<<
>>

III ЭТИЧЕСКИЕ УЧЕНИЯ в РИМСКОЙ ИМПЕРИИ (I-V вв.)

[515МШ15!М515ШШШ15МММ51ЩЩ1Щ515Ш151515Ш15Ш515МЭ1515Ш15151В151 Первые века новой эры — эпоха углублявшегося кризиса античного общества. При внешнем росте могущества, увеличении числа рабов, ужесточении эксплуатации происходили глубокие внутренние перемены.
Непрерывные войны, поборы, внутренняя борьба приводили к изменениям в положении свободных граждан. Неимущие свободные в Риме были пенсионерами государства и жили по принципу «Хлеба и зрелищ!», что неизбежно вело их к деморализации. В римских провинциях свободные римляне (PI уравненное с ними в правах местное население) нищали в безнадежной конкуренции с рабским трудом.

Произвол императора, жадная корысть преторианской гвардии, беспощадный пресс аппарата выкачивания налогов в своеобразной форме «уравняли» представителей патрицианских родов и провинциальную знать, свободных, рабов, вольноотпущенников. Росло недовольство, но как память о жестоких поражениях, укреплялось и сознание бессмысленности сопротивления императорской власти. Таково было материальное и моральное состояние. Настоящее невыносимо; будущее, пожалуй, еще более грозно. Никакого выхода. Отчаяние или поиски спасения в самом пошлом чувственном наслаждении, по крайней мере со стороны тех, которые могли себе это позволить, но таких было незначительное меньшинство. Для остальных не оставалось ничего, кроме тупой покорности перед неизбежным.

«Но во всех классах должно было быть известное количество людей, которые, отчаявшись в материальном освобождении, искали взамен него освобождения духовного, утешения в сознании, которое спасло бы их от полного отчаяния. Этого утешения не могла дать ни стоическая философия, ни школа Эпикура, во-первых, потому, что это были философские системы, рассчитанные, следовательно, не на рядовое сознание, а затем, во-вторых, потому, что образ жизни их приверженцев вызывал недоверие к учению этих школ.

Для того чтобы дать утешение, нужно было заменить не утраченную философию, а утраченную религию. Утешение должно было выступить именно в религиозной форме, как и все то, что должно было захватывать массы, — так это было в те времена и так продолжалось вплоть до XVII в.

Едва ли надо отмечать, что среди людей, страстно стремившихся к этому духовному утешению, к этому бегству от внешнего мира в мир внутренний, большинство должны были составлять рабы»192. Христианство, провозгласив равенство всех перед богом, ломает перегородки национальных религий и «само становится первой возможной ~ 2

мировои религиеи» .

Христианство давало простой ответ на вопрос, почему так жесток, так испорчен мир — идеей всеобщей греховности перед богом и указанием на возможность искупления этой вины: «На все жалобы по поводу тяжелых времен и по поводу всеобщей материальной и моральной нищеты христианское сознание греховности отвечало: да, это так, и иначе быть не может; в испорченности мира виноват ты, виноваты все мы, твоя и ваша собственная внутренняя испорченность! И где бы нашелся человек, который мог бы это отрицать?.. Ни один человек не мог отказаться от признания за собой части вины в общем несчастье, и признание это стало теперь предпосылкой духовного спасения, которое одновременно было провозглашено христианством. И это духовное спасение было придумано таким образом, что его легко мог понять член любой старой религиозной общины. Всем этим старым религиям было свойственно представление об искупительной жертве, которая могла умиротворить оскорбленное божество.

Как же могло не найти тут благоприятной почвы представление о посреднике, который добровольно приносит себя в жертву, чтобы раз навсегда искупить все грехи человечества?»193 .

Возникнув в далекой римской провинции Иудее, христианство сравнительно быстро распространяется сперва на востоке, а затем и на юге (Египет, Северная Африка) и, наконец, на западе и в самом Риме: уже в середине I в. Нерон, обвинив христиан в поджоге Рима, начал жестокие преследования христиан; гонения периодически повторялись, но с увеличением числа христианских мучеников неуклонно возрастало влияние христианства.

Если первые малочисленные общины христиан состояли из бедняков, рабов, отверженных, то уже во II и особенно в III в. в общины христиан вступают, приняв крещение, люди среднего достатка, а также богатые, знатные и образованные подданные Римской империи. Парадоксально, но именно «уравнивание» перед всесилием и произволом императорской власти способствовало той взаимности, солидарности, христианской любви к ближнему, которую исповедовали христиане.

Превращение христианства в массовое движение было связано также с изменением социального состава общин, с присоединением к христианству все большего числа зажиточных и знатных свободных граждан. Стремление к новой религии всеобщности (универсальности) проявляется не только географически, но и социально. Это обстоятельство требовало от христианства всеобщего и одновременного удовлетворения прямо противоположных требований угнетенных и угнетателей. Такую двойственность удовлетворяла идеология и политика, берущая начало от посланий апостола Павла, в которых каждый находил свое: «Не трудящийся да не ест; нет уже иудея, ни язычника, нет раба, ни свободного; нет мужского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе»194, и одновременно: «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога ус новлены; рабы, повинуйтесь господам»195. По мере того как блекли инстинктивные революционные и общинные традиции древних общин, из паули- нистского направления рождалась церковь и возникала иерархическая церковная организация196.

Начало связям между общинами положили странствующие проповедники, внутри приходов возникли функции по исполнению культовых обрядов и решения общинных дел, появились выборные служители (чиновники); каждый член общины имел право проповедовать, обучать, быть целителем. Но уже с конца I в. демократическую организацию древней церкви вытесняет несмещаемое правление пресвитеров и епископов197, а с середины II в. главным чином христианской общины и абсолютным авторитетом становится епископ.

Происходит разделение на клир (духовенство) и просто верующих. Образуются — главным образом в городах — епископаты; поскольку увеличивалась общинная собственность, а хозяйственная деятельность сосредоточивалась в руках епископов, они либо изначально были богатыми членами общины, либо становились такими. В III в. власть и авторитет епископов значительно укрепились198 — однако следующий шаг к укреплению церковной иерархии произошел в начале IV в., когда после победы над своим соправителем Максен- цием римский император Константин I объявил христианство государственной религией.199 Пережив эпоху гонений (наиболее значительными были гонения при Диоклетиане), став единственной государственной религией, христианство обеспечило внутреннее единство принятием на Никейском соборе (325 г.) основного догмата о святой Троице, осудив ереси ариан и донатистов. Впрочем, путь к монолитности единой веры, равно как и путь к утверждению римского епископа главой христианской церкви, был достаточно сложным.

Непрерывные войны с варварами, перенос столицы империи из Рима в Константинополь, попытки возродить культ императора, поклонение ему как главному богу (при Диоклетиане), возвращение от единой религии к религиозной терпимости светской власти и попытка обновить языческие культы (при Юлиане), ослабление императорской власти, усиливающееся противостояние Запада и Востока, приведшее к окончательному разделению на Западную и Восточную Римскую империю (395 г.), набеги варваров на Италию, захват и разграбление Рима и перенос столицы в Равенну, продолжающий углубляться экономический кризис, который не был преодолен введением колоната и жестокими эдиктами Диоклетиана, потрясающие империю внутриполитические конфликты неуклонно вели к падению авторитета светской власти, распаду традиционных институтов управления, и в 476 г. — к завоеванию Рима и падению власти последнего римского императора.

И хотя в течение еще двухсот лет (V-VII вв.) византийские императоры предпринимали усилия к восстановлению единой империи, объединяющей — но уже под эгидой византийского императора — Восток и Запад (успешной, но сугубо временной, оказалась попытка Юстиниана200), — реально территории Западной Римской империи оставались ареной войн между правителями варварских государств раннего средневековья, — так что пророчески предсказанный Блаженным Августином «Конец Града Земного» произошел: Римская империя перестала существовать.

Но именно в это же время, особенно к концу IV и началу V в., христианская церковь на Западе и прежде всего римские папы201 укрепляют свой духовный и — постепенно — светский авторитет.

При Льве I (440-461) папская власть распространилась на всю Западную церковь. Лев I, ссылаясь на апостольские деяния, считал себя стоящим над всеми епископами: впервые папа характеризуется как наместник апостола Петра, а на Халкидонском Вселенском соборе (451 г.) окончательно был утвержден Никейский символ веры. Вместе с тем после Халкидонс- кого собора размежевание Западной и Восточной церквей усилилось: провозглашение равнозначности вело к дальнейшему обособлению. Этот процесс отражал реальное политическое и идеологическое различие взаимосвязи государства и церкви. Монофизитской концепции, укоренившейся на Востоке, соответствовало организацонное слияние государства (человеческое) и церкви (божественное) в цезарепапизме (политическое монофизитство)202.

На Западе «...католическое учение о двух природах Христа — божественной и человеческой, — пребывающих в единстве, обусловливающих друг друга, но не смешивающихся между собой, последовательно вело к дуалистической теории. Религия и политика, не смешивающиеся в государственной жизни, но и неотделимые друг от друга, создают единство. Этот западный дуализм стал основой средневековой теории о государстве»203.

Так, постепенно, еще в пределах идущей к гибели Западной Римской империи, укреплялась римско-католическая церковь — «воплощение на Земле Града Небесного» — духовно, политически и экономически.

<< | >>
Источник: Иванов В. Г.. История этики средних веков. СПб.: Издательство «Лань». — 464 с, — (Мир культуры, истории и философии).. 2002

Еще по теме III ЭТИЧЕСКИЕ УЧЕНИЯ в РИМСКОЙ ИМПЕРИИ (I-V вв.):

  1. КУЛЬТУРА РИМСКОЙ ИМПЕРИИ III ВЕКА
  2. ТЕМА 2. ВАЖНЕЙШИЕ МОРАЛЬНЫЕ И ЭТИЧЕСКИЕ УЧЕНИЯ. ФИЛОСОФСКО-ЭТИЧЕСКИЕ УЧИТЕЛЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА.
  3. ЭТИЧЕСКОГО УЧЕНИЯ О МЕТОДЕ РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ ЭТИЧЕСКАЯ ДИДАКТИКА § 49
  4. ТЕМА 1 Роль Римского наследия. Германцы и Рим. Восточная Римская Империя IV-Увв.
  5. ЭТИЧЕСКИЕ УЧЕНИЯ в ВИЗАНТИИ
  6. ЭТИЧЕСКИЕ УЧЕНИЯ АРИСТОТЕЛЯ.
  7. I ЭТИЧЕСКИЕ УЧЕНИЯ в ИНДИИ
  8. II ЭТИЧЕСКИЕ УЧЕНИЯ в КИТАЕ
  9. ЭТИЧЕСКИЕ УЧЕНИЯ ДЕМОКРИТА (460-371 до н. э)
  10. УЧЕНИЯ О ДОБРОДЕТЕЛИ ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ЭТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ О НАЧАЛАХ
  11. ЭТИЧЕСКИЕ УЧЕНИЯ ЭПИКУРА (341 - 270 гг. до н. э.)
  12. §4. ЭТИЧЕСКИЕ УЧЕНИЯ ЭПОХИ СУН (Х-ХШ вв.)
  13. IV ЭТИЧЕСКИЕ УЧЕНИЯ БЛИЖНЕГО и СРЕДНЕГО ВОСТОКА