргументация, примеры и образы у Аристотеля Доказательная аргументация в «Аналитиках»
  4. Тема 16. Философия глобальных проблем современности
  5. Лекция 23. ФИЛОСОФИЯ ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ
  6. Тема 1. Статус и предназначение философии в жизни общества Вопросы для обсуждения
  7. 1.1. Что такое философия и каков основной круг ее проблем
  8. 4. Общая характеристика проблем онтологии как раздела философии
  9. 18 Благодаря деятельности каких философов философская рефлексия античности смещается на проблему человека?
  10. Обсуждение подтверждений философии автора данными эмпирических наук, полученных со времени ее опубликования1
  11. Примерный план семинарского занятия Занятие 1. Проблема развития в современной науке и философии Вопросы для обсуждения
  12. Критиковали ли ваш проект и книгу советские философы? Что их не устраивало?
  13. Аргументация и истина
  14. Субъект и адресат аргументации
  15. Аргументация и доказательство
  16. «Диалогизм» и «монологизм» в аргументации