<<
>>

4.1. Этническое самосознание и этническая идентичность как факторы коммуникации в образовании

Этническая идентичность, как мы уже отмечали, сегодня одна из самых острых и широко дискутируемых проблем, так как ее интерпретация зависит от решения фундаментальных вопросов этнологической теории — укорененности (примордиализм) или конструируемости (конструктивизм) этнического на уровне личности и на уровне общности.
Не претендуя на окончательное решение этого вопроса, мы будем исходить из того, что и то и другое в определенной степени присутствует и проявляет себя в этнокультурных процессах. На наш взгляд, нельзя отрицать укорененность этничности, лишая ее тем самым каких бы то ни было онтологических оснований, ибо этому противоречат многие факты жизнедеятельности, поведения как индивида, так и группы, которые не могут быть объяснены сознательным и целенаправленным «конструированием». Речь должна идти об определении уровня и характера укорененности (то, что, как мы уже отмечали, резко различает позиции примордиалистов). В то же время нет оснований отрицать и то, что этничность может быть декларированной, искусственной, не интериоризованной, т.е. «не пропущенной» через психический «микрокосм» личности, группы. В этом случае она действительно оказывается инструментом манипулирования, в частности политического. Возможно, речь должна идти о том, что качества, которые «укоренены», т.е. отражают определенную унаследованную предрасположенность, потенциальную возможность, на определенном этапе развития не реализуются, «затухают», «снимаются» другими факторами жизнедеятельности, особенностями социальной среды. Например, в формировании американской нации, которое завершилось в XVIII в., решающую роль играла не «укорененная» европейская этничность переселенцев, осваивающих новые земли, а другие факторы социально- и природно-адаптационного характера, хотя полностью отрицать значение этнического происхождения (и конфессиональной принадлежности) и связанные с ним поведенческие стереотипы, установки в этом адаптацион- 130 ном процессе, разумеется, нельзя.
Иначе выглядит ситуация у народов, которые не покидали свою «природину» — духовную и природную территорию этногенеза. На признании возможности конструирования этничности, в частности, строится и направление в современной социально-культурной антропологии — инструментализм, которое делает акцент не на решении «основного вопроса» этнологии — укорененности—конструируемости этничности, а на способах и методах ее «инструментального» использования в решении политических или экономических вопросов. Наряду с этнической в современной науке рассматриваются другие виды идентичности (тождественности, соответствия) — гражданская, возрастная, половая и т.д. Идентичность — результат идентификации (постепенное перенесение индивидом на себя — освоение, интериоризация — перенесение «внутрь» — качеств общности, в которой индивид формируется как личность). Соответственно этническая идентификация означает интериоризацию качеств этнической общности, сформировавшихся в процессе этногенеза. Понятие «идентификация» употребляется и в другом смысле: не для обозначения процесса обретения качеств, а для оценки соответствия, уровня и характера идентичности. В нашем случае идентификация — сторона более широкого процесса — социализации, т.е. включения индивида в многомерный и многоуровневый социум. В этнологии и этнопсихологии этническая идентичность обычно понимается: - как факт самосознания индивида и группы, связанный с осознанием единства и отличия от других (подобных групп и индивидов) по соответствующему набору признаков (язык, стереотип поведения и прочие качества, приписываемые этнической общности в приведенных нами выше определениях этноса); - как переживание человеком своего тождества с определенной этнической группой. Психолог Ю.П. Платонов отмечает важную, фиксируемую многими исследователями закономерность: «Этническая идентичность сильнее выражена у тех людей, которые живут в культурной среде, значительно отличающейся от собственной. Важную роль играет то обстоятельство, к какой группе этнического большинства (или меньшинства) принадлежит человек. Представления об этнических группах быстрее и острее формируются у представителей этнического меньшинства, но порой в детстве представители меньшинства предпочитают не свою группу, а хотят быть в группе этнического большинства.
В этом случае может сформироваться ложная идентичность: ребенок воспринимает себя в качестве члена доминирующей группы, а не в составе реальной этнической 131 группы»1 (выделено нами. — И. Н.). Речь идет о «воображаемой» идентичности, «конструируемой» под воздействием доминирующей иноэтнической среды. В этом смысле чрезвычайно характерен пример с одним из феноменов массовой коммерческой культуры, обретающим этно-педагогический смысл, — куклой Барби, имеющей огромное влияние на формирование идентичности детей. Кукла, ставшая эталоном, дающая идеал внешности и пример для подражания, была создана с учетом пропорций тела, типичных для европеоидов — европейцев и белых американцев. Но это вызвало большие проблемы в некоторых странах Азии и Африки, где эта игрушка получила большое распространение: девочки стали формировать свою идентичность под воздействием Барби и соответственно испытывать некий комплекс неполноценности из-за своей непохожести на этот «образец». Рекомендации антропологов были учтены: Барби стала обретать иные антропологические признаки, хотя вначале изменили только цвет кожи. И только после дискуссий стали появляться новые варианты куклы, в большей степени ориентированные на разные типы этнорасовой идентичности. Ответ на поставленный нами ранее вопрос о возможности смены этнической идентичности, очевидно, по-разному выглядит в конструктивистском и примордиалистском понимании этноса и эт-ничности. Если для конструктивизма такая смена представляет собой практически смену роли, то для сторонников идеи укорененности этнического все гораздо сложнее, особенно когда различной оказывается этническая принадлежность родителей. Здесь, действительно, часто возникает ситуация выбора, хотя реальным признаются случаи двойной идентичности. Сменить этническую принадлежность, основанную на этническом происхождении, вряд ли возможно. Очень жестко такую позицию высказывает этнопсихолог Г.У. Солдатова, считающая, что пожизненная, унаследованная от предков этническая принадлежность коренится не только «в головах», но и «в сердцах людей».
Большинство людей все же замешано на «крови и почве». В каждом человеке есть какие-то при-мордиальные струны. Этническая принадлежность (объективно фиксируемая по происхождению) и этническая идентичность — не синонимы. Выбор идентичности в большинстве современных стран рассматривается в качестве демократической нормы социальной жизни (как и, например, идентичность половая). Человек, очевидно, вправе выбирать, кем себя считать (т.е. как себя идентифицировать): русским, китайцем, африканцем или американским индейцем. Хотя Платонов Ю. П. Основы этнической психологии. — СПб., 2003. — С. 212, 213. 132 здесь есть трудности, связанные с внешними, фенотипическими различиями человеческих рас, которые могут препятствовать общественному признанию этого личного выбора. Но вопрос в другом: насколько этот выбор соответствует присущим данному человеку качествам и предрасположенностям, насколько этот выбор будет способствовать развитию внутренней гармонии и самодостаточности личности, ее бытия в обществе. Достижение этой гармонии и самодостаточности есть необходимое условие достижения гармонии и гражданского согласия в самом обществе. А именно такую цель, способствуя формированию современной, духовно суверенной и при этом социально ответственной личности, и преследует этнопедагогика. Трудно согласиться с тем, что идентичность не имеет никаких внутренних оснований, внутренних опор, что она сводится только к культуре, языку, внешнему виду, образу жизни и т.д., которые в разной степени, действительно, сменить можно (т.е. сменить культурную принадлежность). Но ответ на этот самый сложный вопрос еще впереди. Сегодня мы можем судить об идентичности по ее внешним поведенческим, функциональным проявлениям.
<< | >>
Источник: Бережнова Л. Н.. Этнопедагогика : учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. 2007

Еще по теме 4.1. Этническое самосознание и этническая идентичность как факторы коммуникации в образовании:

  1. Категоризация этнической идентичности на повседневном и идеологическом уровне
  2. Государственная и этническая идентичность: выбор и подвижность[1] Л.М. Дробижева
  3. В.С. Магун, Л.М. Дробижева, И.М.Кузнецов. Гражданские, этнические и религиозные идентичности в современной России, 2006
  4. Социальные и исторические основания этнического компонента региональной идентичности
  5. 2.4. Влияние этнического фактора на характер принятия и исполнения родительской роли
  6. 7. 2. ЭТНИЧЕСКИЕ СУБКУЛЬТУРЫ И РАСИЗМ
  7. 3.9. Социально-этнические общности
  8. 7. 2. 1. этнические группы
  9. «Этнические мусульмане»
  10. Гражданские и этнические идентификации в России и Польше Е.Н. Данилова
  11. Этническая бомба?
  12. 10.6. Социальная работа в этнической среде
  13. Русские и нерусские: соотношение государственной и этнической идентификаций
  14. ЭТНИЧЕСКОЕ И РАСОВОЕ НЕРАВЕНСТВО
  15. Вопрос 25. на селе и в этнической среде
  16. ЭТНИЧЕСКИЕ И РАСОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ В США В БУДУЩЕМ
  17. ЭТНИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СЛАВЯНСКОЙ ФОЛЬКЛОРИСТИКИ