Слушание Вселенной

  Поистине, следует размышлять о двух брахманах — звуке и незвуке. Лишь звуком обнаруживается незвук... Поднимаясь с его помощью вверх, [человек] достигает конца в незвуке.
Maiimpu-ynaHUiuada, 6.22
ЕСЛИ ТОЧНО ЗНАТЬ, в какое время и в какое именно место следует прийти, то исполнение ведийских гимнов можно услышать каждый день в некоторых главных храмах, при совершении обрядов на крупных праздниках, в ведийских школах или в хижинах брахманов, которые разбросаны по всей Индии.
Брахманы, специализировавшиеся в чтении различных ведийских Самхит и в определенном стиле декламации, исполняют те гимны, которые они, не зная отдыха, учили наизусть, по одной строчке за один урок, в течение восьми, а то и двенадцати лет. Иногда человек, читающий гимны, принадлежит к жрецам, обслуживающим храм, и тогда его исполнение предназначено для того, чтобы умилостивить бога во время ежедневной службы. Однако чаще эти ведийские брахманы имеют весьма отдаленное отношение к ежедневным храмовым ритуалам, посвященным местному божеству, или вовсе с ними не связаны: они, подчиняясь распоряжению главного жреца храма, читают Веды, обычно с 7 до 11 утра, лишь потому, что в таком святом месте должны звучать священные тексты: необходимо, чтобы их можно было там услышать.
Существенной частью Вед являются мантры, вневременные звуки, считающиеся универсальными и вечными. Посредники из числа людей, брахманы, одновременно содействуют непрекращающемуся их существованию и дают возможность всем остальным настроиться на это звучание Вселенной. Слушая чтение мантр, другие люди также могут так или иначе постигнуть священное знание, суть которого — брахман, сакральное высказывание. Испокон веков приверженцы индуизма полагали и полагают до сих пор, что ведийские мантры обладают силой преобразовывать тех, кто верит в них. Поскольку их силы, по сути, являются космическими, то они способны преобразовывать вообще все феномены видимого мира. В каждом из многочисленных местных языков Индии весьма распространено выражение, описывающее любые глубокие изменения как произошедшие «посредством мантры».
Однако, как мы уже говорили, более двух тысяч лет назад великая традиция чтения Вед начала уступать дорогу традиции смрити — Шастрам, эпосам, Пуранам, Тантрам и другим классическим санскритским текстам. В то же время значимость великих ведийских жертвоприношений стала падать по сравнению со значимостью храмовых и домашних пудж, обрядов поклонения божествам, совершаемых по новым, неведийским правилам. Тем не менее чувство силы сакрального звука и сегодня остается наиболее ярко выраженной живой чертой индуизма. Этим обусловлены непрекращающееся господство устной традиции над письменной и устойчивая вера в силу мантр, в том числе тантрических мантр и стихов из эпосов и Пуран (шлок), принадлежащих к письменным источникам послеведической эпохи.
В своем движении от текстов Вед к текстам смрити философы, авторы Упанишад, стремились установить связи между универсальным высказыванием, которое провозглашалось брахманом, и молчанием, лежащим за ним в царстве непроявленного, где нет места никаким переменам и искажениям. Эти космические соответствия, говорили они, открываются лишь тому, кто обладает истинным знанием. Не прибегая к умозрительным рассуждениям, приверженцы индуизма и сегодня еще демонстрируют самые разнообразные способы, применяемые как в частной, так и в коллективной практике, для осознания этих таинственных связей.
Чтобы сравнить между собой эти способы, давайте выберем свободное время и обойдем три квартала по одной из улиц любого небольшого индийского городка. Начиная свою прогулку на заре, мы слышим голос брахмана, декламирующего Гаятри-мантру («Ригведа», 3.62.10), обращенную к солнцу, у которого этот брахман, по мере того как солнце пьет воду из его ладоней, просит даровать ему мудрость и вдохновение. Сегодня ему еще предстоит повторить этот ежедневный персональный ритуал позже, на следующем «стыке» времени — в сумерках, когда день начнет уступать место ночи. На противоположной от него стороне улицы другой человек, хозяин небольшой лавки, начинает свой день с чтения вслух очередного отрывка из «Рамаяны», которую он небольшими порциями читает каждый день. Он сидит на табуретке и произносит священный текст, держа перед собой красиво переплетенный томик, приобретенный еще его дедом, Который и научил его читать на санскрите. На полу рядом с ним сидит его жена, которая проводит этот молитвенный час, слушая своего мужа и заполняя страницы обыкновенной школьной тетради бесчисленными повторениями имени господа Рамы, выведенного самыми крошечными буковками. После того как вся тетрадь будет заполнена святым именем бога, ее можно будет отнести в его храм и обратиться к нему с какой- нибудь молитвенной просьбой. Во втором квартале находятся два небольших святилища, каждое из которых всего около полутора метров в' высоту и освещено единственной тусклой электрической лампочкой. В одном из них обитает выкрашенный в зеленый цвет Хануман, в другом — блестящий оранжевый Ганеша. Обоим в течение всего дня предназначаются молитвы, скороговоркой произносимые людьми всех каст и социальных положений, останавливающихся перед ними со сложенными у груди ладонями.
На первом же углу впереди мы видим рекламный щит, изображающий невероятно модно одетую женщину с сигаретой, которая, по всей видимости, повторяет санскритские шлоки. Однако, миновав этот щит, мы обнаруживаем за ним офис и слышим высокий голос занимающего его юриста, который гораздо больше погружен в чтение молитв, чем в разбор наваленных в его конторе пыльных кип правоведческих документов. В то время как все остальные рано вставшие люди молятся почти беззвучно, его звонкий голос слышен, кажется, в любом уголке неба. Он приветливо здоровается с нами, показывает текст, чтение которого мы прервали, и дружелюбно поясняет, демонстрируя нам список богов и богинь в своей литании: «Все это прекрасные лекарства, и я принимаю их каждый день!»
Кое-где слышны звуки витых раковин, в которые трубят молящиеся как для того, чтобы прогнать злых духов звуками, посвященными господу Вишну, так и для того, чтобы разбудить божеств к началу

Незадолго до завершения тринадцатидневного обряда похорон главный из скорбящих держится за коровий хвост в память своего покойного отца и внимательно слушает, как стоящий слева от него жрец читает стихи, описывающие путешествие умершего, держащего за хвост корову, которая несет его через ужасную реку Вайтарани, отделяющую мир живых от мира мертвых. В это время другой жрец льет воду, принесенную из Ганга


утреннего ритуала поклонения. Когда звуки раковин стихают, с соседней улицы начинает доноситься грохот барабанов, извещающих о приближении похоронной процессии, направляющейся к месту захоронения около реки. Это звуки разрушительного барабана господа Шивы, означающие конец существования индивидуального человеческого тела или конец очередной эры космического времени.

Ближе к концу дня мы проходим мимо большого, старого дома, во внутреннем дворе которого многочисленная группа людей сидит вокруг домашнего жреца (пурохиты), читающего отрывок из «Гаруда- пураны». Здесь умер человек, и знакомые строки о путешествии души за пределами мира сансары приносят утешение в этот дом, оскверненный присутствием смерти. Скорбящие слышали данный текст и прежде, но они не знают санскрита, и брахман, закончив чтение, объясняет им содержание Пураны на местном языке.
В сумерках мы приближаемся ко второму углу нашей улицы, где расположен оживленный в этот час храм Шивы. Многочисленный поток поклонников, три четверти которого составляют женщины, течет сквозь узкие ворота и дальше по длинному открытому коридору, ведущему во внутреннее святилище, где установленны лингам, всепо- рождающий фаллос господа Шивы, и расположенные вокруг него богини. Проследовав за толпой, мы попадаем под воздействие нахлынувших на нас впечатлений: буйные цвета, подчеркнутые ярким светом ламп на фоне темных углов и лежащих снаружи прихожих; плеск воды; неожиданный холод мрамора под босыми ногами; навязчивый запах свеженалитого кокосового масла и молока; тысячи свежих цветов; курящиеся благовония; и постоянный звон медных колокольчиков со всех сторон, с помощью которых каждый из присутствующих оповещает своего бога или богиню о том, что он пришел на поклонение. Звук колокольчиков сразу же перекрывает шарканье ног толкающейся толпы й бормотание молитв, но он не может соперничать с голосами жрецов, громко распевающих мантры и шлоки в крохотных отгороженных алтарных помещениях. Эти отзывающиеся эхом звуки и составляют сущность пуджи, т.е. чтения ведийских и послеведийских стихов, смешанное с молитвами, восхва- • лениями и .ритуальным служением Шиве, соседствующим с ним богиням и всем остальным божествам, установленным в наружных прихожих. После завершения молитвенного служения в трех внутренних святилищах толпа рассеивается в нескольких направлениях в соответствии с тем, каким образом каждый из присутствующих предпочитает продолжать ритуал своего поклонения, причем все они уносят с собой прасад, небольшую порцию пищи, предложенной богу, освященную и преображенную его прикосновением.
Можно видеть, как небольшие группы людей стараются протиснуться к какому-нибудь из тридцати с лишним дополнительных святилищ. Около одного такого крупного святилища Кришны и его супруги Радхи, находящегося здесь же, в пределах храма, посвященного богу Шиве, расположились широким овалом приблизительно двадцать пять сидящих женщин всех возрастов. Они с воодушевлением, очень быстро читают вслух «Бхагавадгиту», без перерыва добираясь от первой до последней, восемнадцатой, ее главы. Молодые девушки, еще не выучившие текст наизусть, сидят среди них, впитывая в себя завораживающее звучание санскритских слов, с тем чтобы и самим потом присоединиться к хору голосов, поющих Песнь Господа Кришны. Покинув наружный двор, мы попадаем в большой; поддерживаемый колоннами зал, заполненный более чем сотней брахманов и еще одной сотней зрителей, мужчин по одну сторону, женщин — по другую, собравшихся на трехчасовое обсуждение ведийских текстов послушать, как ученые пандиты рассуждают о таких темах, как освобождение, жертвоприношение, дхарма, достоинства и недостатки, а также возможность достижения небес. Пандиты вплетают в свою речь мантры и шлоки, обращаясь к толпе с уверенностью посвященных, хорошо разбирающихся в смысле существования и знакомых с властелинами Вселенной.
Наша прогулка продолжается далеко за полночь, и все, кто встает до восхода солнца, уже несколько часов, как лежат в кроватях. Однако пустынная улица освещена ярким сверканием храма, в котором обитает Хануман, а в ночном воздухе раздаются музыка и пение. Несколько дюжин мужчин с цимбалами, барабанами, струнными и металлическими инструментами сидят в храме на полу и сильными голосами, прогоняющими ночной покой, воспевают Ханумана, перечисляя его героические деяния, совершенные им ради Рамы и Ситы.
Наступает утро, воскресное утро, когда мы достигаем последнего угла нашей прогулки длиной в три квартала. Там стоит уютный дом, заполненный друзьями и соседями, сидящими тесной толпой вокруг членов семьи этого дома. Оставив свои сандалии за порогом, они почтительно расположились на полу, глядя в телевизор, украшенный гирляндами цветов и курящимися благовониями. Перед телевизором, как перед лицом бога, лежат подношения в виде бананов и кокосов и качается светильник. Наступило время «Рамаяны», когда можно увидеть и услышать очередной эпизод идущего целый год телесериала, использующего возможности самого новейшего средства массовой информации для продления жизни имеющей многовековую историю сакральной драмы.
Наша короткая прогулка предоставила нам возможность услышать лишь некоторые из многочисленных священных звуков индуизма. Слушание Вселенной, так же как и передача священных высказываний, т.е. брахмана в бесконечных обличьях, является сильнодействующей формой поклонения, и мы начинаем понимать, что шрути и смрити, Веды и Пураны накрепко сплетены в брахмане-звуке. Как мы видели на примере женщины, писавшей имя Рамы, слушая одновременно пересказ его приключений, передача священного имени может осуществляться также и при помощи визуальных средств. Действительно, вечная природа индуистских мантр может утверждаться и большим разнообразием письменных, даже иконографических форм. Тантрическая традиция в поиске собственных мантр обратилась не только к эзотерическим звукам, по большей части односложным, но также и к сложным ритуальным диаграммам, известным как мандалы и янтры, в которые их медитирующий поклонник мог погружать себя как в заново созданную Вселенную. Еще более общей для индуизма в целом является популярная традиция писать мантры на крохотных клочках бумаги, вставляемых потом в серебряные трубочки, или выцарапывать их на маленьких медных пластинках. Трубки и пластинки, нанизанные на черную нитку, вешаются затем на шею, запястье или талию ребенка или взрослого, иногда даже на шею домашней коровы или буйвола, в качестве защиты от дурного глаза, в лечебных целях или просто как еще один акт поклонения. Устная мантра в талисманах и амулетах продолжает проявлять свою космическую силу, обычно подкрепляемую знахарскими силами сведущего в религиозной практике человека, который прописывает ее ношение и сам вешает ее на больного, подобно тому как целители из числа принадлежащих к традиции Аюрведы врачей, изгоняющих из деревенских жителей злых духов, произносят над больным специальные мантры в терапевтических целях. В простой, непритязательной манере эта широко распространенная техника по применению мантр осуществляет переход, провозглашенный философами-поэтами Упанишад, — переход от звука к молчанию.
<< | >>
Источник: Фредерик М. Денни. Религиозные традиции мира. В двух томах. Том 2. 1996

Еще по теме Слушание Вселенной:

  1. Занятие 5; Активное слушание (продолжение)
  2. Тема 3.1. Действия по усвоению материала 3.1.1. Активное слушание
  3. Как должно приступать к чтению или слушанию слова Божия или житий святых и как читать оные
  4. §18. Разум во Вселенной.
  5. Призматическая вселенная
  6. 5. Элементарные частицы. Происхождение Вселенной
  7. 6. «Горячая» Вселенная. Солнечная система
  8. ЛЕТЯЩИЕ ПО ВСЕЛЕННОЙ
  9. К. Э. ЦИОЛКОВСКИЙ. МОНИЗМ ВСЕЛЕННОЙ
  10. СИЛЫ ВСЕЛЕННОЙ Б. Н. Пандит
  11. 25. Семантическая вселенная В.В. Налимова
  12. 6.1. ЭКОНОМИКА ПО МЕРКЕ ВСЕЛЕННОЙ
  13. О ЧЕМ ВОЗВЕЩАЕТ ВСЕЛЕННАЯ