<<
>>

№ 130 Из справки старшего инспектора Совета по делам РПЦ И. Кириллова «О православных приходах в Венгрии»

г. Москва12 августа 1947 г.

СЕКРЕТНО

[-]1

Попытки создания Венгерской православной церкви

В начале 1900-х гг. ряд церковных общин греческого происхождения, напр[имер] в г.

Сентеш, г. Будапешт, решением общего собрания объявили себя венгерскими. Литургия же еще не велась на венгерском языке, т.к. венгерских священников совсем не было, ведущие же службу администраторы были, как правило, настоятелями церквей близлежащих церковных общин православных нацменьшинств (сербы, румыны) и вели богослужение на своем родном языке. Такое положение было вплоть до окончания Первой мировой войны 1917—1918 гг.

Церковные общины греческого происхождения, принявшие венгерский характер и ставшие совершенно венгерскими, после заключения в 1920 г. Трианонского мирного договора2 остались без верховной церковной власти, т.к. Карловац, Арад и Надьва- рад оказались за пределами Венгрии. В период до 1936 г. Сербская церковь, в частности епископ г. Буды, предпринимала неоднократные попытки распространить свою юрисдикцию и на эти общины, которые до 1918 г. подлежали церковной власти г. Карловац, но венгерское правительство, стремясь овенгерить как славянские, так и другие православные элементы, в частности путем создания Венгерской православной церкви, не только не признавало исключительности юрисдикции Сербской церкви на территории Венгрии, но и настаивало на отделении Будимской епархии от Сербской церкви и на образовании здесь автокефальной церкви. Не признавала этой исключительности и Константинопольская патриархия. В силу этих обстоятельств указанные церковные общины ни юридически, ни фактически не имели признанную государственной властью Венгрии верховную церковную власть.

В 1929 г. православная церковная община г. Сентеш выбрала своим настоятелем священника, родной язык которого был венгерский и который вел литургию на венгерском языке.

В 1930 г. Константинопольский патриарх взял эту общину в свою юрисдикцию и включил ее в ведение своего Центрально-Европейского экзарха в г. Вене. Последний несколько раз посетил Сентеш и участвовал в богослужении, происходившем на венгерском языке. В 1936 г. со смертью этого экзарха все центрально-европей- ские церковные общины греческого происхождения Константинопольской патриархией были подчинены находящемуся в Лондоне Западно-Европейскому экзарху, ныне митрополиту, Германосу.

В период 1930—1931 гг. возникли существующие ныне венгерские православные общины чисто венгерского происхождения: в г.г. Будапешт (церковь Ивана Златоуста) и Сегед. Будапештская церковная община была основана низложенным русской эмигрантской иерархией православным священником Иоанном Русско (умер в 1943 году), в прошлом советником полиции, который в 1923 г. попал в список «В»3. Иоанн Русско посвящен в иереи Парижским митрополитом Евлогием4 и им же был поспешно лишен сана, когда тот еще не успел вернуться из Парижа в Будапешт. Будучи низложен, И. Русско при благосклонном внимании венгерского правительства открыл православную церковь в г. Будапеште с богослужением на венгерском языке. Этот его поступок был подхвачен с большим шумом и преподнесен как патриотический поступок. Наряду с этим Министерство просвещения и культов стало настаивать на отделении Будим- ской епархии от Сербской церкви и образовании в Венгрии автокефальной православной церкви, но сопротивление Сербской церкви помешало осуществлению этих планов.

В период 1938—1940 гг. к Венгрии были присоединены Закарпатская Украина и Трансильвания, вследствие чего численность как румынских, так и сербских приходов существенно возросла. С присоединением Закарпатской Украины Министерство просвещения и культов стало предпринимать усиленные меры к организации Венгерской православной церкви.

В румынских церковных общинах комитатов Бекеш и Бихар в 1940 г. началось движение за присоединение их к венгерским церковным общинам. Большинство румынских церковных общин Бекеша и Бихара, а именно 12 общин, на общем собрании решили перестроиться в церковные общины венгерского характера и присоединиться к венгерским церковным общинам.

Однако создать единую православную церковь в виде венгерского православного церковного округа или венгерского православного епископства и на этот раз не удалось, хотя и имелась возможность к созданию самостоятельной церкви через трех находящихся в Венгрии епископов (сербских епископов в Буда и Бач и румынского епископа в Клуже). Помимо прямого сопротивления этому со стороны Сербской и Румынской церквей, причиной неудачи было также то, что увеличение территории во время войны не казалось окончательным.

С 1941 года идея создания единой Венгерской православной церкви стала проявляться в правительстве открыто. В начале 1941 года венгерское правительство договорилось с Пражским православным архиепископом Савватием (управляет приходами Чехословакии и Румынии и находится в юрисдикции Константинопольского патриарха), чтобы он взял под свою юрисдикцию как русинские, так и венгерские приходы и назначил главу этих приходов в качестве своего наместника. Весной 1941 года главой этих приходов регентом Хорти был назначен русский эмигрант протоиерей Михаил Попов в качестве администратора венгерских и русинских церковных общин.

Поскольку М. Попов не был епископом и потому не мог посвящать в священники, в которых он сильно нуждался для вверенной ему государственной властью Венгрии новосоздаваемой им национальной православной церкви, он прибегнул к методу создания так наз[ываемой] беглопоповщины. В этих целях он принимал клириков (иногда и светских людей) от римско-като- лической и протестантских церквей, обращал их в православие и давал разные церковные должности в своей венгерской «епархии». Он принимал также беглых попов от Сербской и Румынской церквей, тем более что последние были уже православные и от них требовалось только отречение от своей национальности и переход, подобно Попову, в лоно венгерских патриотов. Наряду с этим Поповым была организована Будапештская православная высшая школа (закрыта в 1943 г.).

В 1943 г. подготовлялось назначение архиерея для православной венгерской церкви. Тогда же по приглашению венгерского правительства в Будапешт приезжал митрополит Берлинский и Германский Серафим ЛЯДЕ. В качестве кандидата на посвящение в епископы был выдвинут один из сподвижников Попова — архимандрит Иоанн Петерфалви.

Иоанн Петерфалви примерно 1909 года рождения, местный уроженец, по происхождению немец (его отец австрийский немец, служил в австрийской армии, ныне лесопромышленник, мать — мадьярка), его немецкая фамилия Зунтингер5, а имя — Эдэн.

Петерфалви-Зунтингер жил в Вене и обучался в римско-ка- толической семинарии, а затем переехал в Будапешт и, когда возобновился вопрос об учреждении автокефальной Венгерской православной церкви, сблизился с Поповым. В 1941 г. принял православие у упомянутого выше священника Иоанна Русско и стал работать секретарем у Попова. Одновременно занялся изучением православного вероучения, имея намерение стать первым епископом Венгерской православной церкви, что казалось ему делом очень легким в стране, в которой царил полный церковный хаос с православной точки зрения и при располагаемых им средствах (он жил на доходы от своих акций, вложенных в лесные предприятия, которыми заведывает его отец).

После принятия православия Зунтингер в том же 1941 году Пражским архиепископом Савватием был посвящен в сан диакона, а в 1942 г. по просьбе Попова пресловутый хорватский митрополит Гермоген возвел его в сан священника. В следующем 1943 году в Закарпатской Украине от архимандрита Алексия Кабалюка он принял монашество, после чего немедленно поехал в Берлин к митрополиту Серафиму (Ляде) для хиротонии во епископа, но последний по каким-то причинам ограничился возведением его только в сан архимандрита. По сведениям делегации Московской патриархии, выезжавшей в Венгрию, это произошло потому, что якобы чиновники Министерства просвещения и культов послали из Будапешта от себя и от имени венгерского правительства телеграмму митрополиту Серафиму, чтобы он не посвящал Зунтингера в епископы, предполагая, что с переменой его фамилии встретятся затруднения. По другим данным, причиной к этому послужили недостаточность богословского образования Зунтингера и отсутствие у него заслуг на церковном поприще. Но то и другое, надо полагать, далеко не отражает истины.

Петерфалви-Зунтингер был назначен в 1943 г. в православный приход в г. Сегед, там он появился два раза, а потом просто зажил в Будапеште, не признавая никакой церковной власти. Добиваясь епископского сана, Петерфалви-Зунтингер обращался по этому поводу и в Москву, и к англичанам. Московской патриархией архимандрит Петерфалви намечался к посвящению в епископы и назначению викарием Средне-Европейского экзархата. В начале 1947 года Петерфалви арестован советскими органами безопасности за шпионаж против Советской Армии.

В 1943 году глава государства регент Хорти освободил Попова от должности администратора и на его место во главе русинского отделения церкви поставил администратором Сабо Ласло Теофана, а во главе венгерского отделения — настоятеля прихода с. Мекерек — священника Олах Янош [а].

Попов был освобожден потому, что не сумел сохранить единство церкви и своей деятельностью в области организации церкви не оправдал возложенных на него надежд. Не в малой степени содействовал снятию Попова архимандрит Петерфалви по своем возвращении из Берлина.

После окончания Второй мировой войны венгерское Министерство просвещения и культов, желая окончательно разрешить вопрос организации Венгерской православной церкви, пришло к заключению, что разрешение этого вопроса следует искать с соблюдением необходимых канонов и без всякого шовинизма. Поэтому, начиная с июля 1945 г., министерство несколько раз вело переговоры с представителем Сербской церкви — Будим- ским епископом Георгием Зубковичем и просило его организовать православную церковь Венгрии по следующим принципам:

Все находящиеся в Венгрии православные церковные общины объединяются в церковный округ Венгрии под окормлением православного епископа Буды.

Находящиеся в настоящее время вне верховной церковной власти, а также подчиненные Константинопольскому патриарху церковные общины при сохранении имеющейся своей автономии должны присоединиться к церковному округу епископа Буды. Под автономными правами следует понимать права управления своим имуществом, внутреннюю администрацию, а также права, касающиеся языка литургии и переговоров. По отношению к этим церковным общинам епископ округа решает все вопросы о духовенстве, проводит освящение церквей, следит за соблюдением церковного календаря и пр.

Каждая церковная община имеет право на своем общем собрании установить, на каком языке она желает проводить литургию, др[угие] службы и разговор. Церковные общины могут выбирать и два языка для литургии.

Церковный округ делится на викариаты по языку литургии и разговорного языка.

К какому викариату та или другая церковная община принадлежит, решается существующим положением. Изменить его можно лишь большинством голосов в 2/з на общем собрании прихода, решение которого должно проверяться и одобряться епископом. [Вопрос] о принадлежности приходов со смешанным языком к тому или иному викариату решает также церковная община большинством голосов в 2/з-

Во главе каждого викариата стоит епископский викарий в звании архимандрита, протопресвитера. Оплата викариев лежит на венгерском Министерстве просвещения и культов. Викариаты, по надобности, делятся на благочинническ[ие] округа. Территориальное распределение благочинническ[их] округов является правом епископа.

При епископе действует консистория. Языком переговоров консистории является венгерский язык, но протоколы для каждого викариата могут вестись на языке викариата. При различно-языковых викариатах действуют консистории викариатов. Переговоры консистории викариатов должны вестись на официальном языке данного викариата, на этом же языке ведутся и протоколы.

Сербский викариат церковного округа может сохранить старый календарь, в то время как другие следуют новому календарю.

Епископ церковного округа Венгрии впредь будет именоваться «Православный епископ Буды и всей Венгрии», каково звание впредь будет признано как венгерским правительством, так и самостоятельными церквами.

По разрешении вопроса организации православной церкви Венгрии, согласно этим принципам, венгерская православная администратура прекратит свою деятельность.

Епископ Буды Георгий Зубкович не был склонен организовать церковь в духе вышеизложенного проекта, ссылаясь на то, что до заключения мирного договора он считает окончательное урегулирование вопроса преждевременным, т.к. в результате возможных изменений границ, обмена населением, оптации и т.д. Венгерская православная церковь может попасть в совершенно новое положение. Он высказал также мнение, которого, впрочем, придерживался в течение 25 лет, что введение и каноническая легализация венгерского языка для богослужений потребуют длительного времени и являются сложным церков- но-юридическим процессом.

После тщетной попытки договориться с сербским епископом Георгием Зубковичем Министерство просвещения и культов создало комиссию из лиц православной веры, занимающихся вопросами церковного права, и поручило ей сделать правительству предложения относительно устройства церкви. Эта комиссия, взяв за основу церковные православные общины греческого происхождения, но ставшие венгерскими, которые через свой так наз[ываемый] опекунский совет представляют организационное целое и по решению Константинопольского патриарха от 1936 г. находятся под окормлением лондонского митрополита Германоса, предложила присоединить к ним приходы чисто венгерского происхождения (г. Будапешт, г. Сегед и г. Ньиредьха- за), а также церковные общины комитатов Бекеш и Бихар и обратиться к Константинопольскому патриарху [за разрешением] организовать из этих приходов венгерскую церковь. Однако министерство, исходя из трудностей сношений с Константинополем и учитывая, что Вселенский патриарх из-за сильного давления Румынской и Сербской церквей в течение истекших 20 лет не решился на окончательный шаг в деле организации венгерской церкви, признало это предложение комиссии не имеющим практического значения и не пригодным для быстрого разрешения данного вопроса.

Весной 1946 года проживающие в Венгрии православные румыны выдвинули новые затруднения. Православные церковные общины комитатов Бекеш и Бихар на общем собрании изменили свое решение 1940 года о присоединении к венгерской церкви и заявили о необходимости создания самостоятельного румынского церковного округа и о присоединении их к нему. Руководителем этого движения является священник Мундруцо6 Петр из г. Дьюла, которого Арадский православный румынский епископ назначил своим викарием с кругом действия в Венгрии. Мундруцо в Дьюла создал консисторию, которая стремится установить свою юрисдикцию над всеми приходами Бекеша и Бихара.

Руководители Сербской и Румынской церквей настаивают на устройстве церкви в Венгрии на основании положения 1868 г. и, по их мнению, тот же принцип должен осуществляться и в церковных общинах, организованных греками.

Принятие этого принципа означало бы уничтожение венгерских церковных общин, а по данным Министерства просвещения и культов, в Венгрии по крайней мере 50% православных можно считать венграми, и литургии на другом языке они не понимают. В Бекеше есть такие румынские церковные общины, в которых ни один верующий не знает другого языка, кроме венгерского.

Венгерское Министерство просвещения и культов в вопросе признания самостоятельной румынской церкви до сих пор еще никакой позиции не заняло.

Взаимоотношения с Московской патриархией

В 1946 году Министерство просвещения и культов пришло к заключению, что по вопросу организации Венгерской православной церкви следует обратиться за оказанием помощи со стороны Русской православной церкви. Министерство считает, что Московская патриархия сможет договориться с Румынским патриархом по вопросу об отделении и передаче всех румынских приходов в Венгрии.

По мнению Министерства, подобным образом Московская патриархия может разрешить с Константинопольским патриархом вопрос о передаче церковных общин, основанных в свое время греками, но совершенно овенгерившихся. Что касается церковных общин, основанных венграми, то они могут перейти в юрисдикцию Московской патриархии на основании просьбы венгерского православного администратора.

После этого, по мнению Министерства, должно последовать распространение юрисдикции Московской патриархии на территории Венгрии и ее признание венгерским правительством на основании высшего государственного права контроля. Подробности должны быть оформлены в виде соглашения между Московской патриархией и венгерским правительством, в котором должно быть указано, что, если появится необходимость, Московский патриарх признает самостоятельность венгерской церкви.

В августе 1946 г. в Венгрию выезжала делегация Московской патриархии в составе епископа Мукачевского Нестора и протоиерея А.П. Смирнова7. Они провели деловые переговоры с представителями Венгерской православной церкви, и 13 августа 1946 г. администратор Венгерской православной церкви прот. Иоанн Олах вместе со своим секретарем протоиереем Иоанном Варью от имени всех венгерских православных приходов составили и подписали обращение на имя патриарха Московского с просьбой о принятии их в свою юрисдикцию и о поставлении им епископа из венгров.

Хотя заявление подписано от всех приходов, но в нем оговорено, что несколько румынских приходов тяготеют к Румынии (из-за получаемой из Румынии денежной помощи). Эти приходы не только подали в Министерство просвещения и культов заявление о желании остаться в юрисдикции Румынской патриархии, но один из священников этой группы, Сабо, пытается удалить Олаха из его прихода как ренегата Румынской церкви, перешедшего сперва к Савватию, а теперь переходящего в Московскую патриархию.

Во время своего пребывания в Венгрии делегация Московской патриархии договорилась, что временно, ввиду отсутствия подходящего венгерского кандидата на место епископа, венгерское духовенство примет русского православного епископа и при нем викарного епископа из венгров. Тогда же была достигнута принципиальная договоренность, что в Москву будет приглашена делегация Венгерской православной церкви для разрешения вопросов, связанных с оформлением юрисдикции Венгерской православной церкви.

Делегация была намечена в составе: архимандрит Иоанн Пе- терфалви, протоиерей Иоанн Олах — администратор православной церкви в Венгрии и протоиерей Петр Мундруцо.

Постановлением Св. Синода Московской патриархии от 21/Х-1946 г. приняты в юрисдикцию Московской патриархии венгерские православные приходы, состоящие из духовенства и прихожан венгерской и русской национальностей. Тем же постановлением была учреждена викарная епископская кафедра в Будапеште с присвоением епископу титула Будапештского и с включением Будапештского викариатства в состав Средне-Европейского Экзархата Московской патриархии. Епископом Будапештским был назначен упомянутый ранее архимандрит Иоанн Петерфалви с вызовом его в Москву для наречения и хиротонии.

Объединению православных приходов Венгрии под юрисдикцией Московской патриархии будут противодействовать не только румыны, но и греки и сербы, претендующие сами взять на себя инициативу объединения и не желающие в то же время допустить венгерского языка в богослужении, что служит основой объединения православных приходов в Венгрии. Но ввиду наличия различных юрисдикций неизбежна борьба.

В г. Будапеште проживает архимандрит Илларион Васдекас, являющийся настоятелем греческой церкви в Будапеште. Илларион Васдекас — греческий подданный, возраст за 60 лет, по происхождению грек (по отцу — грек, по матери — русский), родился в России, где в 1910 г. окончил Петербургскую духовную академию, в 1914 г. окончил филологический отдел Оксфордского университета, служил в сане архимандрита: 2 года в Калькутте (Индия), 10 лет в Лондонской греческой церкви, 2,5 года в Брайле (Румыния), 2,5 года в Генуе (Италия), а потом по приглашению Варшавского митрополита Дионисия был профессором богословия в Варшавском университете и занимал пост официального представителя Константинопольского патриарха. Незадолго до нападения гитлеровской Германии на Польшу, в 1939 г., выехал в Лондон, откуда в 1941 г. прибыл в Будапешт с назначением митрополита Германоса в качестве настоятеля греческой церкви; знает языки: греческий, русский, английский, немецкий. Венгерским языком не владеет.

В связи с известием о предстоящем приезде в Венгрию делегации Московской патриархии архимандрит Илларион Васдекас срочно выехал в Лондон, надо полагать, за инструкциями. По возвращении из Лондона он обратился в Московскую патриархию к протоиерею А.П. Смирнову со специальным письмом, датированным 13/ХП-1946 г. Судя по этому письму, он действительно получил надлежащие инструкции, и из письма можно заключить о позиции Константинопольской патриархии в вопросе Венгерской православной церкви. Так, в этом письме Васдекас пишет: «...Венгерская церковь, если можно пока так назвать ее, еще с седьмого столетия находилась в церковной зависимости от Константинопольского патриарха, пославшего, по свидетельству тогдашних хронографов, церковную миссию в эту страну...

...несмотря на разные потом происшествия политические и на вторжение папизма в Венгрию, особенно после ослабления и падения Византии, Константинопольский патриарх не переставал всегда считать себя верховным главой православного христианства в Венгрии и интересовался его судьбой. Это особенно наглядно выразилось в последнее сорокалетие, когда при воцарившемся в Венгрии церковном хаосе, усиленном потом набег- ством сюда заложенной Поповым беглопоповщинской компании вроде Зунтингера и Варью и прочих кандидатов на православное пастырство, стремящихся удить рыбу в мутных водах, Константинопольский патриарх, не имея возможности просить содействия Русской церкви, которая тогда не была еще готова интересоваться внешними церковными делами, попытался в совещании с соседними церквами — Сербской и Румынской, найти способ для извлечения Венгерской церкви из трудностей, которыми она была окружена. Тревожное военное время не могло дать, конечно, возможности добиться этой цели быстро и успешно, поэтому он (Конст[антинопольский] патриарх) счел нужным ограничиться меньшей мерой, т.е. имея в виду мое русское образование, мое русское происхождение и опыт, полученный мною от подобного рода занятий во время моего служения в православной церкви в Польше, поручил мне заняться этим вопросом и приготовить кое-что для благополучного разрешения.

Итак, церковный вопрос Венгрии, по моему мнению, должен быть разрешен обеими церквами: Константинопольской и Московской. Константинопольской:

а)на основании вселенских привилегий, данных епископу Нового Рима, основывать православные церкви за пределами существующих автокефальных церквей и

б)на основании того, что она является Матерью-Церковью для Венгерской.

Московской же на основании завоевательного права, ввиду чего Венгерская церковь, находящаяся теперь, хотя бы даже временно, в пределах Московской церкви, она наподобие новорож- даемого дитяти, которое нуждается в непосредственном материнском попечении после рождения, тоже и она, находящаяся теперь и живя в недрах Московской церкви, нуждается подобным образом в непосредственном материальном попечении последней. На первую очередь она нуждается в епископе... поэтому для того, чтобы она стала церковью, требуется поставить во главе ее законного епископа, о чем должны позаботиться обе Матери-Церкви: Константинопольская и Московская...

Конечно, мне очень неудобно изложить личную мою точку зрения по этому вопросу, который затрагивает и меня самого лично, когда мне говорят, что... я мог бы быть, по мнению этих людей, для разрешения такого греко-российского характера носящего вопроса, наиболее пригодным и подходящим лицом, нежели кто-либо другой из православно-духовных личностей, заинтересованных в этом вопросе, и, таким образом, могли бы удовлетвориться претензии обеих церквей: Константинопольской, которая, может быть, считает меня более греком, нежели русским, и Московской, к которой я есть более приближен по рождению и воспитанию, нежели к Греческой...».

В том же письме архимандрит Илларион Васдекас пишет, что в случае, если патриарх Московский изберет его кандидатуру в епископы Венгерской церкви, то Константинопольская патриархия ответит на это согласием. При отклонении его кандидатуры в епископы он просит устроить так, чтобы Московская патриархия назначила его своим представителем при Константинопольском патриархе или же наоборот, чтобы Константинопольский патриарх назначил его своим представителем при Московской патриархии.

При посещении румынской церковной делегацией Московской патриархии в конце 1946 г. выяснилось, что протоиерей Олах, намеченный к приглашению в Москву, лишен сана Ора- деадским епископом Румынской православной церкви (за переход из Румынской церкви в Венгерскую и занятие поста администратора этой церкви). Это обстоятельство Московской патриархии ранее не было известно. Но поскольку Московская патриархия находится в дружественных отношениях с Румынской православной церковью, она рекомендовала Олаху обратиться к румынскому епископу с просьбой о восстановлении его в сане, т.к. в противном случае вести с ним какие-либо переговоры было неудобно и неправильно. Протоиерей Олах такое ходатайство возбудил, но от него потребовали предварительно отказаться от администраторства в Венгерской православной церкви и признать над собой юрисдикцию Румынской церкви, что он и выполнил.

После того как Олах выполнил предъявленные ему Румынской церковью требования, Министерство просвещения и культов Венгрии назначило администратором Венгерской православной церкви настоятеля самого крупного православного прихода (Будапештского) протоиерея Иоанна Варью.

На протяжении 1946 г. Синод Сербской православной церкви дважды письменно обращался в Московскую патриархию по вопросу организации Венгерской православной церкви. В этих документах заявляется, что деятельность венгров «сводится к тому, чтобы отделить нашу многовековую Сербскую церковь от своей матери — Сербской патриархии, и претворить ее в обычную мадьярскую епархию, при помощи которой можно будет легче провести мадьяризацию наших сербов», и Сербская патриархия просила Московскую патриархию «оказать своим высоким авторитетом помощь Сербской церкви и не входить в контакт с авантюристами и не оказывать им поддержки в деле организации какой-то новой “православной церкви” в Венгрии, так как это могло бы принести непоправимый вред как Сербской церкви, так и вообще всему Православию».

Во время пребывания митрополита Николая Крутицкого на Всеславянском конгрессе в Белграде в начале декабря 1946 г. в беседе с Сербским патриархом Гавриилом был поднят вопрос о положении Венгерской православной церкви. Патриарх Гавриил заявил, что православные приходы в Венгрии входят в подчинение одной из епархий Сербской православной церкви, но что он не будет возражать против передачи в ведение Московского патриарха тех православных приходов в Венгрии, которые изъявляют об этом свое желание, и оставит в своем ведении только сербские приходы. В последующем патриарх Гавриил стал возражать против решения вопроса о Венгерской православной церкви до его свидания с патриархом Алексием в Москве.

В целях сохранения установившихся взаимоотношений с Румынской и Сербской православными церквами решение вопроса о юрисдикции Венгерской православной церкви Московской патриархией временно откладывается. В силу этого обстоятельства Московская патриархия, не возражая против приезда в Москву венгерской церковной делегации, не наметила даты ее приезда. Делегация намечена во главе с протоиереем Варью, с включением в нее Олаха, адвоката Барта Шандор и секретаря делегации (он же переводчик) Луконича.

Православные приходы в Венгрии

В Венгрии существуют православные приходы: Сербской и Румынской церквей, греческие и венгерские. Есть также одиночные болгарские приходы на юге. Кроме того, имеются униатские приходы, возглавляемые епископом Дудаш. Данными о дислокации и количестве болгарских и униатских приходов не располагаем.

Сербские приходы

Сербские приходы входят в состав Будимской епархии Сербской православной церкви и возглавляются епископом Георгием (Зубкович). Всего сербских приходов шесть. Точными данными о дислокации приходов не располагаем. Частично известно, что сербские приходы имеются в Серег, Деск и Герцегсанто. Остальные три прихода расположены в районе Будапешта.

Румынские приходы

В начале 1946 г. проживающие в Венгрии румыны организовали движение за создание самостоятельного румынского церковного округа в Венгрии и присоединение его к Румынской православной церкви. Руководителем этого движения явился дьюлаиский священник Мундруцо Петр, которого 6 мая 1946 г. румынский Орадеадский епископ назначил своим викарием с кругом действия в Венгрии.

РУССКОЕ ДУХОВЕНСТВО

Попов Михаил Михайлович — быв[ший] протоиерей, русский эмигрант, жил в Болгарии, а затем переехал в Венгрию; [в] 1941—1943 гг. был администратором Венгерской православной церкви, назначен и смещен указом б[ывшего] правителя Венгрии адмирала Хорти. По мнению выезжавшей в Венгрию делегации Московской патриархии, Попов неправильно лишен сана карловчанами, может быть восстановлен и использован Патриархией для укрепления православия в Венгрии.

ДУХОВЕНСТВО СЕРБСКОЙ ЦЕРКВИ

Георгий (Зубкович) — епископ Будимский, находится в юрисдикции Сербской патриархии, проживает в окрестностях Будапешта, в пос. Сэнт-Андрэ, старый сербофил, сторонник консервативной группы в Синоде Сербской церкви, возглавляемой митрополитом Иосифом и епископом Иринеем. Противник маршала Тито и Московской патриархии. Противник создания Венгерской православной церкви.

ДУХОВЕНСТВО УНИАТСКИХ ПРИХОДОВ

Дудаш — униатский епископ, проживает в Будапеште.

Сабо Ласло Теофан — быв[ший] администратор русинского отделения Венгерской церкви, был назначен в 1943 г. указом быв[шего] правителя Венгрии адмирала Хорти; знает венгерский язык, окончил духовную семинарию.

Всего в Венгрии насчитывается до 40 православных приходов, но различных юрисдикций, в том числе:

Сербских приходов — 6 Румынских -“- 19 (из них: румынских по языку — 9 венгерских по языку — 7 смешанных — 3)

Быв[ших] греческих приходов — 11 (прихожане этих приходов давно омадьярились)

Число венгерских приходов — 3 русских приходов — 1

Кроме того, имеются единичные болгарские приходы на юге Венгрии.

Объединению православных приходов под юрисдикцией Московской патриархии противодействуют и будут противодействовать Сербская, Румынская и Константинопольская патриархии. Наличие различных юрисдикций осложняет обстановку.

СТ. ИНСПЕКТОР СОВЕТА КИРИЛЛОВ

ГА РФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 69. Л. 151—163, 171, 172. Подлинник.

Из материалов ТАСС. Справка корреспондента ТАСС в Будапеште о конфессиональной ситуации в Венгрии

г. Будапешт14 августа 1947 г.

СЕКРЕТНО

ЦЕРКОВЬ В ВЕНГРИИ (Справка будапештского корреспондента ТАСС[103])

*В Венгрии нет официальной государственной религии*[104].

Однако в Дунайском бассейне в силу сложившейся исторической обстановки *каждая национальность имеет свою церковь*, которая в ходе национальной борьбы сумела укрепить свое влияние на массы верующих. *В Венгрии такое влияние приобрела католическая церковь*.

*До начала Второй мировой войны (в 1938 году) в Венгрии насчитывалось 67,6 процентов католиков, 20,5 — реформатов, 6,1 — евангелистов, 5,2 — лиц иудейского вероисповедания,

5 — православных (греко-восточная церковь) и 0,2 процента лиц, принадлежащих к унитарной, баптистской и прочим религиозным группам*.

В последующие годы в связи с территориальными захватами Венгрии процент католиков по отношению к лицам других вероисповеданий понизился до 52,8 процента, так как в присоединенных к Венгрии областях население исповедовало преимущественно некатолические религии. *Когда же после войны были восстановлены трианонские границы Венгрии, разделение населения по вероисповеданию снова установилось примерно старое, за исключением только процента лиц иудейского вероисповедания*. В годы войны, а особенно в период немецкой оккупации, резко (примерно на 50%) снизилось количество лиц иудейского вероисповедания. Частично это было вызвано истреблением евреев, частично эмиграцией и сокрытием своей национальности.

Сейчас в Венгрии насчитывается уже 69,3% католиков, 20—22% протестантов различных толков и 8—10% лиц, принадлежащих к прочим религиям*.

Старыми венгерскими законами допускался атеизм. Однако в 1941 г. только около 7600 человек заявили о своей непринадлежности к какой-либо религии. Но и тогда, и даже сейчас дети, поступающие в школы, должны принадлежать к какой-нибудь вере. *В венгерских школах существует обязательное религиозное обучение*.

*Несмотря на то, что в Венгрии нет государственной религии, католическая церковь уже давно, благодаря своему богатству и широкой сети собственных школ, приобрела большое влияние на все слои населения. Еще в период Габсбургской империи католическая церковь полностью слилась с венгерским феодальным государством, которое гарантировало ей решающее влияние на основных позициях*.

Вполне понятно, что после освобождения Венгрии войсками Советской Армии, когда страна впервые встала на путь свободного демократического развития, когда по воле народа была проведена земельная реформа, выкинувшая с венгерской земли помещиков, и провозглашена республика, *католическая церковь сразу же встала на путь резкой оппозиции к правительству. Она не могла смириться с потерей своего влияния на органы государственного управления. Она не могла забыть, что демократия своей земельной реформой лишила католическую церковь семиста тысяч3 хольдов земли и более чем трех миллионов холь- дов, принадлежавших союзникам церкви — крупным землевладельцам, которые издавна были ее опорой*.

В демократических кругах Венгрии уже стало обычным отождествлять католическое духовенство, особенно высшее, с черносотенной реакцией. Это вполне понятно: католическая церковь, пользующаяся большим влиянием, располагающая значительными материальными благами, дает приют наиболее отъявленным реакционерам, антидемократам, активным легитимистам и, больше того, сама пополняет их ряды. С церковного амвона католические священники сами яростно атакуют молодую венгерскую демократию и ее органы.

Особенно широкую известность приобрел верховный князь католической церкви кардинал Миндсенти. В пастырских посланиях и проповедях, в своих специальных обращениях к венгерскому правительству он нападал на земельную реформу, защищал крупных военных преступников, таких как Салаши, Имреди, Стояи, протестовал против провозглашения республики, считая его незаконным, клеветал на советские оккупационные войска и яростно нападал на все демократические преобразования.

Реакционная деятельность Миндсенти имеет свою длительную историю. Бывший военный министр правительства Венгерской Республики 1919 года Бем Вильмош в одном из своих выступлений заявил, что Миндсенти Йожеф приобрел репутацию реакционера еще в годы венгерской октябрьской революции 1919 года. *Миндсенти 55 лет*. Он родился в городе Зала, в семье зажиточного шваба Пэм. По окончании теологического факультета Пэм Йожеф начал работать приходским священником на селе. После назначения епископом в Веспрем он, чтобы скрыть свое швабское происхождение, сменил фамилию на Миндсенти.

Миндсенти пытается доказать, что будто бы во время немецкой оккупации немцы и салашисты всячески преследовали его как защитника народных интересов. Однако документы полностью опровергают это. Миндсенти ни разу не выступал с протестом ни против войны, ни против антиеврейских законов, ни против грабежей и массовых убийств жителей Будапешта. Размолвки с властями у него были только на личной почве. Пресловутый кратковременный домашний арест Миндсенти был вызван личным конфликтом с губернатором Ижберна Ференц. Бывший министр внутренних дел, ныне казненный Вайна Габор на суде официально заявил, что никаких политических мотивов для ареста Миндсенти в то время не было.

После освобождения Венгрии Миндсенти развернул бешеную кампанию против демократического строя и его учреждений, став духовным вождем венгерской реакции, глашатаем антинародных элементов. Это обстоятельство сыграло немаловажную роль при назначении его Ватиканом на пост кардинала Венгрии. Во всяком случае, это назначение явилось неожиданным для венгерского католического духовенства.

В сентябре 1945 года после смерти кардинала Шереди Юстиниана Ватикан назначил Миндсенти герцог-примасом (первым князем Венгрии), а позже — в феврале 1946 года, он был назначен кардиналом Венгрии4. После этого Миндсенти начал еще более рьяно проводить "“политику Ватикана*.

Миндсенти поддерживает постоянную и тесную связь с Ватиканом и англо-саксонскими кругами. В начале декабря 1945 года Миндсенти нанес свой первый визит папе Римскому, который, как известно, благословил его и сделал подарок его матери. Цель поездки Миндсенти заключалась в необходимости узнать, будет ли Ватикан поддерживать реставрацию монархии в Венгрии и каково его отношение к венгерским легитимистам. Глава венгерских католиков жаловался на тяжелое положение Венгрии, на «засилье коммунистов» и просил папу принять меры к скорейшему отводу оккупационных войск. По возвращении он в узком кругу заявил, что высокопоставленные лица за границей сказали ему, что он не должен бояться, может вести себя смело и гарантировали ему неприкосновенность. Это, между прочим, не замедлило сказаться на поведении католических священников Венгрии. Вскоре один из них в своей проповеди заявил: «В Венгрии царит большевизм, а не демократия; у бедных людей отнимают последний скот».

Повышенный интерес к поддержанию и укреплению авторитета Миндсенти ясно заметен со стороны американцев. Первый раз Миндсенти летал в Ватикан на американском самолете. Второй раз, когда он был приглашен на церемонию назначения группы новых кардиналов, для него подготовили персональный самолет главы американской военной миссии в Будапеште. Вылет его несколько задержался из-за оформления документов. Это вызвало целый поток телеграмм из Лондона и Нью-Йорка в адрес иностранных корреспондентов с вопросами: где Миндсенти, как он себя чувствует, почему его нет в Риме*, не арестован ли он русскими?*

После третьей поездки венгерского кардинала в Рим в Союзную контрольную комиссию в Венгрии поступила просьба разрешить отправить в адрес Миндсенти 250 тонн американского продовольствия для нуждающегося населения Венгрии. Смысл этого ясен — надо было поддержать авторитет венгерского кардинала, пошатнувшийся из-за его резко агрессивного, антидемократического поведения.

Часть католического духовенства не на шутку была обеспокоена деятельностью не в меру энергичного кардинала. Некоторые лица из окружения Миндсенти высказывались за сближение с венгерской демократией, так как в ином случае может возникнуть серьезный конфликт. На возможность серьезных осложнений указывали также опубликованные письма групп рядовых католиков, предупреждающих о переходе в другую веру в том случае, если кардинал не прекратит свои нападки на земельную реформу и другие завоевания демократии.

Миндсенти имеет тесную связь и пользуется всемерной поддержкой со стороны правых и крайне правых элементов страны. *Католический священник Балог Иштван,* бывший статс-сек- ретарь премьер-министерства5, известный осторожностью своей политики, в начале 1946 года заявил корреспонденту ТАСС: «Католическая церковь — большая сила. С ней нельзя не считаться. В программе Национального фронта мы взяли на себя обязательство не ущемлять материальные интересы церкви, потом, отобрав земельные владения, не выполнили своих обязательств, а теперь обвиняем ее в реакционности».

Долгое время шли переговоры *о создании Миндсенти новой католической партии по типу* австрийской, итальянской или французской, в которую должна была перейти группа видных деятелей партии мелких сельских хозяев — депутатов Национального собрания6. Этому был посвящен расширенный политический совет руководства католической церкви, состоявшийся в конце декабря 1945 года. Однако несмотря на принятое тогда решение, Миндсенти отказался затем от мысли создать свою партию, в чем, как известно, основную роль сыграли анти- республиканские заговорщики из «Венгерской общности»7, просившие его не раскалывать партию мелких сельских хозяев.

*Правой рукой кардинала является руководительница «лагеря (союза) католических женщин», небезызвестная Шлахта Маргит*. Эта «деятельница» не постеснялась применить различные политические трюки для того, чтобы попасть сначала в столичный муниципалитет, а затем в парламент. Закоренелая легитимистка, как и Миндсенти, она вместе с правыми реакционными депутатами, за спиной которых действовал все тот же кардинал, приложила все силы к тому, чтобы если не сорвать, то хотя бы оттянуть провозглашение республики. Шлахта разослала всем католическим епископам Венгрии обращение с призывом всеми силами препятствовать провозглашению республики и *бороться за восстановление монархии*. Однако при обсуждении в парламенте закона о республике она оказалась единственным депутатом, выступившим против принятия этого закона. Эта бесноватая депутатка во время обсуждения закона о правах незаконнорожденных детей призывала расстреливать всех бездетных, называя их предателями нации.

Все приближенные кардинала — люди старого мира. Здесь граф Эстергази Мориц, барон Рознер, известный легитимист Вольф, Цетглер Йене, Зиги Рафаилне, Рошшаи Кароль и др. Довольно крупную роль в деятельности католической верхушки играет легитимист Баранаи Юстиан. В католическом еженедельнике «Уй Эмбер» один из ведущих постов занимает Ийаш-Янкович Антал, довольно часто выступавший по нилашистскому радио. В деятельности центральной католической организации «Акцио Католика» видная роль принадлежит таким крайне реакционным духовникам, как каноник Михайлович, Хайду Золтан и Вюншер Фридьеш.

Одно время довольно упорно циркулировали слухи об активизации оппозиции внутри католической верхушки, требующей сближения с демократией.

Возникла эта борьба в католических кругах еще осенью 1945 года в период *попытки создать свою католическую партию*. Группа Миндсенти выдвинула тогда в руководство партии графа Палфи Йожефа (сейчас примкнувшего к так называемой Партии свободы). Однако когда встал вопрос о получении разрешения Союзной контрольной комиссии на создание партии, то планы верхушки католической церкви потерпели крах — была разрешена народно-демократическая (католическая) партия8 во главе с менее реакционным лидером Баранковичем Иштваном, подавшим заявление несколько раньше.

Так как Баранкович сразу же был лишен поддержки Миндсенти, которому была нужна не такая партия, то народно-демократическая оказалась только партией де-юре. Правда, ей по договоренности с ПМСХ удалось протащить в парламент двух своих представителей (Экхардта Шандора и Балинта Шандора), но деятельности своей она развернуть так и не сумела. Окружение кардинала Миндсенти считало народно-демократическую партию слишком левой.

По данным газеты «Кэзтаршашаг», в оппозиции к кардиналу находились, кроме лидеров народно-демократической партии, такие епископы, как Грэе Йожеф, Дудаш Миклош и Цапик Дьюла. Эти лица неоднократно заявляли, что не разделяют мнения кардинала по таким вопросам, как земельная реформа, отношение к демократии и т.д.

Та же газета «Кэзтаршашаг» писала, что Секфью Дьюла (посланник в Москве), который не скрывает своей активной деятельности в пользу католицизма, Баранкович Иштван, Экхардт Шандор и молодой иезуит Яноши Йожеф поддерживают между собой тесную связь и пытаются разрешить вопрос о возрождении демократического католицизма.

Все эти просочившиеся в печать сведения о деятельности оппозиции внутри католической верхушки кардинал тут же попытался опровергнуть через симпатизирующую ему печать. Однако газета «Халадаш» опубликовала текст письма Миндсенти к эгер- скому епископу Цапик Дьюла, в котором кардинал настаивает на том, чтобы группа епископов опровергла сообщения печати, так как разглашение внутрицерковных тайн наносит ущерб всей церкви. После этого действительно последовало официальное опровержение.

Вполне понятно, что дыма без огня не бывает. Однако все разговоры о существовании оппозиции — только попытка некоторых газет расколоть католическую верхушку. Факт существования в окружении кардинала лиц, недовольных его деятельностью, безусловно, существует. И последний период показал, что под влиянием этих людей, а также почувствовав прочность венгерской демократии, кардинал несколько «приутих». Но безусловно, что сама католическая церковь осталась все тем же, пока что притаившимся, бастионом реакции.

В последнее время печать Венгрии пестрела сообщениями о раскрытии подпольных вооруженных организаций, возглавляемых католическими священниками. Подобные организации оказывались в католических школах, в университетах, они гнездились в ряде молодежных организаций католиков. В частности, Министерство внутренних дел летом 1946 года вынуждено было распустить за антидемократическую деятельность организацию католической молодежи «КАЛОТ», католический союз венгерских студентов «Эмерикано» и ряд других католических организаций.

Миндсенти поспешил обратиться к премьер-министру с протестом против роспуска религиозных объединений9. Однако Министерство внутренних дел разъяснило, что ни одной религиозной организации, «которая ставит своей целью воспитание уважения к Богу», распущено не было. А организации светского характера, проявляющие деятельность, не связанную с верой и религиозными обрядами, распускались и будут распускаться.

Так как Миндсенти на этом не успокоился, Правительство Венгрии было вынуждено обратиться ко всему духовенству страны с открытым письмом*. В этом обращении, опубликованном

августа 1946 года, указывалось, что «в Венгрии за последнее время увеличилось число нападений и покушений на бойцов Советской Армии». Указывая на ту помощь, которую Советская Армия оказала Венгрии, правительство призывало католических священников разъяснить это народу. В обращении было сказано: «В какой мере церковь будет помогать демократическому государству в его усилиях, в такой же мере она может рассчитывать на его поддержку».

Только через месяц (4 сентября) Миндсенти ответил на это письмо. Сначала он выразил удивление, что правительство, выступив с открытым письмом, решилось на «публичное обвинение». Далее он задал вопрос: «Можно ли от епископата ожидать благодарности и призыва к мирному сожительству народа, если ему постоянно наносят тяжкие обиды». Потребовав прекращения нападок на католические школы, выдачи разрешения на новую католическую газету, восстановления прав распущенных католических организаций и т.д., Миндсенти заявил, что «при наличии такого количества обид и не устраняя их невозможно выполнить ту задачу, которую просит выполнить правительство».

Таким образом, попытка «примирения», предпринятая правительством, не удалась.

Примерно в тот же период — летом 1946 года — остро встал вопрос *о католических школах*. Католическая церковь довольно цепко держится за возможность влиять на подрастающее поколение, а это при позиции, занятой духовенством, чревато тяжелыми последствиями.

В июне 1946 года в связи с разоблачением профашистской деятельности части преподавателей и католических наставников, а также раскрытием подпольных юношеских организаций в церковных школах левые круги Венгрии подняли *вопрос о передаче всех школ в руки государства*, необходимости чистки преподавательских кадров, а также отмене обязательного религиозного обучения.

*Церковь Венгрии держит в своих руках 73% народных школ, 60% гимназий и 25% гражданских школ. В комитатах Шопрон, Веспрем и Баранья количество церковных школ достигает 90%. *Церковь руководит 80 процентами учительских курсов*.

Свою власть над школами церковь использует для воспитания молодежи в антидемократическом духе. Католические школы не согласились даже ввести новые стабильные учебники. В некоторых школах преподают по таким учебникам, которые считаются «секретными». Изданы эти учебники еще в годы контрреволюции, в них восхваляется итальянский фашизм, а на коммунистов выливаются потоки грязной клеветы. Понятно, что после этого в католических школах на стенах появляются антидемократические и фашистские лозунги, а ученики и студенты институтов создают заговорщические группы.

Характерно, что *большая половина школ в стране находится на государственном бюджете, но почти все они, как уже сказано, находятся под «эгидой» церкви*.

Как только левые партии Венгрии подняли вопрос о передаче школ в руки государства, о чистке учительских кадров и отмене обязательного религиозного обучения, Миндсенти и его клика сразу же подняли вопль о наступлении на религию. По призыву кардинала верующие засыпали правительство своими резолюциями протеста. Церковь пустила в ход все свои средства для того, чтобы не допустить какого-либо «ущемления ее прав».

Но на этом дело не заглохло. Почти через год, когда партия мелких сельских хозяев в связи с разоблачением ее причастности к антиреспубликанскому заговору10 потеряла всякое доверие у лагеря левых, она вдруг без каких-либо предварительных переговоров подняла вопрос о введении добровольного религиозного обучения. По сути это оказалось только политическим трюком и притом провокационным. Почувствовав, что церковь по-прежнему яростно сопротивляется этому, и испугавшись обещания Миндсенти наложить эпитимию на всех, кто будет поддерживать это предложение, лидеры ПМСХ начали сваливать всю «вину» на компартию, которая якобы являлась инициатором этого. На требования объяснить в печати, что именно она, партия мелких сельских хозяев, выдвинула это предложение, газеты ПМСХ ответили молчанием11.

Таким образом, и на этот раз вопрос был предан забвению: началась предвыборная борьба, и ни одна партия не захотела восстанавливать церковь против себя.

* * *

Несколько слов следует сказать о деятельности других венгерских церквей. *Второй по значению является протестантская (реформатская) церковь*.

Вообще реформатская церковь издавна ведет оппозиционную политику по отношению к католикам, но в последнее время, в частности по вопросам о добровольном религиозном обучении, к удивлению общественности она встала на одну точку зрения с католиками, хотя до этого все время провозглашала свое стремление к «реформам».

В августе 1946 года в Ньиредьхаза под председательством реформатского священника бывшего статс-секретаря Берецки Альберта состоялось собрание значительной по влиянию и численности группы реформатских священников, которая решила создать «общегосударственный реформатский Свободный Совет». На этом собрании Берецки заявил, что «в ближайшем будущем нельзя избежать отделения церкви от государства» и «Свободный Совет своей деятельностью хочет облегчить осуществление этого».

Еще раньше (в июне) реформатский священник Дэбрэши Лайош, выступая на собрании венгерско-советского общества в Сомбатхее, заявил, что «отделение церкви от государства не наносит ущерба церкви, и реформатская церковь с радостью пойдет по пути свободного развития». Он сослался на примеры некоторых западных стран, где церковь уже давно отделена от государства и школы.

В июне же в «Сабад неп» было опубликовано интервью реформатского священника Элиаш Йожефа, в котором деятельность Миндсенти резко осуждается и говорится, что церковь не должна заниматься политикой.

Однако несмотря на все эти публичные заявления, реформатская церковь, как уже сказано выше, когда *вопросы о передаче школ в руки государства и введении добровольного религиозного обучения* были поставлены ребром, заняла позицию, тождественную католической.

Таким образом, стало понятным, что и эта церковь только формально выступает за «реформы», а фактически намерена всячески противиться попытками «ущемить» ее интересы.

*Православная (греко-восточная) церковь в Венгрии* находится в довольно тяжелом положении. По последним данным

Министерства просвещения и культов, *число прихожан греко-восточной церкви возросло до 400 тысяч человек, однако считают, что эти данные преувеличены. В Будапешт приезжали представители Московской патриархии, которые обещали решить вопрос о присоединении Венгерской православной церкви, о посвящении ее представителя в сан епископа, а также о канонизации венгерского языка. Однако до сих пор о результатах ничего не известно*.

Несколько слов *о мелких религиозных сектах*. 12 августа 1946 года состоялось собрание «Союза свободных церквей» Венгрии, который объединил баптистов, методистов, древних католиков, адвентистов, христианских братьев и прочие мелкие группы верующих.

Этот «Союз свободных церквей» *выступает за отделение церкви от государства*, за отказ от вмешательства в политику и за поддержку демократии.

ГА РФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 69. Л. 134—144. Подлинник.

ЦК ВКП(б) о предвыборной ситуации в стране летом 1947 г., писал о партии Баранковича: «Это партия католической церкви, и значительная часть католической церкви стоит за ней» (Восточная Европа в документах российских архивов. 1944—1953 гг. Т. I. 1944—1948 гг. Москва; Новосибирск, 1997. С. 691).

«Венгерская общность» — организация, возникшая в 20-е гг. XX в. объединяла чиновничество, представителей дипломатических и военных кругов хортистского режима. Имела контакты с некоторыми деятелями ПМСХ, например, с депутатом парламента от этой партии К. Ша- лата. Это обстоятельство было использовано для разоблачения так называемого антиреспубликанского заговора в стране (Подробнее см.: Cierna-Lantayova D. О nove Mad’arsko. Bratislava, 1979. S. 206).

Так в тексте. Правильно: Демократическая народная партия.

См. док. № 79.

«Антиреспубликанский заговор» — сфабрикованная коммунистами в условиях приближения подписания Мирного договора с Венгрией кампания политической дискредитации ПМСХ — партии мелких сельских хозяев и ее генерального секретаря Б. Ковача.

Позицию ПМСХ и ВКП по вопросу о преподавании закона Божьего в школах раскрыл лидер компартии М. Ракоши в письме в ОВП ЦК ВКП(б) от 5 апреля 1947 г. В нем, в частности, говорилось:

«Дорогие товарищи!

Центральным вопросом у нас сейчас является раскрытый фашистский заговор. Поскольку три недели тому назад было достигнуто соглашение — своего рода перемирие — с партией мелких сельских хозяев, мы пытаемся проводить кампанию таким образом, чтобы ответственность за нарушение спокойствия и возобновление враждебных действий пала на плечи партии мелких сельских хозяев и находившихся в союзе с ними реакционных элементов. Но мы должны соблюдать здесь осторожность, ибо народ устал, он хочет покоя, и мы должны стремиться к тому, чтобы нас не рассматривали как нарушителей политического мира, которые, сколько бы это им ни стоило, ищут борьбы.

Теперь доказано, что премьер-министр Надь Ференц все-таки участвовал в заговоре, можно даже предположить, что в последнее время он давал заговорщикам политические директивы. Главный вопрос сейчас в том, каким путем нам нужно будет выступить против него. Надь Ференц — последний бастион среди политических лидеров партии мелких сельских хозяев, замешанных в заговоре, и мы нисколько не сомневаемся, что борьба за него будет гораздо ожесточеннее, чем она была за Ковача Белу. Положение усложняется еще тем, что в подписанном нами три недели тому назад соглашении имеется пункт о введении факультативного преподавания религии.

Против этого пункта, являющегося частью секретного конкордата, тайно заключенного партией мелких сельских хозяев с церковью и предоставляющего церкви большие материальные преимущества, реакционная часть духовенства развертывает сейчас большую кампанию, которая производит глубокое впечатление на религиозное население и, главным образом, на женщин. Короче говоря, все это представляется в таком свете, как будто мы, коммунисты, навязали этот вопрос партии мелких сельских хозяев, чтобы вызвать культурную борьбу. Вопрос о факультативном преподавании религии был выдвинут партией мелких сельских хозяев. Наступление со стороны духовенства началось, видимо, под впечатлением американских нот. Духовенство, вероятно, полагает, что своим вмешательством в этот вопрос оно ослабит влияние нашей партии среди масс.

Мы хотим предоставить проведение закона о факультативном преподавании религии Надь Ференцу и его партии; поэтому до тех пор, пока он остается последовательным в этом вопросе, мы вынуждены оставлять без внимания непосредственные нападки на него. Если же выяснится, что он и в этом вопросе ведет двойную игру, то мы безжалостно разоблачим его как инициатора плана внесения в порядок дня вопроса о факультативном преподавании религии, и взвалим на него ответственность за этот неподготовленный шаг. Одновременно именно мы будем требовать, чтобы с повестки дня был снят этот вопрос, еще недостаточно созревший для того, чтобы его обсуждали, и мешающий восстановлению. Затем мы поднимем вопрос об ответственности Надь Ференца за участие в заговоре». (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 128. Д. 1090. Л. 59-60).

<< | >>
Источник: Т. В. Волокитина, Г. П. Мурашко, А. Ф. Носкова. Власть и церковь в Восточной Европе. 1944—1953 гг. Документы российских архивов: в 2 т. Т.1 : Власть и церковь в Восточной Европе. 1944-1948 гг. —2009. - 887 с. 2009

Еще по теме № 130 Из справки старшего инспектора Совета по делам РПЦ И. Кириллова «О православных приходах в Венгрии»:

  1. № 177 Справка Совета по делам РПЦ о беседах членов делегации РПЦ епископа Нестора и секретаря Московской патриархии Л.Н. Парийского с министром культов Венгрии Д. Ортутаи по вопросу о создании Венгерской православной церкви под юрисдикцией РПЦ
  2. № 215 Справка старшего инспектора Совета по делам РПЦ Ананьева о беседе митрополита Дионисия с первым секретарем посольства СССР в Польше Е.И. Длужинским по вопросу о поездке митрополита в Москву для встречи с патриархом Алексием
  3. № 165 Справка заместителя заведующего Отделом по делам Центрального управления Русской православной церкви Совета по делам РПЦ B.C. Карповича о кандидатуре на пост патриарха Румынской православной церкви[127]
  4. № 118 Справка Совета по делам РПЦ в связи с подготовкой визита в Москву делегации Албанской православной церкви
  5. № 36 Справка заместителя председателя Совета по делам РПЦ С. К. Белышева о беседе епископа Тимофея в посольстве СССР в Варшаве о присоединении Польской православной церкви к РПЦ1
  6. № 214 Справка Совета по делам РПЦ о беседе руководителя Дирекции вероисповеданий Болгарии Д. Илиева со священником В. Шпиллером о положении в руководстве Болгарской православной церкви, отношении к экуменизму и др.
  7. № 135 Справка Совета по делам РПЦ о беседе посла СССР в Белграде А.И. Лаврентьева с председателем Совета министров ФНРЮ Э. Карделем относительно позиции патриарха Гавриила
  8. № 80 Отчет о поездке епископа Ужгородского и Мукачевского Нестора и протоиерея А. Смирнова в Венгрию, представленный в Совет по делам РПЦ
  9. № 26 Справка Совета по делам РПЦ «Антинародное монархическое выступление сербского священника», подготовленная для НКИД СССР[29]
  10. № 196 Справка Совета по делам РПЦ о конфессиональной ситуации в Чехословакии во второй половине 1948 года1
  11. № 125 Справка аппарата Совета по делам РПЦ о политической позиции патриарха Сербского Гавриила и митрополита Иосифа
  12. № 140 Справка Г.Г. Карпова о приеме членов болгарской партийной делегации для ознакомления с деятельностью Совета по делам РПЦ