3 ПРОФЕССИОНАЛИЗАЦИЯ СУБЪЕКТНОСТИ

В протестантской морали находим однозначное указание на то, что является соответствующим предметом контроля индивида, на чем основан рациональный контроль и, в конечном итоге, какие существуют зависимости и причинно- следственные связи в обществе.
Иррациональная религиозная мотивация породила стремление к рациональному самоконтролю. С помощью самодисциплины индивиды превращают себя и других в объект и, одновременно, в инструмент для собственных действий. Жизненные ценности являются для индивида не какой-то особой, а вполне осязаемой и рациональной целью239. Не только самопожертвование и экономический индивидуализм, но и особый способ постижения себя и других, с целью возможного превращения людей в инструменты и объекты действий, положили начало современному бизнесу240. Такая форма объективизации индивида явилась основой для современной системы производства и организации труда, а также способствовала развитию демократической системы241. Самодисциплина поддерживается здесь во имя свободы. Превращение самого себя в объект и инструмент действий позволяет индивиду осуществлять выбор и создавать себя. Самоконтроль определяет сущность ощущения субъективности: отвечающий за себя индивид может сам собой управлять. Самоконтроль (также и в смысле заботы о себе) превратился в проблему гражданских прав и гражданской ответственности242. Управляющий собой индивид, и для Вебера, и для Фуко, является не проблемой онтологии243, а вопросом культурных и исторических условий, при которых стало возможным и желанным соответствующее изучение индивидами самих себя. Самодисциплина, самообразование и рационализация жизни способствовали принижению роли правовой сферы1. Самодисциплина позволяет индивидам увидеть в себе, в своем внутреннем мире, источник предопределенности. Не ощущение внешнего принуждения, а чувство самоутверждения и возможность осуществления выбора формируют жизненный опыт индивида. Поэтому обратной стороной самодисциплины является ощущение невиданной ранее свободы. Как пишет Вебер, управление самим собой и создание таким образом своей второй, выбранной на этот раз самостоятельно натуры, позволяет освободиться от врожденных пут и состояний. В культуре индивидуализма свобода в управлении собой была достигнута благодаря методикам самовоздействия. Они являются развитием и внедрением таких идей и ценностей, как спасение, самодостаточность, свобода, эмансипация, счастье, успех и здоровье. Практическая сторона формирования западноевропейской субъективности и создания индивидами самих себя считается менее важной, хотя ее значение часто недооценивается2. Режимы - диетические, гигиенические, гимнастические, самопознание, раскрепощение, прочтение скрытых желаний, открытие талантов, способностей и пристрастий создавали и направляли западноевропейское чувство субъективности. Самооценка, самонаблюдение, прислушивание к внутреннему голосу, самоинтерпретация, реинтерпретация жизненного опыта, определение причинно-следственных связей между глубиной «внутреннего» и поверхностью того, что «снаружи», < принятие личных решений под влиянием и воздействием примеров, договоров, требований, стандартов и норм, позволяют проводить качественную коррекцию себя и комплексные изменения, суть которых проявляется в начале жизни по-новому и в выборе нового варианта собственного «Я», а также в изменении, суть которого можно определить как «возврат к себе» и «существование собой». В то же время, распространению самодисциплины сопутствовала плюрализация методов и стилей самоконтроля3. Однако многие из применяемых когда-то мето- 1 Foucault 1995, с. 126 2 Elias 1980 3 Elias 1989, с. 402 дов самоконтроля сохранили свою актуальность в измененной, адаптированной к светской эсхатологии форме. «Духовная бухгалтерия» Франклина (1960), классического, можно сказать, героя пуританской морали, предусматривала отведение каждой неделе применение одной из 13 -ти добродетелей. Вечером Франклин проводил самоисследование и записывал, в какой мере ему помог почасовый и «нравственный» распорядок дня. Неудачи и отклонения при реализации этого графика он регистрировал, ставя соответствующие отметки в таблице. По мере самосовершенствования в процессе реализации плана и осуществления добродетелей, Франклин мог стирать «обвиняющие» значки. Вебер пишет, что за ведущимся «религиозным дневником» скрывается старый, средневековый и, даже, античный образ Бога, ведущего баланс человеческих поступков. В данном случае Бог является владельцем магазина, а грешник - клиентом, который попал в долги и в состоянии платить только постоянно растущие проценты, однако, он никогда не вернет основную сумму. Следует сравнить распространенную в XVIII веке методику самосоздания с предлагаемыми сейчас в лечебнооздоровительной культуре стратегиями самоосвобождения. Сюзан Форвард - популярный американский психотерапевт предлагает, чтобы каждый, кто хочет улучшить свое положение и самочувствие, в рамках совершения первого шага, подписал «Договор с самим собой». «Договор с самим собой» содержит следующие обещания: - обещаю себе никогда не соглашаться на то, чтобы страх, чувство долга и чувство вины руководили моими решениями; - обещаю себе, что если меня что-то отталкивает, что-то мне не удается или возвращает меня к старым моделям поведения, то не буду использовать это как причину для того, чтобы не пробовать дальше. Понимаю, что поражение не является поражением, если используется для обучения; - обещаю заботиться о себе в ходе этого процесса; - обещаю себе, что буду хвалить себя за каждый, даже самый маленький, шаг в правильном направлении. В заключительной части договора, образец которого дает терапевт, необходимо поставить дату и подпись. Договор, как пишет терапевт, это важный символ, придающий желаниям осязаемый вид и помогающий определить собственные цели. Терапевт рекомендует читать этот договор вслух каждый день и ежедневно, каждые 15 минут, сравнивать поставленные задачи с ходом их реализации244. Глава, посвященная первому шагу к свободе, начинается с анекдота о туристе, который приехал в Нью-Йорк и спросил прохожего, несущего скрипку: ««Как попасть в Карнеги-холл»? Скрипач, убедившись, что турист точно хочет «попасть» в Карнеги-холл, ответил: «Упражняйся, упражняйся и еще раз упражняйся»! Сегодня, как видно из приведенного примера, по-прежнему актуальны методы, применявшиеся пуританами. «Духовная бухгалтерия» и упорные упражнения должны гарантировать достижение добродетелей современной культуры индивидуализма - свободы, хорошего самочувствия и самобытности. Трудно также избавиться от убеждения, что рекомендуемые пособия по самолечению и способам самоосвобождения вообще содержат рекомендации или рецепты свободы. Вполне вероятно, что самосоздание и самоутверждение принимают сегодня более конкретный и более «практический» смысл. Бонни, пишет терапевт, потратила все свои сбережения до последней копейки для того, чтобы начать новую жизнь. Началу новой жизни сопутствовало изменение ее внешнего вида. Бонни сделала себе подтяжку кожи лица, устранила чрезмерные жировые отложения, решилась на коррекцию носа, бюста, растяжек и живота, осветлила волосы, начала носить голубые линзы и приклеила акриловые ногти, наконец-то купила костюм от Тьерри Мюглера245, почти за 2,5 тысячи долларов, и выглядела просто божественно246. Плюрализация методов самоутверждения и увеличение практических возможностей самосознания, несомненно, усиливают ощущения собственной активности и ведения собственного дела. Однако с увеличением возможностей самоутверждения практически исчезает социальный аспект самоопределений247. Самодисциплина и эксперименты в этой области (изменения стиля самодисциплины, усиление самодисциплины, а также ослабление дисциплины) влияют на личную жизнь индивидов. Борьба с избыточным весом, избавление от алкоголизма, депрессии и жизненного кризиса, гимнастические упражнения, независимость, отказ от сигарет, борьба за эмоциональную независимость, перепрограммирование неосознанности, это проблемы, решая которые все большее количество людей старается проблематизировать весь свой жизненный опыт. Такие факторы в этой области, как использование новых методик самоконтроля, подавленность, поражение, успех, получение помощи от одних и саботаж других, определяют поворотные пункты в биографии и этапы жизни многих индивидов. Интенсификация процесса рационализации приводит к сокращению областей «магического» влияния. В восьмидесятых годах культура предприимчивости открыла новые резервы, позволившие сделать общество и людей более динамичными, путем использования средств, нерационализированных до настоящего времени. «Расколдовывание» касается сегодня также любых коллективных тождественностей, а «психо-волна» позволила связать личный жизненный опыт с судьбами других людей1.
Индивидуальное и частное восприятие расстройств, болезней, неадекватности или несоответствия «наметило пути» к кабинетам врачей, однако эти многолюдные пути проходят в одиночестве и находят применения опыту, для которого достижимым пределом было бы достижение ощущения некого «мы». Обусловленное культурой и историей ощущение субъективности не рассматривается в настоящее время как результат исторического процесса, а постигается в исключительности, всемогуществе, самодостаточности и способности противостоять любым воздействиям и власти2. Невозможность связать собственные ощущения с судьбами других людей создает основу для ощущения исключительности собственного жизненного опыта, а также порождает одиночество в обществе самодостаточности3. Однако в ощущении собственной исключительности и самостоятельности можно увидеть новую форму обобществления. ПреДСТаВЛЯе- ^ес^ 2Ш2, с. 136-137, 149 1 Gross berg 1997; Lasch 1978, с. 8-10 3 Taylor 2001, с. 933 мые средствами массовой информации «шоу искренности», а также «глубокие исследования», являются инструкцией к тому, как раскрывать правду о собственном «Я»248. За этими шоу и исследованиями скрывается разделяемая всеми вера в то, что глубокое внутреннее содержание как бы специально создано для того, чтобы его интерпретировать. Однако основным качеством «внутреннего» является не то, что оно требует интерпретации, а то, что последние слова должны провозглашать капитуляцию перед богатством и тайнами, скрытыми «внутри». Глубины «внутреннего» всегда содержат нечто такое, что становится причиной невозможности рассказать о нем всю правду и, поводом для очередного спектакля искренности. Соединение не соединимого становится общим, трудно переносимым ощущением одиночества, в обоих смыслах этого слова. Относительно этой, мистической глубины «внутреннего», мерой и ценой которого одновременно становится одиночество, внешняя реальность становится всего лишь практической, мелкой и неадекватной, по сравнению с тем, что ощущает индивид под внутренней оболочкой. Описывающая современную культуру индивидуализма парадигма естественно-образованного249, в том числе и пуританская гносеология, без пуританской метафизики250, содержит противоречия. Индивид, превращаясь в объект собственного действия, таким же образом склонен рассматривать других людей. В то же время, способ управления собой влияет и на способы управления другими. Отсутствие метафизических границ «объективизации» индивида делает его способным к самоубийству. В социологической литературе новый средний класс характеризуется стабилизирующей функцией своего уклада по причине его стремления к выбору радикальных политических позиций251. Политический экстремизм, а также проведение экспериментов на себе и навязчивый самоконтроль, это новые стратегии придания смысла собственной жизни. Вполне возможно, что факт существования двух таких различных стратегий поиска смысла собственной жизни связан с тем, что в настоящее время поли тический радикализм часто теряет свою политическую остроту и становится, прежде всего, видом самолечения252. Самореализация не исключает религиозные мотивы действия. Однако не менее осторожным, но удачным кажется определение неутилитарного мотива действия как стремления к расширению сознания. Изменение при переходе от метода спасения к методу самореализации состоит в том, что экзи- стенциональное призвание заключено в новом, четко рационализированном и часто в более практическом порядке действий. Медицинский и терапевтический порядок дает нам примеры самореализации. Грех заменяется невротическим чувством вины, исповедь - рассказами о себе, критическая оценка своих поступков - исследованием собственного самочувствия, хороший или плохой характер - динамичной или пассивной личностью. Лечебно-оздоровительная культура или идеология делает оптимистические предположения о возможности согласования и, даже, применения парадигматического подхода к другим целям, таким, как самочувствие или духовное развитие253. Образовательно-натуралистическая парадигма, на которую опирается терапевтическая культура, имеет также254 другие противоречия. Романтическая и мистическая традиции, для которых чуждой является обязанность как метод, часто используются для творческой адаптации как расширенное сознание или творческая личность, хотя они, на первый взгляд, изначально несовместимы. В рамках естественно-образованной парадигмы пытаются согласовать присущую романтической традиции креативность с верой в силу научных и практических способов действия255. Наблюдаемые и ощущаемые в настоящее время противоречия, наиболее полно систематизированные в рамках проблематики, связанной с лечебно-оздоровительной культурой, в значительной степени являются наследством протестантской морали. Диалектика освобождения и принуждения характерна для современного ощущения субъективности и приводит к тому, что неизменно актуальной остается угроза, о которой писал Вебер, угроза того, что условия, позволяющие индивидам чувствовать себя свободными, в конечном итоге обращаются против идеи, которая их создала256. Роберт Н. Беллах257 считает, что в современной культуре индивидуализма все чаще можем наблюдать парадокс, состоящий в том, что чем больше индивиды хотят свободы и здоровья, и чем больше предпринимают усилий для достижения этих добродетелей, тем большей становится опасность того, что они окончательно попадут в конформизм и зависимость от экспертов. Освобождающая мораль нового среднего класса дополнила существующие в различных сферах жизни противоречия. Тесная связь дисциплины и чувства независимости была реализована в морали нового среднего класса и проявилась в методах организации труда. Требуемая креативность и гибкость сопутствовали здесь требованиям подчинения и постоянному созданию карьеры258. Среди положительных результатов применения метода Сильвы в бизнесе, в первую очередь, называется стимулирование и поощрение инициативы и усиление дисциплины труда259. Приходящие из романтических традиций ценности, такие, как яркое самовыражение, аутентичность, креативность, самобытность, открытие себя и открытие в себе «внутреннего ребенка», могут применяться в определенных областях. Всплеск свободы и сумасшествия, это время, проводимое среди магазинных полок, в лесу или в лечебнооздоровительной группе. Главной стратегией создания личности и личного освобождения является борьба с государственными институтами. В наше время сферой объявленных войн и проводимых революций является пространство медицинского кабинета. Медицина предлагает организованную свободу: речь идет о том, чтобы избавиться от институтов таким образом, чтобы забрать предлагаемые ими награды и почести. Отказ от самоконтроля происходил под контролем, что было необходимо для повышения эффективности труда и улучшения качества отдыха. Свободный стиль жизни нового среднего класса предполагает освобождение с помощью рационализации и контролируемого расширения сферы того, что не контролируется. Однако возврат к естеству, прислушивание к голосу интуиции или осуществление желаний скорее станут продолжением процесса рационализации жизни, чем ее обратной стороной. «101 способ не кушать все подряд», «Совершенная память», «Искусство дыхания», «Искусство осознанного дыхания», «Искусство самооздоровления», «52 способа победить застенчивость», «Как творчески использовать эмоции» - все это пособия, представляющие методы, которые позволяют господствовать над тем, что остается вне контроля индивида. Стройный силуэт, здоровье, продленная молодость или полученный навык не являются целями как таковыми. Все эти ценности, дорога к которым идет через самодисциплину, в конце концов, должны создавать ощущение самоудовлетворения - смысла существования индивида. Вебер писал260, что «тайное мучение» современного человека возникает не из-за того, что он что-то сделал, а из-за того, что может что-то сделать неосознанно. В современной культуре индивидуализма самобытность становится профессией индивида261. Поэтому плохой характер, который невозможно изменить, личная пассивность, полученные в процессе социализации или в результате принудительно навязанных примеров и статусов (положений), одним словом, кошмар существовать запрограммированным, являются характеристиками современной формы проклятия. Милостью становится бытие избранным с помощью самого себя. «Тайное мучение» современного человека, как отмечал Вебер, не является все время одинаковым. Оно как бы удваивается потому, что ощущаемое проклятие лишено истины Божьей и по этой причине становится менее человечным.
<< | >>
Источник: Малгожата Яцино. Культура индивидуализма. 2012

Еще по теме 3 ПРОФЕССИОНАЛИЗАЦИЯ СУБЪЕКТНОСТИ:

  1. Теоретические основы процесса профессионализации
  2. Глава 9 ПРОФЕССИОНАЛИЗАЦИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ЛИЧНОСТИ ПЕДАГОГА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ШКОЛЫ
  3. Профессионализация деятельности и личности преподавателя профессиональной школы
  4. Профессионализация деятельности и личности мастера
  5. От социализации к профессионализации
  6. 4.1.3. Профессионализация социологической деятельности. Профессионалы и непрофессионалы
  7. § 5. Попытки защитить субъектное
  8. СУБЪЕКТНОСТЬ ОТКРОВЕНИЯ
  9. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СУБЪЕКТНОСТЬ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ Шевченко А.А.
  10. СУБЪЕКТНОСТЬ КАК ПРОБЛЕМА И ЗАДАЧА Тузова Т.М.
  11. § 1. Понятие и субъектный состав общей собственности
  12. § 9. Где первоистокн для оправдания самой субъектной воли к творчеству?