<<
>>

Комментарий Альберта Эллиса

В целом я согласен почти со всем, что было сказано Мейхен- баумом. Позже я скажу больше о том, с чем я не согласен. Но для начала я должен заметить, что, к сожалению, он во многом повторяет Майкла Махони, ополчившегося против так называемых "рационалистических" видов когнитивно-бихевиоральной терапии, а ведь к ним относятся и исходная теория самого Дона Мей- хенбаума, и теории Тима Бека (Beck, 1976), Арнольда Лазаруса (Lazarus, 1989), Дэвида Бернса (Burns, 1980), и Макси Молтсби (Maultsby, 1984).
Однако, если бы сегодня они имели возможность ответить Махони, да и самому Дону, они сказали бы, что не являются рационалистами. В конструктивистской позиции Махони есть и очень правильные положения, и Дон повторяет некоторые из них. Позвольте мне кратко описать конструктивистский подход и показать, что он не является противоположностью РЭТ, поскольку, как я сказал в своей недавно написанной книге (Ellis & Dryden, 1990), РЭТ — это, может быть, самый конструктивистский из всех видов когнитивно-бихевиоральной психотерапии, но, тем не менее, Махони и Мейхенбаум продолжают настаивать на том, что он — "рационалистический".

Я возьму некоторые положения из выступления Дона, чтобы показать, что РЭТ свойственен конструктивизм. Во-первых, и Дон, и Майк Махони говорят, что конструктивизм предполагает, что люди сами создают (конструируют) — во всяком случае, частично — свои нарушения. Дон и Майк, однако, не дают точного ответа на вопрос, почему так происходит. Они не говорят так ясно, как это делаю я на протяжении многих лет, что люди сами создают свои мыслительные, эмоциональные и поведенческие нарушения, потому что они по природе своей являются конструктивистами. В людях биологически заложено стремление к конструированию — так же, как и стремление к учению. Люди перенимают определенные стандарты от своих родителей и от представителей своей культуры.

Я считаю (может быть, ошибочно), что имеющиеся у людей цели и усвоенные ими стандарты практически никогда не являются причиной эмоциональных расстройств. Человек усваивает от родителей определенные цели и стандарты и либо следует им, либо нет. Ни тот, ни другой путь сам по себе обычно к нарушениям не приводит. Даже если человек восстает против стандартов, устанавливаемых его родителями и культурной средой, и подвергается за это критике, он может сказать себе: "Ну, что ж, я восстал против этого сексуального (финансового и т.д.) стандарта — и потерпел поражение. Я всего лишь несовершенный человек. Может быть, в следующий раз мне лучше подчиниться этому стандарту — или уж жить с последствиями неподчинения". Так что не стандарты вызывают нарушения. Да, люди чаще всего усваивают цели и правила от своих родителей и из культурной среды, но при этом они во многих случаях сами создают — потому что являются людьми с их склонностью к созиданию — жесткие предписания типа "должен" и "обязан", относительно необходимости следования этим стандартам. Поэтому люди часто говорят себе приблизительно следующее: "Среди представителей нашей культуры считается правильным иметь сексуальные отношения, создавать семьи и рожать детей, и я должен это делать. А раз я этого не делаю, значит, я ничтожество!". Считая, что он должен следовать стандартам (в основном стандартам усвоенным), человек создает свои собственные эмоциональные нарушения. Да, именно создает, а не просто перенимает. Но людям присуща и другая конструктивная тенденция — думать о том, что они делают, наблюдать, думать о том, что они думают, и меняться.

У людей есть две основных конструктивистских тенденции. Первая (деструктивная) — считать, что они должны хорошо работать, быть любимыми, жить благополучно и стабильно. Вторая биологическая (и социальная) тенденция (созидательная) заключается в том, чтобы подвергать сомнению свои дисфункциональные мысли, чувства и поведение. Люди, тем не менее, часто неправильно используют свою созидательную наклонность, и я думаю, что эффективная когнитивно-бихевиоральная терапия, в частности РЭТ, может показать им, как использовать свои созидательные возможности и свести к минимуму деструктивные требования и команды ("должен" и "обязан").

Таким образом, РЭТ признает влияние личной истории человека на формирование его желаний, целей и ценностей.

Но РЭТ также подчеркивает, что нарушения происходят не из-за них, а из- за применяемых к ним требований и команд, из-за убеждения в том, что эти желания, цели и ценности должны быть осуществлены. Обычно я иллюстрирую это таким примером: в Соединенных Штатах мальчишки вырастают с любовью к бейсболу, в Англии они стремятся преуспеть в крикете, а в Южной Америке предпочитают футбол. Но во всех этих странах они предъявляют к себе тре- бования: "Я должен стать отличным игроком в бейсбол (крикет, футбол)!" В результате научения они получают лишь желание, а потом сами конструируют требование. Поэтому РЭТ является во многом феноменологическим направлением. РЭТ говорит: "Вы в основном создаете свои нарушения. Чаще всего вы не усваиваете их от своих родителей. Они передают Вам стандарты и цели, которые вы усваиваете, а затем уже сами превращаете их в требования". Так же, как теории Махони и Мейхенбаума, РЭТ является феноменологическим и конструктивистским подходом (Ellis, 1958, 1962, 1973, 1988, 1989, 1990; Ellis & Dryden, 1987, 1990, 1991). Представители когнитивно-бихевиоральных видов психотерапии недавно наконец-то признали тот факт, что мышление, эмоции и поведение существенным образом взаимосвязаны между собой. Как я сказал еще 35 лет назад, у людей очень редко бывают "чистые" мысли, чувства или поведение. Позвольте мне повторить то, что я написал в одной их моих первых книг по РЭТ (впервые сказанное мною на съезде Американской психологической ассоциации в Чикаго в 1956 году): "Мышление является и, до некоторой степени, необходимо является сенсорным, моторным и эмоциональным поведением... Эмоции, так же, как мышление и сенсомоторные процессы, можно определить как чрезвычайно сложное состояние человеческих реакций, внутренне взаимосвязанное со всеми остальными перцептивными и реактивными процессами. Они не одно и то же, а скорее комбинация и целостная интеграция нескольких, на первый взгляд, очень разных, а на самом деле находящихся в близком родстве феноменов" (Ellis, 1958, p.
35).

Я сказал это впервые в 1956 году и рад, что сейчас и другие когнитивно-бихевиоральные психотерапевты (Мейхенбаум, Гринберг, Сафран) готовы это повторить — при этом полностью игнорируя тот факт, что это уже было произнесено мною много лет назад! Позвольте мне повторить и то, что я сказал в 1953 году, то есть еще до того, как начал заниматься РЭТ. Используя идею 1953 года, позже я написал: "Большую часть того, что мы называем эмоциями, можно другими словами назвать просто-напросто мышлением — предубежденным и сильно кренящимся в сторону оце- ночности мышлением... Мышление и эмоции настолько сильно взаимосвязаны, что обычно идут рука об руку, являясь взаимоопределяющими, и иногда (хотя и не во всех случаях) они становятся по существу одним и тем же — мысль превращается в эмоцию, а эмоция — в мысль" (Ellis, 1958, p. 36).

Мое выступление, сделанное в 1953 году в Университете Миннесоты, было опубликовано в 1956 г. (Ellis, 1956). И сейчас я повторяю: ключевыми для РЭТ являются слова "эмоции", "память" и "взаимодействие" (Huber & Baruth, 1989). Приятно, конечно, что и другие сейчас приходят к пониманию этого — плохо только, что они безосновательно обвиняют РЭТ в "рационализме" и в приписывании основной роли исключительно эмпирическим и логическим моментам.

Позвольте мне кратко коснуться еще нескольких основных мыслей статьи Дона. Так же, как и он, РЭТ-терапевты уделяют большое внимание схемам и базовым философиям. Мы считаем, что у людей есть базовые философии, а также биосоциальная тенденция создавать и воссоздавать новые схемы и философии. Люди склонны применять эти философии к любым стимулам, включая стимулы, получаемые от родителей. Базовые убеждения рождаются из опыта взаимодействия с окружающим миром, а также ",изнутри ". Да, люди усваивают родительские и культурные стандарты, цели и предпочтения в силу своей внушаемости. Затем, однако, они часто меняют эти стандарты, делая их претворение в жизнь из желаемого необходимым. Так поступают практически все люди во всем мире.

В психотерапии нам важно не только знать, как устроены схемы, являющиеся частью человеческой личности, но и как и почему нормальное функционирование этих схем (желаний, стандартов) нарушается. РЭТ всегда говорила, что люди часто строят свои схемы на основании требований к себе и в разных жизненных ситуациях руководствуются не только тем, что они предпочитают, но и тем, чего они требуют (от себя и от окружающего мира).

РЭТ всегда подчеркивала важную роль эмоций. Люди всегда начинают с цели или желания быть счастливыми и благополучными. Это верно практически для всех людей. Затем они сталкиваются с тем, что в РЭТ называется Активизирующими Событиями (А) и что Марти Селигман называет Бедствиями (Seligman, 1991), — то есть с неприятными для них ситуациями. В их Системе Убеждений может существовать рациональное Убеждение (В): "Я хотел бы, чтобы этого не произошло. Я хотел бы изменить ситуацию" — и, пока А имеет место, они чувствуют уместные печаль и сожаление. Но у людей часто возникают и иррациональные, разрушительные Убеждения (В): "Раз я хочу изменить ситуацию, значит, я должен это сделать. Я должен жить в успехе, любви и благополучии!" В таких случаях они впадают в неуместную панику и депрессию по поводу неприятной ситуации. Другими словами, они берут "теплые" мысли, например: "Мне нравится этот стол, и я не хотел бы, чтобы ты повредил его, но если ты это сделаешь, моя жизнь от этого не станет плохой", — и превращают их в "горячие", например: "Мне так нравится стол, поэтому ты обязан не повредить его. Если ты это сделаешь, это будет ужасно. Значит, ты гадкий человек, заслуживающий смертной казни!"

Люди, придерживающиеся дисфункциональных Убеждений, сопровождающихся неуместными чувствами и поступками, не просто приказывают миру быть таким, каким они хотят его видеть, их приказы часто бывают страстными, эмоциональными, ригидными и непрекращающимися. Поэтому в 1961 году мы с Бобом Харпером заменили исходное название "рациональная терапия" на "рационально-эмотивная терапия", чтобы подчеркнуть важность когнитивно-эмоционального аспекта невроза, а также силу и горячность, с которой создаются и отстаиваются идеи, являющиеся источником нарушений.

Соответственно, РЭТ пользуется не только эмпирическими техниками оспаривания иррациональных Убеждений (iB) — ими в основном пользуются Бек (Beck, 1976), Бернс (Burns, 1980), Молтсби (Maultsby, 1984), да и Дон Мейхенбаум применял их в начале своей работы (Meichenbaum, 1977). Они мягко, реалистично и "рационально" развенчивают дисфункциональные идеи клиентов. Но, как Дон сейчас (с некоторым опозданием) начинает понимать, во многих случаях этот метод не приносит положительных результатов.

И все же, в некоторых случаях этот "рациональный" метод работает, и, может быть, книжки из серии "помоги себе сам", над которыми посмеивается Дон, помогли большему количеству людей, чем все существующие на сегодняшний день виды психотерапии, вместе взятые. Вполне возможно, что большее количество невротиков улучшили свое состояние при помощи таких книг, включая даже Библию, к которой можно относиться неоднозначно, чем при помощи психотерапевтов. Поэтому забавно слышать, что только в общении с психотерапевтом человек может получить настоящую помощь — люди могут помогать себе сами (Ellis, 1959; Rogers, 1957).

Как я говорил и в 1953, и в 1956 году, и на этой конференции, мышление, чувствование и поведение находятся в постоянном взаимодействии друг с другом, поэтому потенциально эффектив- ная психотерапия должна исследовать их во взаимозамосвязи и воздействовать на них в совокупности (Ellis, 1956, 1958, 1991). Приятно, конечно, что Махони и Мейхенбаум наконец-то признали это, но совершенно возмутительны их заявления о том, что РЭТ — пионер в этой области — "рационалистически" игнорирует эмоции!

Я кратко перечислю основные доводы Дона против "рационализма" и покажу, что они абсолютно неприменимы к РЭТ. Думаю, что если бы Аарон Бек был сейчас с нами, он сказал бы, что они неприменимы и к его теории. Исходно Махони обвинял нас троих — меня, Бека и Мейхенбаума, а теперь Дон старается стать более "чистым" конструктивистом, нападая на нас с Беком!

Рационально-эмотивная терапия отводит эмоциям важную роль в психотерапевтическом процессе, поскольку мы считаем, что человеческие цели, стремления и желания являются высокоэмоциональными и мотивирующими. Человек сильно и ярко (то есть эмоционально) переживает их, и часто превращает их в требования. Рационально-эмотивная терапия помогает клиентам сохранить (а иногда и приумножить) свои желания и чувства, одновременно стараясь при помощи нескольких когнитивно-эмотивных методов свести к минимуму непомерные требования. Частично это достигается путем логического и эмпирического оспаривания дисфункциональных Убеждений. Главное, РЭТ помогает клиентам научиться мыслить самостоятельно, а не путем "рационального" заучивания, для того чтобы достичь глубоких мировоззренческих перемен и выработать новый метод мышления, чувствования и поведения, в котором не существует ограничений.

Как и большинство других видов психотерапии, РЭТ считает необходимым сотрудничество между клиентом и психотерапевтом, но это сотрудничество — обучающее. И как раз это Дон опустил, а именно тот факт, что для того, чтобы помочь людям измениться, необходимо не только объединить усилия и завоевать их доверие, но и показать им, как они создают разлад в своих душах и как его можно преодолеть. Терапевтическое сотрудничество по Карлу Роджерсу (Rogers, 1961) помогает людям принять себя через принятие их психотерапевтом. Но эта модель принятия себя не является безусловной, поскольку, как признавал сам Роджерс, клиенты обычно принимают себя постольку, поскольку их принимает психотерапевт. В РЭТ безусловная модель принятия себя учит клиента принимать себя независимо от того, принимает его психоте- рапевт (или кто бы то ни было) или нет (Bernard, 1986; Ellis, 1973, 1988; Walen, DiGiuseppe, & Wessler, 1980).

На психотерапевтических сеансах мы учим человека не только сотрудничеству с психотерапевтом, но и сотрудничеству с самим собой. Да, он чувствует, что психотерапевт его любит. Прекрасно! Но ему необходимо иметь отношения психотерапевтического сотрудничества с самим собой, чтобы он мог полностью и безусловно принимать себя, независимо от того, что он делает, и независимо от того, любит ли его кто-нибудь еще, включая психотерапевта. Слабость практически всех проведенных на сегодняшний день исследований результатов психотерапевтического воздействия заключается в том, что для них имеет значение лишь то, стал ли человек чувствовать себя лучше, а не то, улучшилось ли его состояние — об этом я говорил еще 1972 году (Ellis, 1972). Если клиент чувствует себя лучше от того, что он видит одобрение психотерапевта, это обычно означает, что он еще весьма невротизирован. Он все еще убежден: "Я должен получать одобрение, и раз Карл Роджерс или Ал Эллис одобряют то, что я делаю, значит, со мной все в порядке!" Но поскольку он очень скоро начинает понимать, что всему остальному миру на него по-прежнему наплевать, он быстро возвращается к своему исходному нездоровому состоянию (Ellis & Dryden, 1991; Yankura & Dryden, 1990). Психотерапевтическое сотрудничество, как его понимаем Карл, Дон и я — это хорошо, но РЭТ, кроме того, старается показать людям, что им не нужно ничье одобрение. Эффективная психотерапия, которая, кстати, может проводиться посредством книг и лекций, способна научить этому. Я хотел бы понаблюдать за экспериментом, в котором с одной группой клиентов проводилась бы персональная роджерианская психотерапия, а другая группа всего лишь читала бы книги Карла Роджерса, в которых описывается философия безусловного позитивного отношения. Я предполагаю, что во второй группе лучше обстояло бы дело с выработкой безусловного позитивного принятия себя, чем в первой. И если бы при этом третья группа испытуемых читала и слушала материалы РЭТ, то она, я думаю, добилась бы лучших результатов, чем обе первые. Дон Мейхенбаум говорил о роли развития личности, о мыслительных, семейных и культурных различиях. Все это, конечно, важно. Но все же, как клиенты приходят к своим иррациональным убеждениям? Они не приходят к ним через свою культуру, они строят их сами. Да, на них оказывают влияние социальные цели, стандарты и ценности, но люди добавляют к ним нездоровые требования и команды.

А что же относительно необходимости учитывать факторы переноса и контрпереноса? Понятие "перенос" имеет несколько значений. Во-первых, клиенты делают обобщения на основании своего прошлого опыта и на основании своих отношений с психотерапевтом. Это — часть нарушения, которой должно быть уделено внимание в процессе психотерапии. Перенос также означает, что клиент сильно нуждается в отношениях со значимыми для него людьми и, поскольку психотерапевт является значимым для него человеком, завоевание одобрения и поддержки со стороны психотерапевта становится для него потребностью. Психотерапевт может использовать это для того, чтобы привязать к себе клиента, что может иметь как положительный, так и отрицательный результат. В РЭТ мы выявляем и анализируем перенос — как имеющий место в кабинете психотерапевта, так и случающийся в других ситуациях, — и показываем клиенту, как избавиться от явлений нездорового переноса, как прекратить делать излишние обобщения и как перестать нуждаться в одобрении психотерапевта (Ellis, 1962, 1973; Ellis & Dryden, 1991).

Дон согласен с Неймейером и Фейксасом (Neimeyer & Feixas, 1990) в том, что "пригодность системы смыслов для адаптации интересует психотерапевта больше, чем ее правильность". Совершенно верно! Я в течение многих лет пытаюсь объяснить (Ellis, 1962, 1973, 1988, 1990, 1991, 1992; Ellis & Dryden, 1987, 1990, 1991; Ellis & Harper, 1975; Ellis & Whiteley, 1979), что "рациональное" в РЭТ не означает реалистичное, логическое или последовательное; в основном это — полезное для самого человека и социально пригодное. Наша гипотеза заключается в том, что люди обычно могут оказать помощь себе и другим, если они реалистично и логично мыслят в терминах предпочтений, а не в терминах долженствований. Однако мы признаем, что "иррациональная" философия (например, философия Полианны) иногда может помогать людям жить и быть счастливыми, поэтому РЭТ в некоторых случаях использует иррациональные и нереалистичные методы (Ellis, 1989; Young, 1977). Дон подчеркнул важность поведенческого тренинга и тренинга предотвращения рецидивов. РЭТ всегда этим занималась. Мы всегда считали, что люди создают свои нарушения, а избавившись от них, могут воссоздавать их вновь.

Поэтому лишь в редких случаях удается полностью преодолеть нарушение, обычно оно лишь сводится к минимуму. РЭТ старается помочь людям предотвратить создание новых дисфункциональных мыслей, чувств и образцов поведения. Мы стараемся помочь им прийти к красивому решению проблемы, то есть увидеть, что им не необходимо то, чего они хотят, и что неприятности, неудачи и разочарования не должны исчезнуть с лица земли. В идеале РЭТ помогает клиентам стать менее подверженными нарушениям (Ellis, 1973, 1988; Ellis & Dryden, 1987, 1990, 1991; Ellis & Whiteley, 1979). Да, мы обучаем клиентов различным навыкам, решению проблем, принятию решений, но главное — мы помогаем им осуществить "изменение базовой философии", за которым следуют предотвращение рецидивов и перестройка дисфункционального поведения.

Относительно намерения Дона Мейхенбаума расширить сферу применения РЭТ и вывести ее за клинические рамки могу сказать, что РЭТ стала пионером в этом деле уже давно, когда я опубликовал книгу "Как жить с невротиком" (Ellis, 1957). Институт раци- онально-эмотивной терапии в Нью-Йорке уже много лет обучает специалистов смежных областей применению РЭТ; мы организовали экспериментальную школу для детей; мы обучаем бизнесменов и преподавателей; мы сотрудничаем с крупной организацией "Системы рационального оздоровления" (Rational Recovery Systems); с 1965 года Институт провел 2000 семинаров для широкой публики и предоставил финансирование для многих других проектов неклинического применения РЭТ (Institute, 1991).

Подводя итог, скажу: Дон Мейхенбаум удачно развил свои исходные принципы когнитивно-бихевиоральной терапии, и я искренне согласен с большинством его новых положений. Как я уже успел нескромно заметить, РЭТ была пионером в использовании многих из них. Но он ошибается, считая принципы РЭТ "рационалистическими", а не "конструктивистскими". Я уверен, что Арнольд Лазарус согласился бы со мной в том, что его КБТ также не является "рационалистическим" видом психотерапии; я вообще не уверен, что какой-либо из видов КБТ является таковым. Майк Махони (Mahoney, 1991) и Дон Мейхенбаум несколько преувеличивают различия между своим подходом, с одной стороны, и РЭТ и другими видами КБТ — с другой. К счастью, РЭТ на много лет их опередила.

Литература

Beck, A.T. (1976). Cognitive therapy and the emotional disorders. New York: International Universities Press.

Bernard, M. (1986). Staying alive in the irrational world. Melbourne: Macmillan.

Burns, D. (1980). Feeling good. New York: Morrow.

Ellis, A. (1956). An operational reformulation of some of the basic principles of psychology and psychoanalysis. Psychoanalytic Review, 43, 163—180.

Ellis, A. (1957). How to live with a neurotic: At home and at work. New York: Crown. Rev. Ed., North Hollywood, CA: Wilshire Books, 1975.

Ellis, A. (1958). Rational psychotherapy. Journal of General Psychology, 59, 35—49. Reprinted: New York: Institute for Rational-Emotive Therapy.

Ellis, A. (1959). Requisite conditions for basic personality change. Journal of Consulting Psychology, 23, 538—540.

Ellis, A. (1962). Reason and emotion and psychotherapy. Secaucus, NJ: Citadel.

Ellis, A. (1972). Helping people get better rather than merely feeling better. Rational Living, I(2), 2—9.

Ellis, A. (1973). Humanistic Psychotherapy: The rational-emotive approach. New York: McGraw-Hill.

Ellis, A. (1985). Overcoming resistance: Rational-emotive therapy with difficult clients. New York: Springer.

Ellis, A. (1988). How to stubbornly refuse to make yourself miserable about anything— yes, anything! Secaucus, NJ: Lyle Stuart.

Ellis, A. (1989). A rational-constructivist approach to couples and family therapy. In A. Ellis, J.L. Sichel, R.J. Yeager, D.J. DiMattia, & R. DiGiuseppe, Rational-emotive couples therapy (pp. 106—119). New York: Pergamon.

Ellis, A. (1990). Is rational-emotive therapy (RET) "rationalist" or "constructivist." In A. Ellis, & W. Dryden, The essential Albert Ellis (pp. 114—141). New York: Springer.

Ellis, A. (1991). Achieving self-actualization. In A. Jones & R. Crandall (Eds.), Handbook of self-actualization. Corte Madera, CA: Select Press.

Ellis, A., & Dryden, W. (1987). The practice of rational-emotive therapy. New York: Springer.

Ellis, A., & Dryden, W. (1990). The essential Albert Ellis. New York: Springer.

Ellis, A., & Dryden, W. (1991). A dialogue with Albert Ellis. Stony Stratford, England: Open University Press.

Ellis, A., & Harper, R. A. (1975). A new guide to rational living. North Hollywood, CA: Wilshire Books.

Ellis, A., & Schoenfeld, E. (1990). Divine intervention and the treatment of chemical dependency. Journal of Substance abuse, 2, 459—468.

Ellis, A., Sichel, J., Yeager, R., DiMattia, D., & DiGiuseppe, R., (1989). Rational- emotive couples therapy. New York: Pergamon.

Ellis, A., & Whiteley, J. (1979). Theoretical and empirical foundations of rational emotive therapy. Monterey, CA: Brooks/Cole.

Huber, C.H., & Baruth, L.G. (1989). Rational-emotive and systems family therapy. New York: Springer.

Institute for Rational-Emotive Therapy (1991). Catalogue. New York: Author.

Lazarus, A.A. (1980). Multimodal therapy. Baltimore: Johns Hopkins University Press.

Lazarus, A.A. (1989). The practice of multimodal therapy: Systematic, comprehensive, and effective psychotherapy. Baltimore: Johns Hopkins University Press.

Mahoney, M.J. (1991). Human change processes. New York: Basic Books.

Maslow, A.H. (1973). The farther reaches of human nature. Harmondsworth, England: Penguin.

Maultsby, M.C., Jr. (1984). Rational behavior therapy. Englewood Cliffs, NJ: Prentice- Hall.

Meichenbaum, D. (1977). Cognitive-behavior modification. New York: Plenum.

Neimeyer, R., & Feixas, G. (1990). Constructivist contributions to psychotherapy integration. Journal of integrative and Eclectic Psychotherapy, 9, 4—20.

Rogers, C.R. (1957). The necessary and sufficient conditions of therapeutic personality change. Journal of consulting psychology, 21, 95—103.

Rogers, C.R. (1961). Becoming a person. Boston: Houghton Mifflin.

Seligman, M. (1991). Learned optimism. New York: Knopf.

Walen, S.R., DiGiuseppe, R., & Wessler, R. L. (1980). A practitioner's guide to rational-emotive therapy. New York: Oxford.

Yankura, J., & Dryden, W. (1990). Doing RET: Albert Ellis in action. New York: Springer.

Young, H. S. (1977). Counseling strategies with working class adolescents. In J.L. Wolfe & E. Brand (Eds.), Twenty years of rational therapy (pp. 187—202). New York: Institute for Rational-Emotive therapy.

<< | >>
Источник: Хейли Д.. Эволюция психотерапии: Том 2. "Осень патриархов": психоаналитически ориентированная и когнитивно-бихевиораль- ная терапия / Пер. с англ. — М.: Независимая фирма "Класс". — 416 с. — (Библиотека психологии и психотерапии).. 1998

Еще по теме Комментарий Альберта Эллиса:

  1. Выступление Альберта Эллиса
  2. Альберт Эллис ЭВОЛЮЦИЯ РАЦИОНАЛЬНО- ЭМОТИВНОЙ И КОГНИТИВНО- БИХЕВИОРАЛЬНОЙ ТЕРАПИИ
  3. Альберт Эллис ПЕРЕСМОТР ОСНОВ РАЦИОНАЛЬНО- ЭМОТИВНОЙ ТЕРАПИИ (РЭТ)
  4. 6. АЛЬБЕРТ ВЕЛИКИЙ 6.1. Альберт Великий: личность, сочинения и исследовательскаяпрограмма
  5. Дэвидсон Хильда Эллис. Древние скандинавы. Сыны северных богов, 2008
  6. Ответ доктора Эллиса
  7. Альберт Швейцер
  8. 1523-1524 АЛЬБЕРТО КАМПЕНЕЗЕ ГОЛЛАНДИЯ (ВАТИКАН)
  9. 4. Теория относительности Альберта Эйнштейна
  10. 1570 АЛЬБЕРТ ШЛИХТИНГ ГЕРМАНИЯ (ПОМЕРАНИЯ)
  11. Альберт Эйнштейн. К электродинамике движущихся тел.
  12. Альберт Эйнштейн. К электродинамике движущихся тел.
  13. ОТКЛОНЯЮЩЕЕСЯ ПОВЕДЕНИЕ И КОНТРОЛЬ НАД НИМ Альберт К. КОЭН
  14. ЭТИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ немецко-французского философа, проповедника, врача АЛЬБЕРТА ШВЕЙЦЕРА (1875-1965)
  15. Свящ. Альберт Раух (Регенсбург, Германия) ВКЛАД РУССКОЙ БОГОСЛОВСКОЙ НАУКИ В ОБНОВЛЕНИЕ БОГОСЛОВИЯ КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ
  16. КОММЕНТАРИИ
  17. КОММЕНТАРИЙ