<<
>>

№ 32 Доклад главы делегации Московской патриархии архиепископа Псковского и Порховского Григория в Совет по делам РПЦ о пребывании в Болгарии[32]

г. София—Москва[Не ранее 23 апреля 1945 г.р-

СЕКРЕТНО

ГРИГОРИЯ, АРХИЕПИСКОПА ПСКОВСКОГО

И ПОРХОВСКОГО, ВОЗГЛАВЛЯВШЕГО ДЕЛЕГАЦИЮ ОТ МОСКОВСКОГО ПАТРИАРХА В БОЛГАРИЮ К ЭКЗАРХУ МИТРОПОЛИТУ СТЕФАНУ

ДОКЛАД

Делегация от Московского патриарха в составе: архиепископа Григория, архимандрита Иоанна, протоиерея К.

Мещерского и доцента А. И. Георгиевского пробыла в Болгарии с 6 по 23 апреля 1945 г.

Встреченная на аэродроме представителями церкви и гражданской власти, она все время пользовалась полным вниманием со стороны всего населения как представительница Русской православной церкви и русского народа.

В день приезда, 6 апреля, делегация представилась экзарху Болгарии[33] митрополиту Стефану, который приветствовал ее речью, высказав радость и благодарность Русской церкви и заверив в полной преданности ей и русскому народу. Глава делегации архиепископ Григорий в ответственной[34] речи приветствовал экзарха от имени Московского патриарха с избранием его главой Болгарской церкви и с воссоединением Болгарской церкви с Вселенским патриархом через снятие схизмы и передал экзарху приветственное послание Московского патриарха, его портрет и присланные книги в подарок экзарху, представив ему членов делегации.

В течение пребывания делегации в Софии экзарх ежедневно принимал ее у себя, показал ей все храмы, представил ей всех членов Синода, находившихся в то время в Софии на сессии, где вырабатывалось новое «Положение о Болгарской церкви», приглашал к участию в богослужении, причем в своих обращениях к народу всегда особенно и горячо подчеркивал значение Русской православной церкви и русского народа для Болгарии. Архиепископ Григорий и другие члены делегации участвовали в служении с экзархом и всем епископатом 8 апреля и в посвящении нового епископа Парфения, а 22 апреля совершали по предложению экзарха «русское богослужение».

С 9 по 15 апреля делегация посетила города Пловдив, Асеновград, Банковский монастырь, Казанлык, Шипку, Габро- во, Дряново, Дряновский монастырь, Тырново, Севлиево, Троян и Троянский монастырь, Ловеч, Плевну, Горный Дубник и 16—17 апреля — Рильский монастырь. Во всех этих местах делегации бьши устроены торжественные встречи при массе народа, при участии представителей военных и гражданских властей, Отечественного фронта и других организаций, учительского состава, учащейся молодежи, детей, рабочих вагонного завода (в Дрянове) — с приветственными речами, в которых ярко выражалась благодарность русскому народу за двойное освобождение (от турецкого ига в 1878 г. и от фашизма в 1944 г.) и заверялась преданность России. На все приветствия архиепископ Григорий отвечал речами, выясняя цель посланной Московским патриархом делегации, подчеркивая бескорыстную дружбу русского народа к болгарскому и радость Русской церкви к братской Болгарской по поводу воссоединения ее с Вселенским патриархом. На Шипке, в Горном Дубнике и Плевне бьши совершены заупокойные богослужения о павших воинах с соответствующими речами. Везде проявлялось восторженное отношение населения к представителям Русской церкви и к русскому народу.

В Софии в честь делегации бьши устроены приемы экзархом, генерал-полковником Бирюзовым, министром иностранных дел Стайновым, Богословским факультетом университета, Союзом священников.

Кроме храмов делегация посетила Пловдивскую духовную семинарию, инвалидный дом на Шипке, памятники войны 1877—1878 гг. и музеи в Плевне; беседовала с болгарским духовенством в Софии (в их общем собрании), посетила Русскую церковь для русских, живущих в Софии.

Делегация застала Болгарскую церковь (духовенство) в несколько смущенном состоянии: после переворота 9 сентября 1944 г. иерархия боялась, не зная, какую позицию в отношении церкви займет правительство Отечественного фронта. Среди духовенства образовался Союз священников, комитет, который начал проявлять тенденцию, подобную тем, какие проявили в первые годы наши русские обновленцы (те же вопросы о браке епископов, второбрачии священников и т.п.), дисциплина пошатнулась, священники занялись выработкой (очень) «левого» устава.

Разъяснение о положении церкви Русской и особенно Положение об управлении РПЦ, привезенное делегацией, отрезвило комитет священников, дало опору Синоду в направлении жизни Болгарской церкви на твердых канонических началах и указало правительству пример установления нормальных отношений между церковью и государством. Один из регентов (Павлов) просил архиепископа Григория доставить ему экземпляр Положения для ориентировки при выработке Положения для Болгарской церкви.

Нужно сказать, что, как заявляли некоторые в своих речах, население Болгарии было провокационно осведомлено фашистской пропагандой, что в России «все церкви закрыты, духовенство уничтожено, религии нет». Разъяснение делегации явилось для массы откровением, и она воочию убедилась в противном и с тем большей радостью высказала свое преданное отношение и к Русской церкви, и к советскому правительству во главе с товарищем СТАЛИНЫМ, и к русскому народу вообще. Русские эмигранты не отставали в этом отношении от массы, так как также «затуманены» были нелепыми сообщениями о положении в России, и со слезами на глазах просили передать поклон русской земле, горя желанием возвратиться на Родину.

Переходя к характеристике отдельных лиц из церковной иерархии, которых приходилось наблюдать делегации, она вынесла следующее впечатление:

экзарх митрополит Софийский Стефан, несомненно, самый умный из архиереев, пользуется большим авторитетом среди болгар, большой дипломат и до мозга костей политик. По-видимому, его отношение к немцам, по существу, было отрицательным, хотя он принужден был лавировать. Англоманство в нем скрытно, вероятно, еще есть в некоторой степени и теперь. Но сейчас он чрезвычайно ярко проявляет свое русофильство и, можно думать, что это направление сейчас в нем ([может быть], отчасти в связи с внешними обстоятельствами) твердо5. Идею славянства и его объединения под главенством России он громко заявляет в своих речах (между прочим — он очень хороший и горячий оратор). О своих митрополитах он отзывался как о «немцах», о митрополите Иосифе как о «ренегате».

Тем не менее эти «немцы»-митрополиты являются его ближайшими помощниками (м. Михаил и м. Паисий), хотя вообще он всех их держит довольно властно... Теперь он приблизил к себе и поставил на ответственные должности наилучших людей русофильского направления — новорукоположенного епископа Парфения, архимандрита Мефодия (протосингела Синода), иеродиаконов — Александра и Григория, иеромонаха Серафима.

Эти лица — духовные воспитанники управляющего русскими приходами архиепископа Серафима Соболева, человека аполитичного, безусловно, духовного, но очень «узкого» и политически довольно тупого, пользующегося, однако, большим уважением прихода. Он сейчас прислал патриарху просьбу о принятии его с 7 приходами и священниками в юрисдикцию Московского патриарха. Такую же просьбу прислали священники из русских М. Матвеев и Дугин. Просил лично архиепископа Григория о переходе в Россию и священник Всеволод Шпиллер, человек образованный, состоящий сейчас (вместе со священником Дымов- ским И.) негласным советником у министра иностранных дел по вопросам, касающимся Русской церкви.

Русские приходы и их управляющий архиепископ Серафим сейчас находятся в довольно скудном материальном положении и боятся, что та небольшая субсидия, которая выдавалась правительством, может отпасть с отделением церкви от государства. Сейчас, когда церковь св. Николая, в которой молились русские эмигранты, сгорела во время обстрела, им предоставлена очень маленькая (катакомбная) церковь св. Параскевы, они ждут передачи б[ывшей] посольской церкви. Но эта последняя должна быть сначала отремонтирована от разрушений, полученных при бомбежке города англичанами; а этот ремонт, по заявлению художника, едва ли закончится (и то лишь передней к алтарю части) только к сентябрю.

Имея в виду возможность некоторого проявления сдержанного в отношении к России направления части митрополитов — членов Синода, архиепископ Григорий беседовал с митрополитом Иосифом, предупредив его, в оберегании русских интересов, в случае если бы оказались некоторые поползновения в другом направлении со стороны его сочленов.

Передача именно ему портретов патриарха Алексия подкрепила его в этом отношении, и он, очень польщенный (по сравнению с прочими), написал письмо патриарху Алексию с выражением полной преданности. Были деликатные намеки со стороны архиепископа Григория в этом направлении и в отношении митрополитов Филарета и Кирилла.

В богословском факультете Софийского университета была прочитана публичная лекция доцентом А.И. Георгиевским, вызвавшая общее одобрение.

В настоящее время в Болгарии имеются: один Богословский факультет при Софийском университете (с 9 сентября число слушателей сразу сократилось наполовину — до 150 чел.); две духовные семинарии в Софии (100) и в Пловдиве (временно находятся в Бачковском монастыре, насчитывается 250 чел.) и одни пастырские курсы в Софии.

Для Богословского института протопресвитер Щавельский прислал несколько книг своего сочинения, а родственник умершего в Софии профессора H.H. Глубоковского передал несколько сочинений покойного в распоряжение Богословского института с просьбой о содействии за это в постановке памятника на могиле H.H. Глубоковского.

ГА РФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 16. Л. 85-90. Копия.

На документе имеется следующая резолюция: «Лично т. Белыше- ву — К 15 часам 26/1V подготовьте проект докладной записки на имя т. Сталина и доложите мне. Карпов. 25/1V».

Датируется по времени пребывания делегации в Болгарии.

Софийский митрополит Стефан был избран экзархом на Соборе Болгарской православной церкви 21 января 1945 г.

Так в тексте. Следует читать: ответной.

Данная характеристика экзарха Стефана была продублирована и в докладной записке архиепископа Григория в Совет по делам РПЦ от

апреля 1945 г. Приводим ее полный текст:

«Докладная записка.

Болгарский экзарх митр. Стефан совершенно доверительно сообщил мне для доклада Святейшему патриарху Алексию, что в настоящий момент сложилась очень благоприятная для русских интересов обстановка в Константинополе. Афинское правительство, недовольное снятием схизмы Вселенским патриархом с Болгарской православной церкви, сначала снизило отпускаемую им субсидию на содержание Константинопольского патриархата (с 500 до 200 турецких лир в месяц на каждого епископа), а сейчас объявило, что совершенно прекращает ее.

Это обстоятельство ставит Патриархат в очень тяжелое положение в материальном отношении.

Болгарский консул в Константинополе г. Поповский (по словам м[итр.] Стефана) специально приехал в Софию, ч[то]б[ы] повидаться с м. Стефаном и чрез него (пользуясь приездом в Болгарию делегации от Московского патриарха) довести до сведения патриарха Алексия и советского правительства, что было бы полезно для укрепления русского влияния в Константинополе (и вообще в Турции), если бы Константинопольскому патриархату была оказана из России материальная поддержка (примерно, по словам м. Стефана, тысяч в 20 турецких лир в месяц: по 1000 лир епископам — 12 тыс., и 8 тыс. патриарху). Если бы это было принято и сделано быстро и в полном секрете, то можно было бы предупредить возможность подобного же шага со стороны Англии, которая, если узнает, может воспользоваться этим обстоятельством для укрепления своего влияния там.

Архиепископ Григорий».

(ГА РФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 16. Л. 91-91 об.).

<< | >>
Источник: Т. В. Волокитина, Г. П. Мурашко, А. Ф. Носкова. Власть и церковь в Восточной Европе. 1944—1953 гг. Документы российских архивов: в 2 т. Т.1 : Власть и церковь в Восточной Европе. 1944-1948 гг. —2009. - 887 с. 2009

Еще по теме № 32 Доклад главы делегации Московской патриархии архиепископа Псковского и Порховского Григория в Совет по делам РПЦ о пребывании в Болгарии[32]:

  1. № 34 Доклад главы делегации Московской патриархии епископа Кировоградского Сергия в Совет по делам РПЦ о поездке в Югославию
  2. № 177 Справка Совета по делам РПЦ о беседах членов делегации РПЦ епископа Нестора и секретаря Московской патриархии Л.Н. Парийского с министром культов Венгрии Д. Ортутаи по вопросу о создании Венгерской православной церкви под юрисдикцией РПЦ
  3. № 145 Письмо Г.Г. Карпова Я.А. Малику о просьбе главы Албанской православной церкви архиепископа Христофора направить в Албанию делегацию Московской патриархии
  4. № 86 Справка Г.Г. Карпова о приеме в Совете по делам РПЦ главы делегации Общества польско-советской дружбы министра юстиции Г. Свентковского и беседе о конфессиональной ситуации в Польше[68]
  5. № 213 Письмо управляющего делами экзархата Московской патриархии в Чехословакии Б.Л. Черкеса в Совет по делам РПЦ о возможности перехода униатов в православие1
  6. № 68 Докладная записка Г.Г. Карпова Л.П. Берии по поводу приглашения делегации Московской патриархии и лично председателя Совета по делам Русской православной церкви на торжества по случаю 1000-летия кончины Св. Иоанна Рыльского1
  7. № 49 Письмо экзарха Стефана патриарху Алексию опредоставлении Болгарской церкви долгосрочного займа, возможности обучения болгарских студентов в духовных заведениях РПЦ, отношении патриарха и Совета по делам РПЦ к экуменическому движению и др.
  8. № 94 Из доклада Совета по делам РПЦ об итогах работы за 1946 год[71]
  9. № 135 Справка Совета по делам РПЦ о беседе посла СССР в Белграде А.И. Лаврентьева с председателем Совета министров ФНРЮ Э. Карделем относительно позиции патриарха Гавриила
  10. № 118 Справка Совета по делам РПЦ в связи с подготовкой визита в Москву делегации Албанской православной церкви
  11. № 167 Письмо Г.Г. Карпова К.Е. Ворошилову по вопросу о переходе венгерских православных приходов в юрисдикцию Московской патриархии и необходимости поездки делегации РПЦ в Венгрию1
  12. № 140 Справка Г.Г. Карпова о приеме членов болгарской партийной делегации для ознакомления с деятельностью Совета по делам РПЦ
  13. № 165 Справка заместителя заведующего Отделом по делам Центрального управления Русской православной церкви Совета по делам РПЦ B.C. Карповича о кандидатуре на пост патриарха Румынской православной церкви[127]
  14. № 185 Из дневника сотрудника Протокольного отдела МИД СССР С.М. Кудрявцева. Запись о встрече в Совете по делам РПЦ с членами делегаций православных церквей1
  15. № 125 Справка аппарата Совета по делам РПЦ о политической позиции патриарха Сербского Гавриила и митрополита Иосифа
  16. № 102 Письмо патриарха Алексия в Совет по делам РПЦ в связи с постановкой митрополитом Варшавским Дионисием вопроса об автокефалии православной церкви в Польше1
  17. № 134 Справка Совета по делам РПЦ о беседе первого секретаря посольства СССР в Белграде А.И. Иванова с патриархом Сербским Гавриилом