<<
>>

3.5. Лечебник-квартет и идеал мудреца

Эпикур прописывает людям четырехэлементный лечебник против: 1)

страха перед Богами и потусторонним; 2)

абсурдного страха перед смертью, которая есть только ничто; 3)

зла, которое либо кратковременно, либо легко переносимо, что в итоге должно привести к верному пониманию счастья, которое в распоряжении всех.

В пользу 4)

счастья против эфемерного зла.

Человек, освоивший применение этого фармакологического квартета, приходит к душевному покою и счастью, которые невозможно поколебать.

Став хозяином самому себе, мудрец не должен более ничего бояться, даже пытки: "Мудрец будет счастлив и на дыбе". На это ссылается Сенека: "Эпикур полагает, что мудрец, сжигаемый заживо в раскаленном быке Фалариса (тиран Агригента, который, согласно легенде, казнил своих врагов в бронзовой статуе быка), восклицал: как это сладостно! Но и это мне безразлично", - гореть синим пламенем - и в самом деле, наслаждение.

Сам Эпикур готов представить доказательства. Между приступами смертельного недуга, в письме другу он признавался, как сладостна и полна счастья жизнь.

Так Эпикур не страшится сказать, что в максимуме атараксии мудрец достигает счастья наравне с Богами: где он касается вечности, там и Зевс не обладает большим.

Своим современникам, уже лишенным уверенности, полным тревоги и страха перед жизнью, Эпикур указывал новый путь к счастью, который был вызовом судьбе и фатальности, поскольку он показывал, что счастье рождается изнутри, поскольку истинное благо, пока мы живы и будем живы, всегда и только в нас: истинное благо - это жизнь, для жизни необходимо немногое, и это - в нашем распоряжении, все прочее - суета

сует. Сократ и Эпикур суть две парадигмы, две великие веры, две светские религии: религия "справедливости" и религия "жизни".

3.6. Судьба эпикуреизма в эллинистическую эпоху

Эпикур не просто предлагал, но предписывал своим последователям строжайшую дисциплину в том смысле, что в школе "Сада" не должно быть места идейным конфликтам, даже после смерти его основателя.

Во второй половине I в. до н.э. земля, где находилась школа, была продана. Однако идеи " Сада" нашли свою вторую жизнь в Италии, где Филодем в нач. I в. до н. э. организовал эпикурейский кружок аристократического типа близ Геркуланума, в доме мецената и консула Кальпурнио Пизоне. Раскопки Геркуланума показали остатки виллы и библиотеки с сочинениями Эпикура и Филодема.

189

Однако самым крупным приверженцем эпикуреизма был Тит Лукреций Кар, составивший целое явление в истории философии. Он родился в начале I в. до н.э. и умер в середине того же века. Эпикурейское послание изложено в стихах в сочинении " О природе вещей". Чтобы освободить людей, понял Лукреций, мало холодной рефлексии, истины интеллектуального порядка, необходимо еще, как сказал бы Паскаль, чтобы истина была внятна сердцу. Действительно, там, где философ говорит языком логоса, поэт извлекает чувственные резонансы, фантазмы и находит интуитивные образы. Одна лишь разница была между ними: Эпикур умел гасить свои тревоги экзистенциального порядка. Лукреций же оказался их жертвой и покончил с собой в 44 года.

<< | >>
Источник: Дж. РЕАЛЕ, Д. АНТИСЕРИ. Западная философия от истоков до наших дней. I. Античность. - ТОО ТК "Петрополис". - 336 с.. 1994

Еще по теме 3.5. Лечебник-квартет и идеал мудреца:

  1. Параграф 1 ИДЕАЛ "МУДРОСТИ" КАК ИДЕАЛ СОЗНАТЕЛЬНОСТИ
  2. Любовь и мудрец
  3. 10. СЕМЬ МУДРЕЦОВ 1.
  4. Мудрец и толпа
  5. Ожесточенное соперничество мудрецов
  6. «МУДРЕЦ ИЗ ЭНН-АРБОРА»
  7. Глава 1. ПЕРВЫЕ ГРЕЧЕСКИЕ МУДРЕЦЫ-ФИЛОСОФЫ
  8. ГЛАВА 1 МУДРЕЦЫ ПЕСЧАНЫХ ПУСТЫНЬ
  9. Глава VII. ИОНИЙСКИЕ МУДРЕЦЫ
  10. ГЛАВА 28 Афраат, или Персидский Мудрец
  11. ТОРЖЕСТВО ИСТИНЫ И ПРОБЛЕМА ВОСТРЕБОВАНИЯ «МНЕНИЙ» МУДРЕЦОВ Каравкин В.И.
  12. Глава восемнадцатая СМЕРТЬ МУДРЕЦА Афины 399 г.
  13. Глава седьмая ИОНИЙСКИЕ МУДРЕЦЫ Малая Азия 650-540 гг.
  14. Случай для проверки: прерванная конфуцианская религия мудрецов в конце эпохи Тан
  15. ИДЕАЛ (Ы)
  16. [5. Моральный идеал
  17. §37. Идеал человека.
  18. Авторский идеал
  19. РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ Об идеале вообще
  20. РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ Об идеале вообще