Закономерности взаимоперехода парадигм в проблемной ситуации

Из сказанного следует, что в ходе взаимодействия парадигмы могут сменяться «естественным» образом, т. е. без изначальной преднамеренности участников. Поскольку было продемонстрировано, что они не сводимы друг к другу, — для их реализации необходимы различные предпосылки и условия; они предполагают неодинаковые структуры поведения, изменения форм взаимодействия, — осуществление плавного перехода от одной к другой затруднительно.
Для того чтобы трансформация произошла, необходимы специальные условия и дополнительные усилия. Причем чаще всего усилий самих участников оказывается недостаточно, и нужны влияния или прямое вмешательство извне. Кроме того, даже в этом случае праткически невозможно каждую из парадигм произвольно трансформировать в любую другую. Существуют определенные закономерности динамики отношений между людьми, которые обусловливают вероятность преобразований. Так, парадигма консолидации с большей вероятностью преобразуется в конфликт, чем в переговоры. Конфликтная парадигма может трансформироваться только в переговоры. Причем для этого необходимы существенные усилия. Переговоры могут перейти и в согласие, и в конфликт, хотя последний вариант является более вероятным. Для подобного рода модификаций необходимы специальные предпосылки и условия. Они не могут осуществляться в любой момент по ходу процесса. Однако в переломных точках взаимодействия, когда открывается возможность изменить его направленность, конструктивно ориентированным агентам можно руководствоваться определенным набором правил, позволяющих при нимать решение в смещении или сохранении его вектора в ходе решения проблемной ситуации: — оценить состояние отношений между сторонами — расстановка сил, распределение издержек и выгод — и определить взаимное соотношение позиций; это позволит зафиксировать положение каждой из сторон на пути к решению проблемы; — оценить, как может повлиять на ход решения проблемы продолжение взаимодействия в заданном направлении; изменение вектора его движения; выход из данной структуры взаимодействия; в этом случае можно увидеть альтернативы изменения формы отношений; — выявить конструктивные возможности каждой из предполагаемых альтернатив: отрефлексировать, что привело к переломной точке взаимодействия; что происходило до этого; каковы собственные возможности к данному моменту, что можно сказать о потенциале партнеров; таким образом выясняется, что можно и нужно, чтобы в дальнейшем решать проблему с большей степенью эффективности; — не допускать полного отождествления себя с текущим положением дел или занимаемой позицией; быть готовым к пересмотру ситуации и своего положения в ней, что позволит трезво оценить собственные выигрыши и проигрыши, ошибки и удачи; разумно использовать полученный опыт в дальнейшем; — не позволять импульсивному поведению преобладать над рациональностью, причем это равно относится как к негативным, так и позитивным побуждениям, поскольку и те и другие нарушают упорядоченность процесса взаимодействия, искажают его ход, уменьшают степень предсказуемости поведения; сдерживание непосредственных побуждений, контроль над ними позволяет более разумно распределять усилия в ходе достаточно длительного процесса решения проблемы; — не позволять мнению других влиять на собственные решения, особенно в затруднительных ситуациях, избегать контактов с теми, кто все видит в однозначно негативном или позитивном свете и упорствует в своей позиции, с равнодушными или скептически настроенными людьми, не позволять другим поучать себя; при соблюдении предыдущих правил это облегчит оценку ситуации с конструктивной точки зрения, а не в соответствии со стереотипами общественного мнения; — переговорить с другими сторонами, когда оценка ситуации приводит к обоснованному представлению о необходимости сменить парадигму взаимодействия; следует обратиться к ним — прямо или через посредника — и либо обсудить возможности изменения соотношения сил, либо поставить в известность о переориентации собственных действий. Трансформации парадигмы консолидации. Парадигма консолидации может трансформироваться либо в конфликтную, либо в переговорную. Причем конфликт — более вероятный вариант изменения направления взаимодействия, особенно если от участников требуется высокий уровень комплементарности. Переход к переговорной парадигме более вероятен в случаях, когда система взаимодействия носит «открытый» характер. Предпосылки перехода от консолидации к конфликту. Они возникают тогда, когда участники начинают отчетливо представлять себе, что их объединение не помогает решению проблем, а взаимные требования солидарности лишь затягивают их пребывание в неблагоприятной ситуации и препятствуют участию в ее преодолении. Соответственно состояние перехода от консолидации к конфликту характеризуется следующими предпосылками: —давление проблемной ситуации оказывается сильнее групповой солидарности; —неудовлетворенность большинства членов группы своим положением в более широкой социокультурной среде оказывается сильнее, чем удовлетворенность от групповой принадлежности; —уровень культурной компетентности в группе достаточно низок, чтобы переопределить групповую стратегию. Условия перехода от консолидации к конфликту. Когда в ходе взаимодействия, организованного в соответствии в принципами консолидации, появляются признаки такого состояния, очевидно, что близится изменение вектора направленности процесса. В этом случае ускоряется кумуляция условий, предопределяющих конфликтный взрыв в системе отношений. К числу необходимых условий такого рода можно отнести: —появление в рамках группы отчетливой коалиции, предлагающей свое определение ситуации и отстаивающей его; —акцентирование различий интересов внутри группы и их поляризация; —наличие внешних сил, заинтересованных в расколе группы. Факторы способствующие переходу от консолидации к конфликту. При таких условиях движение к конфликтной ситуации практически неизбежно, если ее зачинщик добровольно не выйдет из состава группы. Эта переходная ситуация будет либо более, либо менее затяжной, в зависимости от действия ряда внутригрупповых и внешних факторов. Процесс ускоряется по мере интенсификации действия следующих внутригрупповых факторов: —сильный коалиционный лидер; —отчетливое альтернативное определение ситуации; —четкая определенность и давление образовавшейся группы интересов; поляризация между коалиционными и установленными групповыми целями; —сопротивление альтернативным ориентациям со стороны лидеров группы. Это направление движения может усилиться под влиянием следующих факторов: —высокая степень неопределенности и напряженности в окружении; —активизация внешних воздействий на группу с целью либо сохранить ее установившуюся структуру (поддержка позиции «традиционного» лидера), либо трансформировать ее (поддержка коалиционного лидера), либо разрушить группу (преднамеренное столкновение поляризованных сил друг с другом); —расхождение между нормативными ориентациями группы и окружения. При такой ситуации вполне достаточно благовидного повода, чтобы возникли внутригрупповые конфронтации, т. е. обозначилось начало конфликтной парадигмы взаимодействия. Если описанные выше ключевые моменты критической ситуации не проконтролировать и не принять мер, то вектор направленности взаимодействия сменится от консолидации к конфликту. Однако члены группы консолидации имеют возможность трансформировать свою стратегию в переговорную и тем самым избежать раскола в группе, ее распада. Предпосылки перехода от консолидации к переговорам. Они складываются как реакция на безрезультатность совместного решения проблемы, когда неудачи приписываются подавляемому расхождению интересов у членов группы, т. е. недостаточной степени их функциональной автономности. В этом случае состояние перехода от консолидации к переговорам характеризуется следующими предпосылками: —давление проблемной ситуации соизмеримо со стремлением сохранить группу как инструмент совместного решения проблемы, неразрешимой в одиночку; —неудовлетворенность большинства членов группы своим положением в более широкой социокультурной среде рассматривается как преодолимая за счет повышения эффективности группового взаимодействия; —сложившиеся групповые нормы и предпочтения начинают восприниматься как сковывающие необходимую инициативу и потому требующие изменения; —уровень культурной компетентности в группе достаточно высок, чтобы пересмотреть групповую стратегию с точки зрения расширения степени функциональной автономности ее членов. Условия перехода от консолидации к переговорам. При таком состоянии можно считать, что наметилась тенденция, характеризующая готовность ее членов к переговорам. Для ее актуализации необходимы ^ 1 ц определенные условия, наличие которых позволит эффективно и безболезненно совершить наметившийся переход. К ним относятся: —активизация в рамках группы коммуникативных процессов, направленных на выявление разногласий между участниками; —обсуждение различий интересов внутри группы и возможностей их примирения при совместном решении проблемы; —наличие внешних сил, заинтересованных в сохранении группы. Факторы, способствующие переходу от консолидации к переговорам. Эффективность целенаправленной организации переговоров при благоприятных условиях обусловливается действием ряда внутригрупповых факторов: —открытость обмена информацией при обсуждении внутригрупповых расхождений интересов; —высокая толерантность членов группы к индивидуальным различиям; —сильная «экспертная команда» по примирению интересов; —отчетливые альтернативы определения ситуации с выявлением зон совпадений и расхождений. Движение к переговорам может усилиться, если в действие вступит ряд стимулирующих внешних факторов, таких как: —соответствие изменившихся групповых интересов конструктивной ориентации в решении проблемы другими группами; —усиление внешних влияний на группу с целью ее сохранения при некоторых структурных изменениях; —представление членов группы о том, что при сравнение групповых и внешних нормативных ориентаций, групповые могут оказаться полезными для организации взаимодействия с окружением. При такой ситуации переход от консолидации к переговорам вряд ли может быть осуществлен внутренними силами. Обычно в этих условиях в группе нарастают эгалитаристкие и сепаратисткие тенденции. Поэтому выдвижение любого лидера будет вызывать сопротивление, а формирование ядра для выработки решения будет затруднено из-за расхождений интересов. В подобных случаях необходимо вмешательство третьей стороны, которое может быть организовано самими членами группы. Такая сила не должна выполнять лидерские функции; ей следует выступать в роли катализатора групповой реорганизации; посредника в примирении интересов; советника, соотносящего предложения членов группы с целями решения проблемы. При адекватном выполнении подобного рода функций группа может безболезненно пройти через структурные изменения, благодаря которым взаимодействие ее членов начнет осуществляться в соответствии с переговорной парадигмой. Последствия трансформации парадигмы консолидации. Каждая из возможных трансформаций парадигмы консолидации имеет для участников взаимодействия как позитивные, так и нега тивные последствия. Как было отмечено выше, консолидация переходит в конфликт при низком уровне культурной компетентности участников, при стремлении сохранить исходное согласие в меняющихся условиях. Позитивные последствия такой трансформации болезненны и для участников, и для более широкого окружения. Они связаны с утратой иллюзий относительно незыблемости и священности традиционных ценностей и норм, на которых базировалось такое согласие; с освобождением культурного пространства для новых нормативных образований, соответствующих изменившимся жизненным условиям. Негативные последствия в этом случае определяются возникновением новых очагов конфликта. Консолидация переходит в переговоры при относительно высоком уровне культурной компетентности участников, желающих продолжать взаимодействие при неблагоприятных внешних условиях и понимающих невозможность решения проблемы в одиночку. Позитивными последствиями такого перехода можно считать повышение степени чувствительности и реактивности по отношению к внешним изменениям; переориентацию групповой активности с поддержания межличностных отношений на преодоление проблемной ситуации. Негативные последствия связаны с ослаблением межличностных связей, эмоциональных привязанностей людей друг к другу, чувства общности, обусловленным расширением у каждого из их зоны функциональной автономности и индивидуальной ответственности. Трансформациипарадигмыконфликта. Конфликтная парадигма может трансформироваться только в переговорную, а любые попытки выстроить на базе конфликта консолидацию не будут иметь успеха. В зависимости от этапа взаимодействия меняется вероятность эффективности переговоров. Так, хорошо известно, что пока происходит формирование конфликтной ситуации и еще не началось жесткое позиционное противостояние сторон, взаимодействие между ними может быть переведено в переговорную парадигму третьей стороной, демонстрирующей совместимость их интересов и возможность взаимовыгодных действий. На начальных стадиях конфликтного взаимодействия, когда решение о несовместимости в данной ситуации сторонами уже принято и первые обмены действиями совершены, перейти к переговорам можно, но это очень трудно. Здесь нужны и посредники, и давление общественного мнения, и хорошо продуманная тактика взаимных компромиссов, чтобы только побудить стороны согласиться вступить в переговоры. И такой переходный период предполагает значительные затраты времени и усилий третьими сторонами. Когда процесс приобретает характер полноценной борьбы, любые попытки начать переговоры в этот период будут безуспешными. Логика эскалации конфликта такова, что, втягиваясь в нее, посредники начинают принимать позицию одной из сторон, следовательно, укреплять и таким образом выводить ее на новый уровень итенсификации борьбы. Опять вернуться к идее переговоров можно лишь тогда, когда ресурсы обеих сторон близки к состоянию исчерпанности. В этом случае ситуация в структурном отношении становится аналогичной началу конфликта. Заинтересованные третьи стороны могут при первых же проявлениях ремиссии, т. е. одновременного отступления участников с «поля боя» для перегруппировки сил и возобновления ресурсов, попытаться предложить какие-то выгодные условия переговоров. При начальных отступлениях это может не иметь успеха. Но чем дальше конфликтующие стороны истощаются в борьбе, тем выше вероятность того, что предложение посредников вступить в переговоры может быть принято. Таким образом, в этом случае смена парадигм носит затяжной характер и требует от окружения значительных ресурсных вложений. Следует также подчеркнуть, что, начиная с момента эскалации, конфликтное взаимодействие усугубляет существующую проблемную ситуацию. Поэтому даже удачная организация переговоров на его конечных стадиях не вносит никакого вклада в конструктивное решение проблемы и даже не возвращает ситуацию в состояние, предшествующее конфликту. Вот почему в ценностном отношении такая трансформация, будучи социально значимой, не вызывает той степени удовлетворенности ни у организаторов, ни у участников переговоров, ни у общественности, какую вызывает любой видимый позитивный шаг в решении проблемы как таковой. Предпосылки перехода от конфликта к переговорам. Они возникают тогда, когда участникам становится ясно, что, несмотря на объявленную готовность к конфронтации, они не имеют достаточно сил и ресурсов, чтобы выиграть борьбу. Соответственно состояние перехода от конфликта к переговорам обусловливается следующими предпосылками: —прекращение конфронтации оказывается для обеих сторон значительно более выгодным, чем продолжение; —неудовлетворенность обеих сторон конфликтным взаимодействием значительно превышает неудовлетворенность от пребывания в условиях проблемной ситуации, которые предшествовали началу конфликта; —уровень культурной компетентности сторон достаточно высок, чтобы перейти от бесконечного антагонизма к разделу сфер влияния. Условия перехода от конфликта к переговорам. Как уже отмечалось выше, предпосылки для начала переговоров в ходе конфликтного взаимодействия не являются его устойчивой характеристикой, которая, раз зародившись, сохраняется в качестве его основы. Напротив, они возникают, но, не будучи использованными для изменения направленности хода процесса, исчезают под напором тех, что оказываются благоприятными для эскалации конфликта. Соответственно одного наличия предпосылок не достаточно, чтобы переходный процесс начался. Нужны определенные условия, обеспечивающие его формирование и развитие, к которым можно отнести следующие: —возникновение хотя бы у одной из конфликтующих сторон стремления вступить в переговоры; причем, его сила должна быть достаточной, чтобы начался активный поиск повода для организации переговоров; —выявление этой стороной тех общих интересов и тех возможностей взаимных компромиссов, которые могли бы составить основу будущих переговоров; —наличие такой расстановки внешних сил, при которой давление в направлении прекращения конфликта существенно преобладает над заинтересованностью в его продолжении. Факторы, способствующие переходу от конфликта к переговорам. При наличии подобных условий целенаправленная организация перехода к переговорам становится возможной. Ее реализацию можно начать в случае, когда в действие вступает ряд конструктивных факторов. 1. Наличие альтернативных решений относительно предмета переговоров и нейтрализации конфликтной ситуации: —устранение объекта конфликта; —разделение объекта конфликта между сторонами; —установление очередности или иных правил совместного пользования объектом; —компенсация одной из сторон за передачу объекта другой стороне; —разведение конфликтующих сторон; —переведение отношений сторон в другую плоскость, предполагающую согласование их интересов. Таким образом, сторонам предлагается вместо концентрации на одномерной конфронтации перейти к рассмотрению и оценке других возможностей. 2. Разработанные альтернативы путей перехода к переговорам, т. е. к возможностям достижения соглашений по спорным вопросам. С этой точки зрения по степени возрастания действенности можно выделить следующие факторы: —предложения одной из противоборствующих сторон, которые могут — но совсем не обязательно — вызвать у другой интерес к идее переговоров; —апелляция третьих сторон к соответствующим юридическим или этическим нормам, переговорный потенциал которых обусловлен реальными гарантиями их эффективности; —предложения посредников, базирующиеся на совпадении интересов сторон, значимость которых для перехода к переговорам зависит как от степени готовности к ним соперников, так и от эффективности медиаторов. 3. Переход от конфликтного взаимодействия к переговорам зависит от признания сторонами ответственности за ущерб, нанесенный друг другу. Это трудное решение, поскольку в таком случае предполагается, что каждая должна что-то исправить или оплатить потери. Однако возможны различные пути урегулирования проблемы ответственности. Одна из сторон готова принять определенные обязательства по отношению к другой и соглашается на уступки. Если она принимает часть вины за случившееся, ей следует объясниться с оппонентом и признать ошибку. Чтобы не быть при этом в положении оправдывающейся стороны, ей важно сосредоточиться на обсуждении ситуации и выходе из нее. Можно также предложить компромисс, при котором сторона-инициатор берет на себя больше ответственности в одной области с тем, чтобы другая сделала что-то взамен. В этом случае нередко возникают напряжения в связи с различием точек зрения сторон на то, что каждая из них должна сделать. Поэтому необходимо вмешательство третьей силы, которая поможет выявить оценки, побуждения, приоритеты соперников и вместе с ними выработать решение о распределении ответственности. Наконец, можно найти общие для обеих сторона интересы и осуществить переход к переговорам на этой основе. 4. Инструментальные факторы, или социокультурные образо- зования, действие которых прямо направлено на то, чтобы трансформировать конфликтную парадигму взаимодействия в переговорную. К ним можно отнести: —институциональные организации, специально предназначенные для осуществления переговоров, поиска взаимовыгодных решений, в том числе в рамках законодательной, исполнительной и судебной власти; —предшествующий опыт согласования разнонаправленных интересов, закрепленный в культурных образцах; —консультации, приводящие к осведомлению конфликтующих сторон относительно возможностей взаимоприемлемого решения. 5. Силовые факторы, облегчающие переход. Часть из них связана с равновесием ресурсного потенциала. Если конфликтующие стороны выравниваются по этому параметру, конфликтное взаимодействие становится бесперспективным и неуместным. Сторонам лучше начать ориентироваться не столько на победу, сколько на снижение напряженности, вызванной конфликтом. В этом случае переход к переговорам оказывается целесообразным и вероятным, поскольку освободит стороны от дальнейших потерь. Другая часть характеризуется синергетическим потенциалом конфликта, т. е. его притягательностью для других участников. Чем выше этот потенциал, тем больше сторон включается в конфликт и тем более сложным и затяжным он становится. Чем он ниже, чем сильнее осуждается конфликт со стороны общественности и чем менее он выгоден значимым политическим силам, тем вероятнее в этом случае переход к переговорам. Последствия трансформации конфликтной парадигмы. Переход от конфликта к переговорам заключает в себе как позитивные, так и негативные последствия для участников взаимодействия. Проблема здесь состоит не в полном устранении предпосылок для конфронтации — это невозможно, — но в попытках свести к минимуму опасность необратимых взаимных разрушений и расширения зоны напряжений. Это имеет положительный эффект. Прежде всего прекращаются взаимные разрушения. Далее, стороны выводятся на такие позиции во взаимодействии, которые позволяют им увидеть общие интересы и возможности их реализации за счет переговоров или разводятся по другим локусам взаимодействия. Наконец, переход к переговорам означает начало движения к нормированию отношений между соперниками: установление взаимных прав, обязанностей, санкций за их нарушение. Негативные аспекты такого перехода обусловлены качеством его организации и уровнем культурной компетентности сторон.
Если соответствующие меры временны и паллиативны, затрагивают не существо конфликта, а лишь симптомы, ситуация усугубляется. Он расширится за счет негативной реакции сторон, обманувшихся в своих надеждах на улучшение, против тех, кто давал такие обещания. Если переход к переговорам используется сторонами как маневр для перегруппировки внутренних сил и пополнения ресурсов, для временной передышки, то ситуация не улучшается. Переговоры так и не складываются, а их значимость как инструмента целедостижения дискредитируется в общественном мнении. И чем ниже оказывается уровень культурной компетентности соперников и посредников, тем больше вероятность при попытках смены парадигм принести больше вреда, чем пользы. Поэтому целенаправленные действия в этом направлении должны быть компетентными, взвешенными и осторожными. Трансформациипарадигмыпереговоров.ПараАИтмаиерегово- ров может трансформироваться либо в консолидацию, либо в конфликт. В проблемной ситуации более вероятным является переход к конфликту, поскольку свойственная ей напряженность обусловливает взаимную настороженность партнеров и склонность к агрессивным или оборонительным реакциям. Попытки консолидации можно ожидать 522 тогда, когда социальное положение участников не достаточно высоко и они склонны отводить себе в проблемной ситуации более пассивную, нежели активную позицию. Предпосылки перехода от переговоров к конфликту. Они возникают тогда, когда участники начинают понимать, что взаимодействие сдвигается от ориентации на интересы и их примирение к обсуждению позиционных расхождений или процедурных вопросов. В этом случае о предпосылках перехода к конфликту можно судить по следующим показателям: — польза от силового давления представляется большей, чем от поиска взаимных компромиссов; — выигрыш от реализации общих интересов не удовлетворяет кого-то из участников; — через переговоры по частному поводу начинают проступать более глубинные разногласия или претензии кого-то из участников. Условия перехода от переговоров к конфликту. При появлении таких устойчивых характеристик в процессе переговоров возрастание напряженности в отношениях между участниками может вызвать их конфронтацию. В качестве условий, способствующих такому повороту событий, можно назвать следующие: — акцентирование различий интересов между участниками переговоров и их поляризация; — активизация критического начала в отношениях участников: взаимное неприятие предложений, позиций, личностных характеристик; — недостаток информации об интересах, ресурсах, намерениях партнеров, вызывающий взаимное недоверие; — наличие внешних сил, заинтересованных в затягивании или срыве переговоров. При наличие таких условий достаточно любого предлога, чтобы более заинтересованная в конфликте сторона начала активные атакующие действия. Факторы, способствующие переходу от переговоров к конфликту. Переход от переговоров к конфликту может быть представлен следующим образом: — в начале переговоров стороны вынужденно отказываются от части своих требований, вследствие чего прочность достигнутых компромиссных решений невелика; — параллельно формируются предпосылки и условия для конфликтной ситуации; — стороны начинают использовать силовое давление, чтобы отстоять собственные интересы или позицию; — силы сторон или их активность оказываются неравными, и более слабой приходится отступать для пополнения ресурсов; — затем с новыми силами отступившая сторона пытается взять реванш. Так начинается эскалация конфликтного взаимодействия. При подобных обстоятельствах чрезвычайно трудно вернуться к переговорам. И процесс приобретает характер борьбы. При таком обороте событий интенсификация конфликтного взаимодействия может возрастать, если стороны: —пытаются представить собственные промахи как ошибки партнера; такие обвинения нагнетают взаимную враждебность, благоприятную для эскалации процесса; —частично скрывают свои интересы; в результате накапливаются недоговоренности, сокрытие становится заметным и нарастает взаимное недоверие, укрепляющее проитвостояние сторон; —начинают без необходимости атаковать или обороняться, чем провоцируют рост напряженности в отношениях и агрессивные реакции; —настаивают на своих преимуществах или превосходстве, что ведет к акцентированию неравенства, разрушающему структуру переговорных отношений; —возобновляют преодоленные ранее разногласия, подчеркивают уязвимые места друг друга, переносят критику результатов, полученных в ходе переговоров, на личности; это вызывает гнев, обиду и т. п., укрепляющие враждебность в отношениях сторон; —по окончании раундов переговоров объявляются победитель и побежденный, что разрушает атмосферу взаимного нейтралитета, характерную для переговоров. Если не контролировать ход переговоров, то описанные выше условия и факторы будут кумулироваться. По мере их актуализации достигнутые договоренности подвергаются все большей угрозе нарушения, принимая во внимание, что речь идет о различных интересах, которые достаточно трудно примирить. Даже в случае удачи их разнонаправленность сохраняется и всегда остается потенциальным источником возникновения разногласий и споров. Любая умело предпринятая попытка вызвать резонанс скрытых расхождений нарушает какие-то из непрочных связей, установившихся между партнерами ранее. Многократное воздействие деструктивных факторов приводит к разрушению не только отношений, но и самих предпосылок, необходимых для их установления. Соответственно слабый контроль над осуществлением переговорной парадигмы в проблемной ситуации с высокой вероятностью открывает путь для перехода в конфликтную. Иногда переговороы в проблемной ситуации могут трансформироваться в консолидацию. Для этого необходимо особое стечение обстоятельств. Предпосылки перехода от переговоров к консолидации. Они появляются, когда участники понимают, что их интересы в проблемной ситуации весьма близки; их позиции в основе своей не расходятся, а имея дело с проблемой в одиночку, каждый из них проиграет неизмеримо больше, чем жертвуя частью функциональной автономности при объединении ресурсов и усилий для ее совместного решения. В этом случае предпосылки перехода к консолидации могут распознаваться по следующим показателям: — интересы участников близки по направленности и оказываются совместимыми в поле' проблемной ситуации; — польза от объединения усилий представляется большей, чем от автономного решения проблемы; — выигрыш от реализации общих интересов удовлетворяет всех участников; — участники сами по себе оказываются достаточно маломощными. Условия перехода от переговоров к консолидации. Когда такого рода предпосылки приобретают устойчивость, можно считать, что есть основания для переориентации отношений на парадигму консолидации. Но чтобы это произошло и имело действенные последствия, необходимы следующие условия: — поощрение проявлений доброжелательности, симпатии и взаимного приятия в отношениях между участниками переговоров; — избежание обсуждения взаимных различий или представление их как не имеющих особого значения; — стремление к максимально возможной полноте информационного обмена; — наличие внешних враждебных сил, страх перед которыми побуждает участников переговоров к консолидации. При таких условиях стороны постепенно начинают сближаться, оказывать взаимную поддержку, все больше ценить чисто личностные отношения. Факторы, способствующие переходу от переговоров к консолидации. Переход от переговоров к консолидации можно схематично представить следующим образом: — вначале, выслушивая аргументацию друг друга, стороны убеждаются в том, что при объединении для совместного решения проблемы компромиссы, на которые им придется идти в отношении собственных интересов, окажутся минимальными или вполне приемлемыми; — это закладывает предпосылки для ориентации на более тесные отношения; — стороны начинают проявлять знаки взаимного приятия и нейтрализовать расхождения в оценках, мнениях, суждениях; — усилия и ресурсы объединяются и начинают распределяться в структуре взаимодействия по принципу комплементарности; — все большее внимание уделяется поддержанию благоприятных межличностных отношений и все меньшее — ходу переговоров и ориентированности на решение проблемы. С этого момента можно говорить о том, что тенденция перехода от переговорной парадигмы к консолидации сложилась. Укреплению такой ситуации могут способствовать следующие факторы: — открытые проявления симпатии, признания взаимных достоинств помогают установить атмосферу дружелюбия, которая у каждого вызывает ощущение личностного комфорта; — избежание разногласий и споров закрепляет общие для них интересы и позиции, которые приобретают характер групповых нормативных образований; —активизация обмена знаниями, навыками, информацией в связи с проблемной ситуацией способствует нарастанию взаимного доверия, укрепляющего намерение сотрудничать; — снижение страха перед внешними обстоятельствами стимулирует усиление взаимной привязанности, укрепляющей тенденции консолидации; —выявление харизматического лидера, вокруг которого образуется ядро межличностных отношений, способствующее началу формирования группы, вызывает структурный поворот от парадигмы переговоров к парадигме консолидации. Последствия трансформации парадигмы переговоров. Если контролировать ход переговоров и последовательно осуществлять его переориентацию в сторону консолидации, можно ожидать, что в их рамках удастся создать коалицию или объединить всех участников в структуру, соответствующую первичной группе. Тогда основные из достигнутых ранее договоренностей приобретают нормативный статус, контролируя любые отклонения от негласного или провозглашенного принципа согласия. Ему принадлежит доминирующая роль в укреплении отношений благодаря функционированию в качестве механизма отбора суждений и действий. Постепенно все больше усилий начинает затрачиваться на поддержание личностных отношений и все меньше внимания уделяется решению проблемы. Таким образом, путем специального регулирования можно через переговоры прийти к формированию группы консолидации. Целенаправленное использование переходов парадигм взаимодействия в проблемных ситуациях Сказанное означает, что фундаментальные парадигмы взаимодействия людей в проблемных ситуациях в дополнение к самостоятельным стратегическим функциям имеют тенденцию к взаимопе- реходу, продлевая процесс взаимодействия. Такой переход может осуществляться как спонтанно, так и путем целенаправленного регулирования. Направление спонтанного процесса чаще всего характеризуется движением от более высокого уровня организации к более низкому (например, переход от парадигмы консолида ции или переговоров к парадигме конфликта). Целенаправленная трансформация может вызвать как упрощение (от переговоров к конфликту), так и усложнение (от консолидации к переговорам) формы взаимодействия. Соответственно эти парадигмы можно использовать при организации социального взаимодействия не только в стратегических, но и в тактических целях. Практика свидетельствует о том, что в последнем случае следует придерживаться ряда обязательных принципов: — использование парадигм должно быть последовательным, и соответствовать закономерностям взаимопереходов, не допускающим их применения в произвольном порядке; — оно должно быть контролируемым, чтобы избежать нежелательных спонтанных типов трансформации; — переход от одной парадигмы к другой возможен лишь тогда, когда у участников взаимодействия сложилось готовность к нему, проявляемая во внешних признаках поведения; — такой переход представляет собой не «скачок», а процесс, в ходе которого структурные изменения отношений между участниками взаимодействия необходимо контролировать в соответствии с доминирующими параметрами. Контрольные вопросы 1. Социальная значимость толерантности к проблемной ситуации. 2. Возможности и пределы эффективного использования парадигм взаимодействия в решении социально значимых проблем. 3. Трансформации парадигмы консолидации и их последствия для социального взаимодействия. 4. Трансформации парадигмы конфликта и их последствия для социального взаимодействия. 5. Трансформации парадигмы переговоров и их последствия для социального взаимодействия. 6. Целенаправленное использование взаимопереходов парадигм при решении проблемы. 7. Социализационное пространство проблемной ситуации. РЕЗЮМЕ 1. Концепция социально значимой проблемы указывает на недовольство людей существующим положением дел в обществе, представление о необходимости его изменения при условиях их массовой распространенности, устойчивости во времени и угрозы общественной безопасности. Она предполагает типологию про блем в соответствии с их источниками, обусловленными фундаментальными расхождениями между: массовыми запросами и возможностями их удовлетворения; социальными стереотипами и изменившимися условиями существования людей; необходимостью и недостаточностью эффективных социальных взаимодействий. Они считаются проблемообразующими, если не могут быть преодолены с помощью имеющихся в обществе и культуре средств. Действия людей в таких обстоятельствах и их результаты следует рассматривать на личностном, групповом, общесоциальном уровнях. В первом случае определяются индивидуальные поиски адаптации, приводящие к формированию социокультурных образцов; во втором — их межгрупповое сравнение и шкалирование, трансформирующие наиболее предпочтительные из них в ценности; в третьем — наиболее удачные и социально приемлемые решения проблемы нормируются и институционализируются. В качестве побуждений к поиску выхода из сложившейся ситуации выделяются ее неопределенность, вызываемая ею тревожность и порождаемая ими социальная напряженность. Их наличие можно считать показателями общественного неблагополучия, массовой негативной реакции на имеющееся положение дел. 2. Взаимодействия и коммуникации людей в таких обстоятельствах можно свести к нескольким легко распознаваемым формам и парадигмам. Парадигмы, или совокупности принципов организации интеракции в проблемных ситуациях, представлены через следующие структурные характеристики процесса: предпосылки и условия выбора парадигмы; факторы и механизмы ее поддержания; распределение ролей; динамический потенциал взаимодействия (силовое, ресурсное обеспечение, коммуникативные возможности); его фазы — от порождения до завершения. Выделяются три фундаментальных формы/парадигмы социального взаимодействия в соответствии с его генеральной направленностью: на сохранение существующей системы отношений — солидарность/консолидация; на индивидуальное целедостижение без учета интересов других — конфликт/борьба; на совместное решение проблемы при наличии как общих, так и расходящихся интересов — партнерство/переговоры. 3. Предпосылки, условия, побуждающие людей объединяться в проблемной ситуации на основе парадигмы консолидации, обеспечивают возможность ее целенаправленного использования как стратегии согласованной совместной активности, организованной по принципу взаимной дополнительности (комплементарности). Он определяет ролевое распределение и стиль поведения участников, структурирование процесса взаимодействия в соответствии с такими ключевыми параметрами, как объединение усилий, ресурсов, коммуникативная поддержка консолидации. Динамика взаимодействия представлена фазовыми состояниями и механизмами его упорядочения, соответствующими гомеостатической теоретической модели социальной системы. Фазы процесса определяются динамикой согласования действий его участников. Механизмы регулирования его течения связаны прежде всего с поддержанием соамотождественности системы, ее внутренней интегрированности с ограждением от негативных внешних воздействий. Парадокс парадигмы консолидации вытекает из нормативной ориентации участников на полное взаимное согласие. С одной стороны, их реальные расхождения в отношении к ходу взаимодействия и друт другу подавляются. Но они могут подспудно накапливаться и добавлять напряженности в ситуации настолько, что это может привести к внезапному конфликту. С другой стороны, участники ориентируются прежде всего на установление и поддержание межличностных отношений, уделяют этому основное внимание и постепенно отклоняются от решения социально значимой проблемы. 4. При рассмотрении использования конфликтной парадигмы в проблемной ситуации общепринятая и многозначная категория «конфликт» конкретизируется. Вводятся уточняющие понятия: «конфликтная ситуация», которая характеризуется поляризацией интересов участников, и «конфликтное взаимодействие», которое определяется нанесением реального взаимного ущерба. Предпосылки и условия начала борьбы связваются с наличием дефицита социально значимых ресурсов в проблемной ситуации, с одной стороны, и провозглашением взаимной несовместимости сторон при их использовании — с другой. Типичные роли участников взаимодействия определяются их конфронтацией, а типичные стили поведения — борьбой. Распределение сил в ходе процесса обусловлено ориентацией каждого из участников на укрепление собственной позиции и ослабление потенциала противника. Процесс расходования и пополнения ресурсов, связанный со сменой атак (эскалация) и отступлений (ремиссия), можно представить в волнообразной форме. Коммуникация характеризуется постоянным информационным дефицитом для всех конфликтующих сторон. В фазе эскалации интенсивность нанесения взаимного ущерба может только усиливаться, но не ослабляться. В период ремиссии оказывается возможность снизить или даже свести на нет интенсивность побуждений участников к продолжению борьбы, но только при вмешательстве посредника. Механизмы, поддерживающие этот тип взаимодействия, связаны со стимулированием агрессивности сторон, с увеличением социальной дистанции между ними. Парадоксом конфликтной парадигмы взаимодействия является свойственная ей тенденция превращать конфликт в перманент ное отношение между сторонами. Обе стремятся достичь преимуществ за счет ослабления противника, и каждый успех одной побуждает другую к соперничеству. Таким образом, в проблемной ситуации парадигма конфликта оказывается неадекватной для ее преодоления. Во-первых, ориентация сторон на взаимные противоречия мешает им воспринимать зоны пересекающихся интересов. Во-вторых, каждая из сторон со временем начинает ориентироваться на победу над другой, а не на решение проблемы. 4. Парадигма переговоров характеризуется значительными конструктивными возможностями при необходимости решать социально значимые проблемы. Предпосылки и условия, благоприятные для ее реализации, определяются как готовность сторон к объединению усилий, но с сохранением у каждой определенной степени функциональной автономности. Соответственно схема взаимодействия и распределения ресурсов отличается тем, что стороны соблюдают свои интересы, имеют собственные права и обязанности и действуют в пределах их совместимости. Стили поведения в этом случае характеризуются признанием партнерами взаимных сходств и различий, готовностью к поискам компромиссов. Затруднения, возникающие в ходе переговоров, предполагают владение определенными навыками: контролировать эмоции и поддерживать взаимопонимание; внимательно относиться к личностным особенностям друг друга и рационально решать споры об ответственности за ход процесса; распознавать и нейтрализовать уловки, тормозящие его. В этом случае динамика переговорного процесса характеризуется последовательным достижением взаимоприемлемых договоренностей. Каждому раунду переговоров соответствует специфичное распределение сил и ресурсов, которое позволяет найти возможность согласовать интересы участников и завершить их окончательным соглашением, удовлетворяющим все стороны. Парадокс парадигмы переговоров заключается в том, что она ориентирована на результат, определяемый узкой зоной общих для участников интересов. За пределами достигнутого договора остаются нереализованные цели. Поэтому частичное решение проблемы предполагает возможное возникновение новых обстоятельств, требующих урегулирования. В то же время парадигма обеспечивает эффективность процесса взаимодействия; способствует многосторонней и доступной для пересмотра оценке происходящего; допускает изменение не только содержательных, но и структурных аспектов взаимодействия; открывает перспективы для преднамеренного регулирования его динамики —- хотя все это в ограниченных пределах предмета переговоров. 5. Адекватное применение каждой из парадигм в проблемной ситуации может принести позитивные результаты. Так, консоли дация позволяет сохранить ранее сложившиеся жизнеспособные культурные образцы, ценности, нормы. Конфликт обнаруживает бесперспективность, нецелесообразность удерживать в социокультурном пространстве его дисфункциональные элементы. Переговоры способствуют формированию новых способов упорядочения проблемных зон социокультурного пространства. 1. Анализ эмпирических данных и теоретических обобщений позволяет говорить о закономерностях возможных взаимопереходов парадигм. Консолидация может трансформироваться в переговоры или конфликт. В первом случае речь идет о том, что при расширении сферы функциональной автономности участники стараются в неблагоприятных обстоятельствах сохранить взаимовыгодные партнерские отношения. Во втором — возрастающая самостоятельность сторон ведет к убеждению в нецелесообразности продолжать взаимодействие, основанное на полном и безоговорочном взаимном согласии. Конфликтная парадигма может смениться только переговорной, предполагающей такое переопределение проблемной ситуации, при котором дальнейшие контакты между сторонами не допускаются. Если переговоры начать в конфликтной ситуации (до начала борьбы) или в фазе ремиссии, можно предотвратить или прекратить нанесение сторонами взаимного ущерба. Следует подчеркнуть, что это возможно лишь при вмешательстве внешних сил. Переговоры могут перейти либо в консолидацию, либо в конфликт. Движение в сторону консолидации обычно связано с недостаточным силовым и ресурсным потенциалом сторон. В этом случае они стараются заручиться взаимной поддержкой. Вероятность конфликта возрастает тогда, когда одна из сторон значительно превосходит другие по влиятельности и амбициям. Выявление закономерностей такого рода позволяет использовать полученое знание при объяснении и прогнозировании динамики социального взаимодействия в проблемной ситуации в любой зоне социокультурного пространства.
<< | >>
Источник: Орлова Э.А.. Социология культуры: Учебное пособие для вузов. — М.: Академический Проект; Киров: Константа. — 575 с.. 2012

Еще по теме Закономерности взаимоперехода парадигм в проблемной ситуации:

  1. Часть II ПАРАДИГМУ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В ПРОБЛЕМНОЙ СИТУАЦИИ
  2. Глава 4. Организация взаимодействие в проблемной ситуация
  3. Определение проблемной ситуации
  4. Глава 1. Концепция социально значимой проблемной ситуации
  5. Теоретические ограничения концепции проблемной ситуации
  6. Предпосылки поведения людей в проблемной ситуации
  7. Пусковые механизмы определения и решения социально значимой проблемной ситуации
  8. ЗА Общие закономерности развития экологическиэкстремальных ситуаций
  9. 10.4. Основные характеристики внутренних и внешних противоречий (взаимопереход и необратимый переход противоположностей)
  10. 4.2. Кинетические закономерности реакций элементного фосфора в присутствии различных агентов 4.2.1. Кинетические закономерности образования ФСП в нитробензоле
  11. Социологические ситуации исследования как ситуации выбора, основанного на здравом смысле
  12. Занятие 2.4. Тема: «Конфликтные ситуации». Дидактическая игра «Фрустрирующие ситуации в деловых отношениях»
  13. 1. ПОЛИТИЧЕСКАЯ И КУЛЬТУРНАЯ СИТУАЦИЯ 1.1. Политико-социальная ситуация и церковные институты
  14. Проблемные вопросы 1.
  15. Глава 2. Познавательные возможности проблемно ситуативного анализа
  16. Поиск проблемных областей
  17. 2.Проблемное поле социологии культуры.