<<
>>

1. Общность и различие в схемах действования для когнитивного и распредмечивающего понимания

Различные типы понимания стоят друг другу как в отношениях противопоставленности, так и в отношениях взаимоперехода и взаимодействия. Начнем с отношений противопоставленности между распредмечивающим и когнитивным типами понимания.

Принципиальное отличие распредмечивающего понимания от когнитивного заключается в следующем. Когнитивное понимание требует рефлексии над опытом фактов, получившихся из истинных пропозиций. Распредмечивающее же понимание требует очищения акта сознания, направленного на рефлективную реальность, от "переплетения с природой": смысл должен быть чистым смыслом [Husserl 1950:§§38,50,51). У Гуссерля поэтому и перцепция - не такая, как у профессора Шептулина из содружества позитивного лжематериализма. "Видеть" - это видеть без разглядывания физических отношений между реципиентом (субъектом) и объектом. "Видеть - это видеть не верблюда со всеми блохами, а видеть самое верблюдность" -смысл, пережитый таким образом, что он выступает в рефлективной реальности как репрезентант всего того, что может быть получено из всех верблюдов путем категоризации [Dennett 1969:24-25; Armstrong D.M. 1968:229-231]. Говорят даже, что в распредмечивающем понимании "факт" есть "артефакт" [напр., А.Н. Васильева 1986:11]. Да и схемы действования для чтения художественной литературы - совсем не то, что схемы для когнитивного понимания: текст для когнитивного понимания можно исправить нашим знанием реальности, художественный текст - нельзя [Stierle 1980:83]. Кроме того, "слова "Закрой дверь" исчезают, как только дверь закрыта, поскольку их функция выполнена... Поэзия же не исчезает, как только принят и понят ее смысл, но стремится быть повторенной в той же форме" [Frye 1980:190]. Далее, текстам для распредмечивающего понимания присущ топологический характер смыслов, тогда как когнитивному пониманию присущ логический характер смыслов, и эта антитеза соответствует различению наращивания смыслов и их растягивания.

Главные противопоставления текстов для когнитивного и текстов для распредмечивающего понимания идет по линии тенденций текстообразования для этих типов понимания:

Когнити      Распредмечив

вноеающее

Основные характеристики:

категории наличны метаединиц

ы находятся

в процессе

созидания

под них подводят их развивают
получение части из только целое из частей
целого столь же часто, как и получение целого из частей
связи

получаются

часто

посредством

вывода

вывод не

делается,

усмотрение

безвыводно

Смыслы:

наращивают ся растягивают ся
перестраива ется в

логическую линию

остаются в

голове

реципиента

разветвленн

ыми

схемами

уточняются

в терминах

семантизиру

ющего

понимания

(или в

метафорах)

уточняются

в терминах

когнитивног

о понимания

усваиваются парцеллярно усваиваются

в порядке

"реконструк

ции

вербального

объекта в

соответстви

и со

сложностью

его

внутренней

организации

Преобладают:

эксплицитн ость имплицитно сть
экстенсиона льные контексты (замена формы не меняет истинностно й оценки) интенсионал

ьные

контексты

(форма

меняет

истинностну

ю оценку)

Постигаются:

знание или                смысл

выражение

переживания

- от

произведени

й искусства

до

непроизволь

ных и

неосознавае

мых актов и

отдельных

актов

поведения

Читатель занят тем, чтобы:

со

смыслом:

намекание

Форма текста:

долго сохраняется в памяти

Схемы действования приводят к:

усмотрению

Используемые типы

динамического схемообразования:

некоторые              все

Точка зрения:

надо найти

точку

зрения, при

которой

возможно

наделение

текста

смыслом

Очевидно, разные типы понимания имеют принципиально разные признаки, и справедливо отмечено [Apel 1971], что стремление к "единому знанию" не оправдалось, что позитивизм ошибся хотя бы уже потому, что понять причину -одно, а понять смысл - совершенно другое.

Понимание художественного текста должно [Britton 1977:35-36] протекать иначе, чем при других видах коммуникации. До сих пор в исследованиях имеет место произвольное смешение когнитивного

понимания с распредмечивающим, что подвергается справедливой критике [Stetter 1979:61 и др.].

Сложность положения заключается здесь в том, что одновременно существенны (герменевтические релевантны) два положения:

  1. Распредмечивающее понимание - принципиально не то, чем является когнитивное понимание.
  2. Когнитивное    понимание    имеет    тенденцию    к    превращению    в распредмечивающее понимание.

Последнее связано с той общностью, которая присуща всем трем типам понимания - семантизирующему, когнитивному, распредмечивающему. Эта общность - наличие смыслов во всех трех типах понимания. В распредмечивающем понимании смыслы наиболее субъективированы, хотя и здесь представленность субъективного не абсолютна. Вместе с тем, тексты для распредмечивающего понимания - это тексты художественной литературы, шире - тексты искусства. Они отличаются от других тем, что здесь сам текст - часть ценностного действия (напр., любви, нелюбви, обновления духа и т.п.), тогда как, например, юридический текст сопряжен с оценочным действованием только при применении [Mihaila E. 1986]. Если в когнитивном понимании противопоставляется истинное и ложное, то в распредмечивающем - и это, и многое другое [Meutsch, Schmidt 1985:556]. То, что достигнуто в мире предметных представлений когнитивным пониманием, так или иначе присутствует хотя бы в рефлективной реальности в любой момент распредмечивающего понимания. То, что попадает в интенциональном акте в онтологическую конструкцию при чтении текста для распредмечивающего понимания, в той или иной форме непременно присутствует и при первом явлении смысла - в рефлективной реальности. Когнитивное понимание обеспечивает ноэзис -формирование рефлективной реальности, распредмечивающее - формирование души и духа.

Здесь образование ноэм приводит к задействованию топосов духа.

При чтении текста художественного произведения трафаретная схема из раздела рефлективной реальности "опыт слушания и чтения рассказов" совмещается или параллельно существует с новыми актами как когнитивного, так и распредмечивающего понимания. При этом строится иерархический набор уровней пропозиций, от микро - до макропропозиций. При припоминании и при других видах репродуцирования происходит движение от метасмыслов к элементарным смыслам, причем наблюдается стремление восстановить в этом иерархическом движении все микропропозиции. Эти процессы одинаковы для слушания и для чтения [Krems, Asenbauer 1987].

Примером такого единства может быть когнитивная работа с фабулой, распредмечивающая - с сюжетом: "Фабулу мы узнаем, сюжет - открываем: сходным образом узнавание лингвистического облика слов сопровождается открытием снующего между ними эстетического смысла" [Вайман 1987:125]. При этом знание фабулы - часть у смотрения сюжета. Метасмысл выводит нас не только вверх, к художественной идее, но и вниз - к "положению вещей", к "ситуации действования" [Dragos 1985]. Такая герменевтическая практика позволяет при когнитивном понимании видеть в тексте представленный объект, при распредмечивающем понимании - и этот объект и представляющего его субъекта. Последнее предполагает "личное отношение" к автору или к образу автора, "влезание в ситуацию" автора, отказ реципиента от противопоставления и даже отрыва от автора [Berenson 1981:80].

Как говорил Г.П. Щедровицкий [устное выступление в 1983 г.], смысл есть везде, где понимание объективирует, то есть создает объект. Одновременно с этим происходит и субъективизация. Именно это единство и позволяет результату семантизации выступать в каких-то ситуациях как результат распредмечивания.

Взаимодействие способности смысла создавать объект и создавать субъективность приводит к тому, что каждый смысл имеет "горизонт" - превышение числа свойств смысла над числом выводимых из смысла значений.

Это развертывание "горизонта" начинается именно с семантизации и действует далее так, что все следы развертывания остаются и не исчезают при дальнейшем продвижении понимания. Это трансценденция свойств за пределы того, что дает первоначально данный смысл. Очевидно, именно трансценденция выводит нас к весьма высоким смыслам. Отчасти это связано с тем. что "в художественной структуре текста происходит актуализация общеязыкового эстетического потенциала лексики" [М.Ю. Новикова 1988:145].

При всех взаимопереходах и взаимовыражениях типов понимания происходит каждый раз преимущественная реализация ценности того или иного типа понимания. Так, когнитивное понимание может при взаимодействиях и взаимопереходах оказаться ценностно богаче, чем понимание распредмечивающее. Далее, распредмечивающее понимание беднее потенциями пробуждения рефлексии над истинностностью, оно не требует доказательств, тогда как когнитивное понимание требует их. Распредмечивающее понимание не обязательно рационально, то есть очень по-разному идет процесс как организованность принятия/ непринятия чего-то вокруг разных Я. Когнитивное же понимание рационально, поскольку оно есть момент познания мира, а познание требует оценки истинности [Попович 1986:31-32]. "Истинность" - один из метасмыслов когнитивного понимания, менее обязательный для распредмечивающего понимания, предполагающего переход из реальности житейской в реальность художественную. Истинность же последней зависит не от истинности утверждений, а от соответствия элементов внутри реальности, т.е. от того, насколько лингвистически, эстетически, социально адекватна художественная идея текста. В.В. Неверов [1962:15] отмечал, что трудности школьников при понимании "Горя от ума" бывают обусловлены незамечанием фабульного хода, т.е. материала когнитивного понимания. Ход же таков: Чацкий появляется, шутит и случайно бросает в ответ на реплику Лизы обидную характеристику Молчалина. Пропозиция для когнитивного понимания: Чацкий оскорбил любовь Софьи, и это изменило ее отношение к Чацкому - не менее важна, чем проникновение в художественную фактуру реплик диалога.

"Систематичность текста" - это приспособленность текста к когнитивному пониманию [Stierle 1980:90]. При этом сила текста для когнитивного понимания не сводится к обилию, средств, пробуждающих рефлексию типа Р/мД: у Т. Манна и ряда других писателей художественные произведения часто имеют теоретический характер и именно этим стимулируют когнитивное понимание [Putz 1975:56].

Если существуют ситуации, имеющие грань "Когнитивно-понимающее начало как преимущественный носитель герменевтической ценности", то еще чаще встречаются ситуации, имеющие противоположную грань - "Распредмечивающе-понимающее начало как преимущественный носитель герменевтической ценности". Так, для когнитивно-понимающего акта достаточно "грамматики предложения", для распредмечивающе-понимающего акта нужна "грамматика текста", "грамматика дискурса". Без этого не может происходить растягивание смысла как снятие простой суммации   предикаций.   Благодаря   этому   материал   для   распредмечивающего

понимания актуален там, где текст есть то представляемое, которое должно быть так показано, "чтобы оно само о себе сказало" [Lubbock 1957:62]. Схемы действования здесь - схемы переживаемых смыслов, а не "смыслов вообще для всех людей и всех случаев", т.е. в распредмечивании резко возрастает личностное начало в смысле. Тексты не просто "имеют смыслы", а "готовы сделаться осмысленными". При когнитивном понимании реципиент относительно нейтрален к материалу, при распредмечивающем - резкий рост аксиологической ориентированности, не говоря уж об активности, провоцируемой самой задачей "дорисовывания образа" и его распредмечивания. При этом художественная идея - единственная идея художественного текста, вбирающая при этом в себя "все другие идеи, но существующие теперь уже в переплавленном, в снятом виде" [Гильбурд 1984:26].

Назовем некоторые признаки (черты) распредмечивающего понимания, качественно более слабо представленные в понимании когнитивном:

  1. Абсолютная несуммативность (т.е. нельзя переставить части чего бы то ни было).
  2. Неразделимость структуры и процесса ее восприятия.
  3. Ингерентная семиотическая свобода при выборе средств выражения.
  4. Плюрализм допустимых варьирований при понимании
  5. Присутствие двух сознаний (двух субъектов) "принципиальная ответность всякого понимания" (в отличие от объяснения), "понимание как диалог" [Бахтин 1976:132, 133, 142].
  6. Личностно-оценочное отношение индивида к другим людям.
  7. Снятие синонимичности, а то и субститутивности форм, которые обладали этим свойством в рамках когнитивного понимания: Победивший под Иеной № побежденный под Ватерлоо - в силу разных концепций, обращенных на одну реальность [Husserl 1968:I:§12]
  8. Р/М-К взаимодействует с Р/мД и Р/М.
  9. Соотношение "Причина - следствие" когнитивного понимания вытесняется проблемами духа и чувства.
  10. Резкое увеличение, сравнительно с когнитивным пониманием, граней понимаемого.

<< | >>
Источник: Георгий Исаевич Богин. Обретение способности понимать: Введение в филологическую герменевтику Москва 2001. 2001

Еще по теме 1. Общность и различие в схемах действования для когнитивного и распредмечивающего понимания:

  1. 5. Место содержания в схемах действования при понимании текста
  2. 5. Характеристика текстов для распредмечивающего понимани
  3. 2. Переход от схем действования при семантизирующем понимании к схематизмам других типов понимания
  4. 4. Экспектация в распредмечивающем понимании
  5. Глава VIII. Распредмечивающее понимание как процесс
  6. 2. Процессуальная сторона распредмечивающего понимания
  7. 3. Деятельность языковой личности при распредмечивающем понимании текста
  8. Глава III. Схемы действования в процессе понимания
  9. 2. Понятие "Схема действования при понимании текста"
  10. 8. Схемы действования как средство всестороннего понимания текста
  11. 1. Процесс понимания текста как действования по схемам
  12. 3. Экспектация в когнитивном понимании
  13. 7. Схемы действования для усмотрения художественной идеи
  14. Глава VII. Когнитивное понимание как процесс
  15. 2. Деятельность языковой личности при когнитивном понимании текста
  16. Есть ли различие в понимании русской идеи у Вл. Соловьева и славянофилов?
  17. Когнитивная психология. Теории когнитивной организации мотивационных процессов человека Лион Фестингер Теория когнитивного диссонанса
  18. Лист для оценки компетентности когнитивного терапевта.
  19. Против тех, которые говорят, что если человек - из двух естеств и с двумя действованиями, то необходимо говорить, что во Христе было три естества и столько же действований
  20. 2. Индивидуальность субъекта в процессе схемообразования для понимания