<<
>>

Выступление Льюиса Волберга

Статья доктора Росси дает представление о предмете, о котором мне рассказывал бывший декан аспирантуры Центра психологического здоровья Нью-Йорка. Его друг, епископ Утрехта, говорил ему: "С самых древних времен человек всегда пытался соотнести разум или душу с той или иной сущностью.
Авраам отнес их к скрытой стороне Бога, который правит всем человечеством. Моисей поместил их в Десять Заповедей, которые были даны ему Создателем на горе Синай. Декарт считал, что они находятся в шишковидной железе в мозге. Карл Маркс думал, что они в желудке — основании его экономических построений". "И, — продолжал епископ с лукавым блеском в глазах, — ты знаешь, куда поместил их Фрейд".

Читая доктора Росси, можно обнаружить, что он взял разум и душу оттуда, куда поместил их Фрейд, и отправил их в гипоталамус — место, наиболее близкое к реальности, как мы можем предполагать сегодня. Действительно, это гораздо ближе, чем все, что обсуждалось прежде. Доктор Росси говорит о взаимодействии психики и тела; история взглядов на эту проблему поможет нам полнее обрисовать картину.

Существуют две основные точки зрения на данную проблему. С одной стороны, есть люди — обычно философы, называющие себя дуалистами, которые утверждают, что физическая субстанция мозга полностью отделена от мыслящей субстанции психики. С другой стороны, монисты настаивают на том, что это стороны одного и того же процесса. Наиболее древний из дуалистов — греческий философ Анаксагор (500 лет до н. э.) считал, что разум является основной субстанцией, привносящей порядок во вселенную, и он полностью отделен от физического тела. Эта дуалистическая идея была подхвачена Платоном, а позднее — многими религиозными авторитетами, поскольку она поддерживала традиционную веру в бессмертие души, в то, что она может жить вечно, после смерти физического тела. Мы видим, что церковь внесла свой вклад в разобщение души и ее смертной оболочки — тела.

В последующие столетия развитие познаний в области биологии усилило парадокс "психика/тело", и возник конфликт между научными и религиозными идеями.

Противостояние достигло наивысшей точки примерно в семнадцатом веке с возникновением дуализма Рене Декарта, который определил физическое "я" как закрытую систему, управляемую только физическими законами. Разум, или психика, по его мнению, не могут быть объяснены с помощью физических понятий. И хотя Декарт утверждал, что душа находится в шишковидной железе (небольшом конической формы образовании в мозге), он считал, что разум работает независимо от мозга, без помощи других частей тела или чувств. "Человеческая воля, — писал Декарт, настолько свободна, что ее невозможно ограничить".

Дуалистическая философия Декарта была поддержана множеством последователей, которые неизбежно запутывались в противоречиях этой системы. Разногласия возникали даже в таких вопросах, как есть ли душа и разум у животных. Большинство картезианцев утверждало, что животные похожи на механизмы и могут функционировать без души и разума. Картезианцы называли это "животным автоматизмом".

Другой спорный вопрос состоял в том, руководит ли разум телом или тело руководит мыслительными процессами. Те кто утверждал, что душа существует вечно, независимо от смертного тела, пытались прояснить судьбу души после того, как она покинула смертное тело. Все эти философские рассуждения привели к возникновению множества течений, таких как эпифеноменализм и окказионализм. Утверждалось, что поскольку Бог — единственная причина существования вещей, человек может делать ошибки независимо от заблуждений, в которые дьявол вводит человека. Если разум и тело настолько разделены, как они могут влиять друг на друга, кроме как при прямом вмешательстве Божьей воли? Как вещи, подобные завершенности и целеустремленности, могут вовлекаться во взаимодействие разума и тела? Действительно ли душа нетленна из-за своего божественного происхождения?

Рационализм Декарта не мог дать ответы на все эти вопросы, но были сделаны попытки свести концы с концами с помощью христианских догматов. Однако религиозные выводы о связи разума и тела были оспорены протестантскими группами, утверждавшими, что связь разума и тела должна иметь более материальное объяснение.

Сильным противовесом дуалистической теории была старая монистическая теория субстанции, первоначально выдвигавшаяся рядом древнегреческих философов и позднее развитая Спинозой и Гегелем, которые утверждали, что в мире ничто не может быть независимым от всего остального. Это относилось также к телу и разуму — одно не может быть отделено от другого.

Существовало множество последователей эмпирических идей Фрэнсиса Бэкона, Локка, Беркли и Юма, противостоящих рационализму и доказывающих, что дуализм Декарта не может быть подтвержден опытным путем. Мыслительные процессы тесно связаны с телесными реакциями, и наоборот. Психические проявления являются результатом развития физиологических процессов. Данная точка зрения подкреплялась теорией Дарвина о происхождении человека, а позднее — достижениями нейрофизиологии, психосоматической медицины и психодинамики.

Доктор Росси присоединился к монистическому направлению, как и большинство ученых, видящих единство между психикой и телом. Он считает, что с помощью моделей теории информации, гипотезы стресса Селье и современных нейрофизиологических концепций мы можем намного полнее понять, как работают психика и тело. Доктор Росси пытается объяснить, как установки, идеи и другие психические проявления влияют на телесные реакции.

Он считает, что проблемы возникают, когда блокируется информационный поток. Он называет это "трудностями передачи". Он утверждает: "Все человеческие проблемы могут быть определены как блоки в свободном информационном потоке между психикой, телом и обществом". Стресс активизирует физиологические ответы общего адаптационного синдрома, вызывая психосоматические симптомы. В терапии, говорит доктор Росси, мы должны получить доступ, освободить, использовать и переструктурировать информацию, связанную с ЗСПО, так как возникновение невротических структур в одних и тех же состояниях, таких как алкогольная и наркотическая интоксикация или воздействие травматических ситуаций, приводит к закреплению и обособлению этих структур.

В результате эти структуры могут быть воспроизведены в памяти лишь посредством воссоздания того исходного состояния, в котором они возникли, или с помощью таких методов, как визуализация и гипноз.

В описании доктором Росси заблокированных воспоминаний и их последствий вы можете узнать вещи, известные давно, только переложенные на другой язык. Например, традиционная аналитическая модель предполагает, что некоторые переживания и воспоминания исключаются из сознания, так как их оживление вызывает тревогу. Другими словами, они вытесняются. Это останавливает поток информации, который, если мы будем использовать термины Росси, окажется связанным с ЗСПО. Заблокированная информация стрессогенна и вызывает физиологические реакции и психологическую защиту в форме симптомов. Аналитики пытаются получить доступ к этой заблокированной информации и сделать ее доступной для осознания с помощью различных техник, которые дал нам Фрейд.

Гипноз был исходной техникой, использованной Фрейдом, которую он затем заменил техниками свободных ассоциаций, интерпретации снов и визуализации. Позднее он выяснил, что с помощью переноса возможно создать состояние, близкое к тому, в котором произошли травматические события, и восстановить ранние воспоминания. Это и есть то, о чем говорит доктор Росси, но увиденное с несколько других позиций. Росси считает, что описанная им концепция "более адекватно интерпретирует экспериментально подтвержденные данные о ЗСПО". Росси проделал значительную работу, обработав и связав огромное количество материала, особенно при описании корреляций между обучением, памятью и гипнозом.

Использование метапсихологического классического языка в исследовательской работе часто приводит к дополнительным сложностям, поэтому попытки теоретиков в области научения перевести этот язык в понятия, более подходящие для экспериментальных исследований, вполне понятны. Экспериментальные исследования являются достаточно трудными и без усложнения их лингвистическими лабиринтами.

Тем не менее, при заме- щении одного языка другим мы должны быть крайне осторожны. Некоторые из концепций внутренней структуры психики просто невозможно перевести на язык теории ЗСПО, нейрофизиологии или биохимии. Смогут ли исследования разрешить хотя бы часть проблем в отношениях психика/тело? В настоящее время эти исследования сдерживаются тем, что в описаниях психических процессов содержится множество гипотетических предположений, которые не могут быть полностью подтверждены экспериментально. К- психическим процессам очень сложно приложить точные принципы научного исследования: непредвзятое сопоставление фактов, формулировку разумных гипотез, проверку этих гипотез с использованием объективного контроля и продолжение экспериментов для получения все большего количества данных. И все же мы можем надеяться, что наша методология будет достаточно совершенна, чтобы понять действительные отношения между телом и психикой. Работы, подобные представленной здесь, приближают нас к этой цели.

<< | >>
Источник: Хейли Д.. Эволюция психотерапии: Сборник статей. Т. 4. "Иные голоса": / Под ред. Дж.К. Зейга / Пер. с англ. —М.: Независимая фирма "Класс",. — 320 с. — (Библиотека психологии и психотерапии).. 1998

Еще по теме Выступление Льюиса Волберга:

  1. Льюис Волберг ЭВОЛЮЦИЯ ПСИХОТЕРАПИИ: ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ
  2. Ответ доктора Волберга
  3. Козер Льюис А.. Мастера социологической мысли. Идеи в историческом и социальном контексте / Пер. с англ. Т. И. Шумилиной; Под ред. д. ф. н., проф. И. Б. Орловой. — М.: Норма. — 528 с., 2006
  4. «Культура городов», «Город в истории» Льюиса Мамфорда
  5. ВЫСТУПЛЕНИЯ РАБОЧИХ
  6. Глава 14. МАСТЕРСТВО ПУБЛИЧНОГО ВЫСТУПЛЕНИЯ
  7. ВЫСТУПЛЕНИЯ РАБОЧИХ
  8. ВЫСТУПЛЕНИЯ РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ-ПОдполыциков
  9. ПОКАЗАТЕЛЬНЫЕ ВЫСТУПЛЕНИЯ
  10. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОДГОТОВКА К ВЫСТУПЛЕНИЮ
  11. ВЫСТУПЛЕНИЯ РАБОЧИХ В СТОЛИЦЕ.
  12. 6.4. Выступление государственного обвинителя с репликой
  13. Выступление Сальвадора Минухина
  14. Выступление Джеймса Ф. Мастерсона
  15. Выступление Зерки Т. Морено
  16. Выступление Вильяма Глассера
  17. Выступление Пола Вацлавика
  18. Выступление Мэри М. Гулдинг
  19. Выступление Ирвина Польстера