>>

ВВЕДЕНИЕ

«Политическая экономия в широком смысле», по выражению Энгельса, есть наука о производственных отношениях всех способов производства, через которые проходит развитие человечества. Различные способы производства, различные общественно-экономические формации связаны общими для всех них экономическими законами, которые могут быть названы также социологическими законами, и отделены друг от друга особыми, специфическими экономическими законами.
К числу законов, общих для всех формаций, относятся, например, закон единства производительных сил и производственных отношений в едином общественном производстве, закон обязательного соответствия производственных отношений характеру производительных сил. Общим для всех формаций является и предмет политической экономии: общественно-производственные, экономические отношения людей — отношения людей в процессах производства, обмена своей деятельностью и распределения произведённых материальных благ. При этом политическая экономия не изучает технической стороны производства, хотя материальное производство служит исходным пунктом для всего круга вопросов, охватываемых политической экономией. Предмет политической экономии — не отношения людей к природе, а отношения между людьми. Политическая экономия не изучает сами по себе производительные силы общества1. Но она изучает производственные отношения в неразрывной связи с производительными силами, служащими материальной основой производства, как ту общественную форму, внутри которой и посредством которой совершается в обществе производство материальных благ. Политическая экономия изучает производственные отношения в их развитии и смене, в их качественном отличии на разных ступенях истории. Иными словами, не только специфическим, но и общим экономическим законам свойствен исторический характер: они проявляются по-разному в разных общественных формациях. Большинство категорий и законов политической экономии относится к числу не общих, а таких, действие которых ограничено определённым историческим периодом.
Одни категории и законы теряют силу, так как изменились экономические условия, сходят со сцены, чтобы уступить место другим, новым категориям и законам, возникающим на базе новых экономических условий. Некоторые важные экономические категории и экономические законы общи не для всех, а для двух или нескольких общественных формаций. Например, внеэкономическое принуждение присуще как рабовладельческому, так и феодальному обществам; закон стоимости (закон товарного производства) действует в ряде общественных формаций. Есть существенные экономические категории, общие для всех антагонистических способов производства. Как известно, все типы производственных отношений могут быть разбиты на две главные формы: либо это отношения сотрудничества и взаимной помощи свободных от эксплуатации людей, либо это отношения господства и подчинения, присущие антагонистическим, эксплуататорским, классовым формациям. «Три формы порабощения»,— как назвал Энгельс рабство, феодализм и капитализм,— связаны общностью целого ряда экономических категорий: отделение средств производства от непосредственных производителей, расчленение труда (или продукта труда) на необходимый и прибавочный и т. д. Наконец, особые, специфические экономические законы отделяют одну формацию от другой. Они выражают особенности типов производственных отношений, соответствующих разным ступеням развития производительных сил, особенности разных способов производства и путей их развития. Политическая экономия изучает прежде всего законы экономики, свойственные каждому данному общественному строю. Изучая исторически развивающиеся производственные отношения, политическая экономия каждый раз исследует определённый, данный экономический строй, которому присущи свои, особые, специфические условия и формы общественного производства и распределения материальных благ. Соответственно политическая экономия вырабатывает специфические категории, т. е. научные понятия, обобщающие наиболее существенные элементы, условия, формы экономических отношений при данном, исторически определённом строе общественного производства.
Вырабатывая эти категории, политическая экономия восходит от них к экономическим законам, управляющим производством, обменом, распределением при данном строе. Законы выражают взаимосвязь, причинную зависимость, единство экономических явлений. Особые, или специфические, экономические законы представляют собой то существенное, постоянное, прочно остающееся, что характеризует данный общественный строй производства как нечто единое, цельное К Эти особые, или специфические, законы каждой формации составляют сложную систему последовательно и неразрывно друг с другом связанных разнообразных законов. Среди этих законов особое место занимает основной экономический закон каждой данной общественной формации. Сложная система прочих экономических законов, возникающих на базе данных экономических условий, опирается на основной экономический закон и во всём сообразуется с его требованиями. Законы, специфические для того или иного способа производства, не остаются неизменными на всех стадиях развития этого способа производства, а конкретизируются и видоизменяются на разных стадиях. В произведениях основоположников марксизма-ленинизма наиболее полно и всесторонне разработана политическая экономия капитализма и социализма. Разработка экономических проблем социализма и современного капитализма, сравнение законов этих двух способов производства одновременно заставляют нашу общественную науку внимательнее изучать всю политическую экономию в широком смысле, в частности экономические категории и законы того способа производства, который предшествовал капиталистическому, т. е. феодального. Темой настоящей книги п являются особые,-специфические экономические категории и законы феодального способа производства. Предмет политической экономии феодализма — отношения людей в процессах производства, обмена своей деятельностью и распределения произведённых материальных благ, присущие феодальному строю. Фундамент экономической теории феодализма был заложен Марксом. Охарактеризовав анализ и критику капитализма, данные Марксом, Энгельс пишет: «Чтобы всесторонне провести эту критику буржуазной политической экономии, недостаточно было знакомства с капиталистической формой производства, обмена и распределения. Нужно было также, хотя бы в общих чертах, исследовать и привлечь к сравнению формы, которые ей предшествовали, или те, которые существуют еще рядом с ней в менее развитых странах. Такое исследование и сравнение было в общей форме предпринято пока только Марксом, и почти исключительно его работам мы обязаны поэтому всем тем, что удалось до сих пор установить в области добур- жуазной теоретической экономии»2. Речь здесь идёт прежде всего о феодальной форме производства. Краеугольный камень теоретической экономии феодализма заложен Марксом в 47-й главе III тома «Капитала»: «Генезис капиталистической земельной ренты». Важнейшие положения содержатся также в других главах «Капитала» и в различных произведениях Маркса и Энгельса. В. И. Ленин развил учение Маркса о феодализме в «Развитии капитализма в России», лекции «О государстве» и других работах. На основе этого прочного фундамента советские учёные разрабатывают политическую экономию феодализма. Следует учитывать, что эта область политической экономии хотя и проще во многих отношениях, чем политическая экономия капитализма, но в то же время имеет и свою специфическую сложность. Маркс подчёркивал, с одной стороны, что «...древние общественно-производственные организмы несравненно более просты и ясны, чем буржуазный» К С другой стороны, Маркс и Энгельс писали в «Коммунистическом Манифесте»: «Наша эпоха, эпоха буржуазии, отличается... тем, что она упростила классовые противоречия...»3. Оба положения истинны, они отражают разные стороны вопроса — капитализм и сложнее и проще предыдущих способов производства. Капитализм представляет собой более высокую общественную форму, чем феодализм, и именно поэтому не феодальная экономика служит ключом к пониманию капиталистической, а наоборот. «Буржуазное общество есть наиболее развитая и многосторонняя историческая организация производства. Поэтому категории, выражающие его отношения, понимание его структуры (Gliederung), дают вместе с тем возможность проникновения в строение и производственные отношения всех отживших общественных форм, из обломков и элементов которых оно строится, частью продолжая влачить за собой их остатки, которые qho не успело преодолеть, частью развивая до полного зЦчения то, что прежде имелось лишь в виде намека и т.\д. Анатомия человека—ключ к анатомии обезьяны, Наоборот, намеки на высшее у низших видов животных могут быть поняты только в том случае, если это высшее уже известно» 4. Однако в то же время трудность анализа этих более простых низших общественных форм состоит в том, что они дальше от нашего жизненного опыта и поэтому требуют от нас в известном смысле больше абстракции. То, что в феодальной экономике не было и «намёком» на экономические отношения капитализма, может быть научно исследовано только при условии отвлечения от знакомых и уже уяснённых категорий капитализма. Следует различать две разные, хотя и тесно связанные между собой науки — политическую экономию и историю экономических отношений, историю хозяйства. История хозяйства руководствуется основными понятиями и законами, устанавливаемыми политической экономией, и в свою очередь доставляет ей экономический материал, бесконечно разнообразный в зависимости от страны, времени и т. д. Конкретный материал по истории экономических отношений и производительных сил в феодальную эпоху можно найти в довольно значительном объёме в вузовских пособиях по экономической истории, по истории средних веков, по истории СССР, в специальных научных монографиях. Но для обобщения и уяснения всего этого огромного материала по истории хозяйства необходимо обращаться к теоретическим категориям и к законам, разрабатываемым политической экономией. Настоящая книга и является книгой по политической экономии, а не по истории хозяйства. Её задача — осветить на основе указаний основоположников марксизма- ленинизма основные теоретические вопросы, связанные с характеристикой общественно-производственных, экономических отношений феодального общества и их развития. История хозяйства неразрывно связана и с историей техники, включает в себя в большем или меньшем объёме сведения по истории техники. Политическая экономия, как отмечено выше, не изучает производительных сил. Само материальное производство (конструкция орудий труда, способы обработки материалов и веществ природы, воздействие человеческой силы на предмет труда, расстановка и взаимодействие людей в процессе труда) не изучается политической экономией и берётся ею лишь как предпосылка, изучаемая другими науками. «Политическая экономия,— писал В. И. Ленин,— занимается вовсе не «производством», а общественными отношениями людей по производству, общественным строем производства» К Однако, поскольку материальное производство, состояние производительных сил общества являются исходным пунктом политической экономии, изучающей общественный строй этого материального производства, постольку и при анализе феодального способа производства невозможно было бы обойтись без самой краткой характеристики производительных сил феодальной эпохи и их развития. Необходимо сделать оговорку, что политическая экономия феодализма пока опирается преимущественно на факты из истории экономических отношений Западной Европы и СССР и значительно менее — стран Востока, поскольку история хозяйства стран Востока разработана недостаточно. Однако коренные положения и законы, характеризующие феодальные производственные отношения, носят, разумеется, всеобщий характер, в своих основных чертах они, безусловно, приложимы к истории всех стран, всех народов. % % * Понимание экономических законов феодального общества имеет огромное теоретическое значение. Знание объективных экономических законов феодализма даёт возможность объяснять классовую борьбу между эксплуататорами и эксплуатируемыми, составляющую основную черту, непосредственную движущую силу всей истории феодальной эпохи. Прежде всего необходимо правильно раскрыть экономические законы, управляющие общественным развитием во всяком классовом антагонистическом обществе, в том числе и в феодальном обществе. Если эти объективные экономические законы поняты правильно, как выражение в конечном счёте классовых экономических отношений, то они тем самым объясняют, что в классовом антагонистическом обществе повседневно и повсеместно неизбежны враждебные действия людей, принадлежащих к экономически противоположным классам, объясняют неизбежность постоянного столкновения выгод, стремлений, противоположно направленных интересов людей, а, следовательно, также и их общественных действий. Изучение вопросов экономики феодализма имеет и большое практическое общественно-политическое значение, так как немалое число народов ещё и по сей день живёт в условиях значительных пережитков феодального строя. Пережитки феодализма являются экономической базой тех классов и правящих групп, на которые опирается империализм в экономически слабо развитых и зависимых странах. Одним из распроетранённейших пережитков феодально-крепостнических отношений является долговое рабство мелкого крестьянина-арендатора. Под названием «пеонаж» и под другими названиями оно широко распространено в южных штатах США, в странах Латинской Америки, Экваториальной Африки и других странах. Землевладелец сдаёт безземельному крестьянину клочок земли с условием, что крестьянин-арендатор будет уплачивать арендную плату натурой, сдавая формально половину, а фактически почти весь урожай землевладельцу. Используя нужду арендатора-издолыцика, применяя и обман и насилие, землевладелец превращает такого пеона в своего неоплатного должника. Пеон отрабатывает свой долг в течение всей жизни, иногда даёт обязательство и за своих детей, так что задолженность и пожизненный труд на землевладельца становятся наследственными. Большую часть пеонов в США составляют негры и индейцы, но есть и белые пеоны. Латинская Америка является обетованной землёй для феодальных пережитков. Крупнейшими феодалами здесь, между прочим, являются иезуитские миссии. В Боливии, Перу, Эквадоре и других странах Латинской Америки встречаются разнообразные формы феодально-крепостнических отношений. Ряд стран Азии и Африки также знает множество разнообразных форм феодальных и полуфеодальных отношений и порядков. Основой этих пережитков является крупная собственность землевладельцев. В условиях империализма земельная собственность местных помещиков сплетается с захватом и скупкой земли иностранными монополиями (под плантации и т. д.). Это создаёт обстановку острого земельного голода среди крестьян и обрекает их на зависимость и нищету. Отсюда низкая производительность сельского хозяйства, низкий процент использования годной земельной площади в ряде стран — в Аргентине, Мексике, Сирии, Алжире и др. В странах Ближнего и Среднего Востока господствует феодально-помещичье землевладение, которое служит основной причиной нищеты и разорения крестьян, составляющих более 80% населения этих стран. Подавляющая часть сельского населения — безземельные и малоземельные крестьяне. В руках помещиков сосредоточено до 75% земли, пригодной для обработки. Аграрные отношения стран Ближнего и Среднего Востока характеризуются наличием таких средневековых форм эксплуатации крестьянства, как барщина, широкое ю распространение имеет издольщина. Крестьянин-издольщик вынужден отдавать помещику до четырёх пятых урожая в уплату за землю, воду, сельскохозяйственные орудия, скот и семена. Из оставшейся одной пятой части крестьянин уплачивает государственные налоги и различные поборы. Подвергаясь двойной эксплуатации —• как со стороны местных помещиков и буржуазии, так и со стороны иностранных монополий,— подавляющее большинство крестьянства стран Ближнего и Среднего Востока обречено на полуголодное, нищенское существование. Феодалы и помещики распоряжаются жизнью крестьян, как в эпоху средневековья. Есть даже районы, где сохранились остатки рабовладельческих отношений. В результате господства помещичьего землевладения сельское хозяйство в странах Ближнего и Среднего Востока находится на очень низком уровне. Приобретение этими странами национальной независимости — важное условие ликвидации их экономической отсталости. В колониальных, полуколониальных, экономически отсталых странах в условиях империалистической эпохи феодальный гнёт переплетается с империалистическим гнётом. В результате хозяйничанья империалистов и сохранения феодальных пережитков огромнее массы сельского населения этих стран живут в голоде и нищете. Их борьба — это борьба одновременно против империализма и феодализма; каждый удар по феодализму является вместе с тем ударом по империализму. В колониальных и зависимых странах господство империализма препятствует устранению отживших экономических отношений, которые мешают росту производительных сил. В этих странах неумолимо нарастает и ширится борьба широчайших народных масс, направленная одновременно против иноземного империализма и феодальных отношений, хотя и проявляющаяся в весьма различных конкретных формах. Борьба масс против иноземных колонизаторов и против феодалов и помещиков внутри страны возникает как неизбежный исторический процесс, как историческая закономерность. Миссию руководства национально-освободительным движением колониальных народов против империализма и феодализма берёт на себя рабочий класс колоний и полуколоний, а в ряде случаев и национальная буржуазия. Рабочий класс этих стран и его авангард — коммунистические партии, вооружённые знанием объективных законов общественного развития, борются за гегемонию в национально-освободительном движении и выдвигают радикальную аграрную программу: каждому пахарю — своё поле. Рабочий класс оказывает максимальную помощь и поддержку своему естественному союзнику — крестьянству, укрепляет союз с ним, помогает ему в антифеодальной борьбе, наглядно показывая крестьянству, что в прочном союзе с рабочим классом и под его руководством оно получит избавление от векового гнёта, получит свободу и землю. «Созданная Марксом теория земельной ренты служит научной основой аграрной политики коммунистических партий капиталистических стран»1,— писала «Правда», отмечая 70-летие со дня смерти великого основоположника научного коммунизма. Опираясь на эту научную основу, правительства стран народной демократии, руководимые коммунистическими партиями, осуществили аграрные реформы, навсегда покончившие с феодальным наследием и обеспечившие нерушимый союз рабочего класса с крестьянством. Уничтожение остатков феодализма явилось одной из главных задач первого этапа развития стран народной демократии. Так, например, аграрная реформа, осуществлённая в Румынии в 1945 г. народно-демократическим правительством на основе широчайшего движения крестьянских масс, навеки покончила с феодальной земельной собственностью и господством румынских бояр — помещиков. Много веков боролись румынские крестьяне против угнетателей — бояр, много раз поднимали они восстания, пытаясь сбросить феодально-крепостнический гнёт, но только в результате народной революции под руководством рабочего класса во главе с Коммунистической партией, только благодаря победам Советской Армии, освободившей Румынию от фашизма и империализма, смогли они избавиться от гнёта, получить боярскую землю в свои руки. Рухнули отжившие производственные отношения, и производительные силы румынского сельского хозяйства стали мощно, стремительно расти. Сейчас румынский народ строит социализм, румынская деревня посте пенно переходит от мелкокрестьянского к крупному, кооперативному сельскохозяйственному производству. Подобный процесс произошёл также в Венгрии и других странах народной демократии — в каждой по своему, отражая специфику их исторического развития. В гигантских масштабах развернулась ликвидация пережитков феодализма в народно-демократическом Китае. Аграрная реформа закончена к 1953 г. В ходе реформы среди китайских крестьян распределено около 47 млн. га помещичьей обрабатываемой земли. Рабочий класс, Коммунистическая партия привели многомиллионное китайское крестьянство к полной победе над феодализмом, столько веков душившим и сковывавшим развитие китайского народа. Теперь, после реформы, ускоренным темпом растёт производительность сельского хозяйства в Китае, растёт движение за социалистическое преобразование деревни на основе кооперирования. Таким образом, изучение марксистско-ленинского учения о феодализме важно и для теории и для практики.
| >>
Источник: Б. Ф. ПОРШНЕВ. Очерк политической экономии феодализма. 1956

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. ВВЕДЕНИЕ
  2. .ВВЕДЕНИЕ
  3. I. ВВЕДЕНИЕ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. Введение
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. ВВЕДЕНИЕ