<<
>>

Феномен научной рациональности. Научное и вненаучное знание

За европейской цивилизацией закрепилось значение рационально организованной цивилизации, которой присущ дух целесообразного и прагматического решения возникающих проблем. Для того чтобы раскрыть природу этой глобальной ориентации на устройство социальной действительности и принципы ее исторического изменения, надо ответить на вопрос о том, что гредставляег собой феномен рациональности как определенная характеристика мысли и действия.
Обычно ее связывают с такими параметрами, как целесообразность, эффективность, ясность и определенность, законосообразность и др.

Очевидно, что в этом контексте рациональность должна интерпретироваться прежде всего как специфическая характеристика сознания, создающая необходимые предпосылки для достижения оптимальных и эффективных форм познания и преобразования действительности. Традиционно в классической философии такую характеристику сознания связывали с его способностью обесгечивать понятийно-дискурсивное и логически обоснованное отражение реальности А указанную способность объясняли тем, что в структуре сознания наряду с ощущениями, восприятиями, памятью, эмоциями, волей и другими компонентами выделяли и рационально-логическое мышление, которое провозглашалось высшей познавательной способностью субъекта, обеспечи- вающей ему возможность целенаправленного, обобщенного и опосредованного познания действительности.

В современных интерпретациях структуры сознания довольно часто выделяют когнитивные и ментальные пласты, или компоненты. Первый ответственен за реализацию рационально-понятийного отношения к миру и стремление достичь объективно-истинного знания о нем. Второй — за субъективные переживания, оценочные суждения и реіулятивьі, а ^акже эмоциональные контексты «жизни сознания» (вера, надежда, радость, тоска, справедливость и до,). Конечно, реально действующее сознание всеїда характеризуется неразрывным единством когнитивного и ментального начал в его содержании, поэтому корректная интерпретация рациональности как фундаментальной способности сознания должна базироваться на учете этой диалектической его природы.

?аким образом, рациональность как неотъемлемая характеристика сознания человека может быть определена через фиксацию такой его способности, которая обеспечивает ему возможность обобщенного, опосредованного и сущностного отражения действительности, выраженного в вербально-по- нятийной форме. Наличие этом способности сознания позволяет человеку не только познавать глубинные и закономерные связи и отношения, но и обеспечивать возможность эффективной трансляции знания в культуре посредством передачи информации, представленноґ в срэрме знаково-семиотических конс- ТруКЦИ' і, из одной социальной системы в другую.

В современной культуре именно такое формообразование, как наука, наиболее рельефно репрезентирует рациональную способность сознания. Поэтому сегодня чаще принято говорить о феномене именно научной рациональности и анализировать различные ее типы.

Понятие «научная рациональность» также весьма аморфно по содержанию и полисемантично. Можно конкретизировать несколько смысловых аспектов его содержания: 1)

характер и уровень упорядоченности исследуемых в науке систем, который фиксируется в сЬорме идеальных объектов различной степени общности; 2)

способ понятийно-дискурсивного описания и объяснения исследуемой реальности; 3)

совокупность норм и методов научного исследования, которая фиксируется в определенном типе методологической рефлексии или стиле научного мышления.

Именно трети] смысловог аспект термина «научная рациональность» стал наиболее популярным и востребованным в современной философско-методо- логическои литературе.

Выделяют разные модели или типы таким образом интерпретированной научной рациональности: индуктивистская (Р. Карнап), дедуктивная (К- Гемпель), сетчатая (J1. Лаудан), тематическая (Дж. Холтон) и др.

С дне і из хорошо обоснованных и широко известных интерпретаций научной рациональности является разработанная в отечественной философии науки (B.C. Сіепин, B.C. Швырев, П.П. Гайденко, В Н. Порус и др.) историко- генетическая ее концепция, в рамках которой выделяются три исторических типа научной рациональности: классический, неклассический и постнеклас- сический. Каждый из них характерен для определенного исторического этапа существования науки, последовательно сменявших друг друга на протяжении четырех столетий развития техногенной цивилизации.

Если схематично представить структуру научной деятельности в форме взаимодеиствия субъекта, объекта, средств, а также целей и ценностей, регулирующих акты и процедуры этой деятельности, то на каждом из трех исторических этапов существования науки рациональность будет характеризоваться специфическим типом методологической рефлексии.

Классический тип научной рациональности предполагает акцент на предметной стороне познания и характеризует прежде всего его объектные параметры.

Неклассическая рациональность требует такого типа методологической рефлексии, при котором необходим учет связей между знанием об объекте и знанием о средствах деятельности с ним, а также о соответствующих познавательных процедурах.

И, наконец, гюстнеклассическич тип рациональности существенно расширяет поле методологического анализа научной деятельности и требует учета соотнесенности получаемых знани,, об исследуемом объекте не только с особенностями средств и операциі познавательной деятельности, но и с ценностно-целевыми структурами познания.

Естественно, такое расширение сферы методологическое рефлексии приводит к существенным изменениям в понимании научной рациональности Ее контуры трансформируются и включают в себя такие методологические ориентации, как нелинейность, неравновесность, эволюционный подход и др. Вследствие этих изменений научная рациональность начинает интерпретироваться как «открытая», «нежесткая», «мягкая», «нестрогая». Для ее характеристики все чаще используются метафорические конструкции вроде «ризо- мы», «дерева целей», «ветвящейся графики» и др.

Сегодня в философии науки сознание нередко трактуется как деятельность мышления, не сводимая к сугубо раииональным процедурам, а предполагающая наличие в его структуре таких состояний, которые позволяют квалифицировать сознание как рассеянное, сумеречное, нестрогое. Поэтому наряду с научным познанием выделяют и ряд форм вненаучного познания. Оно осуществляется по иным правилам и нормам.

Существуют различные классификации Ененаучного познания и знания. Как правило, они строятся на основе историке-генетического и системно- функционального критериев дифференциации.

Согласно первому критерию выделяют такие формы познавательной деятельности, которые возникли и оформились в культуре еще до становления и первичной социализации науки. К ним чаще всего относят: а) обыденно-прак- тическое познание, в котором фиксируется опыт повседневной жизни и обнаруживает себя логика здравого смысла; б) игровое познание, ориентированное на развитие креативных и коммуникационных способностей человека, реализующееся на основе условно принимаемых правил и целей и имеющее обучаюше-развивающий характер; в) различные формы протонаучной познавательной деятельности, регулируемые посредством традиций и обычаев и дающие рецептурное знание.

Второй критерий позволяет выделить и обосновать такие формы вненауч- ного знания и познания, как паранормальное, псевдонаучное, квазинаучное, антинаучное, девиантное и др.

К паранормальному знанию относят учения о тайных природных и психических силах и отношениях, реализующихся за пределами физических способов взаимодействия, известных науке. Например, экстрасенсорное восприятие (ЭСВ), телепатия, психокинез и др

Псевдонаучное знание трактуется как форма интерпретации событий и явлений, реально изучаемых наукой, но еще не получивших в ней адекватных объяснений в соответствии с принятыми в науке логико-методологическими стандартами и эталонами. Например, феномены внеземных цивилизаций, НЛО. лохнесское чудовище и др.

Девиантная наука, или анормальное знание, обычно определяется как такие познавательные и когнитивные структуры в науке, которые еше не получили всеобщего признания в научном сообществе и не одобрены в соответствии с доминирующими в нем парадигмальными образцами и методологическими стандартами. Например, релятивистская физика Эйнштейна, квантовая механика в период научной революции в конце XIX — начале XX века.

Эти и многие другие формы вненаучного познания и знания становятся возможными и приобретают определенное значение в современной культуре постольку, поскольку в структуре реального познавательного процесса наряду с рзционалоно-дискурсивными компонентами существуют и различные внера- циональные моменты — интуиция, фаьтазия, творческое воображение, вера и др. Именно они позволяют трактовать процесс познания мира как не сводящиеся только к научным формам его постижения, а включающий в себя и такие компоненты, которые вербально невыразимы и существенно раздвигают границы форм и типов рациональности, принятых в науке.

<< | >>
Источник: А.И. Зеленкова. Философия и методология науки : учеб. пособие для аспират ов / А.И. Зе Ф56 ленков, Н.К. Кисель, В.Т. Новиков [и др.] ; под ред. А.И. Зеленкова. — Минск : АСАГ. - 384 с.. 2007

Еще по теме Феномен научной рациональности. Научное и вненаучное знание:

  1. 1.1. Знание и наука. Научные и вненаучные формы знания
  2. 1.5. Проблемы, связанные с овладением научными знаниями 1.5.1. Отношение научного исследования и научных знаний к объективной реальности. Валидность в организации научного исследования и его результатов
  3. СОВРЕМЕННОЕ ОБЩЕСТВО: СИНТЕЗ ГУМАНИТАРНОКУЛЬТУРНЫХ И НАУЧНО-РАЦИОНАЛЬНЫХ СТРАТЕГИЙ РАЗВИТИЯ ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В НАУЧНОМ ПОЗНАНИИ ЭТОС ПОЗНАНИЯ И ЦИВИЛИЗАЦИИ Алексеева Е.А.
  4. 3. НАУЧНОЕ ЗНАНИЕ И НЕНАУЧНОЕ ЗНАНИЕ: РЕГРЕСС ДЕМАРКАЦИИ
  5. 2.1. Конкретно-научный уровень методологии в психологии. Развитие научных взглядов на сущность психических явлений в исторической перспективе Что выступает содержанием конкретно-научного уровня методологии в научных исследованиях?
  6. Научное знание.
  7. 18.7. Рост научного знания. Научный прогресс, научные революции
  8. Научные рациональности
  9. Научное и ненаучное знание. Проблема демаркации
  10. Научное знание — оружие человека