<<
>>

Политическое и административное объединение Дунайских княжеств (1859—1861)

В историю Европы 60—70-е гг. XIX в. вошли как время формирования ряда национальных государств, в том числе Румынии, возникшей в результате объединения Молдавского и Валашского княжеств.

К середине XIX в.

усилился процесс разложения феодальных и развития капиталистических отношений в Дунайских княжествах. Рос объем товарной сельскохозяйственной продукции, применялись наемный труд и машины, наметилась тенденция к специализации помещичьих хозяйств. Развивалась внутренняя торговля. В 1774—1848 гг. только в Валашском княжестве было организовано 1450 ярмарок1. Если в 1818 г. из Валахии вывозилось товаров на сумму 15,8 млн. лей, то в 1850 г. — на сумму 76,3 млн., а в 1860 г. — на сумму 171 млн. лей. Экспорт из Молдавского княжества вырос с 6,1 млн. лей в 1826 г. до 26 млн. лей в 1843 г.2

Хотя Молдавское и Валашское княжества в целом оставались отсталыми аграрными странами (стоимость производимой ими сельскохозяйственной продукции превышала стоимость промышленной в 10 раз), наблюдались определенные успехи и в развитии индустрии. Если к середине XIX в. имелось 5018 так называемых «промышленных заведений», то через десять лет, в 1860 г., их насчитывалось уже 12 863. Правда, 80% этих заведений были расположены в сельской местности, 75% являлись сезонными предприятиями и лишь около 10% выходили за рамки простой капиталистической кооперации и ремесла. Промышленный переворот здесь только начинался3. Развитие новых капиталистических отношений выдвигало объективно задачу формирования единого национального рынка и образования централизованного государства. В. И. Ленин подчеркивал, что «...наилучшие условия развития ка питализма на Балканах создаются как раз в меру создания на этом полуострове самостоятельных национальных государств»4.

Выдвинутый еще Органическими регламентами лозунг объединения княжеств зрел и креп в период революции 1848 г.

Его разделяли различные слои населения. Однако каждый класс и слой вкладывал в него свое социальное содержание.

Самый многочисленный и угнетенный класс — крестьяне — связывал объединение с требованием наделения землей и уничтожения феодальных повинностей — самой жизненной для них проблемой, поставленной, но не решенной революцией 1848 г. Ремесленники надеялись, что расширение рынка и упорядочение кредита в более крупном объединенном государстве приведут к расцвету промыслов. Очень немногочисленные еще промышленники ждали более благоприятных условий для развития индустрии. Помещики, крупные торговцы, ростовщики — наиболее богатые и влиятельные слои старого и нового, нарождавшегося эксплуататорского класса — предвкушали оживление внутренней и внешней торговли. К тому же они полагали, что в объединенном государстве сумеют укрепить свое классовое господство.

К унионистскому движению примкнули даже многие крупные бояре, считавшие ошибочным и опасным выступать против лозунга объединения княжеств. Они предпочитали оказывать влияние на это движение изнутри и, возглавив его, надеялись предотвратить крайние реформы, прежде всего по аграрному вопросу. Поэтому в рассматриваемом движении наряду с либеральным возникло консервативное крыло, куда входили в основном помещики5.

Имелись, однако, и открытые противники объединения — как правило, крупные бояре, боявшиеся, что создание вместо двух существующих единого государства, с единым господарем лишит многих из них доходных должностей, влияния на политику, ударит по их экономическим интересам6.

Появились благоприятные внешнеполитические условия для формирования единого Румынского государства. Парижский конгресс 1856 г. принял решение о предоставлении Молдавскому и Валашскому княжествам «независимого и национального самоуправления», а также о выработке международной конвенции с целью «основания будущего устройства Дунайских княжеств»7.

Само собой разумеется, что дипломаты великих держав брались определять эти основания, исходя из интересов господствующих классов своих стран.

Как справедливо отмечал К. Маркс, румынский народ являлся в данном случае только предлогом и в счет не принимался8. Для вида, однако, было объявлено о создании международной комиссии, которой вменялось в обязанность выяснить пожелания населения княжеств относительно их будущего государственного устройства. С этой целью в Молдавском и Валашском княжествах должны были быть созваны чрезвычайные собрания, так называемые диваны ад-хок9. Но внутренние процессы сближения княжеств зашли уже так, далеко, что и этого небольшого толчка оказалось достаточно для возникновения комитетов сторонников объединения (унионистов). Они состояли, как правило, из средних и мелких землевладельцев и представителей зарождавшейся буржуазии. Стали издаваться газеты и брошюры, организовывались манифестации и собрания, на которых вызвига- лись требования объединения Молдавского и Валашского княжеств в единое румынское государство10.

Началась упорная борьба между унионистами и сепаратистами за избрание депутатов в диваны ад-хок. Вначале большинство получили сепаратисты, пользуясь поддержкой ставленника Порты каймакана Вогоридеса, исключившего из избирательных списков по коллегиям от трех четвертей*до девяти десятых имевших право голоса в Молдавском княжестве и фальсифицировавшего результаты выборов. Пришлось срочно вмешаться дипломатам Франции, России, Сардинии и Пруссии, которые, исходя из различных интересов своих правительств, потребовали от Порты под угрозой разрыва дипломатических отношений отмены выборов11.

В результате новых выборов большинство в диванах ад-хок обоих княжеств получили унионисты. Они приняли там «пожелания» — документы, в которых были выдвинуты требования объединения Молдавии и Валахии в одно государство под названием Румыния, а также требования автономии княжеств (что особенно подчеркивалось), провозглашения их полного нейтралитета, установления в стране наследственной монархии, во главе которой находился бы иностранный князь12.

Пока диваны ад-хок принимали эти решения, планы Наполеона III, на поддержку которого рассчитывали унионисты, изменились. Готовясь к войне с Австрией, французский император стремился заручиться благожелательным нейтралитетом Англии. Поэтому в 1857 г. во время встречи в Осборне с королевой Викторией он пожертвовал интересами Дунайских княжеств и согласился на проведение лишь небольших административных реформ вместо политического объединения княжеств13.

Пвйппявшись к отказу валашского дивана обсудить некоторые Вопрады внутїеїнего устройства, французское, английское и австрийское правительства предложили вообще ликвидировать диваны

ЗД Созванная вскоре Парижская конференция представителей покровительствующих держав приняла конвенцию от 7(19) августа 1858

г., предусматривавшую, что Молдавское и Валашское княжества будут иметь каждое своего господаря, законодательное Собрание и правительство, а также отдельные армии. Единственными общими учреждениями для обоих княжеств являлись Верховный суд и Центральная комиссия в Фокшани, которая должна была заняться кодификацией существующих законов с тем, чтобы в будущем в обоих княжествах они были едиными14.

Таким образом, Парижская конвенция фактически узаконила сепарацию Дунайских княжеств и, по меткому выражению русского посла во Франции П. Д. Киселева, предоставила лишь «тень удовлетворения унионистам». Естественно, что они постарались обойти предписания этого творения «европейского ареопага». 5

января 1859 г. Выборное собрание в Яссах избрало господарем Молдавии Александра Кузу — помещика из древнего боярского рода, сближавшегося со средними обуржуазивающимися землевладельцами, участника революционного движения 1848 г., ставшего известным оппозиционностью по отношению к протурецкому каймакану Молдавского княжества Вогоридесу15.

Используя поддержку городских низов Бухареста и жителей окрестных сел, унионисты добились избрания А. Кузы и на престол Валахии16. Тем самым между княжествами была установлена личная уния, положившая начало румынскому национальному государству.

Двойное избрание А. Кузы поставило великие державы перед свершившимся фактом и вынудило их заняться вплотную вопросом о Дунайских княжествах.

Стремясь укрепить свои экономические и политические позиции во вновь созданном государстве и рассматривая его как препятствие на пути Австрии на Балканы, Франция поддержала двойное избрание А. Кузы. За ней последовала Сардиния, которая намеревалась использовать это событие как прецедент в деле объединения Италии17. Руководствуясь стратегическим внешнеполитическим курсом, направленным на ослабление Османской империи и Австрии, добиваясь при этом упрочения собственных по зиций на Дунае и стремясь внести раскол между Парижем и Лондоном, царская Россия также поддержала двойное избрание А. Кузы на престол Молдавии и Валахии18.

Порта, естественно, была против объединения Дунайских княжеств, опасаясь, что это может впоследствии привести к их выходу из-под сюзеренитета Османской империи. Не хотела признать двойное избрание А. Кузы и Вена, поскольку там понимали, что новое усилившееся государство вряд ли удастся захватить19. Австрийский канцлер Буоль заявил, что двойное избранйе Кузы «блестяще увенчало происки партии беспорядка и анархии», как он называл унионистов20. Английские дипломаты, верные своей традиционной политике поддержки Османской империи, также выступили против такого пути решения рассматриваемого вопроса21. «Необходимо принять меры и обуздать этих людей», — заявил П. Д. Киселеву английский посол в Париже Каули22.

Поэтому Парижская конференция держав, созванная в апреле 1859

г., не приняла единогласного решения относительно двойного избрания А. Кузы. Турция и Австрия выступили против свершившегося факта23.

Это вызвало глубокое недовольство унионистов. Реакционное же боярство попыталось использовать создавшееся положение в целях свержения Кузы и добилось падения правительств в обоих княжествах24.

Перед Кузой встал вопрос: что делать дальше? Следовать советам консулов покровительствующих держав, предлагавших ждать разрешения проблемы объединения их правительствами, или, опираясь на внутренние силы, форсировать формирование единого Румынского государства. А. Куза выбрал второе и, несмотря на возражения держав, назначил в апреле 1859 г. собрание членов Центральной выборной комиссии в Фокшани.

Вскоре международная обстановка изменилась. Австрия потерпела поражение в франко-итало-австрийской войне 1859 г. и не могла активно действовать против двойного избрания Кузы. Турция, оставшись в одиночестве, должна была уступить. 25

августа (6 сентября) 1859 г. Парижская конференция представителей европейских держав признала двойное избрание А. Ку- зы25. «Незаконнорожденный сын обоих княжеств»26, как назвал А. Кузу английский консул в Яссах Черчилль, был узаконен.

Однако признание личной унии княжеств было лишь первым шагом на пути формирования Румынского государства. В стране по-прежнему действовали два правительства — в Яссах и Бухаресте — и три законодательных собрания — в упомянутых столицах и в пограничном городе Фокшани. Министр иностранных дел Молдавского княжества, выдающийся поэт В. Александри подчеркивал, что «сформировать націню, урегулировать администрацию не является делом нескольких недель, как, например, назначение главы государства, а трудоемким и тяжелым результатом многнх лет. В течение этих лет противоположные интересы обязательно породят борьбу, интриги и, может быть, даже атаки и клевету внутренних и внешних врагов»27. Эти слова оказались пророческими.

Наиболее крупные бояре, опасаясь потери своих феодальных привилегий в результате объединения княжеств и их развития по капиталистическому пути, отстаивали сепарацию28. Наоборот, представители буржуазии, средние и мелкие помещики, интеллигенция, взгляды которых выражали газеты «Ромынул», «Реформа» и «Дымбовица», выступали за сохранение и развитие объединения.

Растущее унионистское движение в стране заставило- молдавское и валашское правительства активнее выступать за завершение политического и административного объединения Молдавского и Валашского княжеств в единое Румынское государство. «Заранее сознаем, что централизация администрации и законодательной власти Объединенных княжеств стала первостепенной необходимостью»29,— провозглашалось 4 (16) мая 1860 г. в программе нового правительства Молдавского княжества, которое возглавил передовой представитель интересов нарождавшейся буржуазии Михаил Когэлничану.

В том же месяцу в княжеской канцелярии был подготовлен проект ноты к английскому министру иностранных дел Малмсбери, в котором обосновывалась необходимость окончательного политического и административного объединения Молдавского и Валашского княжеств в единое государство30. В октябре Куза заявил австрийскому генеральному консулу Эдеру, что невозможно управлять страной при наличии двух правительств и трех законодательных собраний: половина времени уходит на дорогу между двумя

Archives diplomatiques..., t. 2, p. 166—168. 26

АВПР, ф. Посольство в Константинополе, 1859, д. 1529, л. 344. 27

Studii privind Unirea Principatelor. Bucure^ti, 1960, p. 415. 28

Gane N. Din timpurile Unirii.— Marturii despre Unire. Bucuresti, 1959, p. 384. 29

Studii privind Unirea Principatelor, p. 428. 30

Arhiva Cuza, v. IV, f. 1.

столицами — Яссами и Бухарестом. Куза требовал концентрации всех государственных органов в Бухаресте25.

Вскоре было произведено слияние армий, таможенных учреждений и телеграфных администраций обоих княжеств, унифицирован курс монет, объединена администрация обеих частей г. Фок- шани, входивших прежде в состав разных княжеств26. Учреждения обоих княжеств стали связываться непосредственно друг с другом, а не через министерства иностранных дел, как было прежде. Центральная комиссия, образованная осенью 1861 г., приступила, хотя и очень медленно, к подготовке законов, которые бы действовали в обоих княжествах, а также формированию центральных органов власти в Бухаресте27.

В целях практического осуществления мероприятий по объединению в Молдавском княжестве был назначен премьер-министром валах Ион Гика, а вице-председателем выборного собрания — А. Г. Голеску. В Валахию был послан премьер-министром молдаванин М. К. Епуряну28. Но в общем в Объединенных княжествах усиливались позиции господствующих классов Валахии.

В июне представителю Объединенных княжеств в Константинополе К- Негри был направлен меморандум, в котором настоятельно запрашивалось разрешение держав на слияние молдавского и валашского правительств и трех законодательных собраний. Но на этот раз даже французский и сардинский послы не поддержали просьбу Объединенных княжеств. Они упорно советовали Кузе поехать в Константинополь для улаживания вопроса непосредственно с Портой29.

После некоторых колебаний Куза в сентябре 1860 г. отправился в Константинополь. Вопреки ожиданиям, прием ему был оказан хороший: в его честь гремели орудийные залпы и рассыпались огнями торжественные фейерверки, давались обеды и ужины, устраивались спектакли. Султан преподнес Кузе саблю, усыпанную бриллиантами, и орден Меджидие I степени30. Но Порта ни на йоту не пошла на уступки румынскому князю в политическом и административном объединении княжеств. Не оправдались надежды Кузы и на поддержку послов покровительствующих держав31.

Вернувшись домой, Куза в декабре 1860 г. послал великим державам меморандум и письма с просьбой разрешить политичес кое и административное объединение княжеств и некоторое расширение избирательного права

Одиако державы занимались улаживанием вооруженного конфликта в Снрин. Они были недовольны концентрацией венгерских революционных эмигрантов в Объединенных княжествах и привозом для них контрабандным путем сардинского оружия, активизацией в княжествах радикалов, которых необоснованно считали «ужасными революционерами» и опасными «красными», волнениями в городах Крайова и Плоешти. Протесты Порты и Австрии, колебания Англии, наконец, некоторое ухудшение отношений с Россией — все это мешало решению вопроса об объединении32.

Турция и Австрия требовали гарантий, что княжества не попытаются остаться объединенными и после окончания правления Кузы. 14

(26) сентября 1861 г. была созвана конференция послов покровительствующих держав в Константинополе, на которой турецкие представители выдвинули требование предоставить их стране право военной интервенции в Объединенные княжества. Однако русский посол Лобанов-Ростовский и его французский коллега Лаллеман заявили, что Порта должна придерживаться сентябрьского протокола Парижской конференции 1859 г., который не позволял ей без разрешения покровительствующих держав вводить войска в княжества33.

После переговоров с румынской делегацией в Ливадии Россия обещала поддержать объединенный статус княжеств34. Под влиянием Франции несколько изменила свою позицию и Англия.

Опасаясь, как бы Куза и его советники вообще не обошлись без санкции покровительствующих держав, Порта предложила проект фирмана, согласно которому разрешалось административное объединение княжеств на время правления Кузы, после чего вопрос о их статусе вновь подлежал разрешению держав. Кроме того, фирман предусматривал сохранение границы между Молдавией и Валахией и образование в них провинциальных советов, с которыми надо было консультироваться при принятии законов35.

Россия, Франция и Сардиния приняли этот фирман с оговорками. Куза тоже не торопился объявить его населению княжеств. Лишь 11 (23) декабря 1861 г. он впервые в прокламации официально провозгласил объединение княжеств. Борьба за полное политическое и административное объединение Молдавии и Валахии в единое Румынское государство завершилась.

Таким образом, как мы убедились, великие державы по-разному относились к объединению Молдавии и Валахии. Турция и поддерживающие ее державы — Австрия и в большинстве случаев Англия, руководствуясь не только политическими, но и экономическими интересами, были против этого акта. Россия, Франция и Сардиния, каждая исходя из своих интересов, признали двойное избрание Александра Кузы и полное административное объединение Молдавии и Валахии. Особенно большую роль в сохранении и расширении автономии Дунайских княжеств, а также предотвращении попыток Турции и ее покровителей оккупировать Румынию сыграла Россия.

В то время как царское правительство выступало за объединение Молдавии и Валахии лишь на основе дипломатической договоренности великих держав, русские революционные демократы (Н. Г. Чернышевский, Н. А. Добролюбов, А. И. Герцен) и демократическая печать высказывались за объединение Дунайских княжеств «снизу», на демократической основе, подчиняя этот вопрос общим задачам революционной борьбы за социальное и национальное освобождение румынских трудящихся36.

I 2.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. ОЧЕРКИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ РУМЫНИИ (1859—1944). 1983

Еще по теме Политическое и административное объединение Дунайских княжеств (1859—1861):

  1. Коллектив авторов. ОЧЕРКИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ РУМЫНИИ (1859—1944), 1983
  2. Политическая система и политические объединения
  3. О ПОЛИТИЧЕСКИХ ОБЪЕДИНЕНИЯХ В СОЕДИНЕННЫХ ШТАТАХ
  4. 4. ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА И ПОИСКИ ПУТЕЙ К ОБЪЕДИНЕНИЮ КИТАЯ
  5. § 2. Объединенная политическая организация Национальный фронт и массовые общественные организации
  6. 4. «УЗУРПАТОРЫ» ДУНАЙСКИХ ПРОВИНЦИЙ
  7. Дунайская кампания 1853-1854 годов
  8. АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВОНАРУШЕНИЕ И АДМИНИСТРАТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
  9. Административное задержание и административный арест
  10. Административное правонарушение и административная ответственност
  11. Административные правонарушения и административная ответственность
  12. Дж. Дьюи (1859-1952)
  13. Глава XII Анастасий (491-518), Положение дел на дунайской границе. Виталиан. Персидская война
  14. 1859 Литературные мелочи прошлого года
  15. 1861 ГОД. ОТЪЕЗД МУРАВЬЕВА. шш