<<
>>

Основные особенности функционирования афинской демократии

Та политическая система, которая существовала в античных демократических государствах, в том числе и в Афинах, лучше всего может быть определена с помощью термина «прямая демократия» (в отличие от господствующей сейчас «представительной демократии»)16.
Суть этой системы состояла в полном суверенитете Народного собрания17. Строго говоря, Народное собрание (Экклесия) было не политическим институтом, а совокупностью граждан, которым принадлежала вся полнота верховной законодательной, исполнительной и даже судебной власти18. Для того, чтобы Народное собрание могло нормально осуществлять свои функции, была установлена определенная периодичность Народных собраний — четыре в каждую пританию (о притании см. ниже), то есть сорок в течение года, хотя иногда были и экстраординарные собрания, вызванные чрезвычайными обстоятельствами19. Даты Народных собраний не были фиксированы, кроме двух: 11 гекатомбайона — дня официального начала года и 21 элафеболиона, дня после завершения праздника Великих Дионисий. Одно из собраний в течение притании считалось главным, на нем обсуждались наиболее важные проблемы, три остальных были посвящены частным вопросам. Заседания Народного собрания происходили, как правило, на холме Пникс. Был создан полукруг диаметром около 120 метров, а также окруженная балюстрадой платформа, с которой ораторы обращались к народу. На платформе располагался алтарь Зевса Агорайоса, под защитой которого находилось Народное собрание. Здесь же были размещены сиденья для девяти проедров, которые составляли президиум Народного собрания (проедры избирались по жребию из девяти афинских фил, то есть всех, кроме той, которая в данный момент осуществляла пританию). Председатель комиссии проедров имел себе в помощь глашатая и секретаря. Он открывал заседание, совершал жертвоприношение и зачитывал повестку дня. Согласно принятому порядку, в том случае, если Совет (Буле) предлагал свое решение вопроса, дискуссия не открывалась, а это предложение немедленно ставилось на голосование, но в тех случаях, когда у Совета не было готового решения, дискуссия развертывалась во время самого Народного собрания.
В дискуссии могли принимать участие все присутствующие граждане. Обычно не было установлено какого- либо необходимого кворума, кворум в 6000 граждан требовался только для некоторых, наиболее важных заседаний. Подчеркнем, что эта цифра значительно меньше общего числа граждан Афин. Трудно определить полномочия Народного собрания, ибо в принципе любой вопрос мог быть поставлен на обсуждение Экклесии. Все вопросы, касающиеся полиса в целом (объявление войны, ратификация мирных договоров с определением срока их действия, заключение и расторжение союзов, дарование гражданских прав, предоставление почестей, общественное строительство, наложение податей, вывод колоний и кле- рухий, детальная проработка вопросов управления, издание новых законов, выборы магистратов), обсуждались на Народном собрании, и его решение было окончательным. Во время войны Экклесия вырабатывала общую стратегию, определяла численность и состав военных экспедиций, а также — число призываемых граждан, в случае необходимости вводила чрезвычайный военный налог, назначала командующих (иногда против их желания) и давала им детальные инструкции. Раз в год проводилось специальное заседание Народного собрания, на котором решался вопрос о том, не приобрел ли кто-либо из граждан такого влияния, которое угрожает существованию демократического строя. В случае утвердительного ответа собрания на этот вопрос назначалось другое собрание (на этот раз требовался кворум в 6000 граждан), где происходило голосование: каждый гражданин процарапывал на черепке имя того гражданина, в котором он видел такую угрозу. Человек, набравший большинство, отправлялся на 10 лет в изгнание. Поскольку по-гречески слово «черепок» звучало «остракон», то сама процедура носила название «остракизм»20. Вторым важнейшим органом политической системы Афин был Совет (Буле)21. Иногда противопоставляют Народное собрание и Совет, считая последний органом более аристократическим или олигархическим, однако это мнение не может быть признано справедливым, особенно учитывая метод избрания членов Буле22: в него входило 500 афинских граждан, избираемых по жребию: по 50 человек от каждой из 10-ти афинских фил (административных единиц полиса).
Булевтом (членом Совета) мог быть каждый гражданин, и его служба оплачивалась полисом, так что в состав Совета могли входить и бедняки. Было лишь одно ограничение — возрастное: чтобы стать булевтом, нужно было достичь тридцати лет. Главная задача Совета — подготовка заседания Народного собрания посредством обсуждения и составления решения. Имелось специальное здание (Булевтерий) для заседаний Совета, находившееся рядом с центральной городской площадью — Агорой. Но иногда заседали и в Пирее, в Элевсине, а в случаях крайней опасности и на Акрополе. Буле делилось на 10 пританей (50 человек от определенной филы). Каждая пританея одну десятую часть года была дежурной, председательствуя на заседаниях Буле. Кроме того, третья часть пританов день и ночь находилась при исполнении обязанностей, во главе со своим председателем (эпистатом) они дневали и ночевали в специальном здании — Толосе. Кроме подготовки решений Народного собрания, у Совета была еще одна важнейшая функция — следить за соблюдением законов, что давало ему право наблюдать за деятельностью магистратов и т. д. Именно члены Буле проводили проверку магистратов при вступлении их в должность (докимасия). Совет контролировал государственные финансы, общественные работы, а также религиозную жизнь полиса. Он наблюдал за доками, флотом, арсеналом, военной подготовкой молодежи (эфебов). Большую роль Совет играл и в международной политике, он заслушивал иностранных послов перед тем, как им дать слово в Народном собрании. В период существования Афинского морского союза именно Совет определял величину денежного взноса каждого из союзных полисов. Вся эта многообразная деятельность Буле осуществлялась через ряд комиссий, созданных им. Выполнение всех этих функций давало булевтам опыт руководства делами государства. Иногда Совет выступал и в роли специального суда. Принцип ежегодной ротации и запрещение занимать эту должность несколько лет подряд приводили к тому, что к государственным делам постоянно привлекались все новые и новые граждане Афин.
По некоторым подсчетам (которые кажутся вполне обоснованными), примерно 70 процентов всех афинян в течение своей жизни бывали членами Буле23. На заседании Совета могли присутствовать все афинские граждане, но они не имели права вмешиваться в дискуссии булевтов. В Афинах, как и везде, существовали многочисленные магистратуры. Но здесь, как и в каждом демократическом полисе, очень боялись сосредоточения большой власти в руках отдельного магистрата и поэтому руководствовались следующими основными принципами организации системы магистратур: коллегиальность, выборность (в большинстве случаев посредством жеребьевки), подотчетность Народному собранию и Совету, краткий (обычно годичный) срок пребывания в должности24. Лишь некоторые из магистратов (в частности военные) избирались путем поднятия рук, а не занимали свое место по жребию. Только для этих же магистратур допускалось повторное избрание на несколько годовых сроков. Общая тенденция в развитии системы магистратур — все большая специализация и некоторое изменение функций. Архонты, которые первоначально были высшими магистратами полиса, в связи с развитием демократии превращаются главным образом в руководителей специализированных судов. В частности, коллегия из шести архонтов-фесмофетов стала коллегией по разбору дел торгового характера, архонт-полемарх же сделался председателем суда, разбиравшего дела, в которых обвиняемыми выступали иностранцы и метеки. Архонт-эпоним председательствовал в суде, где разбирались частноправовые дела. Что касается архонта- царя, то ему оказалась подвластна вся религиозная жизнь полиса. Стратеги, которые в V веке, в сущности, являлись высшими магистратами полиса, в IV веке сохранили только чисто военные функции. Кроме того, происходит и известная специализация в этой коллегии: стратег гоплитов руководил ополчением граждан, стратег хоры (территории) отвечал за защиту Аттики, два стратега в Пирее были ответственны за арсеналы, доки и т. д. Такая же специализация наблюдалась и в других коллегиях афинских магистратов.
С течением времени возросло значение финансовых магистратур, составлявших несколько коллегий: 10 полетов заключали арендные контракты, устраивали торги на разработку рудников, продавали с аукциона конфискованное имущество преступников; 10 аподектов следили за поступлениями в казну и выдавали магистратам положенные им суммы денег; 10 логистов осуществляли контроль за финансовой отчетностью и т. д. Целая сеть коллегиальных магистратур охватывала управление городом Афинами и его торговой гаванью Пиреем: 10 астиномов следили за чистотой улиц, специальные лица отвечали за соблюдение правил рыночной торговли: 10 — за качество товаров, 10 — за правильность мер и весов, 10 — за цены. Коллегия одиннадцати имела в своем ведении тюрьмы и подвергала смертной казни осужденных преступников. Были специальные докладчики по всякого рода тяжбам, делам об оскорблении, о рабах, о вьючных животных и т.д., вплоть до 10-ти гиеропеев, которые приносили жертвы. Кроме постоянных магистратур имелись и временные — для исполнения отдельных поручений народа. К числу их относились, например, послы, отправлявшиеся Афинами в другие государства. Посольство обязательно состояло из нескольких человек, пользовавшихся одинаковыми правами. Особо необходимо подчеркнуть, что структура управления в Афинах была организована таким образом, что в ней ежегодно оказывалась задействованной значительная часть граждан, по некоторым подсчетам до 700 избираемых ежегодно магистратов. К этому числу добавлялись также избираемые магистраты фил и демов (самые мелкие административные единицы). Таким образом, постоянно значительная часть гражданства в разных формах (не говоря уже об участии в Народном собрании) была вовлечена в управление делами родного полиса. Судебная система Афин составляла органический элемент демократического режима. Важнейшее место в этой системе занимал Народный суд (Гелиэя). На ранних этапах демократических преобразований основную роль в судопроизводстве играло само Народное собрание (отчасти — Буле), но постепенно большая часть полномочий в этой области перешла к Гелиэе.
Это ни в коей мере нельзя рассматривать как ограничение суверенитета народа, поскольку и в Народном собрании и в Гелиэе заседали практически одни и те же люди25. Любой гражданин, достигший возраста 30 лет, мог стать членом суда. Каждый год по жребию избиралось 6000 судей (по 600 от каждой филы)26. Видимо, не является случайным совпадение цифр кворума Народного собрания и полного состава Народного суда, который выступал как своего рода «вторая ипостась» того же самого полновластного народа. Существование массового Народного суда для решения даже самых сложных юридических вопросов многие исследователи объясняют главным образом заинтересованностью демократического режима в вовлечении возможно большего числа граждан в действительное управление страной. По мнению одного из исследователей, «афинянам была чужда идея делегирования своей власти небольшим группам; демократический контроль над правосудием казался им более значимым, чем эффективность суда»27. Вместе с тем многочисленность судей создавала определенную гарантию невозможности подкупа их 28. Судьи давали клятву не помогать врагам демократии, не поддерживать социальных переворотов (уничтожение долгов, передел земли), не брать взяток. Первоначально компетенция суда ограничивалась гражданскими делами, однако Гелиэя постепенно расширяла свои прерогативы. Помимо чисто судебных дел, на Гелиэю была возложена очень важная функция по защите «конституционного строя». Благодаря этому, по мнению ряда исследователей, политическая воля гражданства в суде нашла более реальное выражение, чем даже в Народном собрании. Именно суд определял, является ли законным то или иное конкретное предложение или декрет29, так как здесь происходило рассмотрение «жалоб на противоза- коние» («графе параномон»): каждый гражданин имел право выступить в Народном собрании с заявлением о том, что поступившее предложение или уже принятое решение Народного собрания (псефисма) противоречат существующим законам Афин. В таком случае дело передавалось на решение в Гелиэю, которая после тщательного исследования вопроса выносила свое решение. В любом случае следовало наказание. Если Гелиэя решала, что дело возбуждено напрасно и данное предложение или закон не противоречат «конституции» Афин, то гражданин, возбудивший этот вопрос, наказывался («за сутяжничество»). Если же суд находил, что дело возбуждено справедливо, то наказание накладывалось на инициатора предложения или закона (вплоть до смертной казни)30. Очень редко Гелиэя заседала полным составом, обычно же благодаря сложной системе жеребьевки судьи распределялись по отдельным «палатам» (дикастериям). В зависимости от характера и степени важности рассматриваемого дела каждая «палата» могла насчитывать от 200 до 1500 человек (плюс председательствующий магистрат). Сам процесс был построен на основе состязательного принципа, судьи выслушивали истца, ответчика и свидетелей и путем голосования выносили приговор. Не было ни прокурора, ни защитников, каждый должен был выступать сам. Решение принималось большинством голосов, суд также назначал и наказание стороне, проигравшей дело: штраф, конфискацию имущества, тюремное заключение, изгнание, лишение гражданских прав (полное или частичное), а то и смертную казнь. Древнейшим из афинских судов был Совет Ареопага (часто называемый просто Ареопагом). Первоначально это был Совет, являвшийся прямым наследником древнейшего Совета городской знати. Тогда ему принадлежали важнейшие функции по управлению полисом. Комплектовался этот Совет из числа архонтов (важнейших городских магистратов ранней поры), отслуживших свой срок и сдавших отчет в своей деятельности. Они приобретали право на пожизненный статус члена Ареопага. В процессе демократических преобразований Ареопаг утратил практически все свои функции, которые перешли к Буле. Однако он не был уничтожен (как сохранился и старый способ его комплектования из бывших архонтов, хотя эта коллегия теперь избиралась из всех граждан по жребию и имела иные, нежели ранее, функции), превратился в суд, который рассматривал дела по предумышленным убийствам, а также по всем вопросам, связанным с религией. Древность этого института придавала ему определенный ореол, что естественно в обществе, столь высоко чтящем традиции. Вбобще его роль в IV веке была достаточно своеобразной: при небольшом объеме прав официально он рассматривался обществом как своего рода хранитель законов и традиций полиса. В силу этого ему иногда поручались расследования по особо важным делам, касающимся безопасности государства в целом31. По некоторым специальным категориям дел продолжали существовать также магистратские суды. В середине V века до P. X. был создан также институт «судей по демам». Их было 30, они обслуживали сельские районы Аттики, и им были подсудны мелкие гражданские дела (иски на сумму не более десяти драхм). Создание этих судов отвечало интересам аттических крестьян, которым теперь не нужно было из-за мелких дел тратить массу времени в городе32. Суды, естественно, играли очень важную роль в повседневной жизни Афин. Дебаты, которые здесь развертывались, часто бывали такими же жаркими, как и в Народном собрании, и иногда столь же важными для судеб полиса. Л. Маринович, Г. Кошеленко
<< | >>
Источник: Соложенкина С.Л. Античная демократия в свидетельствах современников. 1996

Еще по теме Основные особенности функционирования афинской демократии:

  1. Раздел 12 ПРАКТИКА ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ АФИНСКОЙ ДЕМОКРАТИИ
  2. Раздел 11 ПОЛИТИЧЕСКИЕ ДЕЯТЕЛИ АФИНСКОЙ ДЕМОКРАТИИ
  3. Раздел 1 ИСТОРИЯ АФИНСКОЙ ДЕМОКРАТИИ
  4. А. Ораторы в истории афинской демократии
  5. 16.2. РЫНОК ТРУДА И ОСОБЕННОСТИ ЕГО ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ
  6. Основные проблемы функционирования складов
  7. Тема 42. Основные показатели функционирования национальной экономики.
  8. Раздел 2 ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ДЕМОКРАТИИ
  9. Основные этапы развития афинскои демократии
  10. НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ ЭЛИТ В СТРАНАХ «НОВОЙ» ДЕМОКРАТИИ Варзарь П., Варзарь В.
  11. Часть 1 Решение проблемы демократии (власть народа). Демократия. Политический аспект Третьей Всемирной Теории