Воспитание в XVIII веке

В начале XVIII века в России одним из направлений преобразований Петра I было появление государственных школы различных типов. Эти школы отличались практической направленностью и в то же время не были узкопрофессиональными.
В них не только готовили моряков, мастеровых, строителей, писарей и пр., но и давали общее образование (родной и иностранные языки, арифметика, философия, политика и пр.). По преимуществу создавались дворянские учебные заведения (для "знатных особо детей"). Но сословный принцип нередко нарушался, так что в новых учебных заведениях оказывались представители других социальных слоев. Первым из созданных при Петре I учебных заведений была учрежденная в Москве школа математических и навигацких наук в Сухаревой башне (1701). В навигацкой школе всей учебной деятельностью руководил крупный русский просветитель Леонтий Филиппович Магницкий (1669-1739). Указами 1714 г. была введена обязательная учебная повинность для дворянских детей, дьяков и подьячих. Было положено начало созданию светских элементарных школ с математическим уклоном (цифирные школы). В этих школах обучали арифметике и отчасти геометрии. Ученикам запрещалось жениться до тех пор, пока не выучатся цифири. В учебных заведениях, созданных в начале XVIII в., обучали на русском языке. Была усовершенствована русская азбука, чтобы облегчить усвоение родного языка. Использовались пособия зарубежных и отечественных авторов. Вместо прежних Часослова и Псалтыря часто учили по «Букварю» Федора Поликарпова (1701), по книгам Ф. Прокоповича «Юности честное зерцало» и «Первое поучение отрокам». Петровские реформы образования и воспитания вызывали глухое и явное недовольство, которое подавлялось жестко и беспощадно. Новые гражданские учебные заведения брали на себя не только функции образования, но и воспитания. Во второй четверти XVIII в. реформирование образования замедлилось. Пришли в упадок цифирные школы, морская академия, инженерные и артиллерийские училища. Появились учебные заведения нового типа. В 1755 г. в Москве открылся университет и университетские гимназии. Номинально университет был доступен всем сословиям, но фактически предназначался для детей дворян. В Петровскую эпоху в обществе укрепилось понимание необходимости светского государственного регулярного воспитания и обучения. Особую роль в реформах образования и воспитания в XVIII в. сыграл великий русской ученый-энциклопедист Михаил Васильевич Ломоносов (1711-1765). Он был инициатором демократизации состава учащихся гимназии при Академии наук. Ломоносов определил развитие университета в соответствии с достижениями научной и философской мысли Европы [123]. Периодом наивысшего развития школьного дела в России XVIII в. оказалось царствование Екатерины II (1762-1796). Впервые во главе государства оказалась европейски образованная личность. Екатерина проявляла особый интерес к проблемам воспитания и образования. После смерти Петра I стали обнаруживаться отрицательные стороны такого образования. Современники отмечают падение нравов, бездуховность и грубость подрастающего поколения (возникают ассоциации с сегодняшним днем. В дворянских и зажиточных семьях задачу воспитания исполняли дядьки при ребенке или надзиратели. Просветитель 18 века Г. Лефебюр критикует современное воспитание молодежи, а также отношение дворянства к тем, кто занимается воспитанием их детей. «Он (дядька: прим. A. И.) не имеет никакой важности, потому что к нему не имеют никакого уважения: так должно ли дивиться, что толикое множество дядек суть низкие люди, и что воспитание по большей части бывает столь безуспешным?» (Г. Лефебюр) [215]. Свои взгляды Лефебюр строит на гуманистическом подходе к ребенку, на изучении его нравов, привычек, склонностей, предлагает воспитателя не насаждать добродетели, а мягко направлять, корректировать его мысли, стремления, много внимания уделять нравственному развитию подростка. Именно на это обратила внимание Екатерина II. В середине ХVIII века в период правления Екатерины II в России в дворянской среде усиливается интерес к проблемам образования. Русские просветители включились в общеевропейскую полемику о воспитании. При этом они высказывали свои оригинальные суждения. В своих сочинениях они проводили идею свободного развития личности (Е.Р. Дашкова - «О смысле слова «воспитание», А.А. Прокопович-Антонский - «О воспитании», B. В. Крестинин - «Историческое известие о нравственном воспитании...»). Авторы отвергли тезис о преимущественном «естественном воспитании» Ж.- Ж. Руссо и настаивали на приоритете общественного воспитания. Вместе с тем они не разделяли и мнения Гельвеция о всесилии социального воздействия и ничтожности роли наследственности в воспитании. Сама Екатерина, прослывшая в Европе как просвещенная императрица, всячески поощряла поиск новых форм в образовании своего народа и прежде всего дворянства. На смену старых педагогических наставлений ХVII-ХVIII вв., утерявших духовные традиции допетровской Руси: «не щадить жезла, сокрушать ребра, не играть и не смеяться с детьми» Екатерина принесла «гуманитарный идеал воспитания» (Н.П.Черепнин)[415, с.30] 247 Идеи европейского Возрождения и Просвещения пользовались особым вниманием русской императрицы. Она внимательно изучала «Мысли о воспитании» Дж. Локка, педагогические теории М. Монтеня, Ф. Фенелона, Ж.-Ж.
Руссо. Задумав реформу школьной системы, Екатерина обратилась к Д. Дидро, который составил «План Университета для России». В 1770-х гг. она решила взять воспитание подрастающего поколения под государственный контроль. «Истинное благополучие в нас самих, - говорила императрица, - Оно заключается в доброй совести, здравии и довольствии, а для достижения этого мы обязаны: а) наполнять душу нашу добродетелью; б) пещись (заботиться - прим. Иванова А.) надлежащим образом о теле нашем; в) исполнять общественные должности, на которые мы от Бога определены; г) знать правила хозяйства (Н.П. Черепнин, там же). В 1763 г. Екатерина назначила своим главным советником по вопросам образования Ивана Ивановича Бецкого (1704-1795), представивший в 1764 году план школьной реформы «Генеральное учреждение о воспитании обоего пола юношества». Бецкой был хорошо знаком с педагогическими идеями Запада. В докладе «Краткое наставление... о воспитании детей» он рассматривает, вслед за Руссо и Локком, направления воспитания как физическое, умственное и нравственное воспитания идет. Бецкому принадлежат проекты воспитания «идеальных дворян». Условием формирования «новых людей» Бецкой считал строгую изоляцию воспитанников от пагубного влияния общества. С этой целью было создано ряд закрытых учебных заведений, в том числе Смольный институт. Главным, считал Бецкой, это создание совершенного человека. Однако гуманные методы воспитания педагогически неподготовленных воспитателей привели к неудовлетворительному состоянию учебных заведений и пересмотру предложений Бецкого и началу реформы 1782-86гг. Однако по предложениям Бецкого были открыты следующие учебно-воспитательные учреждения: воспитательные училища для мальчиков при Академии художеств (1764) и Академии наук (1765), институт благородных девиц при Воскресенском монастыре (Смольный институт) (1764), коммерческое училище в Москве (1772). Публицист, издатель Николай Иванович Новиков (1744-1818) свои педагогические взгляды Новиков изложил в трактате "О воспитании и наставлении детей" (1783). Он определял в воспитании несколько главных направлений: телесное (физическое), нравственное и умственное. Подобное воспитание должно было содействовать формированию человека и гражданина. Новиков говорил о том, что Россия нуждается в общедоступном образовании. В истории школьных проектов и реформ екатерининской эпохи просматриваются два этапа. На первом этапе (1760-е гг.) заметно влияние французской педагогической традиции. На втором этапе (с начала 1780-х гг.) - влияние германского школьно-педагогического опыта. В 1782 г. Екатерина назначила «Комиссию по учреждению народных училищ». В том же году Комиссия предложила план открытия начальных, средних и высших учебных заведений, который был использован в «Уставе народным училищам Российской империи» (1786). В разработке этих документов активное участие принял сербскохорватский мыслитель и педагог Федор Иванович Янкович де Мариево (1741-1814). Вместе с ним трудились племянник Ломоносова М.Е. Головин (1756-1790), выпускник Петербургского университета Ф.В. Зуев (1754-1794), профессор Московского университета Е.Б. Сырейщиков (ум. в 1790) и др. Устав провозглашал воспитание как «единое средство» общественного блага. В документе утверждалось, что воспитание следует начинать с «малолетства», чтобы «семена нужных и полезных знаний в юношеских летах возрастали, а в мужских, созревши, обществу плод приносили». Составители Устава положительно решили важный вопрос о преподавании на «природном», т.е. русском, языке. Согласно Уставу 1786 г., в городах открывались малые и главные народные училища. Это были бесплатные смешанные школы для мальчиков и девочек, находившиеся вне контроля церкви. Ими могли пользоваться средние слои городского населения. Малые училища должны были готовить грамотных, умеющих хорошо писать и считать людей, знающих основы православия и правила поведения. Главные училища обязаны были давать более широкую подготовку на многопредметной основе. Малые училища были рассчитаны на два года обучения. В них обучались чтению, письму, нумерации, священной истории, катехизису, начаткам граждановедения, арифметике, русской грамматике, чистописанию и рисованию. Школы содержались на средства городских самоуправлений. Обучение в главных народных училищах длилось пять лет. Помимо программы малого училища, в курс обучения входили евангелие, история, география, геометрия, механика, физика, естествознание, архитектура; для желающих - латинский и живые иностранные языки: татарский, персидский, китайский (преподавание западноевропейских языков не предусматривалось). В главных училищах можно было приобрести педагогическое образование. Из училищ были устранены официальные представители церкви. Преподавание (в том числе, катехизиса и священной истории) поручалось гражданским учителям. Устав утвердил классно-урочную систему. Учителю вменялось в обязанность работать одновременно с целым классом. После изложения нового материала следовало вести «вопрошение». Для учеников устанавливалось правило: тот, кто хотел отвечать, должен был поднять левую руку. В школе появились расписание уроков, классная доска, мел, классный журнал успехов и посещаемости учеников. Были установлены определенные сроки начала и окончания занятий.
<< | >>
Источник: Иванов А.В.. ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ВОСПИТАНИЯ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ Учебное пособие. 2015

Еще по теме Воспитание в XVIII веке:

  1. ОТДЕЛ ТРЕТИЙ ФОРТИФИКАЦИОННЫЕ ИДЕИ И ФОРМЫ В XVIII ВЕКЕ
  2. ОТДЕЛ ТРЕТИЙ. ФОРТИФИКАЦИОННЫЕ ИДЕИ И ФОРМЫ В XVIII ВЕКЕ
  3. Глава З ОСОБЕННОСТИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ В XVIII ВЕКЕ
  4. Попытки создания «естественных» систем в XVIII веке
  5. ГЛАВА ПЕРВАЯ АСТРОНОМЫ И КАРТОГРАФЫ, КАПЕРСКАЯ ВОЙНА В XVIII ВЕКЕ
  6. Мейер М. С.. Османская империя в XVIII веке. Черты структурного кризиса.— М.: Наука. Главная редакция восточной литературы.— 261 с., 1991
  7. НРАВСТВЕННОЕ ВОСПИТАНИЕ УЧАЩИХСЯ В ПРОЦЕССЕ ИЗУЧЕНИЯ ИСТОРИИ СССР С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО КОНЦА XVIII в. (VII КЛАСС)
  8. РАЗДЕЛ X О могуществе воспитания; о способах усовершенствовать его; о препятствиях и путях про- гресса этой науки. О легкости, с какой можно будет по устранении этих препятствий наметить план идеального воспитания
  9. 4 Богословие иконопочитателей в IX веке
  10. РЕЛИГИОЗНАЯ ФИЛОСОФИЯ В XX ВЕКЕ
  11. ПРОВИНЦИЯ МЁЗ ИЯ В I ВЕКЕ Н. Э.