<<
>>

Древнехеттское царство

Из всех горных областей Передней Азии именно на полуострове Малая Азия, точнее, в его восточной части раньше всего был достигнут уровень цивилизации и возникло классовое общество.

Это объясняется особой ролью данного региона в экономике Передней Азии в целом: именно здесь находились важнейшие источники сырья для ее развития - медь, свинец и серебро, лес. Все эти богатства были сосредоточены главным образом в горах Тавра и по краям верхнеевфратской долины. В западной части Малой Азии (река Пактол в Лидии), во всяком случае впоследствии, были известны и золотые россыпи; предполагают также, что на существование каких-то ныне уже исчерпанных источников золота намекает позднейшая греческая легенда о «золотом руне», хранившемся будто бы в Колхиде, т. е. на северном конце чорохско-евфратского торгового пути.

В Малой Азии (в долине реки Ешиль-Ирмак и др.) в течение всего II тысячелетия до н. э. существовали места, где добывалось железо, тщательно скрывавшееся здешними жителями от чужеземцев46. Малоазийская металлургия к концу III тысячелетия до н. э. достигла значительного развития; со II тысячелетия медь и медно-мышьяковый сплав заменяются уже почти целиком бронзой, из которой изготовлялись земледельческие и ремесленные орудия, оружие и высокохудожественная посуда. Олово первоначально поступало из современного Афганистана через Ашшур, а с конца II тысячелетия до н. э., возможно, из Испании через посредство финикийцев. В других металлах, кроме олова, Малая Азия недостатка не испытывала; производила также простые ткани, а чужеземные купцы, судя по документам, не вели широкой торговли ни хлебом, ни рабами. Поэтому ясно, что возникновение здесь чужеземных торговых факторий не могло быть обусловлено обменом рудного богатства этой страны на одни только более изысканные ткани, которые могли предложить чужеземцы: товар, который выменивала для себя Малая Азия, в первую очередь надо искать среди металлов, находившихся в обороте торговой организации.

Этим металлом, как представляется, и было олово.

Для развития собственного земледелия и скотоводства природа древней Малой Азии тоже предоставляла достаточные возможности. Равнина между центральным озером Туз и нынешним городом Кайсери, сейчас покрытая солончаками, была одним из древнейших очагов посева злаковых культур; к началу II тысячелетия до н. э. здесь выращивали ячмень, эммер и, возможно, просо-гоми. Земледелие было по преимуществу мотыжным. Склоны гор, окаймляющих полуостров, обращенные к Средиземному морю, можно было использовать для садовых культур: оливок, миндаля, винограда. На II тысячелетие до н. э. падает экстенсивное разведение овец, коз, свиней, а также крупного рогатого скота. Уже в самом начале II тысячелетия до н. э., по археологическим и письменным источникам, здесь засвидетельствовано коневодство и применение легких боевых колесниц, причем, во всяком случае, они были в ходу и в хаттских городах. Играли ли какую-нибудь роль во введении коневодства индоевропейские

125

хетто-лувийцы, совершенно неясно. Об их первоначальном хозяйстве вообще ничего не известно. Лишь из самого факта их передвижения, учитывая, что и сами праиндоевропейцы должны были уже быть земледельцами и скотоводами, можно заключить, что пришедшие в Малую Азию хетто-лувийские племена являлись именно скотоводческими, занимавшимися разведением главным образом крупного рогатого скота, знавшими и подсобное земледелие. Иными словами, продвинувшиеся в Малую Азию хетто-лувийские индоевропейские племена в хозяйственном отношении едва ли сильно отличались от автохтонного населения, чем, вероятно, и объясняется легкость слияния пришлого и местного этнического элемента; легкость же перехода с автохтонных языков на привнесенный индоевропейский может быть объяснена широким распространением однородных хетто-лувийских диалектов по сравнению с раздробленностью местных древнейших изолированных языков. Поселки автохтонов имели между собой мало связей.

Можно высказать некоторые предположения о ходе хозяйственного развития на полуострове.

Увеличение количества крупного рогатого скота в стаде на равнине, вероятно, повело к оттеснению некоторых древнейших племен в горы, где мелкий скот было содержать легче. Вместе с развитием коневодства это привело к освоению отдаленных горных пастбищ; стала возникать неравномерность в распределении богатств между отдельными племенами и общинами, надо думать вызывавшая, в свою очередь, ожесточенную борьбу за лучшие выгоны и стада. Вместо прежних открытых поселений возникают поселения-крепости, в стенах которых, возведенных из сырцового кирпича на цоколе из огромных каменных глыб, ютились тесно прижатые друг к другу жилища, построенные тоже из сырцового кирпича. Вожди общин богатеют. Возникают имущественные различия и социальное неравенство внутри общин, чему содействовала межобщинная торговля, в особенности с чужеземными купцами, всегда имевшими наличные средства и кредит. В то же время вырубка лесов для сооружения крепостей, храмов и жилищ, а также под посевы и уничтожение подлеска овцами и козами приводили к поредению древних лесных массивов Малой Азии, а также и Армянского нагорья; впоследствии это привело к ухудшению водного режима страны и условий для земледелия.

Армянское нагорье обладало многими из хозяйственных особенностей полуострова Малая Азия, но из сырьевых ресурсов на нем до середины III тысячелетия до н. э. ничего еще не было найдено, кроме обсидиана, давно потерявшего к тому времени всякое значение, поэтому торговые пути сюда еще не были проложены и международный товарный рынок еще не играл здесь своей роли катализатора имущественного и социального расслоения.

Хатты, а также хурриты создали в Малой Азии на рубеже III и II тысячелетий до н. э. такие города-государства, как Пурусханда, Амкува, Куссара (Кушшар), Хатти, Каниш, Вахшушана, Ма'ма, Самуха и многие другие. Они заключали соглашения с чужестранными торговцами, вели между собой войны и вступали в союзы. От ашшурских торговцев они восприняли особую разновидность клинописи и ашшурский диалект аккадского языка, которым пользовались в своей официальной переписке.

К концу периода деятельности чужестранной торговой организации в Канише (около 1800 г. до н. э.) замечаются явные признаки консолидации малоазийских государственных образований, но к этому времени синхронные источники на некоторое время прерываются. Дальнейшее мы узнаем уже из архивов Богазкёя, относящихся, по- видимому, к XIV - XIII вв. до н. э., но сохранивших - отчасти в позднейших копиях, а отчасти в оригиналах - и более древние документы как на хеттском, так и на аккадском языке, восходящие к XVII - XVI вв. до н. э., а в отдельных случаях

126

и к более древнему времени. (Отрывки на шумерском, хаттском, палайском. хурритском и лувийском языках сохранились только в религиозных и отчасти в учебных текстах и для внешней истории страны дают очень мало.)

Если не считать, по-видимому, Хурритского царства некоего Анум-Хирве в Ма'ме, у южного перевала через горы Тавра, в районе современного Эльбистана (ср. выше)47, то первое государство Малой Азии, правителей которого мы знаем по именам48, образовалось в результате деятельности некоего Питханаса и его сына Аниттаса, современников конца наибольшего расцвета канишской торговой организации (Каниш II - 1б, вероятно, незадолго до 1800 г. до н. э.). Об этой деятельности мы знаем по тексту надписи Аниттаса (по всей вероятности, «псевдонадписи», т. е. позднейшего литературного текста, изложенного в стиле надписи подлинной, причем частично от первого лица); этот текст пользовался большим пиететом в эпоху Хеттского царства, так что многократно переписывался.

В дошедшем до нас виде он составлен на старохеттском языке (а не на хаттском или аккадском, как мы ожидали бы для столь древнего периода) и хеттской клинописью - разновидностью аккадской клинописи сиро-верхнемесопотамского типа (а не ашшурской разновидностью аккадского письма, которой в действительности пользовались царьки Малой Азии XIX - XVIII вв. до н. э.). Возможно, конечно, что это результат позднейшего перевода древнего высокопочитаемого текста и его переписки более привычным видом письма, но нельзя исключать возможность и позднейшей подделки.

Во всяком случае, «великий правитель (рубаум рабиум) Питханас и начальник лестницы (раби симмйльтим) Анитта», а также «великий правитель Аниттас и начальник лестницы Пэрва» упомянуты и в подлинных документах членов торговой организации: в первом случае документ найден в каруме Каниша слоя II, во втором - в каруме на городище Алишар. Питханас и Аниттас почитались наряду, например, с Саргоном Древним и Нарам-Суэном аккадским в качестве знаменитых древних царей и в эпоху Хеттского царства.

В «надписи» Аниттаса говорится, что отец его Питханас был сначала царем*** Куссары (Кушшара; точное местоположение неизвестно), но, взяв в плен царя города Несы, захватил этот город ночью штурмом и, не причинив неситам никакого вреда, перенес туда свою резиденцию. Затем рассказывается о деяниях самого Аниттаса уже как «великого царя»49 в Несе: он полонил Хуццияса, царя Цальпы50, «у внутреннего (т. е. северного) моря» и вернул оттуда похищенную статую неситского божества, потом взял измором город Хатти (Хаттусу)51, разрушил его до основания и проклял всякого, кто захотел бы сделать Хатти своей резиденцией; наконец, подчинил себе правителя Пурусханды. Именно последний, судя по документам из Каниша, обычно признавался до тех нор в Малой Азии «великим правителем» (рубаум рабиум); согласно же «надписи» Аниттаса, он передал царю Несы как знак своего подчинения престол и железный царский жезл (железо в течение почти всего II тысячелетия до н. э. было, как известно, самым драгоценным из металлов). Аниттас рассказывает также о своем храмовом строительстве в Несё и о создании зверинца для своей царской охоты. Таким образом, Питханас и Аниттас смогли создать государство, владевшее значительной территорией и, во всяком случае, осуществлявшее гегемонию от озера Туз до перевалов через Малоазийский Тавр, включая большую территорию внутри излучины Галиса. Стоит заметить, что Аниттас (или автор написанной от его имени надписи) называет в составе войска и небольшой колесничный отряд (40 колесниц при 1400 пехотинцах)52.

Интересно, что в канцеляриях царей, правивших впоследствии в Хаттусе, которая, по «надписи» Аниттаса, была полностью разрушена, а возможные будущие цари ее прокляты, бережно хранили и переписывали ту самую надпись, которая содержала это проклятие. Объясняется это, вероятно, тем, что хеттские цари, как и Аниттас, чувствовали себя коренными неситами. Аниттас же, конечно, имел в виду возможных будущих царей Хаттусы из числа ее первоначальных граждан, а не граждан Несы или Куссары. При этом языковая принадлежность играла здесь меньшую роль, чем происхождение из общины Несы: индоевропейцем (хеттом-неситом) Аниттас по своему имени и по языку, возможно, не был (приводятся аргументы в пользу его либо хаттского, либо хурритского происхождения).

Разрушение Хаттусы около 1800 г. до н. э. засвидетельствовано археологически; около того же времени погибли Алишар и Каниш 1°. Создание крупных держав в Малой Азии (Аниттасом) и в Месопотамии (Шамши-Ададом I, потом Хаммурапи) привело к невозможности восстановления частной международной торговли в прежних формах; в то же время ни один из письменных памятников ближайших преемников Аниттаса не удостоился сохранения в архиве хеттских царей. Этот архив содержит известия о деяниях лишь тех царей, при которых резиденция царства была все же перенесена в Хаттусу. С этого события, датировка которого неясна, начинается собственно Хеттское царство (так называемое Древнехеттское); вероятнее всего, оно было основано во второй половине XVII в.

128

до н. э., т. е. лет через полтораста после Аниттаса. Поскольку династия Древнего царства выводила себя из Куссары (и Несы), постольку, вероятно, она вела и свою генеалогию от Аниттаса; этим, наверное, и объясняется бережное отношение к его тексту. Несколько царей, известных только по позднейшим спискам для заупокойных жертвоприношений, возможно, правили между Аниттасом и первыми царями Древнехеттского царства.

За это время Малая Азия успела перейти с ашшурского варианта аккадской клинописи, потерявшего после Шамши-Адада I всякий политический и культурный престиж, на аккадскую клинопись верхнемесопотамско-сирийского типа, которую хетты, вероятно, получили вместе с писцами и всей их школьной традицией из хуррито-аккадских областей Сирии. При этом, если в эпоху Аниттаса писали просто аккадской клинописью (ашшурского варианта) и на ашшурском диалекте аккадского языка, то теперь аккадская клинопись в новом варианте была применена к составлению текстов не только на верхнемесопотамском диалекте аккадского, но и на хеттском-неситском, а затем и на других языках Малой Азии.

О Лапарнасе, правившем первоначально в Куссаре53, которому приписывалось основание древнехеттской династии, мы знаем лишь из позднейших известий, особенно из краткого сообщения его отдаленного потомка Телепинуса. Оно гласит дословно то же самое, что и приводимое несколькими строками ниже сообщение о его преемнике Хаттусилисе I. Хеттолог Г. Оттен высказал на основании ряда данных предположение, что Лапарнас и Хаттусилис I - одно и то же лицо и лишь писцы Телепинуса ошибочно приняли их за двух разных царей. Поскольку Хаттусилис означает по-хеттски «хаттусский», то Г. Оттен полагает, что это прозвище принял Лапарнас после перенесения столицы в Хаттусу. К тому же царица Каттусис называется супругой то Хаттусилиса, то Лапарнаса. Однако предположение Г. Оттена не принято другими хеттологами; вероятно лишь то, что Хаттусилис первоначально действительно было не именем, а прозвищем. Так как Хаттусилис I в любом случае первый хеттский царь, о котором мы знаем что-либо конкретное (кроме очень ненадежных сообщений о его предшественнике Лапарнасе), то изложение надо, очевидно, начинать с него.

О Хаттусилисе более поздний текст царя Телепинуса рассказывает так: «Затем царил Хаттусилис. Его сыновья, его братья, его родичи, его свойственники (?), а также его воины были объединены, и, куда он ни отправится в поход, там он держал ту вражескую страну покоренной сильною рукой: он разорял страну, он страну обессиливал. Он оттеснял их к морю54. Когда же он возвращался из похода, каждый его сын шел (правителем) в какую-либо страну; великие города находились в его руке». То же самое перед этим говорится, как мы упомянули, и о Лапарнасе, но в данном случае еще прибавляется, что сыновья Хаттусилиса правили городами Хуписна, Туванува, Ненасса, Ланда, Цаллара, Парсуханда и Лусна (точно так же как сам Хаттусилис при жизни своего отца, по-видимому,

129

правил городом Санахвиттасой). Из них Хуписна (античная Кибистра) и Туванува (античная Тиана) лежали в полосе между Киликийским Тавром и излучиной Галиса; Парсуханда - это Пурушханда, или Пурушхаттум, важный город на равнине, в стороне озера Туз; Ненасса лежала, видимо, еще далее к северо-западу. Если прибавить к этому Куссару, Несу ( = Каниш) и саму столицу Хаттусу, то будет видно, что первые цари Древнехеттского царства осуществляли владычество примерно от центра полуострова Малая Азия и на восток, до его горных окраин, остававшихся за пределами их владений. Но из позднейшего договора между хеттским царем Муваталлисом и Алаксандусом, царем Вилусы (Трои?), видно, что Лапарнас (т. е. Хаттусилис I?) добирался и до этого отдаленного уголка Малой Азии, уже тесно связанного с Балканским полуостровом.

От Хаттусилиса I дошли и собственные весьма интересные тексты. Один из них, аккадско-хеттская билингва, представляет собой описание его деяний, главным образом военных; этот текст как бы зачаток позднейших анналов хеттских, ассирийских и урартских царей. Хаттусилис говорит о походе на важное царство Арцава, которое надо искать в (юго?)-западной части Малой Азии и которое включало в свою сферу влияния также и Вилусу, т. е., возможно, Трою. (Хеттские цари правили всей этой территорией не непосредственно, а путем подчинения местных царей или сажали в каждый город- государство своих родичей.) Если не считать этого и еще двух походов (один из них опять в Арцаву), все военные кампании Хаттусилиса I были направлены в Северную Сирию; среди захваченных и разрушенных городов сначала числятся Алалах (Телль-Атшана на нижнем Оронте) и Уршу (около современного Газиантепа); Халеб не был завоеван, но его войска были разбиты у Аманусских перевалов, а затем Хаттусилис покорил Царуну, Хашшу (Хассува, около современного Арабана), Циппасну и Хахху (севернее большой излучины Евфрата, около современного Самсата). Хеттский царь хвастает, что он первым из царей после Саргона аккадского перешел здесь Евфрат и что Хахху не удалось сжечь даже Саргону, между тем как он, Хаттусилис, не только сжег Хахху, но и запряг царя этого города в повозку.

При взятии крепостей применялись стенобойные тараны. Однако Хаттусилису I в Сирии не всегда сопутствовали одни только успехи; по словам его собственной надписи, пока он был в Арцаве, «враг из страны Ханигальбат» (Митанни) перевалил Тавр и вступил в Малую Азию, так что все «страны» полуострова отложились от Хаттусилиса, кроме столицы Хаттусы. Но этот распад царства был временным. Принято считать, что под «Ханигальбатом» здесь разумеется не государство Митанни, которого, как думают, в конце XVII в. до н. э. еще не было, а вообще какие-то хурритские воинские силы из-за Евфрата, призванные на помощь против хаттусцев сирийскими и малоазийскими городами. Однако, как установлено советским ученым Г. М. Аветисяном, речь, по- видимому, идет действительно о Митанни55.

Поход против Хашшу был описан и в более подробном повествовании, где, между прочим, упомянут и известный из алалахского архива военачальник Халеба Цукрасис (Зуграши), а также Цалутис (Залуди), вождь «войска Манды» (Умман-Манда). Этот термин, то и дело появляющийся в клинописной литературе разных эпох, остается загадочным. «Войско Манды» издавна было полубаснословным наименованием северного, подвижного.

130

«варварского» народа - то одного, то другого, в зависимости от исторических условий. В поздние времена им называли то киммерийцев (а может быть, и скифов), то мидян; но кто им обозначался первоначально, остается неизвестным. Э. Форрер полагал, что при хеттах это было индоиранское, якобы коневодческое племя, но его предположение осталось недоказанным56.

Северная Сирия конца XVII в. до н. э. была страной более богатой, чем Малая Азия; неудивительно, что здесь помимо обычных стад Хаттусилис захватил много серебряных скульптур и других ремесленных изделий, которыми затем украсил строившиеся им храмы.

Государство Хаттусилиса было весьма рыхлым образованием; даже на важнейших государственных чиновников и военачальников он не всегда мог полагаться: до нас дошли известия об их изменах и о понесенных изменниками жестоких наказаниях.

Весьма интересно сохранившееся политическое завещание Хаттусилиса I, записанное по-аккадски и по-старохеттски, когда он лежал больной в Куссаре. Согласно завещанию, от наследования отстранялись два его мятежных сына и дочь, а также назначенный самим Хаттусилисом племянник (сын его сестры) Лапарнас П. Все они были отправлены в ссылку, а своим «сыном» и наследником Хаттусилис сделал Мурсилиса - по-видимому, своего внука; право его на наследование престола должен был утвердить панкус. Это было первоначально, вероятно, народное собрание всех воинов, но затем, по мере разрастания государства, оно превратилось в совет, включавший граждан-воинов столицы Хаттусы, а также всех мужчин - родичей царя и важнейших царских военных и административных должностных лиц, которые нередко также были его родичами. Судя по всему, первоначально в полномочия именно панкуса входил выбор царя (вероятно, из членов одного определенного рода). Хаттусилис I обращается к Мурсилису и к панкусу с такими словами: «Блюди слово отца! Пока ты будешь так поступать, ты будешь ес[ть хлеб} и пить воду. Когда (для тебя) наступит возраст зрелого мужа, ешь дважды и трижды в день и заботься о себе! [Но лишь] когда старость западет тебе в сердце, то пей досыта. А вы будете моими верховными слугами - и мои, царя, слова вы должны [соблюдать], - тогда вы будете есть хлеб и пить воду. [Тогда] возвысится [город Хатт] уса, и страна моя упо[коится в мире]! Но коль вы не станете соблюдать слово царя, то вы не останетесь в живых...» Хаттусилис наказывает своим ближайшим сановникам воспитывать наследника в строгости, а вельможам, гражданам Хаттусы и других городов запрещает наговаривать друг на друга перед царевичем.

Мурсилис I продолжил дело Хаттусилиса. По сообщению дошедших до нас исторических текстов, он «отомстил Халебу за кровь своего (приемного?) отца» (возможно, раненного в бою с халебскими войсками, когда он, по словам того же текста, «покончил с достоинством великого царя», которым до тех пор обладал правитель Халеба); царство Халеб было при Мурсилисе I вовсе упразднено (хотя позже оно восстановилось), и им были разрушены «все» города хурритов. По сообщению текста Телепинуса, Мурсилис «разрушил Хальпу (=Халеб) и доставил пленных и имущество Хальпы в Хаттусу; затем он пошел на Вавилон и разрушил Вавилон57; он побил хурритов и удержал пленных и имущество Вавилона в Хаттусе». Однако, как уже упоминалось, главный трофей - статуя вавилонского

131

бога Мардука в Хаттусу не попала, а осталась в Хане на Евфрате, может быть, в связи с ударом хурритов по отходящим войскам Мурсилиса.

В результате заговора некоего Цитандаса (или Цитанца), а также Хандилиса, зятя (?) Мурсилиса, царь был убит. В Хеттском царстве наступила полоса упадка и постоянно следовавших друг за другом заговоров и цареубийств.

Здесь мы подходим к важному вопросу о порядке престолонаследия в Древнехеттском царстве - проблеме, которой занимались Г. И. Довгяло, К. К. Римшнейдер, Г. Г. Гиоргадзе и др. До сих пор мнения на этот счет расходятся. Как нам кажется, первоначально царский престол (еще по хаттскому обычаю?) должен был переходить (как и в Эламе и, возможно, в Египте58) через царскую дочь к ее сыну. Вспомним, что у автохтонов Малой Азии, по данным торговых документов из Каниша, рядом с правителем-рубаум всегда стояла почти не уступавшая ему по культовому и политическому значению правительница-рубатум и что, по обычаю хурритов, каждая община тоже имела свою «женщину-царя», отождествлявшуюся с шумеро-аккадской жрицей-энтум, участницей обряда «священного брака». Поэтому, по-видимому, было важнее, чтобы царем (а ведь он магически олицетворял в своей персоне все материальное благополучие страны) был не столько сын правителя, сколько сын дочери правителя; конечно, старались, чтобы ее мужем был член царского рода, возможно, даже ее брат. Однако в то же время в условиях патриархальной хеттской семьи кровнородственных браков старались избегать, к тому же в стране вообще существовал совсем другой принцип наследования, соответствовавший патриархальным порядкам, а именно патрилинейный; в царской семье этого принципа придерживались уже Питханас и Аниттас. Сам Хаттусилис I был сыном брата Тавананнас, царицы, упоминаемой списками поминальных жертвоприношений как родоначальница династии; на сестре мужа Тавананнас, вероятно, был женат Лапарнас I, и, подобно тому как он, кажется, передал свое имя всем будущим хеттским царям в качестве титула (в форме тапарнас), так Тавананнас передала свое имя в качестве титула будущим хеттским царицам, являвшимся верховными жрицами (не всякая жена царя была тавананнас, так как этот титул был пожизненным и его могла носить и вдовствующая царица; тавананнас имела свой двор, доходы и играла важную культовую и политическую роль, на какую не могла полностью претендовать молодая царица). Поскольку в титулатуре Хаттусилиса подчеркивалось, что он сын брата Тавананнас, ясно, что именно с ее личностью были связаны его права на престол; при этом из ряда соображений вытекает, что он, вероятно, не был сыном Лапарнаса I. Следующим царем должен был бы быть сын сестры Хаттусилиса Лапарнас II как ближайший родич очередной тавананнас; но Хаттусилис отстранил его и передал престол своему «сыну» (точнее, по данным XIII в. до н. э., внуку - сыну дочери и своему приемному сыну) Мурсилису I, видимо, в нарушение правил, почему и потребовалась поддержка панкуса.

Дальнейшие события происходили под знаком борьбы между патрилинейным принципом наследования престола и принципом наследования его через сестру царя, дочь царского рода. После убийства Мурсилиса I на престол взошел Хандилис, женатый на царице Харапсилис59. Хандилис,

132

не будучи сыном царской дочери (он был чашником), по-видимому, не принимал царского титула, действуя как регент вместо своего сына (или сына своей жены) Кассениса (или Писениса). После смерти Хандилиса Кассенис и его родичи были умерщвлены Цитандасом, убийцей Мурсилиса I, женатым на дочери Хандилиса и Харапсилис. Однако сын Цитандаса Аммунас, вероятно желая противодействовать принципу наследования престола не сыном царя, а мужем или сыном его дочери, «взошел на престол своего отца», убив его. Жена его в списках жертвоприношений названа тавананнас, поэтому можно думать, что она была царевной. Ему наследовал Хуццияс, родство которого с предыдущими царями не указано; К. К. Римшнейдер полагает, что он был сыном сестры Аммунаса, устранившим его сыновей (?) и их потомство. Сам Хуццияс был низложен Телепинусом, мужем своей старшей сестры Стапарияс, тоже имевшей права тавананнас. Вероятно, Телепинус был оставшимся в живых сыном Аммунаса, так как он дал это же имя своему сыну. В связи с новой попыткой переворота, в которой погиб этот его сын, Телепинус издал «Указ», в котором изложены все события царского дома начиная с Лапарнаса I.

Главным содержанием «Указа» Телепинуса, воцарившегося после периода смут (около 1500 г. до н. э.), было установление твердого порядка престолонаследия. Как доказал Г. Г. Гиоргадзе, теперь первым наследником престола считался старший сын царя, в случае его смерти - остальные его сыновья (в том числе и от наложниц) и лишь в отсутствие сыновей - муж его старшей дочери. Таким образом, дочери и сыновья дочерей царя совершенно устранялись от прямого престолонаследия, а муж дочери царя (только старшей) хотя и мог призываться к наследованию, но лишь в случае вымирания всей мужской линии царского дома. Итак, окончательно устанавливалось только патрилинейное наследование престола, и притом с правом на наследование его лишь старшим из живых сыновей царя. За панкусом и вельможами страны (наккес) было оставлено только формальное право утверждения нового царя.

Вторым важным нововведением в «Указе» Телепинуса было запрещение царю предавать смерти кого-либо из остальных членов царского рода. Приказав умертвить родных, сам царь подлежал бы суду панкуса и мог быть предан смерти. В случае серьезной вины кого-либо из членов царского дома тот тоже подлежал суду панкуса, причем особо оговаривался принцип только личной ответственности: члены семьи виновного не должны были подвергаться каре или лишаться имущества. Все эти постановления Телепинус представил на утверждение панкуса.

Весьма вероятно, что дошедший до нас текст Хеттских законов (таблица I, а может быть, и II) также относится ко времени Телепинуса.

О внешнеполитической истории Хеттского царства от Мурсилиса I до Телепинуса мы знаем следующее.

Хандилис, преемник Мурсилиса I, пытался поддерживать власть хеттов в Сирии, но хурриты сами совершили вторжение в Малую Азию, причем царская жена Харапсилис и ее дети были уведены в Сирию, в город Шуксию, где она и умерла. При Хандилисе же пришли в движение и стали наступать на Хеттское царство племена каска. Именно в это время они, по-видимому, навсегда отрезали хеттов от Черного моря, и прежнее утверждение древнехеттских царей об их владычестве от моря до моря в новохеттских текстах не повторяется. Хандилис был вынужден срочно укреплять хеттские города, в том числе и Хаттусу, однако ряд важных городов, как, например, культовый центр Нерик, были потеряны, хотя Хандилис

133

и не дал каска перейти реку Кумесмаха (современный Чекерек?). При Аммунасе хетты продолжали терпеть поражения и потеряли еще ряд городов и областей, в том числе Арцаву, на западе полуострова.

Поминальные списки царей не называют ни Цитандаса, ни Хуццияса как предшественников Телепинуса, зато упоминают других (?) - Хандилиса, Цитандаса и Хуццияса - после Телепинуса и его преемника Аллувамнаса. Хеттологи расходятся во мнениях: в то время как одни (например, Г. Оттен) видят в них Хандилиса II, Цитандаса II и Хуццияса II, царей Среднехеттского царства, другие (например, А. Камменхубер) отрицают само существование Среднехеттского царства и предполагают ошибку составителей поминальных списков, считая, что в них имеются в виду все те же Хандилис I,

Цитандас I и Хуццияс I.

По-видимому, на XVI в. до н. э. падает консолидация лувийско-хурритского царства Киццувадна со столицей в Кумманне (Комане Катаонской), вполне самостоятельного и граничившего на юге с Мукишем-Алалахом на нынешнем Оронте и на севере с Хеттским царством. Дошел ряд договоров с царями Киццувадны: Идри-Ми, царя Алалаха (самого конца XVI в. до н. э.?), с Пиллией и хеттских царей: Телепинуса - с Ишпудахшу (Спутахсусом), сыном Париявадриса, Цитандаса - с тем же Пиллией (Паллиясом), а также неизвестных древнехеттских царей - с Эхеей и с Паттадишшу (Паттатиссусом); хронологический порядок этих договоров неясен, однако Пиллию трудно датировать раньше Телепинуса.

Цари Киццувадны пользовались хеттским (лувийским) иероглифическим письмом на своих печатях (древнейшая найденная печать относится, возможно, еще к XIX - XVIII вв. до н. э., однако неизвестно, принадлежала ли она царю и какого именно царства); начиная с Телепинуса такие же печати стали применяться и в Хеттском царстве, однако вначале лишь с символическими, а не с собственно письменными знаками.

Несмотря на восстановление царства Киццувадны, хеттские цари продолжали попытки удержать в своих руках узел дорог в Северной Сирии; так, Телепинус ходил походом на Хашшу и на Лаваццантию (Лухуццантию, по-видимому, на дороге от Тамалкии, в горах Тавра, на Хахху). Однако усиление не только Киццувадны, но и государства Митанни в XV в. до н. э. вынудило хеттов прекратить эти попытки. 3.

<< | >>
Источник: Ю. Я. Перепелкин, И. М. Дьяконов, Н. Б. Янковская, В. Г. Ардзинба. История Древнего Востока Ч.2 Передняя Азия. Египет. М.. 1988

Еще по теме Древнехеттское царство:

  1. УПАДОК ДРЕВНЕГО ЦАРСТВА И НАЧАЛО СТРОИТЕЛЬСТВА СРЕДНЕГО ЦАРСТВА
  2. ЧАСТЬ IV О ЦАРСТВЕ ТЬМЫ
  3. Царство Божие в истории
  4. Б. Царство Божие и церкви
  5. РАСПАД СТАРОВАВИЛОНСКОГО ЦАРСТВА
  6. ГЛАВА 4 НОВОВАВИЛОНСКОЕ ЦАРСТВО
  7. РАЗДЕЛЕНИЕ ЦАРСТВА
  8. ЛИТЕРАТУРА ДРЕВНЕГО ЦАРСТВА
  9. ты ХЕТТСКОЕ ЦАРСТВО И ЭГЕЙСКИЙ МИР
  10. Часть V История и Царство Божи
  11. I. История и поиск Царства Божия
  12. В. Царство Божие и всемирная история
  13. В. Царство Божие: время и вечность
  14. ГЛАВА 2 РАННЕЕ ЦАРСТВО ЕГИПЕТ
  15. ГЛАВА I ЕГИПЕТ СРЕДНЕГО ЦАРСТВА
  16. ГЛАВА 4 ЕГИПЕТ НОВОГО ЦАРСТВА