<<
>>

Этническая культура.

Понятие «этническая культура» фиксирует в культуре этноса результат культуротворческой деятельности именно этого этноса, сформированный в результате этногенеза. 97 Его особый способ ориентации в мире (природном и социальном) выражается в этничности, давая ее конкретные модификации.
Именно в таком смысле иногда употребляются характеристики, отражающие это специфическое качество, — «русскость», «польскость», «французскость» и т.п. Мы еще вернемся к ним, обращаясь к национальному самосознанию. Здесь же отметим, что этническая культура может быть «разделена» на две основные составляющие: традиционную этническую культуру и ту часть, которая до сих пор не имеет общепринятого названия, но выражает момент развития и адаптации к меняющимся социокультурным условиям этничности как качества, сформированного в этногенезе, — инновационную этническую культуру. Речь идет не об инокультурных компонентах культуры этноса (например, усиливающемся проникновении в разговорный русский язык английских слов или уголовного сленга), а об определенном развитии и неискажающей адаптации к современной социокультурной коммуникации элементов традиционной культуры. Разумеется, разные части традиционной культуры обладают своими степенью устойчивости, потенциалом развития. К числу его наименее меняющихся элементов, очевидно, следует отнести язык, этику, религию. Их изменения, трансформация и модернизация могут привести к деформации этнической культуры в целом, к деформации этнического самосознания. Например, с целью сохранения этнонациональной идентичности во Франции принят ряд указов в защиту французского языка, регламентирующих его употребление и ограничивающих, в частности, использование иностранных слов в публичной жизни. Модернизация религиозной жизни, по мнению некоторых социологов, приводит сегодня к значительной десакрализации, де-христианизации западноевропейских стран, что непосредственно сказывается и на морально-нравственной культуре населения, в частности молодежи, на уровне этнонациональной идентичности.
В таких традиционно католических странах, как, например, Италия, уровень религиозности населения, по некоторым оценкам, упал до 20 %. Проблемы культурной традиции, традиционализма относятся к числу самых сложных культурологических, этнологических, психологических проблем. В 80-х гг. XX в. благодаря дискуссии в журнале «Советская этнография» в отечественном обществозна-нии практически обрела легальный статус особая комплексная научная область — традициология. Обосновывая ее значение для понимания современной культуры, современных социокультурных процессов, один из известных отечественных культурологов Э. С. Маркарян утверждал, что «культурная традиция и сегодня продолжает оставаться универсальным механизмом, который благодаря селекции жизненного опыта, его аккумуляции и простран- 98 ственно-временной трансмиссии позволяет достигать необходимой для существования социальных организмов стабильности. Без действия этого механизма общественная жизнь людей просто немыслима...»1. На первой конференции, посвященной проблеме этнокультурной традиции в Ереване (1978), возобладало не узкое понимание традиции, предлагаемое некоторыми этнографами и сводящее ее к обычаям и обрядам, а широкая культурологическая трактовка этого понятия. Традиция определялась как механизм самосохранения, воспроизводства и регенерации этнической культуры как системы. Традиция включает в себя процесс и результаты стерео-типизации как сгусток социально-исторического опыта людей. К наиболее подвижным компонентам этнической культуры, составляющим ее инновационную часть, относится сфера художественного творчества. Если продолжает существовать этнос, то продолжается и его художественное культуротворчество, имея опору в фольклоре — народной художественной традиции, но вырабатывая новые образы, создавая новые произведения, отражающие этнический менталитет, современное этническое ми-роотношение. Вопрос в том, в какой мере в этом «новом» содержатся элементы традиционного, сохраняются ли ценностные основы этнической культуры.
Влияние современной массовой культуры таково, что сегодня, например, даже в деятельности некоторых фольклорных коллективов наблюдается тенденция «эстрадизации», ухода от ценностей традиции, движение к чисто потребительскому, «сувенирно-туристическому» отношению к фольклору, где он предстает в качестве экзотического продукта купли-продажи. Современные глобализационные процессы, затрагивающие все уровни, все сферы культуры — от языка до художественного творчества, оказывают деформирующее воздействие на этническую культуру. С одной стороны, глобализация, опирающаяся на современные информационные технологии, — процесс объективный и необратимый. С другой — характер ее осуществления должен корректироваться. Вернемся к идее В. И. Вернадского о ноосфере (сфере разума). Применительно к культуре она означает признание того, что человеческий разум играет всевозрастающую роль в биосфере, что дальнейшее развитие человечества, его культуры не может быть стихийным, оно должно сознательно управляться. Именно стихийность, неуправляемость ведет к экологической катастрофе, так как использование современных технологий нарушает сложившееся в результате этногенеза равновесие человечества с природной 1 Маркарян Э. С. Узловые проблемы теории культурной традиции // Советская этнография. — 1984. — № 3. — С. 87. 99 средой обитания и, таким образом, поражает природу не только вне, но и внутри человека. Сегодня промышленное освоение газо-и нефтеносных земель в Западной Сибири наносит серьезный удар по родовым исконным землям коренных малочисленных народов этого региона России (ненцев, хантов, манси, селькупов и др.). Разрушение ландшафта и лишение территорий традиционного природопользования становится вопросом выживания, существования этих этносов. Но сказанное в полной мере относится и к духовной сфере, культуре, в частности художественной. Современная социокультурная ситуация, в которой главную роль начинает играть коммерческая массовая культура, характеризуется, на наш взгляд, двумя тенденциями, оказывающими разрушительное воздействие на этническую культуру: гомогенизацией и визуализацией.
Гомогенизация (приведение к однородности, единообразию) означает отказ от культурного многообразия, нарастающее единообразие в поведении, языке, творчестве. Причина этого — коммерческая рентабельность становящихся популярными и хорошо сбываемых вненациональных, универсальных культурных «продуктов», или артефактов (от одежды до поп-музыки). Например, поп-группы, поющие на английском языке, могут быть по-настоящему «раскручены» шоу-бизнесом и достичь высокой популярности. Современная массовая культура формирует рационально-потребительское отношение к жизни, к межличностному общению, к природе, к социуму, к собственной телесности. Высокому уровню мифологизации и символизации, свойственному традиционной этнической культуре, противостоят механистичность, бессмысленность, максимальная упрощенность массовых моделей культуры. Так, символической наполненности, одухотворенности традиционной танцевальной пластики здесь противостоят танцы, основанные чаще всего на демонстрации физической ловкости, движения в которых механические, роботизированные, лишенные смысла. В этом отношении нет различия между возникшим на гребне индустриализации советским «балетом машин» 30-х гг. XX в. (где «телесно» изображалось действие всех деталей механизма) и, например, популярным брэйком. Культ насилия и секса, насаждаемый коммерческой видеоиндустрией, размывает прежде всего ценностные — нравственные и эстетические — основы этнической, унаследованной от предков культуры, выработавшей принципы устойчивого и гармоничного сосуществования в биосфере и имевшей собственное неповторимое лицо. При этом происходит нарушение главного механизма существования культуры — преемственности. Насаждаемый коммерческой индустрией культуры в современном обществе потребительский гедонизм, выдвигающий наслаждение, получение удовольствия в качестве главной ценности и смысла жизни (в ущерб 100 другим ее ценностям и смыслам) — также проявление тенденции гомогенизации, оказывающей на общество разрушительное воздействие. Визуализация также имеет в основе некое нарушение равновесия, гармонии в культуре.
Использование видео- и компьютерной техники сказывается на равновесии звукового и визуального восприятия. Зрение обладает гораздо большей информоемкостью, чем слух, и поэтому визуальное восприятие оказывается в массовой культуре коммерчески более эффективно. Сегодня специалисты заговорили о нарастающей болезни, называемой видеотизмом, связанной с неумеренным потреблением экранной (видеотелевизионной и компьютерной) продукции. (Человек, проводящий до 15 часов в сутки перед экраном, получил ироничное наименование «видеота».) Мышление визуальными образами более непосредственно связано с логикой обыденного восприятия жизни, чем мышление образами звуковыми. Музыка — временной вид искусства — гораздо позже пространственных видов (живописи, скульптуры) выработала собственный язык — язык звуковых образов, основанный на временном развертывании музыкальной интонации. В европейской культуре вершинный момент развития музыкального языка, логики музыкальной интонации обычно связывают с венской классической школой XVIII в. (И.Гайдн, В.Моцарт, Л.Бетховен). Развитое музыкальное мышление предполагает способность восприятия музыкальной интонации в ее временном развертывании — в сопоставлении разных «мигов звучания», требует особой работы памяти, развитую эмоционально-чувственную сферу личности. Сегодня, по свидетельству специалистов в области музыкальной социологии, наблюдается серьезное снижение массовой культуры музыкального восприятия. Человечество постепенно утрачивает выработанную веками специфическую культурную способность мышления музыкальными образами. Значительную роль в этом играет именно визуализация, связанная с наступлением «видеокультуры», предлагающей более простые и доступные (и соответственно коммерчески более эффективные) средства восприятия. Наиболее полное воплощение тенденция визуализации получила в новом жанре — музыкальном видеоклипе, где акцент явно перенесен с музыкального на визуальное восприятие. Музыкальное содержание в этом случае раскрывается в основном не музыкально-звуковыми средствами, а с помощью ярких визуальных образов.
Следует подчеркнуть также и важную особенность языка поп-музыки: он построен не на протяженных, развертывающихся во времени интонациях (как в классической музыке), а на коротких, постоянно повторяющихся и легко воспринимаемых интонационных формулах, обладающих к тому же высокой суггестивной 101 (внушающей) способностью. Разумеется, указанная особенность всегда была свойственна бытовой музыке, но сегодня она приобретает благодаря техническим средствам и коммерческой поп-музыкальной индустрии подавляющее значение, вытесняя и заменяя более сложные и глубокие формы музыкального восприятия, лишая человечество его важнейшего культурного достояния — способности музыкально-образного мышления. В значительной мере указанной тенденции визуализации способствует нарастающая метроритмическая гомогенизация — абсолютное преобладание в музыкально-бытовой сфере, в поп-музыке двухдольности в ущерб иным метроритмическим формулам. (В этом смысле чрезвычайно показательно название статьи Е.На-деинского в одном из номеров журнала «Музыкальная жизнь» — «Ностальгия по третьей доле»). Всеподавляющая «эксплуатация» в поп-музыке двухдольности в сочетании с повторяемостью коротких, легко усваиваемых с помощью видеообразов интонационных формул обеспечивает ей высокую степень внушаемости и приводит к формированию «замкнутой слуховой настройки». Речь идет о формировании специфической настроенности слуха на узнаваемые и привычные звуковые паттерны (звуковые формулы), которые служат характерными фильтрами, отсеивающими все иное, новое, непривычное и, разумеется, более сложное. Именно так формируется «музыкальный фанатизм» — специфическая «зацикленность» сознания на том или ином исполнителе или стиле, обеспечивающая музыкальной поп-индустрии многотысячные аудитории, высокий коммерческий успех исполнителей, которых удалось «раскрутить». Но именно так происходит и резкое ограничение музыкально-звуковой среды, снижение массовой музыкальной культуры, прекращение преемственности, девальвация в массовом сознании ценностей выработанной веками музыкальной традиции. Еще одна особенность действия тенденций гомогенизации и визуализации связана с преобладанием в современном музыкальном быту электронного музыкального инструментария, обладающего высокими динамическими возможностями. Его принципиальное отличие от инструментария акустического (вышедшего из народных инструментов) состоит в том, что между исполнителем и звуком есть электронный «посредник», обеспечивающий окраску звука, звуковые оттенки. Электронный музыкальный инструментарий выигрывает в громкостной динамике, скорости звуко-извлечения (например, электрогитара уступает гитаре акустической, классической), возможно, в самом главном — непосредственности, эмоциональном разнообразии звука, которые достигаются благодаря непосредственному «телесному» контакту исполнителя с «материалом инструмента», индивидуально окрашивающему звук. Именно поэтому электронные звучания космичны, но более од- 102 нообразны, механичны, деиндивидуализированы. Сформированная ими звуковая настройка современного слушателя, ориентированного на музыкальную моду, делает труднодоступным и даже неприемлемым для восприятия как музыкальную классику, так и народную музыкальную традицию. Мы подробно остановились на вопросах развития современного художественного (в частности, музыкального) сознания именно потому, что искусство, художественная деятельность играют особую роль в этнической культуре, обладают особыми возможностями в выражении и сохранении ее ценностных духовных основ. Мы вернемся к этому вопросу позже, касаясь народного художественного творчества — фольклора как средства этнопедаго-гики. Современная массовая коммерческая культура оказывается сегодня альтернативой гуманистической культуре, ориентированной на освоение человеком самого себя, раскрытие заложенных в нем огромных возможностей, всестороннее развитие личности, индивидуальности. И это альтернатива также этнической культуре, обеспечивающей прежде всего преемственность в этом процессе освоения, возможность опереться на уже достигнутое, выработанное опытом предков. Поэтому одной из наиболее актуальных проблем современной цивилизации оказывается проблема, которую можно назвать культурно-экологической. Речь идет о необходимости защиты, сохранения и актуализации непреходящих, выработанных различными народами и имеющих общечеловеческий смысл культурных ценностей, о защите, сохранении и актуализации этнических культур — необходимой (а не устаревшей или «архаической», изжившей себя) части современной культуры. Одно из достижений современной цивилизации как раз и заключается в том, что она строится не на отрицании предшествующих этапов развития, культур (как это было в истории культуры до Нового времени), а на освоении, включении в современность культурного опыта. Один из отечественных культурологов конца 20 —30-х гг. XX в. И.Иоффе выразил это в культурологической формуле: «Горизонталь истории стала вертикалью современности», имея в виду то, что все исторически предшествующие культуры сегодня становятся составляющими «вертикали современности», актуализируются, входят в современную культуру, во многом определяя ее содержание. Особая сложность современного образования заключается в выработке педагогической парадигмы освоения этой многосоставной и многоуровневой культурной вертикали, прежде всего в необходимости «сжатия» информации при сохранении ее концептуального смысла, которое делает ее доступной и осваиваемой на индивидуальном уровне. В массовой культуре вся эта мно- 103 гоуровневость подменяется одноуровневостью, одномерностью, ориентацией только на сегодняшнее, имеющее ореол модного, популярного, престижного. В связи с этим протест против бездуховности, нравственно развращающей и деиндивидуализирующей человека современной массовой коммерческой культуры лежит, по мнению некоторых исследователей, в основе конфликта исламской и христианской цивилизаций. Менее десакрализованная исламская пытается оградить молодежь от разрушающих ее нравственные, духовные устои продуктов «западной» (западноевропейской и американской) цивилизации. Вторая все более отходит от традиционных христианских ценностей, составляющих одну из основ этнических культур европейских народов. Лидером здесь, безусловно, оказывается американская массовая культура, лишенная этнической почвы, изначально «интернациональная», основанная на причудливом конгломерате «осколков» этнических культур переселенцев, постепенно утрачивающих связь со своей «прародиной», более устойчивых, но быстро модифицирующихся культур негритянского населения и находящихся на периферии культурной жизни и сознательно изолирующихся культур аборигенного индейского населения. Ставшая притчей во языцех, но совершенно реальная «американизация» культуры, все более раздражающая своим однообразием, по существу, означает удар по этническим традиционным культурам, этническим ценностям, а в результате — по общечеловеческим нравственным, духовным основам культуры.
<< | >>
Источник: Бережнова Л. Н.. Этнопедагогика : учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. 2007

Еще по теме Этническая культура.:

  1. Культура этноса, этническая культура и археологическая культура
  2. Указатель археологических культур и этнических названи
  3. 7. 2. 1. этнические группы
  4. 7. 2. ЭТНИЧЕСКИЕ СУБКУЛЬТУРЫ И РАСИЗМ
  5. 3. Понятие культуры. Материальная и духовная культура. Культура и цивилизация.
  6. 3.9. Социально-этнические общности
  7. Этническая бомба?
  8. «Этнические мусульмане»
  9. 10.6. Социальная работа в этнической среде
  10. ЭТНИЧЕСКОЕ И РАСОВОЕ НЕРАВЕНСТВО
  11. Гражданские и этнические идентификации в России и Польше Е.Н. Данилова
  12. Вопрос 25. на селе и в этнической среде