<<
>>

№ 66 Доклад епископа Кировоградского Сергия Г.Г. Карпову опребывании в Югославии1

г. Москва1 апреля 1946 г.

СЕКРЕТНО

Имею честь почтительнейше доложить об исполнении поручения, данного мне Его Святейшеством, по командировке в Югославию.

Прибыв в Белград 22 февраля в 18 часов, мы — т.е. я и Л.Н. Парийский, были встречены на Земунском аэродроме только секретарем советского посольства М.В. Жуковым, от Сербской патриархии никого не было, хотя тов. Жуков своевременно сообщил в Патриархию о нашем прибытии, но митрополит Иосиф не пожелал никого послать, чтобы нас встретить.

*От тов. Жукова мы узнали о решении сербского Св. Синода по чешскому вопросу и о приготовленном для нас меморандуме, доказывающем «научно-каноническую невозможность» передачи Чешской церкви в русскую юрисдикцию2*. Кроме того, политическая ситуация в Югославии была весьма напряженной; со стороны Юлийской Крайны стояли части польского генерала «гангстера» Андерса. **Там же находилась так называемая королевская армия генерала Радована Петровича. Сам бывший король прибыл в Рим для руководства возможными операциями против Югославской Республики. У него с Андерсом состоялись встречи, его же посетил и беседовал с ним «германский кнехт» — враг югославского народа Анте Павелич, живущий под гостеприимными сводами Ватикана. Внутри страны курсировали и готовились к нападению банды Драже Михайловича. Американский посол, аккредитованный в Белграде, выехал из Югославии, заявив, что он был аккредитован при короле, а не при маршале Тито. Все это мы узнали от тов. Жукова и от протоиерея Иоанна Сокаль, который посетил нас в гостинице3**. Католический архиепископ Алоизий Степинец4 открыто вел враждебную правительству деятельность, как в проповеди, так и в печати издаваемых им журналов. Вся эта ситуация вскружила голову митрополиту Иосифу и его окружению, и они ждали в марте—апреле «чрезвычайных событий», т.е. политического переворота и реставрации монархии Карагеоргиевичей.

Освоих симпатиях к бывшему королю и чаяниях «чрезвычайных событий» митрополит Иосиф и не пытался скрывать от нас. Все это осложнило наши переговоры с митрополитом Иосифом и надолго нас задержало.

На следующий день, 23 февраля, делегация была принята митрополитом Иосифом, и я вручил ему подарок патриарха — драгоценную митру и бумаги, ему адресованные. Митрополит Иосиф принял пакет с бумагами, обещал их изучить, и только лишь 27 февраля он снова принял нас для деловых переговоров и сообщил, что он один не вправе решать столь важный вопрос, как передача целой Церкви в другую юрисдикцию, что уже состоялось решение Св. Синода Сербской церкви, отрицательное для Русской церкви, т.к. Оломоуцкое постановление от 8 ноября

года Синод считает незаконным, ибо на собрании не было

ни одного епископа, и чехи предварительно не обращались к Сербской церкви-Матери, а поехали прямо в Москву. (Журнал Патриархии «Гласник» № 2, стр. 18 от 1 февраля 1946 года.) Далее митрополит Иосиф стал обвинять архиепископа Фотия Орловского и Брянского во враждебных и незаконных деяниях по отношению к Сербской церкви, а именно в том, что архиепископ Фотий сам стал уговаривать чехов переменить юрисдикцию сербскую на русскую, что явился он в Прагу без приглашения и без предупреждения, что архиепископ Фотий без благословения епископа-администратора Чешской епархии Да- маскина самовольно служил в Чешском соборе5, что Московская патриархия не имела права выносить решение о принятии Чешской церкви в подчинение своей юрисдикции без предварительного согласия Сербской патриархии, что у него имеются заявления православных чехов, которые желают сохранить сербскую юрисдикцию.

Такое заявление действительно имеется, подписанное четырьмя человеками, причем двое из них — сербы. Кроме того, имеется телеграмма свящ. Новак из Праги, в которой тот пишет, что архиепископ Фотий явился без приглашения и вызвал чехов к себе, потребовав у них отчета по епархии. Митрополит Иосиф считает, что для решения этого вопроса, во-первых, надо послать предварительно в Прагу сербского епископа для установления действительного положения и желания чешского православного народа переменить юрисдикцию, во-вторых, Сербская патриархия и чехословацкое правительство в 1929 г. заключили договор, в котором сербская юрисдикция признана чехословацким правительством как обязательная для всех православных чехов. Для перемены существующего положения надо, чтобы чехословацкое правительство дипломатическим путем денонсировало существующий договор (договор был заключен типа конкордата). В-третьих, решить этот вопрос может только Собор архиереев Сербской церкви под председательством самого патриарха, который ныне отсутствует. Далее митрополит Иосиф позволил себе сказать, что «патриарх Алексий и Русская церковь в целом нанесли пощечину братской Сербской церкви за все их доброе отношение к русским». Сербская церковь автокефальна, и она не потерпит насилия над собой даже со стороны русского патриарха. Бумаги московского патриарха он обещал доложить Синоду, когда тот соберется, но на благоприятный исход не надеется.

На мою просьбу немедленно собрать Синод и решить этот вопрос теперь митрополит Иосиф сделать это категорически отказался, заявив, что 18 марта соберется епископская конференция и Синод, и только тогда он представит это дело. Тогда я просил его дать нам письменное заверение, что он считает просьбу Русской церкви заслуживающей уважения и удовлетворения, а также предоставляет право патриарху Московскому временно послать в Прагу епископа или поручить живущему там Преосвященному Сергию духовно окормлять Чешскую церковь, не управляя ею. При этом я добавил, что это будет в интересах Вселенского православия укреплением братства между нашими церквами и содействия чехам. Митрополит Иосиф сделать это категорически отказался.

28 февраля митрополит Иосиф вручил мне запечатанный пакет на имя Его Святейшества, тем самым игнорируя достоинство и полномочия нас — делегации Московской патриархии.

марта я просил митрополита Иосифа ознакомить нас с содержанием бумаг, адресованных Его Святейшеству в запечатанном пакете, учтиво указав, что передача пакета нам в запечатанном виде не соответствует нашим полномочиям. На что митрополит Иосиф, извинившись, показал нам бумаги в копиях, каковые я и вручил ныне Его Святейшеству (Постановления от 26.11. за № 487 и 526). Тогда же Лев Николаевич Парийский передал митрополиту декларацию, подписанную нами обоими, в которой цитировались церковные канонические правила и пункты статута Сербской церкви, разрешающие Первосвятителю созывать Синод по нескольку раз в неделю в экстренных случаях, причем Синод полномочен решить все вопросы при наличии председателя и двух епископов — членов Синода, а т.к. данный вопрос очень важный и очень срочный, касающийся православных церквей трех государств (СССР, Чехословакия и Югославия), то мы полагали, что Синод может быть созван немедленно. В декларации также указано, что архиепископ Фотий канонических правил и норм не нарушал, в Прагу он прибыл для решения русских дел, а чехи сами его встречали и просили у них служить, что не было враждебным актом против Сербской церкви. Митрополит, приняв декларацию, обещал ее доложить Синоду, созывать же Синод теперь категорически и в резкой форме отказался, назвав нашу просьбу «упорным домогательством».

Проконсультировавшись с нашим посольством, мы телеграфно просили Его Святейшество войти с ходатайством в правительство чрез Совет [по делам РПЦ] перед чехословацким Министерством иностранных дел о денонсации существующего договора между сербами и чехословацким правительством. Разрыв этого договора положил бы конец домогательству митрополита Иосифа послать в Прагу епископа для обследования и обеспечил бы благожелательный для Русской православной церкви результат решения чешского вопроса.

Вскоре я принял поверенного в делах Чехословакии доктора Карпичек в присутствии секретаря посольства тов. Жукова и Л.Н. Парийского, который заявил, что никакого договора между чехословацким правительством и Сербским патриаршим престолом не существует и не существовало, что это есть чистейший вымысел и авантюра митрополита Иосифа. Что действительно в 1929 году по просьбе чехословацкой церковной общины Сербская патриархия приняла их устав, который был засвидетельствован в Министерстве вероисповеданий. Г. Карпичек заявил, что, согласно данных ему инструкций, он намерен вербальной нотой уведомить митрополита Иосифа о решении чехословацкого правительства иметь на территории Чехословакии для православной церкви юрисдикцию Московской патриархии.

марта мы были приглашены митрополитом Иосифом на заседание архиерейской конференции. Митрополит Иосиф предложил мне изложить устно все пожелания и поручения для меня Московской патриархии. В декларативной форме я изложил пожелание Московской патриархии, изложив обстоятельства дела, касающегося Чешской церкви, закончив просьбой вынести соответствующее решение, соответствующее достоинству великой Московской патриархии. Присутствовавшие епископы после моего заявления задали следующие вопросы:

Епископ Емельян Тимочский — «Уверена ли делегация, что чехословацкое правительство желает перехода Чешской церкви в русскую юрисдикцию?»

Епископ Иоанн Нишский — «Считает ли Русская церковь, что Сербская церковь не справилась со своей задачей в Чехословакии?»

Епископ Владимир Прешовский. — «Устроило бы Русскую церковь решение Сербского Синода, аналогичное решению его

оМукачевской епархии?»6

Митрополит Иосиф — «Каково отношение Московской патриархии к проискам македонских священников против Сербской церкви?»7 «Как относится Русская церковь к исканиям автономии православных словенцев? Имеет ли Русская церковь интересы в Венгрии и намерена ли она организовать Венгерскую православную церковь? Будет ли Русская церковь поощрять всяких эмигрантских авантюристов типа иеромонаха Иллариона Скляра и священника Владимира Родзянко?»

На все заданные вопросы я и Лев Николаевич Парийский дали исчерпывающие ответы, вполне удовлетворившие Сербскую иерархию. После этого мы покинули заседание.

19 марта митрополита Иосифа посетил чехословацкий поверенный в делах Г. Карпичек и вербальной нотой изложил точку зрения своего правительства на вопрос о перемене юрисдикции Чешской православной церкви. Как стало известно, митрополит Иосиф очень сухо, почти грубо, принял поверенного и попросил дать ему письменную ноту, и только после этого он будет реагировать на заявление поверенного.

В тот же день поверенный Чехословакии передал ноту в Министерство иностранных дел Югославии, которую чиновник министерства вручил митрополиту. Вечером митрополит Иосиф устно сообщил нам, что вопрос о передаче Чешской церкви в русскую юрисдикцию разрешен благожелательно и что Прешов- ская епархия также передана в ведение Московской патриархии.

марта митрополит Иосиф вручил постановление Св. Синода мне о передаче Чехословацкой церкви и Прешовской епархии Московской патриархии. В постановлении указано, что обе епархии переданы временно, до окончательного и формального решения Архиерейского собора под обязательным председательством Сербского патриарха. Указанное постановление 29 марта я имел честь передать в собственные руки Его Святейшества (Постановления за № 521, 522 и 621 находятся у Его Святейшества). Каноническое опровержение меморандума находится в Патриархии. Это опровержение весьма научно написал проф.

С.В. Троицкий.

марта я торжественно служил Божественную литургию в Русской церкви, в которой участвовали Преосвященные епископы Владимир Рашко-Призренский и Валериан Будимлянский, этой литургией закончились наши деловые и церковные взаимоотношения с Сербской церковью.

27 марта мы были приняты Его Превосходительством вождем югославского народа господином Иосифом Броз-Тито. Ему был передан подарок от Его Святейшества; маршал благодарил и дал обед в нашу честь, за которым провозгласил здравицу за Патриарха всея Руси, за Русскую церковь, за русский народ.

С совершенным почтением и искренним уважением к Вам

епископ Кировоградский Сергий

ГА РФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 18. Л. 169—173. Подлинник.

На документе имеется следующая резолюция: «т. Уткину. Подготовить записку в Совет министров в три адреса, начав ее с объяснения, зачем еп. Сергий и Парийский были командированы в Белград, т.е. связать с постановкой вопроса чешской делегации. Записку сделать [на] стр. 2—3. Срок 5 дней. Карпов. 2/ГУ».

Текст, помеченный *—*, отчеркнут по левому полю двумя вертикальными линиями. Все пометы на документе принадлежат, по всей вероятности, Г.Г. Карпову.

Текст, отмеченный **—**, отчеркнут по левому полю вертикальной скобкой. Рядом на полях помета: «Об этом не следует писать в нашей записке».

Так в тексте. Здесь и далее правильно: Степинац.

Архиепископ Орловский и Брянский Фотий по благословению патриарха Алексия в октябре 1945 г. совершил поездку в Австрию и Чехословакию. Основная цель его визита в Прагу заключалась в воссоединении русских эмигрантских приходов с Московской патриархией. 16 октября 1945 г. архиепископ Фотий провел переговоры относительно смены юрисдикции с представителями чешского духовенства, а 21 октября вместе с управляющим русскими эмигрантскими приходами епископом Сергием и представителями чешского духовенства совершил в кафедральном соборе Св. Кирилла и Мефодия Божественную литургию. Это означало возвращение указанных приходов в юрисдикцию Московской патриархии (Журнал Московской Патриархии. 1945. № 11 (ноябрь). С. 16—17). Что касается судьбы Чешской епархии, находившейся в юрисдикции Сербской православной церкви, то 8 ноября

г. Епархиальное собрание Чешской епархии в г. Оломоуце приняло решение о смене юрисдикции: предстояло просить руководство Сербской православной церкви отпустить Чешскую епархию из своей канонической власти, обратившись одновременно к патриарху Московскому и всея Руси с просьбой принять епархию в свою юрисдикцию с условием сохранения ее автономии. См. комм. 1 к док. № 54.

Имеется в виду, что 19 марта 1946 г. Св. Синод СПЦ постановил присоединить к Чешской епархии оставшуюся на территории Чехословацкой Республики часть бывшей Мукачевско-Прешовской епархии. 20 марта было принято решение о фактической передаче управления Чешской православной епархией в руки Московской патриархии, хотя формально СПЦ не отказалась от своей юрисдикции над указанной епархией.

Вероятно, речь идет о сепаратистских настроениях священников Македонии и Черногории, которые негативно оценивались Синодом СПЦ как угроза единству церкви.

<< | >>
Источник: Т. В. Волокитина, Г. П. Мурашко, А. Ф. Носкова. Власть и церковь в Восточной Европе. 1944—1953 гг. Документы российских архивов: в 2 т. Т.1 : Власть и церковь в Восточной Европе. 1944-1948 гг. —2009. - 887 с. 2009

Еще по теме № 66 Доклад епископа Кировоградского Сергия Г.Г. Карпову опребывании в Югославии1:

  1. № 34 Доклад главы делегации Московской патриархии епископа Кировоградского Сергия в Совет по делам РПЦ о поездке в Югославию
  2. № 172 Сопроводительное письмо С.К. Белышева В.А. Зорину к докладу епископа Ужгородского и Мукачевского Нестора опребывании в Албании и Югославии и письму протоиерея И.И. Сокаля о положении в Сербской православной церкви1
  3. ЕГО ПРЕОСВЯЩЕНСТВУ ПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕМУ СЕРГИЮ ЕПИСКОПУ КИРОВОГРАДСКОМУ
  4. № 39 Докладная записка Г.Г. Карпова И.В. Сталину опребывании делегации Московской патриархии в Лондоне по приглашению руководства Англиканской церкви1
  5. № 76 Доклад экзарха Московской патриархии епископа Ростовского и Таганрогского Елевферия о состоянии православной церкви в Чехословакии
  6. № 54 Доклад управляющего Орловской и Брянской епархиями архиепископа Фотия Г.Г. Карпову о командировке в Вену и Прагу
  7. Теологические последствия падения Бильбао. — Письмо епископов Басконии епископам всего мира. — Ответ епископа Витории. - Споры во Франции. — Преследование националистами баскских священнослужителей.
  8. § 1. Содружество св. Албания и преп. Сергия. Н. М. Зернов
  9. ЯВЛЕНИЕ УМЕРШЕГО СЕРГИЯ БРАТУ
  10. Раздел VII, где описаны затруднения, проистекающие оттого, что епископы не обладают всей полнотой прав при назначении на бенефиции, находящиеся под их властью и имеющие на своелл попечении верующих, за которых епископы несут ответственность, и где также говорится о принадлежащем некоторым духовным и светским лицам праве выдвигать приходских священников