<<
>>

Структурные компоненты психологии этноса.

Говоря об идентичности, мы делаем акцент на этническом сознании, хотя психология этноса включает и другие компоненты. В этнопсихологии психологию этноса обычно разделяют на две группы компонентов — статические (консервативные, долговременные) и динамические (краткосрочные, мобильные).
В группу динамических компонентов входят этнические чувства и этнические вкусы. К статическим компонентам наряду с этническим сознанием относят психический склад этноса, обычно определяемый как специфический способ восприятия и понимания членами этнической группы различных сторон окружающей действительности. В этом определении видна относительность и даже неэффективность подобного способа членения психологии этноса. Как психический склад этноса может быть «рядоположенным» в этой классификации этническому сознанию, если понимание (относящееся к нему) является, безусловно, компонентом и функцией этнического сознания? В этом случае психический склад становится действительно своеобразным «складом», куда «складываются» некие характеристики, некие элементы психологии этноса. В психический склад этноса обычно включают в качестве компонентов этнические характер, темперамент, традиции и обычаи, делая акцент именно на устойчивости, статичности, консерватизме этих компонентов психологии этноса. На наш взгляд, традиционная этнопсихология здесь впадает в серьезные противоречия. Получается, что у личности (как представителя этнической общности, или этнофора) кроме характера есть еще какой-то особый этнический характер, кроме темперамента, соответственно, — этнический темперамент, кроме тра- 137 диций и обычаев — этнические традиции и обычаи. На наш взгляд, этническое должно быть рассмотрено не как какая-то отдельная часть психики, ее компонент, а как сторона, «срез», фундаментальное свойство всех психических элементов, процессов, включая и сознательные, и бессознательные, рациональные и эмоционально-чувственные.
Именно поэтому, в частности, столь малоперспективными оказываются попытки определения национального (этнического) характера народа с помощью комбинирования известных психологических характеристик. По результатам исследований отечественных и зарубежных ученых характерологические портреты представителей различных народов таковы: - японец — трудолюбивый, осторожный, организованный, серьезный, упорный, озабоченный; - англичанин — тактичный, спокойный, критичный, умный; - немец — практичный, организованный, трудолюбивый, уверенный, твердый, жесткий, пунктуальный; - русский — откровенный, щедрый, бесшабашный, прощающий, непрактичный, доверчивый, миролюбивый; - грузин — возбужденный, импульсивный, боевитый, претенциозный, агрессивный; - татарин — гордый, самоуверенный, сметливый, трудолюбивый, хитрый, вспыльчивый, отходчивый. Может ли этнопедагог в своей работе с детьми руководствоваться тем, что все грузины — возбужденные, импульсивные и т.д., а все русские — откровенные, щедрые и бесшабашные? Ясно, что эти характеристики имеют некоторое отношение к особенностям этнической психики названных народов, но прежде всего они отражают сложившиеся ситуативно, в определенных социально-исторических условиях стереотипы массового сознания, гетеростереотипы, т.е. стереотипы, направленные на оценку другого, отличного от своего, народа. Любые перечисленные характеристики могут быть отнесены к любому народу, но очевидно, что татарин, например, горд не так, как русский или немец, что немец практичен не так, как татарин или японец, и т.д. Кроме того, представители этноса в разной мере являются носителями указанных в качестве доминирующих для этноса качеств. А если учесть процессы этнического взаимодействия и миксации (смешения), то данные сведения об этнических характерах вообще оказываются практически бесполезными и не отражающими жизненных реалий. Л.Н.Гумилев неслучайно чрезвычайно скептически относился к подобным исследованиям этнических характеров, считая, что психологические черты этносов — вещь чрезвычайно исторически изменчивая, подвижная, а следовательно, исходная посылка, относящая этнический характер к статичным элементам, принципиально неверна.
138 К сожалению, наука пока не может дать исчерпывающего объяснения этнических особенностей психики. В значительной степени, на наш взгляд, это связано с нерешенностью все того же «основного вопроса этнологии» — о природе этнического, этнич-ности. Кроме того, не реализуются возможности, которые связаны, как мы это уже отмечали, с культурологическим подходом, с изучением этничности как одного из системных, интегративных свойств культуры. Именно в этом движении — от культуры, т.е. от результатов деятельности, к особенностям психики — возможно, и находится наиболее верный путь познания этничности как свойства психики, сознания. Перспективным для изучения этнической психики, этнического сознания и самосознания представляется подход, в основе которого — изучение этнической картины мира, т.е. свойственного этнической общности способа мировидения, включающего и его понимание внешнего (природного и социального) мира, и его интерпретацию своего места и предназначения в этом мире. Этническая картина мира находит свое вербальное (словесное) и художественно-образное отражение в творчестве, фольклоре, этническом стереотипе поведения, свойственном тому или иному народу. Возвращаясь к описанным нами ранее особенностям современной культурной ситуации, мы можем отметить, что традиционная этническая культура сегодня обретает контркультурные функции, оказавшись в ценностной оппозиции к захватившей культурное пространство высокотехнологичной коммерческой массовой культуре. Это ярко выражается в противопоставлении этнической картины мира — картине мира, формируемой массовой культурой. Речь идет прежде всего о ряде ценностных оппозиций: природа —техника, доброта — жестокость, духовность —потребительство, иррациональность —рационализм, традиционность — модернизм и т.д. В этнической картине мира человек рассматривается прежде всего как органичная часть природы и частица этнической общности, как духовное существо, т.е. биосоциодуховная целостность. Одна из главных ценностей здесь — преемственность по отношению к предкам, верность традициям, обычаям. Гармония во взаимоотношениях человека с природой основывается, в частности, на принципах биологического равенства. Именно этим объясняются отношения братства с животными, прежде всего домашними (доместикатами), которые оказываются органичной частью традиционной культуры на всех ее уровнях, во всех ее компонентах — материальных, духовных, социальных. Этническая картина мира — это прежде всего мифологическая, точнее, мифопоэтическая картина, эстетизирующая, идеализирующая систему взаимоотношений человека с природой и социу- 139 мом, но при этом творчески стимулирующая и этически ориентирующая его.
<< | >>
Источник: Бережнова Л. Н.. Этнопедагогика : учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. 2007

Еще по теме Структурные компоненты психологии этноса.:

  1. Структурные компоненты Интернета
  2. 6.2. «Первое погружение» в социокультурную реальность гражданского общества: конституирование структурных компонентов гражданской жизни (личность — культура — социальная организация)
  3. 15. Телесно-ориентированная психология и методы структурной интеграции
  4. 11.3. Теории мышления в отечественной психологии Структурная организация процессов мышления 1.
  5. 1. Теоретико-методологические основы мертоновской парадигмы структурного функционализма Критика классического структурного функционализма
  6. Категория "Этнос"
  7. РАЗДЕЛ 2 РЕЖИМЫ ВООБРАЖЕНИЯ. ЛОГОС И ЭТНОСЫ
  8. Этносы и религиозная принадлежность
  9. Стережневой (имперский) этнос
  10. ФОЛЬКЛОР И КУЛЬТУРА ЭТНОСА ,
  11. Режимы бессознательного и этносы России
  12. Способность сокращать жизнь этноса
  13. Этносы: историческая реалия или искусственная конструкция советского академика?
  14. ЛЕКЦИЯ № 5. Первобытные формы религиозных верований и их роль в становлении этносов и государств
  15. Система взаимоотношений между входящими в империю этносами
  16. Глава IIIТрансперсональный проект в глубинной психологии: научно-психологические предпосылки трансперсональной психологии
  17. Функциональный компонент по генезису процедуры деятельности учения
  18. Раздел III РАЗВИТИЕ ПСИХОЛОГИИ КАК НАУКИ О СОЗНАНИИ В ПЕРИОД ДО ФОРМИРОВАНИЯ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ
  19. Функциональный компонент деятельности
  20. А. Усманова. Клиническая психология / Сост. и общая редакция Н. В. Тарабриной. — СПб.: Питер. — 352 с. — (Серия «Хрестоматия по психологии»)., 2000