<<
>>

Внешняя политика Румынии в 1862—1875 гг.

Главной внешнеполитической задачей, стоявшей перед образовавшимся в конце 1861 г. единым Румынским государством, было обретение государственной независимости. Характер, содержание и формы борьбы Румынии за освобождение от турецкого гнета определялись ее положением в Османской империи, особенностями социально-экономического и политического развития, расстановкой и соотношением классово-политических сил.

Румыния пользовалась гораздо болёе широкой внутренней автономией, нежели другие Балканские страны, находившиеся в вассальной зависимости от Турции.

Большая часть ее господствующих классов ?— помещики, экспортировавшие сельскохозяйственную продукцию в Турцию, страны Западной Европы и Австрию, а также примыкавшие к ним по экономическим интересам крупные арендаторы, оптовые торговцы, ростовщики, — боясь нарушения этой торговли, были против активной вооруженной борьбы за независимость. Они стремились добиться ее дипломатическим путем, играя на противоречиях между великими державами. За более решительный курс выступали зародившаяся промышленная буржуазия и мелкая буржуазия. Но первая была крайне немногочисленна, а вторая, количественно более значительная, не играла в политике самостоятельной роли. Вследствие этого, а также из-за политической непоследовательности группировок, выражавших интересы упомянутых социальных сил, политика румынских правительств в основном не выходила за рамки названного осторожного курса. Находясь в тисках земельной нужды, отсталое румынское крестьянство направляло острие классовой борьбы против внутренних угнетателей. Нарождавшийся пролетариат не обладал еще классовым самосознанием и не мог возглавить борьбу за независимость.

Что касается внешних условий этой борьбы, то прежде всего следует отметить, что усилившаяся неравномерность экономического и политического развития капиталистических стран вызвала ожесточенную конкурентную борьбу великих держав за влияние в Румынии.

В эту страну усиленно проникал иностранный капитал42. Борьба между капиталистами разных стран велась, в частности, за лидерство в строительстве железных дорог, которое в конце концов захватила Германия. Зато в области судоходства вперед вышли английские и австрийские судовладельцы. В банковских и кредитных учреждениях первенство принадлежало английским и французским капиталистам. Во' внешней торговле Румынии лидирующее положение заняла Австро-Венгрия, потеснившая Турцию54. Австро-Венгрию стремились догнать Англия, Франция и Германия.

Однако как бы ни были значительны экономические интересы великих держав, в первую очередь Англии, Франции и Австрии, в Румынии, они не шли ни в какое сравнение с их экономическими и политическими интересами в Османской империи в целом. Долговременные интересы правящих кругов западных стран обусловливали их стратегические внешнеполитические устремления — сохранить статус-кво на Балканах, сдержать национально-освободительную борьбу зависимых от Турции народов.

Россия же, ввиду относительной однотипности ее экономики с румынской и отсутствия свободных капиталов, не имела значительных экономических интересов в Румынии. У нее превалировали в этой стране политические интересы.

Румынские правящие круги стремились использовать конкурентную борьбу держав, чтобы укрепить и расширить автономию страны или даже приобрести независимость.

В начале 60-х гг. XIX в. еще больше усилилось национально- освободительное движение на Балканах. В 1861—1862 гг. вспыхнуло восстание в Герцеговине. Черногория пыталась оказать помощь восставшим. Это привело к черногорско-турецкой воине 1862 г.43 Летом того же года произошел вооруженный сербо-турецкий конфликт в Белграде, который благодаря вмешательству России и Франции был с трудом улажен дипломатическим путем44.

Румынское правительство пыталось включиться в общую борьбу Балканских стран против Османской империи. Между румынским и сербским правительствами велись консультации о совместных действиях против Порты.

В Бухарест для переговоров приехали сербские посланцы Магазинович и Патек. В Сербию под предлогом осмотра нового сербского пушечного завода выехал румынский майор Херкт. Сербский князь Михаил Обре- Нович обещал поставить Румынии по сниженной цене восемь артиллерийских батарей, полагая, что «обе страны имеют одинаковые интересы»45.

В связи с бомбардировкой Белграда турецким гарнизоном летом 1862 г. к сербской границе были стянуты части румынской армии: пехотный полк, два кавалерийских дивизиона, артиллерийская бригада, отряды доробанцев н граничеров — с целью отвлечь на себя сконцентрированные на границе турецкие войска и тем самым помешать им напасть на Сербию. Куза сообщил русскому генеральному консулу в княжествах Г. Г. Оффенбергу, что готов к вооруженной борьбе против Порты46.

Разрешение сербо-турецкого конфликта дипломатическим путем не успокоило сербского князя Михаила. Готовясь к борьбе с Турцией, сербское правительство закупило в России большое количество оружия. Перевезти его по Дунаю не представлялось возможным ввиду того, что турецкая флотилия строго контролировала реку. Последовала просьба к Кузе разрешить тайный перевоз оружия через территорию Румынии.

В ноябре 1862 г. длинная вереница повозок с оружием попыталась скрытно проехать через румынскую территорию. Однако австрийский и английский консулы быстро узнали об этом и заявили протест. Порта также категорически возражала против провоза оружия н, заручившись поддержкой английского н австрийского консулов, потребовала его секвестрования. Куза под разными предлогами отказывался сделать это. Более того, он направил к Дунаю войска для охраны сербского оружия от возможного нападения трехтысячного отряда турецких войск, приближавшихся к Вндину.

Действия румынского князя дали возможность упрочить румыно-сербские отношения и укрепить позиции Объединенных княжеств на международной арене.

Таким образом, в первые годы правления Куза и его правительство вели активную внешнюю политику, направленную на сохранение и расширение автономии, н были готовы участвовать в вооруженной борьбе с целью завоевания независимости страны.

В связи с польским восстанием 1863 г.

в Европе образовались две противоборствующие коалиции держав — с одной стороны, Франция и Англия, к которым примкнула Австрия, с другой — Россия и Пруссия47. Куза и большая часть представителей правящих кругов Румынии стали все более открыто ориентироваться на первую коалицию. Это объяснялось как ростом экономических связей Румынии с указанными странами, так н в особенности надеждой на поддержку борьбы Румынии за объединение и независимость со стороны Наполеона III с его «принципом национальностей». От России князя и большинство румынских политиков отталкивали не только подавление польского национально-освободительного движения, но и поддержка, которую Петербург оказывал крайним консерваторам в Румынии и, наконец, страх, что царское правительство поставит вопрос о возвращении Южной Бессарабии, переданной Румынии по Парижскому трактату 1856 г.48 В этих условиях румынское правительство лишилось поддержки России и Пруссии. Подталкиваемое западными странами, а главное — учитывая нарастающий напор крестьянского движения, оно сконцентрировало усилия на решении внутренних проблем, прежде всего проведении буржуазных реформ, способствовавших завершению процесса формирования Румынского национального государства.

Одной из таких реформ, как уже отмечалось, была секуляризация земель преклоненных монастырей. Дунайские княжества еще с XVII в. вели упорную борьбу за отчуждение имущества этих подчиненных «святым местам» (Иерусалим, Новый Афон) монастырей. Однако все попытки разрешить вопрос полюбовно разбивались об упорное сопротивление греческих патриархов. Убедившись в том, что иного выхода нет, правительство М. Когэлничану провело 13 (25) декабря 1863 г. через собрание закон о секуляризации монастырских земель. В качестве компенсации так называемым «святым местам» румынское правительство предложило 82 млн. лей. Из этой суммы вычитался 31 млн. лей, которые монастыри были должны Румынскому государству.

Вначале все великие державы, за исключением Франции, осудили этот шаг румынского правительства.

Позиция Франции объяснялась стремлением усилить свое влияние в Объединенных княжествах и способствовать экспансии католицизма в Юго-Восточную Европу. Однако в марте 1864 г. под давлением Парижа британский премьер-министр Рассел согласился признать секуляризацию земель преклоненных монастырей при условии денежной компенсации, тем более что это наносило удар по интересам России (греческое духовенство, возглавлявшее упомянутые монастыри, ориентировалось на политику Петербурга на Балканах). С этим мнением вскоре согласился и Бисмарк. 9 марта 1864 г. в Константинополе открылась конференция великих держав, на которой было принято решение образовать комиссию для определения суммы возмещения за земли преклоненных монастырей. Но поскольку греческое духовенство и слышать не желало ни об отчуждении, ни о принципе вознаграждения, дело после долгих дебатов закончилось тем, что румынское правительство сохранило за собой земли монастырей без выплаты какой-либо компенсации.

Растущее крестьянское движение в стране в начале 60-х гг. толкало румынское правительство на проведение аграрной реформы «сверху» для того, чтобы она не была проведена «снизу», народными массами. Так как крупные бояре, засевшие в собрании, не допускали разрешения крестьянского вопроса и проведения буржуазных реформ на условиях Кузы—Когэлничану, последние произвели 2 (14) мая 1864 г. государственный переворот. Князь распустил собрание и издал декрет о проведении плебисцита, ко торый должен был выяснить отношение населения к новому избирательному закону, резко снизившему избирательный ценз, -и октроированному статусу, значительно усиливавшему позиции главы государства.

Державы использовали государственный переворот как повод для вмешательства во внутренние дела Румынии. Прусский канцлер Бисмарк, а также русский, английский и австрийский послы в Константинополе заявили, что Куза не имел право самовольно изменять статус страны, провозглашенный Парижской конференцией. Это право принадлежало коллективно Порте и покровительствующим державам.

Французский министр иностранных дел Дру- эн де Люис также осудил поступок Кузы, но сделал это лишь для отвода глаз. Посол в Константинополе Мустье полностью поддержал государственный переворот, конечно, не без ведома своего правительства49.

Под влиянием послов Австрии, Англии и России великий визирь направил румынскому правительству протест против нарушения конвенции 1858 г. 50 Более того, турецкий министр иностранных дел Али Паша собирался поднять в мае 1864 г. на Кон- стантинопольской конференции вопрос о незаконности государственного переворота 2 (14) мая. Однако он был вынужден отказаться от этой мысли,- поскольку Мустье угрожал в таком случае покинуть конференцию51.

Вскоре под давлением Парижа и Лондон стал выступать менее решительно против государственного переворота52. Русские же дипломаты не хотели допустить оккупации Объединенных княжеств, т. е. единственного, что могло заставить Кузу уступить53.

С целью урегулирования конфликта Куза по совету французских дипломатов поехал в Константинополь. Там господарю удалось добиться утверждения статута с некоторыми изменениями. Из его текста, в частности, державы исключили формулировки

о признании автономии страны и об упразднении Центральной комиссии. Название «Румыния» было заменено термином «Объединенные княжества»54. 16

(28) июля 1864 г. державы утвердили измененный статут под названием «Развивающий статут к конвенции от 7 (19) августа 1858 г.» Этот акт провозгласил право княжеств самим ре-, шать вопросы их внутренней организации. Парижская конференция 1858 г. оставалась основным законом, определяющим международный статус страны55. Кроме того, румынское правительство провело и другие буржуазные преобразования.

Английские, австрийские и турецкие дипломаты были недовольны всеми упомянутыми изменениями. Они открыто высказывались за свержение Кузы и сепараціию княжеств56. Правительства названных держав воспользовались волнениями в августе 1865

г. мелких торговцев в Бухаресте, вызванными введением новых такс на право торговли на более благоустроенном рынке, чтобы вновь вмешаться во внутренние дела княжеств. Великий визирь направил Кузе письмо, в котором в оскорбительном тоне требовал принять меры для предотвращения «подобных беспорядков»57.

Куза дал резкий отпор Фуаду-паше, напомнив ему, что согласно дополнительному акту к конвенции 1858 г. Порта не может вмешиваться во внутренние дела княжеств. Он предупредил великого визиря, что вмешательство со стороны Порты и других держав может вызвать «осложнения, последствия которых даже трудно предвидеть»58.

Австрийские и английские дипломаты были возмущены этим ответом. Английский посол в Константинополе Р. Лайоис заявил

Н. П. Игнатьеву, что архивы не сохранили более наглой депеши, н выразил сожаление, что в свое время было донущено объединение княжеств. Министр иностранных дел Дж. Рассел выдвинул план передачи Объединенных княжеств Австрии с условием, что последняя уступит Италии Венецию59.

Даже во Франции начались колебания по отношению к Кузе. Наряду с Мустье, который стремился ослабить отрицательное впечатление, произведенное на послов великих держав в Константинополе и турецких министров ответом Кузы, другие круги во главе с военным министром Раидоном намеревались заменить «скомпрометировавшего себя» во внутренней политике и якобы сближавшегося с Россией Кузу князем Бибеску, длительное время проживавшим во Франции60. Министр иностранных дел Друэи де Люис также признавался русскому поверенному в делах в Париже, что Франция «имеет незначительный интерес сохранить на троне Объединенных княжеств столь слабого клиента, каким являлся Куза»61. Наполеон под разными предлогами отказывался принять специального посла господаря И. Александри, которому было поручено передать письмо Кузы с просьбой о поддержке. Стало ясно, что французское правительство отвернулось от Кузы62. В сложившейся обстановке русские дипломаты пытались сблизиться с румынским князем, тем более, что и он стремился наладить отношения с Россией. Однако было уже поздно. Дни правления Кузы были сочтены.

Государственный переворот 11 февраля 1866 г., свергнувший Кузу и приведший на престол Карла Гогенцоллерна, вызвал тревогу в Турции. Порта заявила протест, опасаясь, что приход иностранного князя к власти облегчит Румынии путь к независимости и послужит заразительным примером для других народов Балканского полуострова85. Против избрания иностранного князя на румынский престол выступили австрийский посол в Константинополе А. Прокеш-Остен и его русский коллега Н. П. Игнатьев. Но ввиду оппозиции французских дипломатов, которые по-прежнему стремились превратить Румынию в свой оплот на Востоке, Порта не смогла принять какое-либо решение.

Одновременно сардинские дипломаты К. Нигра и А. Ламар- мора вспомнили об английском авантюристическом плане передачи Объединенных княжеств Австрийской империи в обмен на Венецию, которая должна была перейти к Сардинскому королевству, и обратились с соответствующим предложением к французскому императору. Наполеон III охотно одобрил эту идею.

Однако австрийское правительство не собиралось идти на такой обмен, поскольку вовсе не хотело уступать Венецию. К тому же Австрия боялась нажить себе врагов в лнц,е Турции'и России. В Вене считали,, что «австрийская ладья и без того перегружена чужеземными национальностями, чтобы добавлять еще молдаван и валахов»86.

Бисмарк же опасался, что, получив Венецию, в Турине откажутся принять участие совместно с Пруссией в подготавливаемой ею войне против Австрии, и поэтому также выступил против франко-итальянской комбинации. Прусский канцлер заявил, что не допустит, чтобы Габсбургская империя присоединила к себе территорию, равную Польше. Вместе с тем берлинские дипломаты были не прочь использовать сложившуюся ситуацию, чтобы увеличить территорию Пруссии. 28 февраля 1866 г. на коронном совете в Берлине обсуждался вопрос о том, чтобы передать Валахию Австрии, Молдавию — России, Венецию — Италии, Геную — Франции. Пруссия же получила бы взамен Прибалтийские герцогства87.

В Петербурге и слышать не хотели о передаче Объединенных княжеств сопернице России на Балканах Австрии. А. М. Горчаков поручил русским послам сообщить правительствам, при которых они аккредитованы, что Россия категорически против 85

АВГТР, ф. Главный архив, УА2, д. 188, л. 161. 86

Сказкин С. Д. Конец австро-русско-германскго союза. М.,, 1974, с. 46. 87

Auswartige Politik Preufiens, Bd VI. Berlin, 1939, S. 577.

33

3 Заказ № 255

данной комбинации63. На телеграмме, сообщающей об этом плане, царь написал: «Недопустимо, вплоть до войны». Решительная позиция России, а также сопротивление Пруссии, Австрии и Турции помешали осуществить франко-итальянский план, что позволило сохранить румынскую государственность.

Одновременно наполеоновская дипломатия не упускала из виду другой вариант — превращения Румынии в оплот Франции у границы России. Для этого надо было пересмотреть решения Парижской конференции 1859 г., предусмотревшей сепарацию Объединенных княжеств пссле окончания правления А. Кузы. С этой целью Друэн де Люис предложил провести новую международную конференцию, которая после некоторых дебатов была созвана 26 февраля (10 марта) 1866 г. в Париже. На ней выявились резкие противоречия между державами по румынскому вопросу: французский, итальянский и с некоторыми оговорками английский представители выступали за сохранение объединения Молдавии и Валахии и допускали избрание иностранного князя, остальные были против этого. Первые пять заседаний прошли в безрезультатных спорах64.

Узнав о разногласиях между державами, румынские наместничество и временное правительство стали поступать более решительно. Было распущено действовавшее собрание и объявлено об избрании нового для принятия конституции страны, что являлось ?нарушением международных соглашений. 3 (15) апреля 1866 г. присланные из Валахии правительственные войска расстреляли в Яссах демонстрацию сторонников восстановления государственной самостоятельности Молдавского княжества65. Временное правительство поспешно инсценировало плебисцит, в результате которого на престол был «избран» Карл Гогенцоллерн-Зигмаринген. В ответ Парижская конференция приняла на шестом заседании решение о запрещении избрания иностранного князя66. Однако французские дипломаты не намерены были выполнить решение, под которым подписались. Попытка Порты поднять вопрос об отправке комиссаров в Румынию (единственная мера, которая могла вынудить румынское правительство принять решение держав) была отвергнута не только Францией и Англией, но и Россией.

В этих условиях Карл Гогенцоллерн-Зигмаринген по совету Бисмарка решил испытать фортуну. 10 (22) мая 1866 г. он принес присягу в качестве румынского князя67. Порта в ответ сконцент рировала на границе с Румынией войска численностью 20 тыс. человек. Однако Франция и Россия вновь выступили против оккупации княжеств. Узнав, что Англия и Австрия тоже не поддержат интервенцию, Порта не решалась ввести войска в Румынию.

В июне—октябре 1866 г. последовали длительные переговоры румынского премьера И. Гики с Портой о новом статусе Румынии. Воспользовавшись поддержкой Франции, Порта записала в фирмане об инвеституре Карла, что Румыния является всего лишь «привилегированной провинцией и составной частью Османской империи». Румынская армия не должна была превышать 30

тыс. человек. Бухарестское правительство могло чеканить румынскую монету, но на ней должен был быть знак Османской империи. Действие договоров Порты с другими державами распространялись и на территорию «Молдо-Валахии», как по-прежнему называли Румынию в Константинополе. Румынское правительство не могло заключать международные трактаты, оно имело право заключать договора лишь с соответствующими административными ведомствами соседних стран. Карл не мог учреждать и раздавать награды. Единственная уступка, которую сделала Порта, состояла в признании его наследственных прав93.

Усиление национально-освободительного движения на Балканах после Критского восстания и благоприятная международная обстановка, сложившаяся в результате поражения Австрии — одного из главных противников независимости Румынии —? в войне с Пруссией, объективно способствовали развитию румынского движения за независимость. Во главе этого движения выступали радикалы, отражавшие интересы промышленной и мелкой буржуазии, стремившейся использовать противоречия между державами, чтобы освободить страну от османского гнета и усилить свои позиции на национальном рынке. Эти требования поддерживали городские низы и некоторые слои крестьянства. В начале марта 1867 г. в Грецию направился отряд из 150 румынских добровольцев, некоторые румынские офицеры были готовы отбыть на Кипр94.

Консерваторы же, отражавшие интересы полуфеодальных помещиков, крупной торговой и финансовой буржуазии, экспортировавших зерно в западные страны и Турцию, были вполне удовлетворены внутренней автономией страны.

Новый румынский князь Карл опасался широкого национально-освободительного движения балканских народов и рассчитывал добиться освобождения страны от власти Турции с помощью западных держав. В конце 1866 г. Карл писал Наполеону III, что только «интимное соглашение Англии, Франции и Пруссии по Восточному вопросу могло бы гарантировать национальную неза- 83

Domnia regelui Carol I. Fapte, cuvintSri, documente adunate de D.

A. Sturdza, v. I. Bucure$ti, 1906, p. 346—351. 94

АВПР, ф. Главный архив, УА2, 1868, л. 6—7; AMAEF, С.Р.С., Turcitr’p 1867, Bucarest, dos. 29, !. 304; Memoriile regelui..., v. HI, p. 21.

висимость Румынии»68. Карла поддерживали находившиеся тогда у власти консерваторы.

Об этом свидетельствуют переговоры, которые вели румынские дипломаты с руководителями Балканских стран. Получив в середине января 1867 г. письмо греческого короля Георга, в котором тот призывал к совместным действиям против Османской империи, Карл Гогенцоллерн направил в Афины своего представителя И. Бэлэчану с заданием отговорить греческое правительство от активной борьбы против Порты69. Приезжавший дважды в Бухарест (в феврале и апреле 1867 г.) с целью заключения договора с Румынией греческий представитель Антонопулос с разочарованием сообщил в Афины, что в Румынии нет людей, с которыми можно было бы договориться о союзе. 1

(13) апреля 1867 г. в Бухарест прибыл сербский князь Михаил Обренович с предложением заключить союз. Карл, и до этого отвергавший предложение сербского правительства о совместных действиях против Османской империи, ответил, что до тех пор, пока не будет закончена реорганизация румынской армии и страна не укрепится, он намерен сохранить хорошие отношения с Турцией. Михаил остался глубоко разочарованным70.

Усиление национально-освободительного движения на Балканах, постепенное изменение соотношения сил в румынской палате депутатов в пользу либералов и обещание последних поддержать требование Бисмарка о передаче концессии на строительство железных дорог прусскому капиталисту Штрусбергу побудили Карла в марте 1867 г. согласиться на приход либералов к власти.

Либералы ратовали за активизацию внешней политики Румынии. Убедившись, что западные державы поддерживают Османскую империю и будут против освобождения Румынии от турецкой зависимости, они стали ориентироваться на Пруссию и Россию.

Румынское правительство обратилось к Бисмарку с просьбой прислать несколько прусских офицеров-инструкторов, чтобы помочь в подготовке румынской армии71. Французское правительство, справедливо усматривавшее в Пруссии своего потенциального соперника, заявило протест72. Поскольку французская военная миссия все больше отстранялась от участия в делах румынской армии, она в январе 1869 г. была отозвана73. Позиции французского капитала в Румынии ослабли и в связи с отменой концессии Годино на поставки румынской армии оружия и отказом от концессии по контролю за мерами и весами74.

Стремясь сохранить Австрию в качестве великой державы в противовес Франции и России и отвлечь ее от реваншистских устремлений против Германии, Бисмарк побуждал австрийское правительство к экспансии на Балканы75. Франция добивалась того же, рассчитывая, что Габсбургская империя станет противовесом России и Пруссии76. Дипломаты Берлина и Парижа оказывали нажим на Бухарест, добиваясь румыно-австрийского сближения. В связи с этим 15 (27) февраля 1867 г. начались австро-румынские переговоры о заключении торговой конвенции и соглашений о соединении австрийских и румынских железных дорог, урегулировании консульской юрисдикции, открытии румынского представительства в Вене и др.

Но переговоры закончились неудачей, поскольку провозглашение австро-венгерского дуализма, положившее конец надеждам на предоставление автономии Трансильвании, ухудшило отношения между Румынией и Австро-Венгрией. Антиавстрийская политика румынских либералов привела к тому, что Вена прервала переговоры.

Стремясь перехватить инициативу у австрийского кабинета, русский посол в Константинополе Н. П. Игнатьев, будучи сторонником активной политики России на Балканах, настаивал на проведении переговоров с румынским правительством с целью заключения консульской ковенции, тем более что Россия в отличие от западных держав не имела большого количества своих подданных в Румынии и не была заинтересована в сохранении чрезмерных прав российских консулов и подданных в этой стране77.

Сближение Румынии с Пруссией и Россией вызвало недовольство Англии и Франции. Дипломаты этих стран стали интриговать против России, утверждая, будто она готовится к нападению на свою юго-западную соседку78.

Французские дипломаты использовали для нападок на Румынию обострившийся там еврейский вопрос.

Поскольку внутренняя и внешняя политика румынского правительства вызвала недовольство во Франции, Наполеон III во время встречи 18—21 августа 1867 г. с австрийским императором Францем-Иосифом в Зальцбурге предложил ему оккупировать Румынию79. Попытка И. К. Брэтиану оправдать в Париже деятельность румынского правительства ни к чему не привела80. Столь же неудачно завершилась предпринятая с той же целью поездка его брата Д. Брэтиану в Вену, Париж и Рим в ноябре 1867

г.81 Это еще в большей мере подтолкнуло румынское правительство на сближение с Пруссией и Россией82.

12 (24) декабря 1867 г. румынский агент в Константинополе А. Г. Голеску заявил Н. П. Игнатьеву, что Турция и Австро-Венгрия намерены оккупировать Румынию, в связи с чем последняя готова заключить договор о взаимопомощи с Сербией. Ои выразил надежду на поддержку со стороны России. Голеску говорил о намерении румынского правительства добиться восстановления отношений с Турцией на основе капитуляций, которые будто бы предусматривали признание княжествами сюзеренитета Порты взамен обязательства последней защищать их от нападения извне. По мнению румынского агента, это означало бы полную автономию Румынии. Наконец, Голеску попытался узнать отношение России к возможному территориальному увеличению Румынии за счет Австро-Венгрии либо Болгарии83.

Российское правительство отнеслось благожелательно к стремлению Румынии расширить автономию и согласилось начать переговоры о дальнейшем ограничении консульской юрисдикции. В результате переговоров, проходивших в январе—марте 1868 г. в Петербурге, была ограничена юрисдикция русских консулов и уменьшены число и права русских подданных в Румынии84.

Переговоры и соглашения вызвали глубокое недовольство Тур-. ции и западных держав. Оно еще больше усилилось в связи с заключением в январе 1868 г. румыно-сербского договора о дружбе и сотрудничестве85. Первая статья договора предусматривала, что между румынскими и сербскими князьями, их наследниками и преемниками будут установлены дружба и союз, договаривающиеся стороны будут взаимно защищать интересы обеих стран и стремиться «устранить все то, что могло бы нарушить союз или причинить ущерб автономии их стран». Во второй статье ставилась цель «содействовать прогрессу и процветанию обеих стран в соответствии с их законными правами и их автономией». Третья статья посвящалась развитию и урегулированию торговых отношений между обеими странами86.

Французский генеральный консул в Бухаресте Аврил заявил И. К. Брэтнану, что в Париже этот договор рассматривают как «возбуждение Восточного вопроса». Французский и английский послы в Константинополе выступили против якобы «наступательного и агрессивного характера румыно-сербского договора»114. .

Стремясь выгородить Сербию и Румынию, русский поверенный в делах в Константинополе Стааль отмечал, что в дипломатических кругах постоянно шла речь о перекройке карты Европы, причем затрагивался и вопрос о судьбе Румынии. Поэтому, естественно, она могла подумать о своей защите115.

Оживление национально-освободительного движения на Балканах усилило и движение за независимость в Румынии. Появились прокламации, призывающие христиан Востока к единству в борьбе с Турцией. Были проведены собрания, в которых приняли участие официальные лица. В Яссах с нетерпением ожидали 11

февраля 1868 г.— предполагаемого дня провозглашения независимости страны116. Даже Карл попытался узнать мнение Бис- марка по поводу идеи «отказа от сюзеренитета Турции»117.

Слухи о намерении румынского правительства провозгласить независимость еще больше встревожили Францию, Англию и Австро-Венгрию. Бисмарк посоветовал Карлу превратить Румынию в «Бельгию Юго-Восточной Европы», т. е. придерживаться полного нейтралитета и не пытаться собирать «незрелые плоды»— не спешить с провозглашением независимости118. '

Несмотря на нажим со стороны западноевропейских держав и Порты, 10 мая 1868 г., в день третьей годовщины вступления Карла Гогенцоллерна на престол, перед княжеским дворцом собрались 800 человек, которые скандировали: «Да здравствует единая и независимая Румыния!»

Особое недовольство западных держав вызвало развертывание на территории Румынии болгарского национально-освободительного движения. Либеральное правительство закрывало глаза на формирование на территории Румынии вооруженных отрядов болгарских эмигрантов119. Это вызвало протесты Порты и западных держав. Турецкие министры неоднократно запрашивали Карла об образовании «болгарских банд» и наличии складов оружия на территории Румынии. Министр иностранных дел Франции Мустье заявлял, что Румыния становится «элементом беспорядка» и ведет авантюристическую политику. Он предлагал направить румынскому правительству коллективную ноту протеста с требова-

ш АВПР, ф. Канцелярия, 1868, д. 14, л. 30—31.

?115 Там же, ф. Главный архив, УА2, 1868, д. 190, л. 104—105. 116

Там же, д. 1163, л. 6—7. 117

Memoriile regelui..., v. IV, p. 36—38. 118

Ibidem. 119

Ibidem, p. 18—19, 41.

ниєм разоружения «болгарских банд». Аналогичное заявление сделал его британский коллега Стенли87.

Под давлением России и Пруссии западные державы несколько отступили, но не надолго. 22 марта 1868 г. французский посол в Константинополе Буре вновь выступил с протестом против формирования болгарских отрядов88. Однако Карл, получив определенные гарантии со стороны России и Пруссии, занял твердую позицию и заявил, что не боится «махинаций западной дипломатии»89. Одновременно румынское правительство, стремясь предотвратить коллективный демарш западных стран, 15 (28) февраля направило их дипломатическим агентам официальную ноту, в которой опровергало сведения об организации на территории Румынии болгарских отрядов и утверждало, что принимаются все меры, чтобы не допустить выпадов против Турции90 (и то и другое не соответствовало действительности).

Весной 1868 г. болгарское национально-освободительное движение вновь оживилось. После расформирования болгарских легий в Сербии многие их участники эмигрировали в Румынию. Болгарский тайный центральный комитет организовывал отряды для переправки в Болгарию. В апреле и мае 1868 г. четы под руководством Хаджи Димитра и Стефана Караджи с помощью болгар, проживающих в Румынии, перешли Дунай и с боями ворвались в Болгарию91.

9 (21) июля великий визирь Фуад-паша обратился к Карлу с требованием принять «срочные меры для восстановления порядка»92. Убедившись, что дело принимает серьезный оборот, Карл дал приказ усилить охрану границы, а И. К- Брэтиану немедленно выехал в пограничные районы. Были приняты меры по расформированию отрядов болгар93. 18 (30) июля в правительственном вестнике «Monitorul oficial» было опубликовано сообщение о том, что румынское правительство предприняло все меры, чтобы не допустить перехода отрядов болгар на правый берег Дуная. Державам была послана нота, в которой правительство пыталось оправдаться тем, что целые местности в Румынии населены болгарами, и власти испытывают затруднения в предотвращении их перехода через Дунай94. *

Но все это не помогло. В середине июля Фуад-паша на конференции послов в Константинополе потребовал создания специаль ной комиссии держав для расследования положения в Румынии. Его немедленно поддержали французские и английские дипломаты. Турецкие войска стали стягиваться к Дунаю. Однако русские и прусские дипломаты выступили против отправки войск и комиссии европейских держав в Румынию95, и Порта вынуждена была отказаться от намерения оккупировать страну.

Вместе с тем спад национально-освободительного движения на Балканах и переориентация Сербии на Австро-Венгрию заставили Петербург сдерживать антиосманские выступления народов Балканских стран. 16 августа 1868 г. в конфиденциальной записке русскому генеральному консулу Г. Г. Оффенбергу А. М. Горчаков предостерегал румынское правительство против «разрозненных выступлений, которые могли привести лишь к излишнему пролитию крови»96. Прусские дипломаты также доказывали Карлу необходимость «умеренного поведения»97, т. е. высказывались против участия Румынии в национально-освободительном движении.

Западные державы потребовали смещения румынского правительства, фактически проводившего в это время политику И. К- Брэтиану. К ним присоединились Пруссия и Россия. Карл вовсе не желал упрочения либерал-радикалов, которые добивались ограничения власти князя, и, воспользовавшись давлением держав, решил дать отставку правительству.

Приход к власти в ноябре 1868 г. коалиции умеренных либералов и консерваторов во гла,ве с Д. Гикой и М. Когэлничану, обещавшей соблюдение нейтралитета в отношении великих держав, привел к изменению внешнеполитической ориентации Румынии — отказу от поддержки национально-освободительного движения на Балканах. Это было с удовлетворением встречено всеми державами98.

Опасаясь усилившегося в 1867—1868 гг. русско-румынского сближения, правительства западных стран развернули интенсивную дипломатическую деятельность, чтобы противопоставить Румынию России. Обострившиеся противоречия между Пруссией и Францией привели к тому, что обе державы подталкивали Румынию на сближение с Австро-Венгрией, которую каждая стремилась превратить в своего союзника99. В этом же направлении действовали по различным причинам Италия и Англия100.

Под давлением западных держав и консерваторов внутри страны румынское правительство в 1869 г. вновь начало переговоры с австро-венгерским кабинетом. Но и онн оказались малорезультативными ввиду неприязненного отношения венского правительства к румынским либералам. Лишь после роспуска палаты депутатов, в которой большинство имели либералы, поддерживавшие прорумынскую агитацию в Трансильвании, отношения с Австро-Венгрией несколько улучшились101. Но вскоре последовали новые конфликты, в том числе пограничные102. Это подтолкнуло румынский кабинет на сближение с Россией, в особенности после ливадийских переговоров Карла Гогенцоллерна с русским царем Александром II осенью 1869 г. Целью переговоров для румынской стороны было прозондировать почву в отношении обретения независимости страны дипломатическим путем103.

Сближение Румынии с Россией привело к новой волне антирусских интриг западных держав в Бухаресте. Новый австровенгерский канцлер Д. Андраши выдвннул план образования антирусской Дунайской федерации, в которую вошли бы Австро- Венгрия и Румыния104.

Непрерывное воздействие западных государств, их расширяющиеся экономические связи с Румынией способствовали нарастанию прозападной ориентации в политике бухарестского правительства. Вскоре румынский кабинет пообещал французским дипломатам в случае необходимости выступить вместе с западными державами против России105. Однако поражение французской армии в франко-прусской войне 1870—1871 гг. привело к постепенной внешнеполитической переориентации части либералов и усилению позиций консерваторов, призывавших к проведению более осторожной, нейтральной политики.

Неустойчивое внутриполитическое положение в стране, рост антидинастических и антимонархических настроений, проявившихся в массовых выступлениях населения в Бухаресте, вынудили Карла Гогенцоллерна поставить в ночь на 23 марта 1871 г. правящей группировке ультиматум: либо будет положен конец «беспорядкам», либо он уйдет с престола. Перепуганная известием о провозглашении Парижской Коммуны и народными волнениями в Бухаресте и Плоешти, буржуазия пошла на попятную. Было образовано правительство консерваторов во главе с Л. Ка- тарджиу, которое провозгласило открыто реакционную политику внутри страны. Во внешней политике оно придерживалось нейтралитета, стремясь сохранить хорошие взаимоотношения со всеми державами, и не поддерживало национально-освободительное движение Балканских стран. Это правительство сохраняло вассальные отношения с Турцией, рассматривая их как одну из гарантий своего пребывания у власти106.

Державы, опасавшиеся развертывания национально-освободительного движения в Румынии, благожелательно отнеслись к приходу консерваторов к власти и одобрили их политику нейтралитета107.

Однако конкурентная борьба между ними за укрепление влияния в Румынии продолжалась. Англия и Франция поддерживали статус-кво Османской империи. В Лондоне призывали к разъединению Молдавии и Валахии во имя укрепления Турции108.

Будучи заинтересованными в усилении своего влияния в Румынии, правящие круги Германии, напротив, оказывали дипломатическую поддержку Карлу Гогенцоллерну, одновременно подталкивая Румынию к сближению с Австро-Венгрией и интригуя против Турции, Франции и России109. Следуя в фарватере ближневосточной политики Германии н стремясь упрочить свои позиции в Румынии, австрийские дипломаты предложили созвать международную конференцию с целью изменения статуса страны. Официальной целью было избежать превращения Румынии «в перманентный очаг беспорядка и, следовательно, объект постоянных забот Европы», укрепить позиции Карла110. Русские дипломаты, не желая допустить укрепления позиций Германии и особенно Австро-Венгрии в Румынии, выступили против созыва конференции111.

Конкурентная борьба между великими державами за усиление влияния в Румынии наложила отпечаток и на ряд конфликтов румынского кабинета с правительствами других стран. В 1868

г. прусский предприниматель Штрусберг не без помощи Карла получил чрезвычайно выгодную концессию на строительство железной дороги Роман—Бухарест—Вырчорова, пересекающей всю Румынию. Однако вскоре выяснилось, что полученные деньги он присвоил, а работы провел кое-как. В июле 1871 г. румынская нижняя палата проголосовала за расторжение контракта со Штрусбергом. Немецкие концессионеры бурно протестовали против этого решения. Защищая их интересы, Бисмарк использовал разные формы и методы давления на румынское правительство, вплоть до призыва к Порте применить санкции к Румынии112. Германского канцлера поддерживали австрийские и итальянские дипломаты. Однако их английские, французские и русские коллеги, заинтересованные в вытеснении германского капитала из Румынии, активно выступали против оказания давления на румынское правительство, и это способствовало улаживанию в начале 1872 г. конфликта Штрусберга113.

Русские и германские дипломаты оказали румынскому правительству содействие в ликвидации возникшего в 1872 г. грекорумынского конфликта в связи с требованием греческих консулов предоставить им право консульской юрисдикции на территории Румынии. Тем самым они помешали Турции, Англии, Австро-Венгрии и Италии использовать этот конфликт для вмешательства во внутренние дела Румынии.

Осенью 1872 г. Порта предложила пересмотреть статус Румынии, превратив ее в обычную провинцию Османской империи. Взамен было дано обещание разрешить чеканку монеты и предоставить право включить в официальные документы термин «Румыния»114. Английские и австрийские дипломаты поддерживали этот план115. Русские и германские, наоборот, выступили в поддержку Румынии116. Это заставило Порту отказаться от своего плана.

Экономический кризис 1873 г., обостривший борьбу между державами за рынки сбыта и источники сырья, глубокий экономический и политический упадок Османской империи, усиление национально-освободительного движения на Балканах, бесконечный нажим Порты, а также стремление отвлечь массы от неразрешенных внутренних проблем побудили Карла и министра иностранных дел В. Боереску начать переговоры с державами с целью получить их разрешение на провозглашение независимости страны взамен единовременной выплаты Турции капитализированной дани. Но переговоры Карла и В. Боереску с Д. Андра- ши в Вене, Александром II и А. М. Горчаковым в Эмсе и дипломатический зондаж в Берлине, Лондоне, Париже и Риме совершенно ясно показывали, что все державы были против предоставления независимости Румынии. К тому же эта акция Карла встретила оппозицию как консерваторов, так и либералов в стране и не закончилась успехом.

Не получив полной поддержки внутри страны и встретив упорное сопротивление великих держав, румынское правительство решило вернуться на проторенный путь дипломатических акций, направленных на получение основных прав суверенного государства. В 60-е гг. этот путь дал определенные результаты. Первым международным договором явилось русско-румынское телеграфное соглашение, подписанное в 1860 г. Оно ускорило подписание 16

июня 1862 г. в Тимишоаре телеграфной конвенции между Австрией, Турцией и Объединенными княжествами. В обоих соглашениях территория молодого румынского государства четко отделялась от Османской империи. 25 июля (8 августа) 1865 г. Франция дала согласие на присоединение Объединенных княжеств к Парижской телеграфной конвенции, что явилось еще одним шагом к расширению автономии Румынии и обретению ею права на заключение международных соглашений. Такое же направление имело и заключенное 4 июля 1863 г. соглашение с Сербией о дезертирах и беглых и аналогичное соглашение с Австрией от 9 (21) июля 1865 г. Наконец, после длительных переговоров 3 (15) декабря 1866 г. между Россией, Австрией и Объединенными княжествами было заключено «условие» о судоходстве по р. Прут, предусматривавшее равноправие стран в регулировании ?судоходства по данной реке.

Продолжая добиваться основных прав суверенного государства', румынское правительство во второй половине 1873 г. предложило Австро-Венгрии, России и Германии подписать с ним торговую конвенцию. Искушение добиться права на заключение международных договоров было столь велико, что румынские правящие круги согласились в 1875 г. на заведомо невыгодные условия торговли с Австро-Венгрией, приток товаров которой на румынский рынок нанес большой ущерб слабой еще национальной промышленности150.

В марте 1876 г. была подписана русско-румынская торговая конвенция, которая ввиду однотипной направленности экономики обеих стран не наносила ущерба румынской экономике.

В первой половине 70-х гг. Румынии удалось заключить и ряд других соглашений того же типа: телеграфное соглашение с Австро-Венгрией 1871 г., почтовые соглашения с Австро-Венгрией и Россией 1871 н 1873 гг., соглашения с Россией о строительстве железной дороги Кишинев—Яссы и Ицканы—Бурдужень. В 1872 г. Румыния участвовала в подписании международного телеграфного соглашения в Риме151. Это повысило ее международный

160 Подробно об этом см.: Чертан Е. Е. Великие державы и формирование Румынского независимого государства, с. 188—191.

151 Mitilineu М. Conven(iunile §i tratatele Romaniei cu puterile straine. Bu- curejti, 1874, p. 254—348. авторитет, способствовало приобретению румынским правительством права на подписание международных документов.

Румынское правительство J1. Катарджиу добивалось и права на дипломатическое представительство. В мае 1872 г. официозные представительства Румынии были открыты в Берлине и Петербурге. Но получить официальный статус в столицах великих держав румынским представителям не удалось. С удовлетворением было встречено в Бухаресте принятие русским императором Александром II 3 марта 1874 г. румынского официозного агента в Петербурге Филипеску, который фактически пользовался статусом дипломатического представителя.

Открытие румынских представительств в Петербурге и Берлине, как и заключение упомянутых конвенций, несомненно, способствовали расширению автономии, обретению Румынией отдельных прав суверенного государства. Однако за полную независимость от Турции еще предстояла тяжелая борьба.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. ОЧЕРКИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ РУМЫНИИ (1859—1944). 1983

Еще по теме Внешняя политика Румынии в 1862—1875 гг.:

  1. 1. Внешняя политика Румынии в период от утверждения независимости до начала первой мировой войны
  2. 1. Вопрос о независимости Румынии в 1875—1876 гг.
  3. ГЛАВА VIII ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА ГОСПОДСТВУЮЩИХ КЛАССОВ РУМЫНИИ (1918—1937)
  4. ВОЕННАЯ ПОЛИТИКА ДРЕВНЕГО КИТАЯ Внешние аспекты военной политики в Древнем Китае
  5. Политика военно-фашистской Румынии на временно оккупированной советской территории
  6. Внешняя политики 60-70-х гг. 19 в.
  7. Антисоветская политика королевской Румынии в 20-х гг. Отпор Страны Советов аннексионистским притязаниям румынской олигархии
  8. ГЛАВА X ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА
  9. Внешняя политика
  10. Внешняя политика
  11. Внешняя политика
  12. Внешняя политика