<<
>>

Обострение внутриполитического положения в годы мирового экономического кризиса (1929—1933)

Приход к власти национал-царанистского правительства почти совпал с началом мирового экономичекого кризиса 1929— 1933 гг., который сильно ударил и по Румынии686. Уже в конце 1928 г.
наблюдался спад производства в пищевой и кожевенной отраслях промышленности. В последующие годы кризис охватил остальные отрасли промышленного производства. Общий объем промышленной продукции в стране сократился в 1932 г. по сравнению с 1928 г. на 40%. В основном разорялись и закрывались мелкие и средние предприятия.

В Румынии, как и в других капиталистических странах, в годы кризиса заметно усилился процесс концентрации и централизации промышленного и банковского капитала. За 1928— 1936~ггГ число акционерных обществ с капиталом более 1 млрд. лей увеличилось с 5 до 13, в них сконцентрировалось 48% всех капиталовложений.

Особенно тяжело отразился кризис на сельском хозяйстве. Его доходность в результате падения мировых цен на сельскохозяйственную продукцию уменьшилась более чем на 55%. Все это сопровождалось ухудшением структуры сельскохозяйственного производства, сокращением площадей под техническими культурами, деградацией виноградарства, садоводства и т. д. Так как Румыния продолжала быть преимущественно аграрной страной, национальный доход которой во многом зависел от экспорта продуктов сельского хозяйства, экономическое положение ее стало катастрофическим.

Резко ухудшилось в 1929—1933 гг. и без того тяжелое' положение румынских трудящихся, за счет которых эксплуататорские классы стремились выйти из кризиса. Количество полностью и частично безработных в Румынии составило около 600 тыс. (вместе с семьями — до 2 млн. человек). Это были люди, лишенные всяких средств к существованию. Наличие огромной резервной армии труда позволило капиталистам вновь удлинить рабочий день до 12 и более часов, резко снизить заработную плату при одновременной интенсификации труда на предприятиях.

Тяжкие страдания выпали на долю трудового крестьянства страны.

Падение цен на сельхозпродукты привело к разорению десятков тысяч мелких и средних крестьянских хозяйств. Продажа крестьянского имущества с молотка стала в годы кризиса массовым явлением.

В этой обстановке в Румынии, как и во всем капиталистическом мире, происходит подъем революционного движения. Тут и раскрылось истинное лицо лидеров НЦП. Одной из первых акций правительства Маниу стал разгон участников конгресса унитарных профсоюзов, проходившего в апреле 1929 г. в Тимишоаре. Многие делегаты его были арестованы, профсоюзные организации распущены. За этой акцией последовал расстрел шахтеров Лупе- ни, выступивших с требованиями улучшения труда и возвращения уволенных товарищей. Свыше 100 человек были убиты и ранены.

Антинародная направленность политического курса НЦП вызвала мощный отпор со стороны трудящихся масс, что способствовало дестабилизации буржуазной политической системы Румынии. Показателями нарастания политического кризиса в годы правления НЦП явились смена 9 кабинетов, проведение трех парламентских выборов (несмотря на законодательно установленный срок легислатуры в 4 года), разложение буржуазной партийной системы. Если в 1928 г. насчитывалось 7 буржуазных политических партий и группировок, то в 1932 г. вследствие многочисленных расколов — уже 17. Каждая из них пыталась выдать себя за истинную защитницу интересов народа, не скупясь на демагогические обещания трудящимся массам, другим слоям населения с тем, чтобы ослабить их сопротивление политике господствующих классов.

Стремясь упрочить свои позиции, установить безраздельный контроль над государственным аппаратом, правительство Маниу провело в 1929 г. новый административный закон. Он предусматривал некоторое расширение функций местных административных органов, одновременно усиливая контроль из центра, особенно со стороны министерства внутренних дел. Проведение закона в жизнь дало правительству возможность в кратчайший срок перетряхнуть весь состав государственного аппарата в центре и на местах и посадить на ключевые посты ставленников правящей партии.

Сменявшиеся кабинеты национал-царанистов пытались найти выход из кризиса в получении иностранных займов.

Первый «заем стабилизации» правительство Маниу заключило в 1929 г., согласившись на установление иностранного контроля над Национальным банком Румынии. Через два года второй значительный «заем развития», предоставленный иностранными кредиторами, был гарантирован доходами от государственных монополий на соль и табак, предоставлением шведскому спичечному тресту 30-летней монополии на производство и торговлю спичками в Румынии и другой шведской фирме—концессии на строительство шоссейных дорог. В рамках национал-царанистской доктрины «открытых дверей» американскому тресту «Интернейшнл телефон энд телеграф корпорейшн» была отдана в концессию вся телефонная сеть Румынии за мизерный заем в 8 млн. долларов. При заключении иностранных займов и предоставлении концессий наживались на комиссионных многие представители правящей верхушки687.

Чтобы обеспечить и закрепить свои экономические позиции в стране, держать под контролем ее политическую ориентацию, монополисты Запада способствовали возвращению в Румынию принца Кароля. Его сторонники в стране воспользовались отставкой либералов, чтобы осуществить реставрацию. Несмотря на некоторые разногласия по этому вопросу в правительстве и значительную оппозицию внутри ряда буржуазных партий, 8

нюня 1930 г. парламент подтвердил право Кароля на наследование престола. Возведение Кароля на трон положило конец династическому кризису, однако вызвало новые противоречия в правящих кругах в связи с начавшейся перегруппировкой сил внутри лагеря господствующих классов.

Центром механизма политической власти вновь становилась монархия. Кароль не скрывал авторитарных устремлений, симпатий к порядкам фашистских государств, методам фашистских диктаторов. Но первая же его попытка установить режим личной власти окончилась неудачей. Поручение, данное им реакционному генералу Презану — сформировать правительство из представителей всех буржуазных партий, — натолкнулось на сопротивление либералов и цараннстов, поскольку ни те, ни другие ие желали.ни с кем делить власть.

Созданный 30 июня 1930 г. кабинет вновь ненадолго возглавил Ю. Маниу. Но Кароль активно вмешивался в дела правительства, стремясь сосредоточить в своих руках все нити управления, что послужило причиной его первого конфликта с Маниу. В противовес последнему король поощрял оппозиционеров в рядах НЦП. Одновременно он пытался добиться примирения с верхушкой НЛП, резко выступившей против его возвращения в страну. Смерть лидера НЛП В. Брэтиану в конце 1930 г. в известной мере способствовала повороту части национал-либералов в сторону сближения с Каролем. Увеличивалась группа его сторонников в высшем командном составе армии. Уже в октябре 1930

г. Кароль утвердил нового главу национал-царанистского правительства — Г. Миронеску688.

Годы правления НЦП ознаменовались широким наступлением на жизненный уровень и права трудящихся, за счет которых господствующие классы пытались «вывести страну из кризиса». Проявлением этой политики стало, в частности, проведение в жизнь трех «жертвенных кривых», которые предусматривали массовые увольнения рабочих государственных предприятий и государственных служащих и понижение их заработной платы (1931, 1932, 1933).

Вместо обещанной крестьянам «новой аграрной реформы», которая улучшила бы их положение, закон «о движении сельскохозяйственных имуществ» (1929) разрешил свободную продажу земельных участков, полученных в результате реформы 1918— 1921

гг. Обоснованный ссылкой на необходимость «естественного отбора серьезных земледельцев»689, этот акт давал кулачеству возможность скупать земли разорившихся, задолжавших ростовщикам и банкам крестьян.

В интересах помещиков, кулаков, оптовых хлеботорговцев в 1931

г. были отменены пошлины на экспорт зерна, а затем введены премии за экспорт муки. Расходы по этим премиям возмещались специально введенным налогом на печеный хлеб, который лег дополнительной тяжестью на плечи трудящихся.

Одной из острейших экономических и социальных проблем в годы кризиса стала проблема крестьянской задолженности. Падение сельскохозяйственных цен подорвало платежеспособность подавляющего большинства крестьянских хозяйств, а попытки взыскивать долги путем усиления административно-полицейского пресса вызывали растущее озлобление, протест и сопротивление в деревне. В этих условиях правительство было вынуждено в конце 1931 г. временно запретить продажу имущества за долги, а в 1932

г. принять два закона «об оздоровлении и конверсии долгов». Суть их сводилась к следующему: государство брало на себя расчеты с кредиторами, немедленно выплачивало им определенную часть задолженности и гарантировало получение остальной. Крестьяне же должны были выплачивать свой долг в течение 30 лет при 4% годовых. При этом сумма долга сокращалась наполовину для хозяйств площадью до 10 га, а для больших в случае признанной властями необходимости могла быть сокращена до 60%. При неуплате трех годовых взносов имущество неисправного должника подлежало распродаже. Принимая на себя часть крестьянских долгов, государство рассчитывало возместить расходы за счет налогоплательщиков. Весной 1933 г. закон

о конверсии был отменен и заменен отсрочкой платежей. Лишь в апреле 1934 г. был принят окончательно закон «О ликвидации сельскохозяйственных и городских долгов», в соответствии с которым остатки долгов подлежали погашению в течение 17 лет с уплатой 3% годовых. Все эти меры имели целью, с одной сто роны, спасти положение кредиторов (банков и других кредитных учреждений), а с другой — приглушить крестьянское недовольство, приостановить революционизирование румынской деревни.

Между тем Кароль продолжал попытки создать послушное «коалиционное» правительство. После неудачи очередной попытки такого рода, предпринятой в апреле 1931 г. с помощью Н. Титу- леску, к власти было призвано правительство «национального единства» во главе с Н. йоргой — К. Арджетояну. Но их кабинет, рьяно проводивший курс на утверждение «твердого порядка» методами жестоких репрессии, просуществовал всего год. В мае 1932 г. у кормила правления вновь оказались национал-цара- нисты. Образованные ими правительства поочередно возглавляли А. Вайда-Воевод и Ю. Маниу. Они продолжали линию на подавление революционного движения. В феврале 1933 г. власти потопили в крови выступление железнодорожников Гривицы (Бухарест), что вызвало волну протестов в Румынии и за рубежом. После этой расправы А. Вайда-Воевод недвусмысленно заявил: «Нужно спасти страну, переступив через все законы, через все порядки, через все конституции. Пусть будет диктатура, но страну надо спасти»690. В феврале 1933 г. было введено осадное положение в промышленных центрах, в марте и мае приняты добавления к антирабочему закону Мырзеску, предусматривавшие более жесткие наказания за выступления против властей. В этом году в стране не было города или района, где бы ни проводились массовые аресты, где бы рабочих ни пытали в застенках сигуранцы. Инсценировались десятки процессов, только в Бухаресте одновременно состоялось более 25 процессов над политзаключенными691. В течение упомянутого года военные трибуналы Румынии вынесли борцам рабочего движения приговоры, общин срок заключения по которым превышал 2500 лет692. Особенно жестокий полицейский режим царил на оккупированных советских территориях.

Напуганные ростом революционного движения в стране в годы экономического кризиса, правящие круги буржуазно-помещи- чьей Румынии стали на путь фашизации, всячески поощряя деятельность фашистских организаций и партий.

Фашистское движение зародилось в Румынии еще в начале 20-х гг. Наиболее крупной фашистской организацией была Лига национал-христианской защиты, созданная в 1923 г. махоовым реакционером, профессором Ясского университета -А. Кузой. В нее влилась и заговорщическая террористическая группа «Ассоциация христианских студентов», руководимая К- Кодряну. На заре своей карьеры последний «отличился» тем, что в отместку за арест застрелил префекта полиции г. Яссы. Не сумев стать лиде ром Лиги, К. Кодряну увел из нее своих сторонников и в 1927 г. создал новую фашистскую организацию — «Легион Михаила Архангела». В 1929 г. к ней присоединилась фашистская группа «Братья по кресту», действовавшая в Галаце. Все эти организации и группы, несмотря на различные оттенки, имели ярко выраженный антикоммунистический и антисемитский характер.

В 1931 г. легион был переименован в «Железную гвардию», организованную по военному образцу. Она готовила вооруженные банды наподобие гитлеровских штурмовиков, предназначенные для борьбы с революционным движением и в конечном счете для захвата власти и установления фашистского режима в Румынии693.

В конце 20-х — начале 30-х гг. фашистское движение в Румынии не имело поддержки в низах. На парламентских выборах 1931

г. за «Железную гвардию» был подан лишь 1% голосов избирателей. Бурный рост классовой борьбы в годы кризиса побудил правящие круги задуматься над возможностью использовать железногвардейцев против революционного движения. А. Вайда-Воевод стал для них «крестным отцом». Впоследствии он заявил: «В моем сознании я — почетный легионер. Они — мои дети, которых я прижал к груди»694. Благодаря поддержке правительства А. Вайды-Воевода «Железная гвардия» во время выборов в июле 1932 г. провела 5 своих кандидатов в парламент695.

Железногвардейцы терроризировали коммунистов, других прогрессивных деятелей, вели разнузданную антисоветскую пропаганду, разжигали национальную рознь, устраивали еврейские погромы. Чтобы создать себе массовую базу, они широко прибегали к социальной демагогии. Так, в аграрном вопросе был выдвинут громкий, но нарочито расплывчатый лозунг «Каждому по погону земли» (погон — 0,5 га). Крестьянам обещали освобождение от ростовщической кабалы, обременительных налогов и пр. Рабочих железногвардейцы пытались привлечь сказками о «легионерском социализме», при котором будет осуществлена «полная оплата труда» (путем участия рабочих в прибылях, создания производственных кооперативов и пр.). Вожаки «Железной гвардии» демагогически бичевали существующий режим, изобличали коррупцию и падение нравов. Эксплуатируя на тяге масс к социальной справедливости; легионеры сумели завоевать популярность и приобрести сторонников в мелкобуржуазных слоях города, зажиточном крестьянстве, среди отсталых рабочих. Этому способствовало также использование религиозных предрассудков, националистических чувств. В рядах организации насаждался мистицизм в сочетании с культом смерти, что должно было подготовить рядовых членов к самопожертвованию в борьбе за власть. В вопросах внешней политики «Железная гвардия» ратовала за ориентацию на гитлеровскую Германию. Деятельность этой фашистской организации особенно активизировалась после прихода Гитлера к власти в Германии. Гитлеровцы отводили молодчикам К. Кодря- ну важную роль в своих планах порабощения Румынии, привязывания ее к политике германского рейха. Они стали щедро финансировать «Железную гвардию», превратив ее в свою «пятую колонну» в Румынии. 3.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. ОЧЕРКИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ РУМЫНИИ (1859—1944). 1983

Еще по теме Обострение внутриполитического положения в годы мирового экономического кризиса (1929—1933):

  1. Подъем революционного движения в годы мирового экономического кризиса (1929—1933)
  2. § 4. Мировой экономический кризис 1929 - 1933 г.
  3. ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКОГО ПОЛОЖЕНИЯ
  4. ВЫСТУПЛЕНИЯ ТРУДЯЩИХСЯ В ГОДЫ МИРОВОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА
  5. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ГОДЫ МИРОВОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА И ОБРАЗОВАНИЕ ДВУХ ОЧАГОВ ВОЙНЫ
  6. 1. Обострение противоречий мирового развития в 1930-е годы. Начало Второй мировой войны
  7. 1.1. Обострение противоречий мирового развития в 1930-е годы
  8. Социальное, экономическое и внутриполитическое положение России на рубеже ХIХ-ХХ веков
  9. ОБОСТРЕНИЕ ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ
  10. ГЛАВА 9 НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ БОРЬБА В ЗАВИСИМЫХ И КОЛОНИАЛЬНЫХ СТРАНАХ В ГОДЫ МИРОВОГО КРИЗИСА
  11. Влияние мирового экономического кризиса на Аргентину
  12. Влияние мирового экономического кризиса на Кубу
  13. ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКИЙ КРИЗИС