<<
>>

Типы этнической идентичности.

Исследователи выделяют семь типов этнической идентичности, формирующихся под воздействием различных условий и обстоятельств в соотношении с особенностями и предрасположенностями личности: 1) «нормальная» идентичность — связанная с формированием положительного образа своего народа, положительного отношения к своему этническому происхождению (но в зависимости от ситуации и особенностей личности допускает изменения идентичности как в сторону «нарастания», так и, наоборот, в сторону «затухания»); 2) «этноцентрическая» идентичность — некритическое предпочтение какой-либо этнической группы и сопровождающаяся стремлением к изоляции, замкнутости.
Этот тип идентичности свойствен, например, представителям этнических или субэтнических групп, настроенным на отделение от основного этноса (при различной мотивации этического, религиозного характера); 3) «этнодоминируюшая» идентичность — тип идентичности, в котором преобладает не изоляционизм, а признание этнической принадлежности — высшей, приоритетной для человека ценности и, более того, — признание превосходства своего народа. Для этого типа идентичности характерны дискриминационные установки в отношении других этнических групп, а также стремлением к «этнической чистоте» (недопустимости смешанных браков и т.д.); 4) «этнический фанатизм» — крайне агрессивная форма предыдущего типа идентичности, связанная с абсолютным и подав- 133 ляющим доминированием этнических интересов своей группы (иногда иррационально интерпретируемых) и готовностью идти на любые жертвы и действия. По Л.Н.Гумилеву, это максимальная «пассионарность», пассионарная самоотверженность и жертвенность; 5) этническая индифферентность — равнодушие к своей этнической принадлежности, ценностям культуры своего народа и к межэтнической коммуникации, независимость от традиций и норм своей этнической группы. На формирование такого типа личности, в частности, ориентирована и коммерческая массовая культура, нивелирующая этнические ценности, этническое многообразие и выдвигающая новизну и престижность в культурной коммуникации на первое место в системе предпочтений современного потребителя; 6) этнонигилизм — тип идентичности, являющийся выражением космополитической позиции: отрицание ценности этнич-ности как таковой, связанное обычно с уничижительной оценкой статуса этнической группы, с которой личность связана по происхождению; 7) амбивалентная этничность — тип идентичности, широко распространенный в этнически смешанной среде и не явно выраженный.
Разумеется, как и данная типология, любая другая до определенной степени абстрагируется от реальной сложности и неоднозначности этнической идентичности, как правило, строящейся на сочетании ее различных типов и вариантов. Имя народа. В этнической культуре любого народа есть элемент, отражающий некоторые существенные стороны идентичности, процесса идентификации, особенности этнического сознания и самосознания, формирующиеся в процессе межэтнической коммуникации. Это этноним — имя народа. Имя народа формируется и в процессе этногенеза (формирования этнической общности), и во взаимодействии в контактах с другими народами (что также может быть важнейшей стороной этногенеза). Этнонимы разделяются на эндоэтнонимы (эндононимы) и экзоэтнони-мы (экзононимы). Эндононимы — самоназвания — важнейший компонент этнического самосознания, т.е. то, как себя называет сам народ. Именно здесь и возникает оппозиция «мы и они», так как для осознания своей общности, своего единства необходимо отделиться от других подобных общностей, даже противопоставиться им. Этот процесс и эту позицию обычно обозначают понятием этноцентризм. Но этноцентризм, будучи неизбежным моментом этногенеза и этнического самоопределения, может стать причиной агрессивного неприятия другого народа, превознесения исключительности качеств своей этнической общности, ее превосходства над 134 другими. Закрепившись в сознании этноса, он может достичь своей крайней агрессивной формы — шовинизма. Экзононим, в отличие от эндононима, элемент этнического сознания, направленного на «другого», это название, которое дается этносу другим этносом. В значительно большей степени, чем самоназвание, он зависит от ситуации, особенностей межэтнической коммуникации, восприятия другой культуры, психологической совместимости, географической среды и т.д. Эндононимы у разных народов могут в значительной степени совпадать, так как часто обозначают человека, людей, настоящих людей. Таковы, например, самоназвания: ненцы, нивхи, нанайцы (коренные малочисленные народы Севера и Дальнего Востока); айны (древний коренной народ Японских островов); инуиты (древний северный народ, живущий в Канаде, на Аляске, на крайнем северо-востоке России).
Экзононимы, как мы уже отмечали, носят ситуативный характер и могут отражать территориальный и географический признаки, особенности культуры, обычаев, неприемлемые, непонятные для другого народа, особенности истории народа и его контактов с другими народами, характер межэтнической коммуникации. Упоминавшиеся инуиты в России более известны как эскимосы. Имя, данное им их соседями — северными индейцами племени кри — и означающее «те, кто ест гнилое мясо». Основанием стал элемент традиционной кухни, связанный с особым способом приготовления мяса (его «подкисают» для выработки тех же нужных организму веществ, которые в Европе содержат кисломолочные продукты). Индейский народ группы сиу в США, имеющий самоназвание паходже, т.е. «покрытые снегом», получил экзононимы айова (спинной мозг), нез-персе (проколотые носы). Имя «кильясинга», применявшееся в XVI —XVII вв. к разным народам Южной Колумбии, явно связано с обычаем, культурной традицией, так как на языке кечуа означает полумесяц — по форме подвесок для носа. Многие экзононимы возникли в результате колонизации Америки, применялись к группам племен и отражали особенности взаимоотношений с коренными жителями и отношения между племенами. Так, этноним «алгонкины» (имя группы индейских народов в Северной Америке и одного из племен) означает «союзники». Имя индейского племени группы майя в Гватемале чухи означает враги, а другого племени этой группы в Мексике чоли или чоль — чужой, дикий, племени ирокезов на языке алгонкинов — «настоящие гадюки», хотя они называют себя ходеносауни — люди длинного дома. Многие этнонимы отражают особенности истории того или иного народа, в частности связанные с его борьбой за независи- 135 мость. Так, фризы (Ггу) — самоназвание народа в Нидерландах и Германии (свободный) возникло в период упорного сопротивления племени римскому завоеванию в первые века нашей эры. Чрезвычайно интересно происхождение самоназвания албанцев — шкип-тар от слова «шчип» — говорить понятно. Оно возникло в период жесткой дискриминации в XVII —XVIII вв.
со стороны турок, из-за чего большинство албанцев перешли из христианской веры в ислам. Налицо потребность отмежеваться от завоевателей, говорящих по-турецки. Вернемся к народам России. Чеченцы и ингуши — имена, которые происходят от названия населенных пунктов Чечен-аул и Ангушт. Этноним чеченцы в русских документах XVI —XVII вв. еще не встречался. Для обозначения этой общности использовались названия зумсой, мерезанские люди, минкизы, ококи, тшан-ские люди, общества «чечень», живущего в нижнем течении реки Аргун — чеченские люди. При переписи 1937 г. была введена категория «чечено-ингуши», но в первичных материалах 18 самоназваний разных групп: ауховцы, ичкиринцы, мизджети, назра-новцы, нахчии, нехчи, нохчи, цецен, чечены, ингуши, гликвы, маиствеи, махистуи и др. Во время переписи 1989 г. чеченцев отделили от ингушей. Народ, именуемый коми-пермяки (коми — самоназвание: коми морт — коми-человек), получил свое имя в результате контактов с русскими и вепсами (малочисленным народом, так же как и коми относящимся к финноугорской группе). Термин «пермь» (пермяне) скорее всего заимствовали у вепсов: по-вепски пера маа — земля, лежащая за рубежом. В древнерусском языке сохранилось название «пермь», которым обозначали несколько областей, территорий. По некоторым данным, оно встречается в тех местах, где находились центры торговли пушниной — именно как с торговцами пушниной впервые и столкнулись русские с этим народом. Поэтому постепенно закрепились названия пермь, пермяк, пермитин, пермичи, пермяне, обозначающие род занятий, которое позже стало этнонимом. Смысл многих этнонимов в истории, в общественном сознании претерпевает серьезные изменения. Л.Н.Гумилев приводит любопытный пример, касающийся овеянного героической романтикой имени викингов. Слово «викинг» носило, по существу, оскорбительный характер — разбойник, бродяга. Юношу, который покидал семью и уходил в викинги, оплакивали как погибшего. Викинги — люди, которые не желали жить в племени и подчиняться его законам. Л.Н.
Гумилев отмечает, что викинги, вопреки многочисленным легендам, не отличались храбростью, скрывали боязнь битвы, наедаясь опьяняющими мухоморами. В опьянении они были неукротимы... 136 Нередко экзононимы носят неприятный, даже оскорбительный характер, отражают неприязненное отношение к представителям данного народа. На уровне обыденного сознания, в повседневной общественной практике распространение таких экзоно-нимов свидетельствует, как правило, об отсутствии толерантности — терпимого отношения к представителям другого этноса, нации. При этом происходит перенесение характеристик отдельно взятого индивида на всю этническую общность, весь народ. Так, преобладание представителей азербайджанского народа на рынках российских мегаполисов нередко приводит к формированию отрицательного отношения к самому этнониму «азербайджанец», порождая соответствующие и всем известные презрительные бытовые экзононимы и тем самым формируя неадекватное отношение к целому народу, его культуре. Это свидетельствует и об отсутствии этнологических, этнографических знаний — важного компонента этнического сознания, обычно, увы, мало затрагиваемого этнопсихологами.
<< | >>
Источник: Бережнова Л. Н.. Этнопедагогика : учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. 2007

Еще по теме Типы этнической идентичности.:

  1. Категоризация этнической идентичности на повседневном и идеологическом уровне
  2. Государственная и этническая идентичность: выбор и подвижность[1] Л.М. Дробижева
  3. В.С. Магун, Л.М. Дробижева, И.М.Кузнецов. Гражданские, этнические и религиозные идентичности в современной России, 2006
  4. Социальные и исторические основания этнического компонента региональной идентичности
  5. НАЦИОНАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА КАК ОТКРЫТЫЙ ПРОЕКТ: СОХРАНЕНИЕ ИДЕНТИЧНОСТИ И ПРИУМНОЖЕНИЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ДУХОВНОГО НАСЛЕДИЯ КУЛЬТУРНАЯ И ЛИЧНОСТНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В ГЛОБАЛЬНОМ МИРЕ
  6. 7. 2. ЭТНИЧЕСКИЕ СУБКУЛЬТУРЫ И РАСИЗМ
  7. Гражданские и этнические идентификации в России и Польше Е.Н. Данилова
  8. «Этнические мусульмане»
  9. 7. 2. 1. этнические группы
  10. 3.9. Социально-этнические общности
  11. Этническая бомба?
  12. 10.6. Социальная работа в этнической среде
  13. Русские и нерусские: соотношение государственной и этнической идентификаций