<<
>>

Лекция III От Маркса к плановику или социальному инженеру

Макиавелли считается научным исследователем в современном смысле слова за свою аксиологическую нейтральность, которую он сохраняет в своих исследованиях, за то, что он помещает в скобки ценностные суждения, за то, что он воспринимает мир таким, каким тот является, считая насилие неотъемлемой частью этого мира.

Маркс захотел быть научным исследователем в силу строгого анализа капиталистического способа производства, демонстрации противоречий, присущих этому способу производства и предсказания (если не пророчества) неизбежной революции. И тот, и другой, как советник государя, так и доверенное лицо Провидения, оказали влияние не только на сторонников, но и на противников своим восприятием исторического мира, которое явствует из их творчества, а может быть, и личности.

Сходство Макиавелли и Маркса простирается еще дальше. Маркс как человек действия был теоретиком и практиком определенной стратегии- стратегии организации рабочих и революционного действия. Марксисты, и прежде всего Ленин, вместо того чтобы ждать неизбежной революции, хотят ускорить или спровоцировать ее наступление. Они превращаются в стратегов, организаторов партии и руководителей классовой борьбы. Уместно противопоставить технику партизанской организации и ведение классовой борьбы: в одном случае имеет место манипуляция людьми как инструментами, в другом— действие индивида или группы перед лицом других индивидов и групп. В революционных группах нашего времени стратегия революционеров включает в себя как стратегию создания инструмента- партии, так и управление этим инструментом.

Марксист становится не только сторонником Макиавелли, но и коварным человеком ввиду того, что он буквально понимает тезис о борьбе классов и приписывает этой борьбе одновременно как черты гражданских войн, так и войн между государствами. Абсолютная ценность цели— бесклассовое общество— оправдывает и почти сакрализирует аксиологическую индифферентность в выборе средств.

Макиавеллист допускает возможную аморальность необходимых средств в мире насилия, остающимся жестоким миром. Марксизм в восприятии марксистов-ленинцев предписывает решительный выбор всех эффективных средств во имя абсолютной цели и высшей морали, то есть преданности партии и ее делу.

Может быть, Макиавелли, объясняя мир, не пытался изменить процессы его развития. Маркс подтвердил свой знаменитый тезис: речь идет не о том, чтобы объяснять мир, а о том, чтобы его изменить. Но он изменил мир не столько своими научными трудами, сколько силой своего пророчества и привлекательностью открытых им перспектив, очаровавших некоторые умы. А его труды, которые он считал научными, выполнили функции мифа или религии в эпоху, которая кичится своей научностью.

Наступили ли другие времена? Открыли ли экономисты тайну непрерывного и целенаправленного роста спустя сто лет после появления «Капитала»? Даже в Советском Союзе экономисты почти не говорят больше о катастрофе, которая должна была постигнуть капиталистический строй. С обеих сторон подсчитывают национальный продукт за десять, двадцать или тридцать лет, рассуждают о технических нововведениях, которые радикально изменят условия существования, формулируют прогнозы, но не пророчествуют, предсказывают рост без революции, следовательно, без насилия.

Плановик— это современная фигура доверенного лица провидения. Но лучше ли он, чем вчерашние доверенные лица? Является ли он социальным инженером или стратегом, скрывающим свой предвзятый выбор? При каких обстоятельствах он ограничивается прогнозами, а при каких становится творцом будущего?

<< | >>
Источник: Арон Реймон. Лекции по философии истории: Курс лекций в Коллеж де Франс. Пер. с фр. / Отв. ред. и автор послесл. И. А. Гобозов. Изд. 3-є. — М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ». — 336 с.. 2012

Еще по теме Лекция III От Маркса к плановику или социальному инженеру:

  1. Лекция IX Плановик, социальный инженер, идеолог
  2. Лекция I Макиавелли и Маркс
  3. 4.2.2. Социолог в роли социального инженера. Социальные проблемы, решаемые социологами
  4. 4.2.3. Дебаты вокруг социальной инженерии. Проблема гуманизации социологической деятельности
  5. Об историческом действии: государь и плановик
  6. Лекция III РУСЬ И ВАРЯГИ
  7. Лекция III. Психология и Математика
  8. III. РЕЛИГИЯ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ ИЛИ РАССУДКА
  9. ЛЕКЦИЯ III. Сущность обучения. Современные теории и модели обучения
  10. Лекция 13 СОЦИАЛЬНЫЕ ТРАДИЦИИ В РУССКОЙ КУЛЬТУРЕ. Часть 1
  11. Лекция 14 СОЦИАЛЬНЫЕ ТРАДИЦИИ В РУССКОЙ КУЛЬТУРЕ. Часть 2
  12. ГЛАВА III О ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТИ ИЛИ СВЯЗИ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ
  13. Часть III САМЫЕ ГЛАВНЫЕ ПОБЕДИТЕЛИ, ИЛИ НОВЫЕ ПРАВИЛА ИГРЫ
  14. III. ИДЕЯ В СТИХИИ ОБЩИНЫ, ИЛИ ЦАРСТВО ДУХА
  15. Вторая лекция. Симптоматические мании, или маниакальные состояния в течении иных психических заболеваний.
  16. Раздел III СОЦИАЛЬНЫЕ ИНСТИТУТЫ
  17. РАЗДЕЛ III. СОЦИАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ
  18. ЛЕКЦИЯ 19. ПРОБЛЕМЫ ЧЕЛОВЕКА В СОЦИАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ