Шанкара и Адвайта Веданта

  достигнув среднего возраста, весьма уместно бывает обратить свой взор в прошлое; Шанкара более чем кто бы то ни был в истории индийской цивилизации был способен к подобной рефлексии, задумываясь над проблемами своего собственного времени.
Его вкладом в культуру средневековой Индии стали пересмотр и переоценка наследия классической мысли.
Хотя Шанкара и считается одним из двух наиболее плодотворных мыслителей индуизма в эпоху, последовавшую за временем создания Упанишад, его жизнь настолько глубоко похоронена под ворохом легенд, сделавших из него святого, что ни одной подробности из его жизни нельзя привести, не добавив при этом «согласно традиции». Невозможно даже точно указать столетие, в котором он жил. Все же, вероятнее всего, он родился в VIII в. на территории современного штата Керала. Считается, что уже в детском возрасте он принял обеты санньясина, а затем много путешествовал по Индии сначала в качестве ученика, а впоследствии как учитель и основатель монастырских центров (называвшихся матхами). Если предание о том, что он умер в возрасте тридцати двух лет, говорит правду, тогда его гений расцвел очень рано и сразу же стал приносить обильные плоды. Его усилия-

ми, поистине мифическими по своему размаху, были, согласно традиции, учреждены монастыри во всех четырех сторонах Индии: в Бадринатхе, расположенном у истоков Ганга на севере в Гималаях; в Пури на берегу Бенгальского залива на востоке; в Шрингери и, возможно, в Канчи на тамильском юге; в Двараке на западном побережье. Помимо этого, традиция приписывает ему более трехсот работ на санскритском языке, выставляя его как самого популярного автора серьезным соперником легендарному Вьясе, по крайней мере, в доставшихся ему славе и уважении.
Наиболее значительными работами Шанкары, несомненно принадлежавших его перу, были комментарии к «Брахмасутрам» Бадарая- ны и к нескольким основным Упанишадам. Поскольку «Брахмасутры» (предположительно I тыс. до н.э.) сами являются кратким комментарием к некоторым основным Упанишадам, именно эти произведения — возраст которых составлял уже около восьми веков ко времени Шанкары — стали предметом его основного внимания. В нескольких поздних Упанишадах появляется термин «веданта» — «конец, завершение Вед», указывающий на содержащиеся в них доктрины как на квинтэссенцию ведийского знания. Этот термин дал имя ведущей философской традиции среди шести главных систем индийской мысли, известных под названием даршан, т.е. «теорий», «умозрений». Именно Шанкара сформировал Веданту и, в частности, традиции Адвайта Веданты, или недуализма.
Обратившись к умозаключениям Упанишад как к священному авторитету (шрути) и связав их с рассуждениями избранных текстов «традиции» (смрити), Шанкара сумел развить свою собственную стройную даршану. Основные ее положения заключаются в следующем. Упанишады (и, следовательно, вечные Веды) открывают высшее наставление: реален один только брахман. Поскольку брахман по сути своей недвойствен (адвайта), все видимые различия на самом деле нереальны. Кроме того, брахман, как высшее, истинное «я», находится вне круга сансары. В то же время каждое индивидуальное «я», попавшее в круговорот сансары, проводит различия, воспринимает множественность сущего и придает ему разнообразные качества, поскольку его связывают невежество (аввдья) и иллюзия (майя). Просветление или освобождение (мокша) индивидуального «я» из сансары происходит путем устранения невежества (авидьи) и замены его знанием высшего брахмана. Так, предмет, лежащий на земле, первоначально кажется человеку змеей, но при более пристальном рассмотрении оказывается простой веревкой. Подобным образом, говорит Шанкара, там, где речь идет о каждом индивидуальном «я», обретение истинного знания вытесняет невежество, разрывает оковы сансары и помогает осознать единственную реальность агмана-брахмана как высшего «я».

В качестве иллюстрации учения Шанкары и сложного взаимодействия традиций текстов и ученого знания его дней остановимся на отрывке, процитированном на с. 171. Он относится к третьему уроку его пространного комментария к труду Бадараяны, созданному, вероятно, за семь или восемь веков до Шанкары. Здесь в центре внимания Шанкары (и Бадараяны) находится отрывок из «Чхандогья-упаниша- ды» (5.18.2), составленной приблизительно за шесть веков до того времени, когда жил Бадараяна. Обратите внимание на то, что речь в нем идет о жертвоприношении, центральной доктрине Вед. Однако внимание Упанишады, Бадараяны и Шанкары приковано отнюдь не к самому процессу ритуала во всех его подробностях. О нем мы можем узнать из Самхит и Брахман, на которые ссылается Шанкара как на ритуальные (кармические) разделы шрути, отличные от его разделов, содержащих собственно ведийское знание (джняна) — Упа- нишад и Араньяк. Не останавливаются также ни «Чхандогья-упаниша- да», ни «Брахмасутры», ни комментарий Шанкары на мифических силах космической личности (Пуруши), чьи члены и органы стали — в согласии с системой соответствий, возраст которой восходит еще к протоиндоевропейской традиции, — частями мира, включая и священные огни. Вместо этого они концентрируются на символической стороне жертвоприношения, на внутреннем смысле акта приношения дыхания в пределах абсолютного «я» (атмана), мировой души, не зависящей ни от каких-либо потребностей в приношениях, совершаемых людьми, ни от любых других человеческих действий.
В этом отношении Шанкара продвинулся еще дальше, чем «Чхан- догья-упанишада» с ее насыщенным символизмом. Он смотрит на древний перечень членов жертвенного тела не с точки зрения веры, но для того, чтобы продемонстрировать их нереальность. Они имеют смысл исключительно как «воображаемые соответствия», как результат воздействия майи, или иллюзии. На самом деле высший брахман лишен каких бы то ни было качеств (груди, волос, сердца, сознания, рта и т.д.), и Шанкара убежден, что и шрути и смрити сходятся в этой фундаментальной истине. Проще говоря, ведийские жрецы ценили, даже почитали соответствия между непроявленным и созданным мирами, в том числе и частями человеческого тела. Шанкара же расстался с этими соответствиями, считая данную теорию ошибочной.
В качестве параллели к этому постепенному удалению теологической мысли от зримой реальности кровавой жертвы, а также к этой все расширяющейся последовательности священных текстов и комментариев к ним (Самхит, Брахман, Упанишад, Сутр и Адвайта Веданты Шанкары) можно рассмотреть библейскую традицию. Там тоже существует Значительная временная дистанция между жертвоприношениями животных, описанными в текстах Торы древнего Израиля, символическими интерпретациями этих актов в иудаизме времен после вавилонского пленения, дальнейшего расширения этой традиции в раннем христианстве, зафиксированного в посланиях святого Павла, и, наконец, деятельностью Фомы Аквинского, комментировавшего Священное Писание и творения греческих и латинских отцов церкви. Однако эта традиция на пути своего развития перешла от древнего иврита к древнегреческому языку времен эллинизма, а затем к средневековой латыни, в то время как санскрит Шанкары весьма незначительно отличался от санскрита ведийской прозы. Но с точки зрения общих религиозных установок постепенное абстрагирование смысла жертвенного акта представляется довольно сходным в обеих ситуациях, подобно тому как параллельно шло в них движение от создания священных текстов к последующей традиции их понимания, и временной разрыв между началом и концом этого пути в обоих случаях составил более двух тысяч лет. 
<< | >>
Источник: Фредерик М. Денни. Религиозные традиции мира. В двух томах. Том 2. 1996

Еще по теме Шанкара и Адвайта Веданта:

  1. ЭТА АДВАЙТА
  2. Веданта
  3. Атака ньяи и контратака адвайты: рост изощренности индийской диалектики
  4. ФИЛОСОФИЯ ВЕДАНТА
  5. Битвы по поводу онтологиив монотеизме веданты и вершина индийской метафизики
  6. Двойная революция в индуистской философии: ультрареализм мимансы и не-дуализм веданты
  7. ПАУЛЬ ДЕЙССЕН ВЕДАНТА И ПЛАТОН В СВЕТЕ КАНТОВОЙ ФИЛОСОФИИ
  8. ФИЛОСОФСКИЕ, РЕЛИГИОЗНО-ЭТИЧЕСКИЕ ШКОЛЫ И НАПРАВЛЕНИЯ. РЕЛИГИИ. ЕРЕСИ (ПО ГЛАВАМ)
  9. Долговременная политика интеллектуальных расколов и альянсов
  10. Глава 3. БЫТИЕ И НЕ БЫТИЕ 1. МНОГОВАРИАНТНОСТЬ ИНДИЙСКОЙ ОНТОЛОГИИ
  11. КОРНИ
  12. Какие школы были в древнеиндийской философии и на какие периоды она делится?
  13. ОРГАНИЗМ ПРОСВЕТЛЕННОГО
  14. ЛИТЕРАТУРА 1
  15. Тема 24. ФИЛОСОФИЯ ДРЕВНЕЙ ИНДИИ