<<
>>

№ 104 Письмо А.М. Александрова Г.Г. Карпову с приложением перевода служебной записки министра юстиции Польши Г. Свентковского о положении православной церкви в стране1

г. Москва31 марта 1947 г.

СЕКРЕТНО

ПРЕДСЕДАТЕЛЮ СОВЕТА ПО ДЕЛАМ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ПРИ СОВЕТЕ МИНИСТРОВ СССР тов. КАРПОВУ Г.Г.

В одной из последних бесед с советником посольства СССР в Польше тов.

Яковлевым В.Г. министр юстиции Польши Свентковский сообщил, что он очень озабочен отсутствием нормальных отношений между православной церковью в Польше и Московской епархией2. Свентковский сказал, что он не хочет сейчас решать вопроса о том, должна ли православная церковь в Польше иметь автокефалию или нет. Это, по его мнению, вопрос будущего, но для него ясно, что существующая автокефалия была установлена незаконно, без согласия Московского патриарха. Свентковский считает, что сейчас наиболее актуальной задачей является — сменить архиепископа Дионисия3, который сотрудничал с немцами. Пока Дионисий стоит у руководства, Москва не захочет с ним разговаривать, а внутри страны поляки будут продолжать судить о православной части населения Польши по преступному поведению Дионисия во время оккупации, в то время как в действительности православное население является лучшим элементом в стране. Однако Свентковскому не ясно, кого можно будет назначить на место Дионисия.

В ходе беседы Свентковский развил следующий план действий:

Православная общественность Польши обратится к польскому правительству и потребует отстранения Дионисия как человека, сотрудничавшего с немцами и скомпрометировавшего себя рядом актов, враждебных Советскому Союзу (обращение, по мнению Свентковского, надо поручить подготовить бывшему депутату сейма Серебренникову).

* Представитель польского правительства вызовет к себе Дионисия, припугнет его судом за сотрудничество с немцами и, указав на незаконность его назначения главой церкви в Польше, противоречащего каноническим установлениям православной церкви, предложит ему удалиться в монастырь*4.

Затем из представителей церкви и православной общественности надо будет создать временный орган управления церкви, который выделит делегацию к Московскому патриарху для обсуждения вопроса о судьбе православной церкви в Польше и назначении главы этой церкви.

В заключение беседы Свентковский вручил тов. Яковлеву свою докладную записку на имя бывшего премьер-министра Польши Осубка-Моравского5 по вопросу о православной церкви в Польше.

Вышеизложенное сообщается для Вашего сведения.

Приложение: упомянутое — копия докладной записки министра юстиции Польши Свентковского.

ЗАВЕДУЮЩИЙ IV ЕВРОПЕЙСКИМ ОТДЕЛОМ МИД СССР А. АЛЕКСАНДРОВ

КОПИЯ

Перевод с польского

К ВОПРОСУ О ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В ПОЛЬШЕ

Фактическое положение

До войны в Польше насчитывалось 4 миллиона 200 тысяч православных (на 1.1.1937 г.).

В настоящее время вследствие репатриации украинского и белорусского населения в Советский Союз количество православных в Польше снизилось до 200 тыс., которые организованы в 150 православных парафиях6. Ряд православных парафий создается на возвращенных землях из польских репатриантов, прибывших из Пинска, Вильно и Гродзенска7. Эти репатрианты приехали в Польшу вместе со своими душ-пасторами, выдающими себя поляками8.

Следует полагать, что количество православных в Польше не будет в дальнейшем уменьшаться, так как период репатриации, предусмотренный соглашением, уже окончился.

До войны, согласно официальной, можно полагать, фальсифицированной статистике (работа «Наука и воспитание», изданная Министерством вероисповеданий), на 1.1.1937 г. в Польше было свыше 500 тысяч поляков православного вероисповедания. Наибольшее количество православных поляков проживало в центральных воеводствах, главным образом в Люблинском, откуда за последнее время репатриированы в Советский Союз украинцы. Оставшиеся там православные являются [гражданами] польской национальности.

Проживающее в Польше православное население, особенно сельское, независимо от его национальности, положительно относится к народной демократии и правительству национального единства и поэтому преследуется со стороны реакции и лесных банд.

Самым лучшим доказательством этого является факт убийства лесными бандами более ста жителей деревни Вежховины Красноставского уезда. Население деревни Вежховины — это православные поляки, которые направили свою молодежь на службу в органы безопасности и гражданской милиции. Отсюда месть и ненависть к ним со стороны лесных банд.

Правовое положение православной церкви в Польше

Нынешнее правовое положение православной церкви в Польше достойно сожаления.

Декрет президента Польской Республики от 18.XI.1938 г. об отношениях государства к Польской автокефальной православной церкви (Сб. законов Щольской] Р[еспублики] постановление] 597), а также внутренний статут этой церкви (сб. законов П.Р., пост. 679, 1938 г.) не могут иметь применения вследствие совершенно отличных политических и национальных отношений в возрожденной Польше, находящейся в ином географическом положении.

В каноническом отношении православная церковь не может надлежащим образом управляться, так как нет трех епископов. Формально существует только варшавская парафия и часть бе- лостокской парафии, в то время как до войны было пять пара- фий (Варшавская, Волынская, Полесская, Гродненская и Виленская).

Православная церковь в Польше является единственной в Европе православной церковью, которая не урегулировала своих отношений с Московским патриархом.

Православная церковь в европейских странах, освобожденных от немецко-гитлеровской оккупации, особенно в славянских государствах (Югославия, Болгария, Чехословакия), уже имеет своих руководителей (патриархов, экзархов), на которых не тяготеет обвинение в антисоветской деятельности в период оккупации. Только в Польше во главе православной церкви продолжает находиться митрополит Дионисий, известный своими выступлениями во время войны против Московского патриарха.

В 1945 г. Московский патриарх Алексий с церковной делегацией посетил Иерусалим и Восточных патриархов. За все время существования Русской православной церкви это была первая поездка Московского патриарха в Иерусалим. Митрополит Николай, делегат Московского патриарха, посетил Англию и Францию. Делегации Московского патриарха посетили Югославию, Румынию и Чехословакию. В мае 1944 г. патриарх Алексий по приглашению экзарха и Синода Болгарской православной церкви посетил Болгарию, где был на церковных торжествах в связи с тысячелетием Рильского монастыря9. Среди славянских государств Польша является единственной страной, в которой православная церковь не имеет урегулированных и дружественных отношений с Московским патриархом.

Недавно Чехословакию посетил г. Карпов, председатель Совета по делам [Русской] православной церкви при Совете министров СССР10. Господин КАРПОВ был официальным гостем чехословацкого правительства и экзарха Чехословацкой православной церкви в Чехословакии архиепископа Элеутерюша11. Приезд г. Карпова в Чехословакию был связан с манифестацией дружбы и славянского сотрудничества. Господин Карпов публично выразил удовлетворение по поводу урегулирования отношений Чешской православной церкви с Московским патриархом, что «будет способствовать дальнейшему укреплению дружбы между народами СССР и Чехословакией». Господин Карпов сделал в Чехословакии ряд докладов (в Товариществе культурного сотрудничества с СССР, в зале Яна Гуса в Праге, для офицеров в Братиславе — по просьбе министра национальной обороны ген[ерала] Свободы) по вопросу о свободе совести и правовом положении православной церкви, а также церкви других вероисповеданий в Советском Союзе.

Неурегулирование отношений православной церкви в Польше с Московским патриархом приводит к внутренним конфликтам в этой церкви. Часть духовенства (Белостокское воеводство) подчиняется непосредственно Минскому архиепископу, отказывая в послушании митрополиту Дионисию. Ныне эти отношения с Варшавской митрополией улучшаются, но раскол в церкви все еще существует.

Отношение правительства Национального единства, точнее говоря, министра гражданской администрации12, к митрополиту Дионисию является отрицательным. Министр гражданской администрации не имеет никакого плана разрешения жгучей проблемы урегулирования положения православной церкви в Польше, что болезненно отражается на религиозных интересах польского православного населения. Это население лишено церковного управления, опирающегося на каноны своего вероисповедания.

""Православной церкви отказывают в возобновлении изучения православной теологии в Варшавском университете, в то время как там уже открыты факультеты римско-католической и евангелийской теологии13. Таким образом, польское государство отказывается от возможности демократического воспитания духовенства [Польской] православной церкви, которая ныне, как и вся православная церковь, идет на полное сотрудничество с народной демократией. В Болгарии, например, сотрудничество правительства с Болгарской православной церковью настолько гармоническое, что премьер Димитров на официальных приемах выступает обычно в сопровождении экзарха Болгарской православной церкви, который стал как бы неотлучным товарищем премьера в его публичных выступлениях14. Это происходит совершенно естественно потому, что православная церковь как национальная не подвергается ныне враждебным реакционным влияниям из-за границы и идет на сотрудничество с демократическими правительствами. Отсутствие активной, конструктивной и плановой политики в области вероисповеданий, безразличие ко всем этим вопросам особенно классическим образом проявляются по отношению к Польской православной церкви. Проживающее в Польше православное население, относящееся наиболее лояльно к Народной Польше и наиболее привязанное к ней, лишено нормальной религиозной организации, до сего времени не имеет в польском войске православных священников, в то время как там есть римско-католические и евангелист- ские священники, а также священники других вероисповеданий, представляющих гораздо меньшее количество населения.

Следует опасаться, что *такое безразличие со стороны правительственной администрации может привести к падению положительного настроения православного населения15. Я опасаюсь, что, например, на возвращенных землях польские православные парафии, поскольку они не будут включены в хорошо организованный и гармонически сотрудничающий с правительством церковный организм, могут стать в будущем орудием безразлично или даже *враждебно относящихся к Народной Польше пронемецких кругов*. Польская православная церковь сохранится в Польше так же, как она сохранилась в Чехословакии, Франции и др[угих] странах, где она насчитывает еще меньше верующих, чем в Польше. * Польская православная церковь должна сыграть свою положительную роль в польском государстве. Исторический шанс в этом отношении не может быть потерян*.

Проблема автокефальности

Согласно канонам православной церкви, отвечающим интересам нашего государства, православная церковь в каждом независимом государстве должна быть автокефальной, т.е. независимой от иностранных церковных кругов. Автокефальность не исключает, конечно, братских отношений с иностранной православной церковью, особенно с Константинопольским патриархом (имеющим моральный примат в православной религии) и «третьим Римом» — Московским патриархом16.

Довоенная автокефальность Польской православной церкви, полученная на основе враждебного отношения к Советскому Союзу и Московской епархии, хотя и принята довоенными правительствами, имеет, по-моему мнению, в каноническом отношении такие недостатки, которые позволяют *признать ее несуществующей в правовом отношении. Автокефальность была не признана рядом православных епископов в Польше и, что самое главное, она не признана Русской православной церковью в лице патриарха Тихона и его преемников Петра и Сергия*.

Что послужило поводом непризнания автокефальности? Этим поводом было отсутствие самого главного (с канонической точки зрения) элемента автокефальности — благословения согласия на автокефальность со стороны Русской церкви, т.е. Церкви-Матери, от которой отделилась Польская православная церковь в момент получения Польшей независимости после Первой мировой войны. Тогда этот вопрос ограничился получением согласия на автокефальность со стороны Константинопольского патриарха и руководителей православной церкви разных государств, что было недостаточно в каноническом отношении17.

Польша как независимое государство имеет полное право на автокефальность своей православной церкви. Подвергать сомнению автокефальность является равносильным подтверждению сомнения в независимости, чего быть не может. Автокефальность [церкви] имеет, например, Советская Грузинская Республика в СССР. Почему же ее не могла бы получить Польша?

Если православная церковь в Польше не должна подвергнуться анархии (несоблюдение субординации, раскол), она должна при помощи польского правительства получить (или добиться подтверждения довоенной) автокефальность, что может наступить только при установлении через посредство польского правительства отношений с Московским патриархом и достижений полной договоренности с ним. Здесь должны быть приняты во внимание и полностью уважаться каноны православной церкви18. В противном случае они не будут связывать верой духовенство и православное население. Эти каноны полностью уважаются советским, болгарским, чехословацким и югославским правительствами, т.к. они полностью отвечают интересам государства.

В славянских государствах только Чехословакия не имеет автокефальности. Чехословацкая православная церковь, с согласия правительства Чехословакии подчиняясь в духовном отношении Московской епархии, удовлетворилась церковной автономией.

Польская православная церковь в период, предшествовавший разделам Польши, была автокефальной. Она имеет за собой традиции автокефальности. *От автокефальности нельзя отказываться еще и потому, что отсутствие таковой имело бы свой негативный политический резонанс (проблема нашей независимости)*.

Выводы

Вопрос о Польской православной церкви необходимо сдвинуть с мертвой точки. Урегулирование прерванных когда-то в период довоенных правительств отношений с Московской епархией, что в каноническом отношении вызвало бы состояние «отступничества» или раскола в Польской православной церкви, является в настоящее время нетрудным. Этот вопрос, по моему мнению, скорее носит персональный, чем принципиальный характер. Не может быть достигнуто соглашения с Московской епархией, а также разрешен вопрос об автокефальности Польской православной церкви до тех пор, пока во главе польской церкви стоит митрополит Дионисий, Оставление которого на этом посту являлось бы своего рода вызовом по адресу Московской епархии*.

Согласие и сотрудничество между православной церковью славянских государств является необходимым элементом истинного согласия и славянского сотрудничества. Понимая это, Чехословакия, между прочим, поспешила урегулировать отношения в области вероисповедания с Советским Союзом.

Будучи в Москве, я имел возможность в неофициальной беседе с г. Карповым, председателем Совета по делам [Русской] православной церкви при Совете министров СССР, затронуть вопрос об автокефальности Польской православной церкви. Наши взгляды по этому вопросу были едиными.

Предлагаю следующий план урегулирования вопроса о Польской православной церкви:

Начать переговоры между Московской епархией и ответственными кругами Польской православной церкви (епископом Тимофеем) в направлении согласного разрешения вопроса об автокефальности и замещения постов в польской православной митрополии (возможно, путем назначения специального представителя правительства).

После разрешения вопроса, указанного в пункте 1, созвать, согласно канонам православной церкви, Всепольский собор Польской православной церкви при участии делегата правительства и делегата Московского патриарха со следующей повесткой дня:

а)избрание главы Польской православной церкви;

б)принятие организационного статута Польской православной церкви.

После согласного разрешения вопроса, указанного в пункте 2, правительство должно принять к сведению избрание митрополита и придать правовую силу принятому собором организационному статуту Польской православной церкви.

С польского перевел — П.Турпитько. ГА РФ. Ф. 6991. Оп. 1. Д. 17. Л. 131—142. Подлинник.

Так в тексте. Правильно: митрополита Дионисия.

На полях документа напротив текста, отмеченного *—*, рукой Г.Г. Карпова сделана приписка: «Патриарх согласен. З/ГУ».

Э. Осубка-Моравский ушел в отставку с поста премьер-министра в январе 1947 г. после выборов в сейм.

Помимо репатриации, сокращение численности православных в Польше было связано с территориальными изменениями, в частности, включением восточных земель Польши в состав Украинской, Белорусской и Литовской ССР.

Так в тексте. Следует читать: из района г. Гродно.

Так в тексте. Следует читать: священниками, выдающими себя за поляков. По-видимому, речь идет о полонизированных белорусах и литовцах.

Так в тексте. Дата визита и цель указаны ошибочно. Торжества в связи с 1000-летием кончины Св. Иоанна Рыльского прошли в Болгарии в мае—июне 1946 г.

См. док. № 73.

Так в тексте. Правильно: экзарха Русской православной церкви в Чехословакии архиепископа Елевферия.

Так в тексте. Здесь и далее правильно: министр общественной администрации.

Речь идет о восстановленном после войны теологическом факультете Варшавского университета, студенты которого изучали римско-католическую и евангелическую (протестантскую) теологию.

Автор документа рисует идиллическую картину отношений между экзархом Стефаном и официальными властями. Эти отношения были далеко не столь безоблачны.

Текст, отмеченный *—*, здесь и далее подчеркнут.

Имеется в виду политическая теория, сформулированная в XV—XVI вв. и обосновывавшая историческое значение столицы Русского государства как всемирного политического и церковного центра. Поначалу она акцентировала широкую миссионерскую деятельность Русской церкви среди нехристианских народов (Подробнее см.: Бессмертный А. Р. Национализм и универсализм в русском религиозном сознании // На пути к свободе совести. М., 1989. С. 133). Однако после Второй мировой войны созвучные теории настроения приобретали иное качество: с утверждением «вселенскости» русского православия советское политическое руководство связывало возможности дополнительного закрепления статуса СССР как сверхдержавы и распространения советского влияния в мире по церковным каналам.

С канонической точки зрения автокефалия могла быть дарована при наличии следующих четырех условий: воля народа, создающего автокефальную церковь; согласие Матери-Церкви, из которой выделяется новая церковь; признание новой церкви другими автокефальными церквами; согласие того государства, в котором учреждается новая церковь.

<< | >>
Источник: Т. В. Волокитина, Г. П. Мурашко, А. Ф. Носкова. Власть и церковь в Восточной Европе. 1944—1953 гг. Документы российских архивов: в 2 т. Т.1 : Власть и церковь в Восточной Европе. 1944-1948 гг. —2009. - 887 с. 2009

Еще по теме № 104 Письмо А.М. Александрова Г.Г. Карпову с приложением перевода служебной записки министра юстиции Польши Г. Свентковского о положении православной церкви в стране1:

  1. № 115 Письмо А.М. Александрова Г.Г. Карпову о предложениях заместителя министра общественной администрации Польши В. Вольского по изменению состава руководства православной церкви
  2. № 46 Записка заведующего IV ЕО НКИД СССР А.Н. Абрамова Г.Г. Карпову с просьбой подобрать литературу по церковным вопросам для министра юстиции Польши Г. Свентковского[43]
  3. № 117 Письмо Г.Г. Карпова А.М. Александрову по поводу предложения В. Вольского о реорганизации руководства православной церкви в Польше
  4. № 166 Письмо А.М. Александрова Г.Г. Карпову о составе делегации священников православной церкви Польши[128]
  5. № 143 Письмо А.М. Александрова Г.Г. Карпову о полученном руководством православной церкви в Польше приглашении посетить Москву[116]
  6. № 86 Справка Г.Г. Карпова о приеме в Совете по делам РПЦ главы делегации Общества польско-советской дружбы министра юстиции Г. Свентковского и беседе о конфессиональной ситуации в Польше[68]
  7. № 107 Письмо Г.Г. Карпова К.Е. Ворошилову о положении православной церкви в Польше и позиции польского правительства по вопросу ее автокефалии1
  8. Ответное письмо Г.Г. Карпова А.П. Павлову о положении православной церкви в Польше и отношении к митрополиту Дионисию
  9. № 40 Из дневника советника посольства СССР в Польше В.Г. Яковлева. Запись беседы с министром юстиции Г. Свентковским о подготовке в Польше процесса по катынскому делу и о позиции власти в отношении католической церкви1
  10. № 59 Сопроводительная записка М.И. Бурцева Г.Г. Карпову с приложением копии донесения Политуправления Южной группы войск о положении Румынской православной церкви в Олтении[48]
  11. № 164 Письмо Г.Г. Карпова В.А. Зорину с просьбой о содействии в организации поездки делегации православной церкви Польши в Москву
  12. № 144 Письмо Г.Г. Карпова заместителю министра иностранных дел СССР Я.А. Малику о возможности создания единой православной церкви в Чехословакии
  13. № 188 Докладная записка Г.Г. Карпова в Совет министров СССР и ЦК ВКП(б) о совещании в Москве руководителей и представителей православных церквей, его итогах и перспективах зарубежной работы Московской патриархии1
  14. № 149 Сопроводительная записка заместителя министра иностранных дел СССР В.А. Зорина Г.Г. Карпову с приложением письма профессора Белградского университета С.В. Троицкого патриарху Алексию о встрече с патриархом Сербским Гавриилом1
  15. № 178 Сопроводительная записка исполняющего обязанности заведующего ОБС МИД СССР Е.Д. Киселева Г.Г. Карпову с приложением циркулярного письма Д. Илиева Св. Синоду Болгарской православной церкви1
  16. № 159 Письмо С.К. Белышева А.Я. Вышинскому по вопросу о подготовке совещания глав автокефальных православных церквей в Москве и необходимости установления связи православной церкви Польши с Московской патриархией
  17. № 96 Письмо заместителя заведующего ОБС МИД СССР А.П. Власова Г.Г. Карпову о положении православной церкви в Венгрии и целесообразности приезда в Москву протоиерея Я. Варью1