<<
>>

2.4. Этничность, нация, национализм: этнопедагогика в свете современных этнологических дискуссий

Какова же современная этнологическая база этнопедагогики и этнопедагогической деятельности? Вернемся к исходным вопросам, которые поставлены в начале данной главы. Вот они: что означают сегодня понятия «этническая принадлежность», «этническое происхождение» в современном полиэт-ничном и мультикультурном обществе? В какой мере они отражают реальные причины того или иного поведения человека? Является ли этничность неким врожденным и неизменным качеством человека или она может меняться? Наконец, как соотносится «этническое измерение» личности с другим важнейшим ее «измерением» — социальным, гражданским, связанным с конкретным обществом, конкретным государством, членом, гражданином которого эта личность является? Сегодня вряд ли можно дать окончательные и исчерпывающие ответы на эти сложнейшие вопросы, но современная этнология все же позволяет приблизиться к их решению.
И происходит это в сложных дискуссиях, затрагивающих основы, категориальный аппарат, методологические ориентиры науки. В значительной степени это относится и к отечественной этнологии, мучительно избавляющейся от методологического монизма, от устаревших принципов и подходов к этническим явлениям. Примерно с середины 80-х гг. XX в. начался период напряженных теоретических дискуссий, не закончившихся и поныне. Основная парадигма этих дискуссий, на наш взгляд, связана с решением принципиального вопроса — смены, а точнее, расширения исследовательского ракурса этнологической науки. Ранее мы уже обращали внимание на то, что в отечественной этнографии, понимаемой как историческая наука, основное внимание уделялось «живой старине», этнокультурному прошлому народов. Их сегодняшнее, современное состояние становилось объектом внимания не столько этнологов, сколько социологов, политологов, психологов, культурологов, т.е. представителей смежных отраслей знания. Сказанное касается не только сложившейся в 70-х гг.
XX в. теории этноса Ю. В. Бромлея, но и других концеп- 75 ций, в частности гумилевской теории пассионарности, приложение выводов которой к современным этносам и этническим группам вызывало определенные политические опасения и давало лишний повод для критики идей выдающегося ученого. Именно попытка повернуть отечественную этнологию лицом к современности и стала основной идеей вышедшей в 2003 г. и сразу нашумевшей монографии директора Института этнологии и антропологии РАН В.А.Тишкова «Реквием по этносу». Хотя, по выражению одного из критиков этой работы, «петь отходную по этносу преждевременно», эта фундаментальная книга выполнила свою функцию — вновь оживила угасшую было дискуссию по принципиальным вопросам отечественной этнологической науки. Предметом «теоретического отпевания» в результате стал не этнос, а скорее отечественная теория этноса. Нельзя не согласиться с тем, что, несмотря на большую роль в систематизации и теоретизации отечественной этнологии, традиционная бромлеев-ская теория этноса обнаруживала свою слабость именно при обращении к современным этническим процессам, к новым полиэт-ничным реалиям общественной жизни. Постсоветская реальность, связанная, в частности, с крахом идеи новой исторической общности — советский народ с распадом Советского Союза, с нарастанием этномобилизационных процессов требует новых подходов, новых методов исследования. Как мы уже отмечали ранее, отечественная этнология существенно отличалась от зарубежной именно основным предметом интереса. Если центральной категорией (и доминантой исследовательского интереса) в нашей науке был этнос, то в западных работах на первый план уже в 70-е гг. XX в. выходили этничность, нация, национализм. Действительно, эти категории в значительно большей степени ориентировали исследователей на изучение современного общества, в частности на выработку каких-то рекомендаций, касающихся управления усложняющимися этносоциальными процессами, преодоления конфликтов на национальной и религиозной почве. Усиливающиеся миграционные процессы значительно изменили этнический состав населения многих западноевропейских стран: существенный приток выходцев из азиатских и африканских стран, сопровождающийся их этнокультурной активизацией, усиливающейся маргинализацией, нарастанием межэтнической и межконфессиональной конфликтности, поставил перед этнологами и антропологами новые сложные задачи, в которых прагматическая социально-практическая «составляющая» исследований нередко преобладала над теоретической.
<< | >>
Источник: Бережнова Л. Н.. Этнопедагогика : учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. 2007

Еще по теме 2.4. Этничность, нация, национализм: этнопедагогика в свете современных этнологических дискуссий:

  1. Лекция 12 НАЦИЯ И НАЦИОНАЛИЗМ
  2. Глава 11. Методология отечественных и зарубежных подходов в современных дискуссиях
  3. Современная трактовка культурной детерминации: дискуссия о книге М. Коула
  4. Нация
  5. Бережнова Л. Н.. Этнопедагогика : учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений, 2007
  6. Музыка и нация
  7. ЧАСТЬ 1 ЭТНИЧНОСТЬ И ВЛАСТЬ В СТОЛИЧНОМ МЕГАПОЛИСЕ В КОНЦЕ XX СТОЛЕТИЯ
  8. ЧАСТЬ 2 ЭТНИЧНОСТЬ И ВЛАСТЬ В МОСКВЕ В НАЧАЛЕ XXI СТОЛЕТИЯ
  9. Экспансия и государство-нация
  10. 1. ПОНЯТИЯ «НАРОД», «НАЦИЯ», «МАССА», «ТОЛПА»
  11. МОСКВА НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ: ВЗБУНТОВАВШАЯСЯ «ЭТНИЧНОСТЬ»
  12. Филиппов В.Р.. Этничность и власть в столичном мегаполисе. - М.: Институт Африки РАН - 240 с., 2009
  13. ЭТНИЧНОСТЬ КАК АРГУМЕНТ И ИНСТРУМЕНТ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ ПРАКТИК В ПОСТСОВЕТСКОЙ МОСКВЕ