<<
>>

РОСТОВ И ВЛАДИМИР СУЗДАЛЬСКИЙ КАК ВОЗМОЖНЫЕ ЦЕНТРЫ ЗАВЕРШЕНИЯ РАБОТЫ НАД РУССКОЙ КОРМЧЕЙ В 1279—1280 ГОДАХ

Всего, таким образом, на втором этапе создания Русской редакции в ее состав было добавлено до 40 отдельных произведений. Меньшая их часть оказалась вставленной внутрь текста, после близких по содержанию статей.
Так, Закон судный людем был поставлен в группу памятников светского законодательства, после Собрания в 87 главах, Собрания новелл и «Избрания от закона Моисеева» (главы 21—23). В свою очередь, за Законом было приписано краткое оправдание библейских праотцев, бывших многоженцами и детоубийцами, очевидно, в связи с защитой в обоих памятниках прииципа моногамии. Между главами 37—39 о иноверцах и еретиках (Димитрия, митрополита Кизического, анонимного «о месалианех», с одной стороны, и Епифания Кипрского, с другой) были поставлены два сочинения Афанасия Иерусалимского по догматическим вопросам — о дереве грехопадения и о пользовании «нечистой силой» в каменных стрелах и топорах. После группы экзегетических сочинений (главы 48—51) вставлены краткие толкования о смысле тугого перепоясания, христианском осмыслении библейских образов, о значении крещения воды.

Между установлениями о степенях родства (главы 55—56) даны выписи о том же из Прохирона и Эклоги и «Устав о брацех». Перед древнерусскими Правилами миірополитов Иоанна и Кирилла и епископа Нифонта (главы 68—70) вставлены местные же памятники — Правила белгородского и новгородского иерархов, Поучение к епископам о соблюдении канонов и компилятивное «Правило черноризцам».

Но большая часть новых статей была приписана в конце кормчей после Правил митрополита Кирилла. Здесь также можно проследить существование тематических групп статей. Так, о нормах жизни монахов говорят уставы Студийского и Патела- риевского монастырей, «О черноризцах правила» и епитимийник с именем Василия; группа исторических и просопографических статей насчитывает 6 статей; до 10 статей объединяются в экзегетическую группу и др.

Все новые статьи в кормчей не получили в ней номеров глав и не нашли отражения в оглавлении. Следовательно, работа по созданию Русской редакции на втором этапе не была оформлена на том же высоком уровне создания книги, какое было достигнуто в Киеве на первом этапе. Вместе с тем именно с этой обработкой связано появление в кодексе нового заглавия и названия его — кормчая — которое оказалось столь удачным, что в течение веков вытеснило другие типовые названия сборников этого типа (номоканон, синтагма, правила и др.) и стало наиболее распространенным не только для восточнославянских книг, но и для южнославянских и даже новогреческих (в форме Пт]8а)аоу, что является переводом слова кормчая).

Ефремовская редакция кормчей не имела в начале общего заглавия, которым можно было называть этот сборник, но он упоминался под названием «Правила» — обозначением основного жанра (вида) произведений, включенных в его состав. Сербская кормчая имела заглавие «Начинается кпигы сия, глаголемые греческим языком номоканун, сказаемыя нашим языком закону правило» (Рязанский список), которое на первом этапе создания Русской редакции было несколько сокращено, судя по его форме в обработке. Волынская кормчая называлась «Книгы глаголемыя гречьскым языком номоканон правило закону, о бозе начинается благочестивым князем Владимиром сыном Васильковым» (Арадский список). Лишь на этом этапе появляется новое заглавие, которое становится затем наиболее принятым для сборников такого рода на Руси, — «Книгы глаголемыя Кърмчия, рекше правило закону, грецьким языком номоканон, о Христе спасители починаем» (Новгородский список).

Таким образом, вторым этапом завершалось создание Русской редакции, ставшей в конце XIII—XVI вв. во многих крупных и мелких переработках важнейшим кодексом церковного, и в определенной степени, и светского права.

На первом этапе создания новой кормчей ее составители провели строгий отбор статей из двух основных источников — вновь полученной Сербской редакции и давно известной Ефремовской. Как было показано, посторонними статьями были только правила местных иерархов.

На втором этапе число источников значительно расширилось. Большинство новых статей также были произведениями переводными с греческого, причем многие — в древне- славянских переводах. К несомненно местным переводам (или переработкам) можно отнести такие статьи, как Устав Студийского монастыря и Устав о браках. Неисследованность языка составных частей кормчей препятствует выявлению других древнерусских переводных памятников. Выше указывалось, что отдельные произведения находятся наряду с кормчей также в ранних сборниках, например, Паисиевском (Козьмы Халкидонского о том, чтобы не называть жену госпожой), причем, поскольку они там полнее и ближе к подлиннику, можно говорить о заимствовании их в кормчую из других, имевших на Руси в XIII в. распространение сборников с переводными статьями.

В других случаях те же статьи есть в сборниках, например в Устюжском, и среди добавочных статей в списках Ефремовской редакции (Соловецком, Рогожском), но их взаимоотношение с текстами Русской редакции не ясно — не исключено появление в них общих статей именно из состава кормчей этой редакции.

С какими обстоятельствами и лицами можно связывать эту работу?

Среди вновь включенных древнерусских статей кормчей три имеют более или менее точные указания на место возникновения. Это Правила Ильи Новгородского и белгородского епископа — фрагмент, как было показано, скорее севернорусского, чем южнорусского (киевского) происхождения, затем — Сказание Кирилла Туровского — памятник южный, но имевший широкое распространение на Руси. И, наконец, обработка Летописца вскоре, принадлежащая ростовскому автору и времени вскоре после 1278 г. Гаким образом, если первый этап работы может быть связан с Киевом и временем между 1273 и 1277 гг., то второй — с южной Русью не связан, а происходил, очевидно, в Северо-Восточной Руси между 1279 и 1282 гг.

Основываясь на этих данных, можно связать второй этап работы над Русской кормчей с Ростовом, скорее всего с ростовской епископской кафедрой. В последней трети XIII в., с упадком значения Владимира, центральный очаг сопротивления татарским насилиям переместился в менее разоренную Ростовскую землю.

В 1289 г. здесь были вечевые выступления, приведшие к изгнанию представителей захватчиков из города, они продолжались и в 1310-е и 1320-е годы 366. Таким образом, поддерживая мысль М. Н. Тихомирова о связи работы по восстановлению и созданию кодексов русского церковного права с подъемом антитатарской борьбы и национального самосознания 367, мы можем видеть в этих свидетельствах о политических событиях в Ростове конца XIII— начала XIV в. реальный фон для активной деятельности ростовских книжников по пополнению основного кодекса права древнерусской церкви. Возможная связь этого этапа с Ростовом позволяет заподозрить среди новых анонимных древнерусских статей в его составе существование и других ростовских памятников и местных переводных компиляций, например, «О черноризцах правила» или поучение новопоставленному попу и др. 368.

В нашей работе об основных группах текста Русской редакции 1962 г. 369 было высказано предположение о связи этого второго этапа с Переславским собором иерархов, состоявшемся в 1280 г., на котором присутствовали митрополит Кирилл (он и умер там, во время или после собора, 7 декабря 1280 г.), епископы ростовский и владимирский и архиепископ новгородский 370. Сохраняем эту гипотезу в том смысле, что распространение второй обработки кормчей в Северной Руси (и неизвестность ее в Южной Руси) могло быть связано с участниками собора 1280 г. Так можно думать на основании того, что архиепископ новгородский Климент после возвращения из Переяславля в Новгород (очевидно, в январе 1281 г.) привез с собой список этой кормчей, на основе которого в 1282 г. был сделан для местной кафедры новгородский список.

<< | >>
Источник: Н. Н. ЩАПОВ. ВИЗАНТИЙСКОЕ и ЮЖНОСЛАВЯНСКОЕ ПРАВОВОЕ НАСЛЕДИЕ НА РУСИ в XI-XIII вв.. 1978

Еще по теме РОСТОВ И ВЛАДИМИР СУЗДАЛЬСКИЙ КАК ВОЗМОЖНЫЕ ЦЕНТРЫ ЗАВЕРШЕНИЯ РАБОТЫ НАД РУССКОЙ КОРМЧЕЙ В 1279—1280 ГОДАХ:

  1. СОСТАВЛЕНИЕ КОРМЧЕЙ В 60-70-х ГОДАХ XIII В. ДВА ЭТАПА РАБОТЫ IIO СОЗДАНИЮ РУССКОЙ КОРМЧЕЙ
  2. О работе над биографией как общении с ее героем
  3. ИСТОЧНИКИ КОРМЧЕЙ СБОРНИКИ 14 ТИТУЛОВ (СИНТАГМА И НОМОКАНОН) КАК ОСНОВНОЙ ИСТОЧНИК КОРМЧЕЙ
  4. IV ГЛАВА РУССКАЯ РЕДАКЦИЯ КОРМЧЕЙ XIII В.
  5. ЕГОРОВСКАЯ КОРМЧАЯ И ЕЕ МЕСТО В РУССКОЙ РЕДАКЦИИ
  6. КОРМЧАЯ РУССКОЙ РЕДАКЦИИ
  7. ОБЗОР СПИСКОВ КОРМЧИХ. МЕТОДИКА И ЗАДАЧИ РАБОТЫ
  8. Параграф 2 СОВЕРШЕННОЕ ЗНАНИЕ КАК "МУДРОСТЬ". Т.Е. КАК ЗАВЕРШЕНИЕ СОЗНАТЕЛЬНОСТИ (2 дек. 1940)
  9. Морской Генеральный штаб в 1911–1912 годах; главные его работы и их характеристика
  10. Изотова М. А.. Гончарные работы для дома и заработка / М. А. Изотова. — Ростов н/Д : Феникс,. — 252, [I] с. : ил., 2008
  11. ЧАСТЬ IX ПЛАМЯ НАД РУССКОЙ ДЕРЕВНЕЙ (1921-1922)
  12. Часть VIII ПЛАМЯ НАД РУССКОЙ ДЕРЕВНЕЙ (1921-1922)
  13. Владимир Григорьевич Орлов. Двойной агент. Записки русского контрразведчика, 1998
  14. I ГЛАВА КОРМЧИЕ КНИГИ КАК ПРЕДМЕТ ИЗУЧЕНИЯ