Буддизм становится китайским:              и Чань (Дзэн)

  Мы уже отмечали, что индийские буддисты стали рассматривать Будду как сверхчеловеческое существо, чье учение является высшей истиной. Поскольку они верили, что каждый человек живет не один раз и не в одном месте, естественным для них было верить и в то, что Шакьямуни также прошел через множество перевоплощений, прежде чем родиться в облике будущего «просветленного».
Некоторые индийские мыслители уже задолго до этого говорили о том, что наша Вселенная — лишь одна из многих, и что каждая Вселенная проходит через рождение, рост и старение; очень похожий взгляд господствует и в современной астрономии. Поэтому буддисты пришли к выводу, что существует множество будд, по одному на каждую из бесчисленных вселенных, и все они возвещают одну и ту же мудрость. Так как всякая Вселенная проходит через циклы смерти и ; нового рождения, появляются новые будды для возобновления учения, которое также клонится к упадку и нуждается в новых силах. Верующие говорили, что даже , в их время распространение учения Шакьямуни становится все более трудным из-за невежества и упрямства людей, и новый будда, будда будущего — Майтрея (кит. Ми-лэ Фо), ожидает на набесах своего часа, чтобы сойти на землю и возобновить на ней буддизм.
Сочетание этих идей привело к вере в то, что даже наша Вселенная населена множеством будд, каждый из которых обладает своей собственной областью и символизирует какую-либо буддийскую добродетель, например мудрость или сострадание. Хотя Шакьямуни является буддой лишь нашею исторического цикла, для утверждения его учения ему на помощь могут приходить и эти небесные будды. Самый популярный из них — Амитабха (кит.: А-ми-то будда сострадания, главенствующий над раем «Чистой Земли» (кит.: Цзин-ту), лежащим на далеком западе. Верующие в него, медитирующие на него и молящие его о помощи будут спасены и возродятся после смерти в его раю. Там, пребывая под влиянием учения будды, они с легкостью достигнут просветления. Эта вера была для многих привлекательна, потому что обещала лучшую посмертную участь, чем чистилище или простое перевоплощение на земле. Кроме того, будучи более конкретной, нежели представление о нирване, она более обнадеживала людей.
Индийские сочинения, описывающие рай Амитабхи, были переведены на китайский к III в., а к VI в. некоторые китайские монахи уже целиком основывали свою проповедь на этих книгах, говоря людям, что дорогой к спасению может стать одно лишь с упованием произносимое имя Амитабхи. Не было необходимости ни в медитации, ни в изучении философии, ни даже в умении читать — достаточно было веры и преданности. Эти буддийские проповедники странствовали по стране, разъясняя свое учение и организуя группы почитателей Амитабхи, и люди стекались к ним десятками тысяч. К VII в. секта «Чистая Земля» стала самым популярным течением китайского буддизма и остается таковым и по сей день как в Китае, так и в Японии (куда она проникла в IX в.). Легко понять привлекательность надежды на райскую жизнь, ведь «Чистая Земля», описываемая в буддийских сутрах, — это поистине чудесное место. В одной из книг Будда говорит своему ученику Ананде, что «Чистая Земля» (санскр. Сукхавати) — это:
«...мировая система владыки Амитабхи, богатая и процветающая, спокойная, плодородна^ и полная множеством богов и людей. В этой мировой системе, о Ананда, нет ни адов, ни животных, ни (голодных) духов, ни асуров (т.е. демонов), нет там и мест, неблагоприятных для перевоплощения...
Эта мировая система Сукхавати, о Ананда, источает множество благоуханных запахов, она богата чрезвычайно разнообразными цветами и плодами, украшена деревьями, на которых растут драгоценные камни, которые посещают разные сладкоголосые птицы... А эти деревья, о Ананда, сверкают разными цветами, многими цветами, многими сотнями тысяч цветов. Они разнообразно составлены из семи драгоценностей в различных сочетаниях золота, серебра, берилла, хрусталя, коралла, перламутра и изумруда...
Многие виды рек текут в мировой системе Сукхавати. Есть там большие реки,' миля в ширину, а также до пятидесяти миль в ширину и двенадцать миль в глубину. Течение всех этих рек спокойно, вода их благоухает многочисленными приятными запахами, в них плывут букеты цветов с разнообразными драгоценностями, они издают разнообразные сладкие звуки».
В этой райской стране люди получают все, чего они пожелают, будь то музыка, изысканные яства, одежды, драгоценности или дворцы. Они выглядят и живут как боги. Но самое главное в «Чистой Земле» — они постоянно слышат учение Будды, что облегчает им достижение просветления и невозвращения на землю. Верующих убеждают, что нигде в этом счастливом месте
«...не слышно о чем-либо неблаготворном, нигде о препятствиях, нигде о наказании, горе и невезении, нише о сострадании. Даже о чувствах, которые не назовешь ни приятными, ни неприятными, не слышно здесь, сколь же менее о страдании! Вот почему, о Ананда, эта мировая система называется «Счастливой страной» (Сукхавати)»7.
И все это доступно тем, кто искренне верит в Будду и его могущество. Буддизм «Чистой Земли» подходил простому народу, однако он стал массовым движением, не привлекательным для более индивидуалистически настроенных интеллектуалов. Они стремились к просветлению узде в этой жизни и настаивали на том, что, какой бы прекрасной ни была «Чистая Земля», это все-таки не нирвана — высший покой и ясность ума.
К тому же некоторым из них казалось, что к VII—VIII вв. (в эпоху Тан) буддизм слишком преуспел. В стране существовали тысячи монастырей, многие из них обладали немалыми средствами, обширными земельными угодьями, слугами и золочеными статуями — подарками богатых купцов и чиновников. К этому времени на "троне уже побывало несколько императоров-буддистов, ожидавших от монахов поддержки в обмен на денежные пожертвования и официальное признание монастырей. Буддизм превращался в новую разновидность китайской государственной религии, что, по мнению некоторых особенно ревностных монахов, отвлекало людей от подлинного смысла их веры — индивидуального, личностного осознания и принятия своей жизни.
К VII в. некоторые реформаторски настроенные монахи начали возврат к углубленной медитации как основной форме буддийской практики. Постепенно развиваясь, это движение оформилось к эпохе Сун (960—1127 гг.) в новую школу буддизма — школу медитации, или Чань (по-японски произносится Дзэн). Эта школа, став весьма популярной среди благочестивых чиновников и купцов, так никогда и не превратилась в массовое движение, подобное секте «Чистая Земля», так как чаньский путь к спасению требовал больше времени и упорной работы. Отчасти это был возврат к тому «самопросветлению», которое за тысячу лет до этого проповедовал сам Шакьямуни. Чувствуя, что буддизм стал слишком мирским и материалистическим, некоторые чаньские мудрецы отвергли изображения и канонические книги и вели медитативный образ жизни в маленьких уединенных монастырях, однако большинство последователей школы полагали, что статуи и литература — полезное подспорье в постижении буддийской истины, если только не привязываться к ним и помнить, что возможность просветления заложена в каждом человеке. Их девизом было: «Стань буддой сам, увидев свои внутренние возможности» (цзянь-син чэн-фо). Неудивительно, что именно эта разновидность буддизма имеет наибольший успех в Северной Америке и Европе — ведь она сходна с нашими представлениями о саморазвитии. Прислушайтесь, для примера, к некоторым поучениям чаньских чиновников:
«В вашей собственной природе возникнут десять тысяч вещей, ибо все вещи сами по себе содержатся в вашей природе. Если назвать это по имени, то это чистый... Будда... Друзья мои, когда я говорю: «Клянусь спасать всех живых существ повсюду», я не утверждаю, что спасу вас, но что живые существа, каждое своей собственной природой, должны спасти себя сами. Что означает «спасти себя своей природой»? Вопреки ложным взглядам, страстям, невежеству и заблуждениям, в вашем природном теле вы носите в себе неотторжимые признаки просветления, поэтому, имея правильный взгляд, вы можете спастись. Если вы пробудитесь для правильного взгляда, мудрость, прана, сотрет невежество и заблуждения, и вы все спасетесь...
Друзья мои, каждый из вас должен пристально следить за собой. Не мыслите ложно! Сутры предписывают искать убежище в Будде, который внутри вас, они не велят полагаться на других будд. Если вы не полагаетесь на собственную природу, вам не на что более положиться»8.
«Прана» — санскритский термин, обозначающий мудрость просветленного ума, видящего вещи такими, каковы они есть, лишенного страхов и иллюзий. Именно эта мудрость делает будду Буддой; поскольку и мы способны достичь такого просветления, мы также можем стать буддами. Все необходимое для спасения заложено в нас самих.
Хотя различные формы буддизма обрели при династии Тан (618— 907 гг.) широкую популярность, всегда находились даосисты и конфуцианцы, выступавшие против буддийского влияния, которые неоднократно убеждали правителей запретить буддизм, конфисковать монастырскую собственность и принудить монахов и монахинь вернуться домой. Преследования были по большей части непродолжительными, цо в конце концов, в 844—845 гг., император-даосист закрыл тысячи монастырей и заставил большинство монахов и монахинь прекратить религиозную деятельность. Эта антибуддийская кампания была самой разрушительной. Тогда, как и ныне, китайские власти претендовали на абсолютный контроль над религией, так же как и над политикой и обществом. В результате этих общегосударственных преследований были разрушены многие из наиболее крупных монастырей, а вместе с ними исчезли и поддерживаемые ими буддийские философские школы. Через несколько лет прежний закон был отменен и буддизм был вновь легализован, но к этому времени существовали лишь две школы — Чань и «Чистая Земля», выжившие благодаря народной поддержке. С тех пор они являются доминирующими формами буддизма во всей Восточной Азии. Важнейшей причиной их успеха в Китае стало то, что обе они были основаны монахами-китайцами, знавшими, чего хотел их народ — простой, ясной и практичной религии, которой (как в случае «Чистой Земли») можно было бы
следовать и в обыденной жизни, Даже чаньские монахи разработали формы 'медитации, удобные для путешествующих торговцев и чиновников, практикующих дома. Кроме того, чаньские наставники учили, что вечная истина буддизма тождественна вселенскому Дао, поэтому просветления можно достичь и среди красот природы.
Первоначально иноземная религия, пришедшая из Индии, буддизм, подвергаясь влиянию китайской традиции и оказывая влияние на нее, стал более «китайской» религией, нежели любая другая из проникавших в Китай. Буддизм нашел свое место в китайском взгляде на мир.
<< | >>
Источник: Фредерик М. Денни. Религиозные традиции мира. В двух томах. Том 2. 1996

Еще по теме Буддизм становится китайским:              и Чань (Дзэн):

  1. Буддизм Чань (дзэн)
  2. Революция чань (дзэн)
  3. Дюмулен Генрих. История дзэн-буддизма, 2003
  4. Дзэн-буддизм в перспективе
  5. Изменение по дзэн-буддизму
  6. Глава 20 Китайский буддизм
  7. Буддизм и китайская культура
  8. Творческие направления философии в китайском буддизме
  9. Как Япония преобразовала китайский буддизм
  10. 4. КИТАЙСКАЯ КУЛЬТУРА В КОНТЕКСТЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ БУДДИЗМА, ДАОСИЗМА И КОНФУЦИАНСТВА
  11. Буддизм в эпоху Тан (VII-Х вв.). Упадок буддизма
  12. КИТАЙСКОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ И КИТАЙСКАЯ СТРАТЕГИЯ