<<
>>

§1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ХРИСТИАНСТВА И ЕГО РОЛЬ В РАЗВИТИИ ЭТИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ

Возникновение христианства стало определяющим фактором развития не только западноевропейской культуры, но в известном смысле и всей мировой культуры. Достаточно сказать, что, выйдя из иудаизма, исторически определенной и этнически ограниченной религии, христианство стало одной из мировых религий, преодолев этнические, социальные и культурно-исторические границы; стало важнейшим явлением духовной жизни в Восточной и Западной Римской империи, государственной религией в Византии, странах средневековой Европы, в Киевской и Московской Руси; послужило источником для формирования ислама; и в настоящее время охватывает все континенты; при определенных исторических изменениях сохраняет духовное влияние на миллионы верующих, а в сложных связях и опосредованиях — на все современное человечество.

«Христианство столь значительно для современного человека не только потому, что это — мировая религия, но и потому, что в течение двух тысяч лет оно играло огромную роль в истории культуры, было органически связано с мировой историей.

Эта связь всегда была для христианства существенной и вместе с тем чреватой всевозможными проблемами.

Христианство никогда не хотело быть бесплотной, спиритуалистической религией, которая не играет роли в истории, в формировании человеческого общества, а предлагает лишь спасение, бегство от истории, уход от общества. Так что история христианства, христианской (в частности, католической) церкви и папства тесно переплелась с мировым историческим процессом», — подчеркивает, начиная свой труд по истории папства, Е. Гергей204.

Еще категоричнее современные историки философии Д. Реале и Д. Антисери: «Можно сказать, что слово Христа, содержащееся в Новом Завете (которое венчает пророчества Ветхого Завета) перевернуло все понятия и проблемы, поставленные философией в прошлом, определив их постановку в будущем. Другими словами, библейское послание преобразовало позитивным образом как тех, кто его принял, так и тех, кто его отверг, прежде всего в диалектическом смысле, антитетично (в функции отрицательного тезиса), но и в более общем смысле, обозначив духовный горизонт, не подлежащий упразднению...

Таким образом, после диффузии библейского послания стали возможны три позиции: а) философский поиск различности двух сфер — разума и веры, б) философствование вне веры, в) философствование в вере. Философствование, игнорирующее веру в том смысле, как если бы библейское послание никогда не заявляло о себе в истории, стало отныне невозможным»205.

Столь сложное явление за свою многовековую историю не раз подвергалось и критике, и апологетике — так было и в первые века новой эры1 и сохраняется сегодня: достаточно сопоставить точки зрения позитивизма, марксизма, протестантизма и католицизма2.

С моей точки зрения, наиболее интересными, сочетающими популярность изложения и опору на новейшие достижения историков религии, обращенными именно к этическим проблемам являются книги А. Меня «Сын человеческий» и А. А. Гусейнова «Великие моралисты» (глава об Иисусе Христе). Что касается общеметодологического подхода к рассмотрению христианской этики, я целиком разделяю позицию, заявленную авторами учебника «История философии. Запад-Россия-Восток» под редакцией Н. В. Мотрошиловой: «Философией в подлинном смысле те или иные рассуждения и идеи 1

Напомним, что даже принятое ныне летосчисление связано с христианством: «до Рождества Христова» и «после Рождества Христова» , хотя в точной дате возникла ошибка и, по современным данным, Христос родился примерно между 7-5 гг. до н. э. 2

Не имея возможности подробно охарактеризовать полярные позиции в оценке христианства, укажем лишь на некоторые современные труды: атеистическая марксистская точка зрения выражена в словах В. И. Ленина: «Христианство из морали сделало бога, создало морального бога... Всякую нравственность, взятую из внечеловеческого, внеклассового понятия, мы отрицаем». (Ленин В. И. Полн. собр. соч.: В 55 т. Т. 29. С. 54; Т. 41. С. 310). Исходя из охарактеризованной классиками марксизма социальной функции христианской морали («защита интересов эксплуататоров») в трудах этиков-марксистов всегда давалась отрицательная (а зачастую — уничижительная) характеристика христианства и христианской морали.

Однако в сравнительно недавних работах В. Н. Шердакова «Иллюзия добра. Моральные ценности и религиозная вера» (М., 1982) и А. А. Гусейнова и Г. Иррлитца «Краткая история этики» авторы стремятся к объективной оценке ряда моментов в христианской морали, особенно в ее ранней форме, в частности, подчеркивая основную заповедь о любви к Богу и как ее реализации — любви к ближнему. Но итоговые суждения все же сводятся к тому, что религиозная мораль защищает интересы эксплуататорских классов. Позитивистская точка зрения с опорой на противоположность религии науке весьма ярко выражена у Б. Рассела в книге «Почему я не христианин» (М., 1987). В обширной католической и протестантской литературе, кроме известнейших философов (в неотомизме — Э. Жильсон, в неопротестантизме — Ричард и Райнхольд Нибуры), следует назвать труды Иоанна Павла II, переведенные на русский язык: «Переступить порог надежды» (М., 1995), «Любовь и ответственность» (М., 1993). В современном православии— работы протоиерея А. Меня «Сын человеческий» и «История религии» в 7 томах (особенно 6 и 7 тома) (М„ 1990-1992).

мыслителей становятся тогда и только тогда, когда они как бы превозмогают всегда имеющиеся идеологические, политические, партийно-групповые влияния и восходят именно к всеобщему в его смысле общецивилй- зационного, общечеловеческого»206. Правда, при обращении к этике и, еще в большей мере, — к морали (моральному сознанию) определенной эпохи, на мой взгляд, избежать тех или иных пристрастий самих мыслителей вряд ли возможно. Главное здесь — не приписывать им то, что не соответствует их взглядам (скажей, Блаженному Августину — лицемерие и ханжество на том основании, что, толкуя о любви к Богу и к ближнему, он преследовал еретиков: то, что нам сегодня кажется невозможным, для него было выражением искренней и глубокой веры; и не ненавистью, а любовью к погрязшему — по его глубокому убеждению — в грехах человечеству продиктованы суровые и — с современной точки зрения — жестокие страницы трактата «О Граде Божием»),

Первое, что ясно выкристаллизовывается в сложно- противоречивом многоголосии мнений и оценок христианства, христианской религии и христианской морали: глубокий переворот в сознании — в мироотно- шении, в системе ценностей, в оценке человека и его места в мире. Какие бы ни делались оговорки, какой бы — отрицательной, положительной или относительно нейтральной — ни была итоговая оценка, всеми признается сам факт такого переворота. В конце XIX столетия Ф. Паульсен, неокантианец и автор фундаментального труда «Основы этики», писал: «Обращение древнего мира к христианству есть глубочайшая революция, пережитая Европой. Это полный переворот в воззрении на жизнь во всей ее целостности, "переоценка всех ценностей", если говорить словами Ницше. Я попытаюсь прежде всего обрисовать возможно резче противоположность христианского учения о самоотречении, во всем его строгом величии, с учением греков о самосохранении... Греческое признание мира и христианское преодоление мира — вот два жизненных пути, проложенных до сих пор За- иадом, два пути, по которым только и может идти человек»207.

Через сто лет папа Иоанн Павел II, поясняя, что значит «переступить порог надежды», напоминает слова псалмопевца: «Страх Божий — начало мудрости» и поясняет, что этот страх не имеет ничего общего с рабской боязнью: «Гегелева парадигма „господин-раб" чужда Евангелию. Она скорее свойственна миру, в котором Бога нет. В мире, в котором поистине присутствует Бог, в мире Божией мудрости может быть только сыновний страх.

Наиболее полным выражением такого страха является сам Христос. Христос хочет, чтобы мы боялись всего, что оскорбляет Бога. Он хочет этого потому, что он пришел сделать человека свободным. Человек освобождается через любовь — источник приверженности всякому благу. Такая любовь, по словам Евангелиста Иоанна, поглощает любой страх (Ср. Ин. 4. 18). Всякий признак рабской боязни перед грозной силой Всемогущего и Вездесущего исчезает, уступая сыновней заботе о том, чтобы в мире осуществлялась Его воля, то есть благо, которое начинается и окончательно исполняется в Нем.

Так святые во все века воплощают сыновнюю любовь Христа. Она — источник и францисканской любви к творению, и любви к спасительной силе Крестной смерти, возвращающей миру равновесие между добром и злом»208.

Оказывается, что не преодоление мира, не его отрицание, а нравственное возвышение, позволяющее понять, принять, возлюбить мир и осознать себя как не только плотеко-душёвное, но и духовное существо, — таков сокровенный смысл отношения христианина к миру. И пример такого отношения к миру — жизнь основателя христианства, великого моралиста (по характеристике А. А. Гусейнова), морального Бога (по словам В. И. Ленина), «сына человеческого и вместе с тем, в нераздельном единстве и сына Божьего, единосущного с Отцом» (как, в соответствии с Евангелием, называет его А. Мень), — Иисуса Христа.

Каков же Иисус Христос в Евангелиях — провозвестник новой морали и воплощение морального идеала христианства? Об этом необходимо сказать, предваряя размышления об этике христианства в средние века.

<< | >>
Источник: Иванов В. Г.. История этики средних веков. СПб.: Издательство «Лань». — 464 с, — (Мир культуры, истории и философии).. 2002

Еще по теме §1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ХРИСТИАНСТВА И ЕГО РОЛЬ В РАЗВИТИИ ЭТИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ:

  1. Тема №76. Предпринимательство и его роль в развитии рыночной экономики.
  2. ВОЗНИКНОВЕНИЕ УЧЕНИЙ ДАОСИЗМА, КОНФУЦИАНСТВА И ФАЦЗЯ
  3. Позитивизм и его роль как методологического базиса наук на определенной ступени развития научного познания
  4. Возникновение христианства
  5. 29. Возникновение христианства
  6. Раздел II. РАЗВИТИЕ ПСИХОЛОГИИ В РАМКАХ ФИЛОСОФСКИХ УЧЕНИЙ О СОЗНАНИИ
  7. Глава XIX Исторический очерк учений о детских интересах, его теория и практика
  8. Развитие теории познания и социально-политических учений XVII—XVIII вв.
  9. 5.1 Районный суд - основное звено гражданских судов общей юрисдикции. Его состав. Порядок образования. Его полномочия и роль в судебной системе
  10. 1. Возникновение, развитие и становление психологии 1.1. Историческое развитие психологической мысли
  11. Дух христианства и его судьба
  12. О ЗАКОНОМЕРНОСТЯХ РАЗВИТИЯ ЭТИЧЕСКИХ ПРЕДСТАВЛЕНИИ
  13. Глава 2 ЭТИЧЕСКАЯ НАПРАВЛЕННОСТЬ ТАЙСКОГО БУДДИЗМА И СКЛАДЫВАНИЕ ЕГО РЕЛИГИОЗНОГО КУЛЬТА
  14. ТЕМА 2. ВАЖНЕЙШИЕ МОРАЛЬНЫЕ И ЭТИЧЕСКИЕ УЧЕНИЯ. ФИЛОСОФСКО-ЭТИЧЕСКИЕ УЧИТЕЛЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА.
  15. Христианство в 3 в. к. э. — религия и духовное развитие эпохи
  16. Какие философские школы представляют этический период в развитии античной философии?