Уровни рассмотрения социокультурной реальности

При изучении динамических аспектов совместного существования людей целесообразно в самом общем виде выделить еле- дующие области кодирования такого опыта. Во-первых, это организация общественной жизни, коллективного жизнеобеспечения, результативных взаимодействий.
Кумуляция и освоение такого опыта необходимы для поддержания общего и индивидуального благополучия при повторяющихся и вновь возникающих жизненных ситуациях. В этом случае можно говорить о культурных аспектах социальной организации. Во-вторых, это порождение и упорядочение социально значимой информации, относящейся к фундаментальным связям человека с окружением. Такая информация, концентрируясь и локализуясь в особых областях культуры, составляет резервный запас соответствующего специализированного знания. Люди обращаются к этому резерву в затруднительных обстоятельствах в отношениях со средой. В-третьих, это каналы массовой трансляции культурного опыта, содержащие и проводящие социально значимые знания и представления. С их помощью осуществляются процессы социальной коммуникации и социализации. Поскольку представления людей об окружении не являются врожденными, такие каналы оказываются необходимыми в обществе и культуре любого типа. Говоря о кумуляции социокультурного опыта, следует обратить особое внимание на способ его приобретения и использования: специализированное или же нерефлексивное. Такое различение важно, поскольку в каждом случае механизмы освоения окружения и способы обращения с его элементами специфичны и порождают различные результаты. В отношении первого уровня следует обратиться к концепции общественного разделения труда. Она фиксирует качественную неоднородность форм и видов деятельности, дифференциацию и сосуществование их в обществе. Следовательно, с одной стороны, выделяются навыки, необходимые людям для воспроизведения видов и областей профессиональной активности, а с другой — определяется направленность выхода за их границы при обострении проблемных ситуаций в обществе. Таким образом, категория «общественное разделение труда» фиксирует в социокультурной жизни структурированную динамическую область, в силу своей дифференцированное™ и упорядоченности позволяющую проследить источники и характер изменений специализированных культурных объектов (артефактов). Однако социокультурная жизнь не исчерпывается областью общественного разделения труда. В социальных науках принято отделять ее от другой, называемой повседневной реальностью. На этом уровне исследуются взаимодействия, отношения людей, связанные с поддержанием межличностных связей, непосредственной жизненной среды, с саморазвитием, рекреацией, восстановлением сил, затрачиваемых в сфере труда и т. п. Такие процес сы имеют культурно установленные формы. Но в отличие от системы общественного разделения труда они не закреплены в качестве социетальных институтов, и носят характер привычек, нравов, обычаев и т. п. Соответственно различия в качественной определенности активности на выделенных уровнях социокультурной реальности следует дополнить специфичными для каждого из них способами приобретения и использования знаний и навыков: специальные в первом случае и неспецифичные — во втором. На этой основе проводится различие между специализированными и неспецифичными формами социокультурной реальности. Неспецифичные формы — отношения в семье, неформальных группах, распределение свободного времени, домашние занятия — принято называть обыденной реальностью, повседневной жизнью. Она характеризуется тем, что люди осваивают и используют необходимые знания и навыки не специально организованным образом, а на уровне повседневных интеракций друг с другом, с ближайшим предметным окружением, за счет использования общедоступных информационных средств. Единственной специальной формой обучения на этом уровне можно считать систему общего образования. В самом общем виде повседневная реальность — это совокупность действий, отношений, структур поведения, связанных с непосредственными индивидуальными переживаниями и межличностными контактами. Это также совокупность привычных взаимодействий, направленных на удовлетворение первичных жизненных потребностей. В обыденной жизни люди действуют по большей части «автоматически», не задумываясь. Свои затруднения они, как правило, относят прежде всего к личной сфере, осмысляют и пытаются разрешить на основании здравого смысла и практического опыта. Социальные последствия событий в таком контексте обусловлены характером существующих здесь нормативных границ, правил и санкций со стороны непосредственного окружения. Нормативные границы частично кодифицированы в правовых документах, частично закреплены в поведении как привычки, нравы, обычаи и т. п., а также в устойчивых разделяемых людьми представлениях. Они принимаются нерефлективно, но тем не менее организуют взаимодействие и коммуникацию. По структуре своей такого рода регулятивные образования базируются на антропологических универсалиях, а по содержанию они культурно специфичны. Например, конфликт, сотрудничество, отношение «власть — подчинение» и т. п. существуют и нормируются во всех сообществах, однако их регулирование происходят в различных культурах неодинаково. Скажем, межличностный конфликт в одних группах может разрешаться прямым столкновением сторон, в других — через посредника, в третьих сублимироваться, т. е. переводиться в иные формы отношений и т. п. Разумеется, люди живут не «по «внутри» них и «между» ними. Имеется в виду, что в рамках нормированных и находящихся вне нормирования социокультурных пространств у них остается достаточно свободы для индивидуального регулирования процессов собственной жизни, для выбора среди элементов своего культурного окружения и способов взаимодействия с ним, для индивидуального отыскания соотношений между устойчивыми и изменчивыми аспектами своего образа и стиля жизни. Последствия индивидуальных действий, поведения, решений на обыденном уровне культуры имеют микрогрупповое значение, т. е. оцениваются и вызывают реакцию в непосредственной жизненной среде. В частности, выход за установленные нормативные рамки фиксируется здесь быстро и четко благодаря непосредственному наблюдению. Нарушение правовых норм карается по закону; нарушение традиционных обычаев в настоящее время влечет за собой относительно слабые социальные санкции, а отступление от современных нравов вызывает негативную групповую реакцию. В отличие от обыденных институциональные социокультурные формы реализуются в официально установленных, легитимизированных организациях. Это — труд и организованная общественнополитическая, любительская, благотворительная активность. Люди осваивают необходимые для ее реализации знания и навыки в процессе специализированного обучения: в специальных учебных заведениях, из специальной литературы, из специальных инструкций других людей в ходе взаимодействий и коммуникаций. В значительной степени именно на этом уровне создаются артефакты, удовлетворяющие широкие общественные запросы. Затруднения здесь осознаются людьми прежде всего как профессиональные; они осмысляются и разрешаются на основании специализированных знаний и навыков. Социальные последствия такого рода совместной активности определяются их местом в социокультурной жизни и установленными, специфичными нормативными границами их реализации. Сегодня значительную часть времени и усилий большинство членов общества отдают работе. Именно к ней относится категория «общественное разделение труда»: она носит коллективный характер, институционализирована и регулируется совокупностью кодифицированных норм. В их рамках взаимодействие и коммуникации осуществляются по установленным правилам, которые являются достаточно четкими и определенными в их выражении и понимании, осознаются и заучиваются людьми в ходе специальной подготовки. Нормы, относящиеся к труду, обусловлены его целью, способами, критериями оценки. Те, что регулируют общественную активность, определяются побуждающими ее интересами. В то же время, внутри этих рамок остается значительное пространство для индивидуальной свободы в выборе манеры работы. Последствия специализированной деятельности, ее продукты имеют широкое социальное значение, т. е. оцениваются и вызывают реакцию на социетальном уровне. Выход за официально зафиксированные границы в одних случаях рассматривается как правонарушение и карается в соответствии с законом, а в других носит характер культурной инновации и может вызывать не только негативные, но и позитивные социальные санкции. В то же время подобные факты фиксируются здесь не сразу, ибо те, кто их порождает, находятся не в таком непосредственном контакте и не под таким прямым контролем в отношениях с другими, как в обыденной жизни. Таким образом, различие между двумя уровнями социокультурной реальности — обыденным и специализированным — определяется тем, что каждый из них характеризуется своей направленностью по отношению к окружению, особыми видами и способами организации взаимодействий, специфичными критериями оценки их качества и результатов, собственным местом в совместном существовании людей. Формирование специализированного уровня следует рассматривать в историческом измерении в свете процессов выделения и дифференциации целых областей деятельности, отношений, представлений, оценок на основе наиболее значимых связей человека с окружением. Как уже было сказано, такого рода связи (свойства, способности, процедуры) антропологически универсальны. В то же время они меняются по степени развитости, по содержанию, в зависимости от изменения жизненных условий людей. Качественная определенность этих связей в контексте изучения социокультурного пространства дифференцируется в соответствии с основными их функциональными характеристиками. Во-первых, адаптационными, т. е. регуляция соотношения активного воздействия человека па окружение и приспособления к нему. Во-вторых, динамическими, т. е. регуляция соотношения устойчивого и изменчивого в отношениях людей с окружением. Концепция социокультурного пространства Все сказанное свидетельствует о том, что социокультурную реальность следует рассматривать в пространственных терминах, т. е. выделить области кумуляции общественно значимого опыта, его трансляции и использования разными группами людей в целях адаптации в отношениях с окружением. Модельфункциональнойдифференциациисоциокулыпурного пространства. Необходимые предпосылки формирования концепции социокультурного пространства сводятся к определенным группам факторов, связанных с организацией совместного существования людей. Соответственно целесообразно выделить своего рода домены, где кумуляция социокультурного опыта осуществляется в институциональной форме: — организация и реализация социальной праткики. Кумуляция такого опыта необходима для поддержания общественного и индивидуального существования при повторяющихся и вновь возникающих ситуациях взаимодействия людей с природным окружением и друг с другом; — социально значимые знания, соответствующие выделенным ранее фундаментальным связям человека с окружением. При кумуляции они составляют актуально используемый и резервный запас, к которому люди обращаются при жизненных затруднениях; —каналы массовой трансляции социально значимой информации общего характера; ее кумуляция и циркуляция необходимы для процесса социальной коммуникации, социализации и ресоциализации. Выделение дифференциальных динамических фундаментальных связей человека с окружением и их разграничение на специализированном и обыденном уровнях, с одной стороны, и доменов, где кумулируется общественно значимый опыт — с другой, позволяет схематически наметить морфологическую модель социокультурного пространства. Она предназначена для локализации порождения и распространения социокультурного опыта. Каждая из морфологических единиц представляется через специфичные для нее социокультурные функции, ресурсы и артефакты как необходимые предпосылки упорядочения социально значимых областей связи людей с окружением, порождения, накопления и распространения соответствующего опыта. Такого рода схема имеет следующий общий вид. На специализированном уровене порождения и кумуляции социокультурного опыта прежде всего следует выделить домен, включающий в себя группу специализированных областей социокультурного пространства, связанных с социальной организацией. К ним относятся хозяйственная область, базирующаяся на совместной практической деятельности людей, направленной на жизнеобеспечение; политическая, основу которой составляет способность людей к организованному взаимодействию в процессах целедостижения; правовая, основанная на свойстве человека «нормировать» свои отношения с окружением. Другой домен объединяет специализированные области социокультурного пространства, где осуществляются порождение и сохранение социально значимого знания. В нее включаются философская и религиозная области как совокупность представлений, способов построения суждений, переживаний, ориентированных главным образом на определение абсолютов и универсалий в жизненном мире людей и устойчивых связей этого мира с тем, что находится за его пределами, трансцендентно ему. Очевидно, что ядром этих областей являются способности человека к периферическому восприятию окружения, вероятностному мироощущению, синтезированию приобретаемого опыта. При этом философская картина мира является «светской», «мирской», базирующейся на рациональных принципах построения; тогда как религиозная представляет собой образ священного социокультурного порядка, основывающийся на вере и не предполагающий необходимости рационального доказательства. К этой группе относится также наука, обеспечивающая достоверное логически упорядоченное знание об окружении, о связях с ним людей, об устойчивых и изменчивых их аспектах. Она базируется на способности человека рационализировать свой опыт, т. е. формировать проверяемые устойчивые концепты относительно реальности; Сюда же следует отнести искусство, функции которого связаны с формированием образных, целостных, эмоционально окрашенных, гибких представлений о ситуациях существования людей; ядро этой области социокультурного пространства составляет способность человека к формированию образов. Третий домен организации специализированной деятельности представлен институциональными каналами трансляции социально значимого опыта. Они выделяются, чтобы проследить, какими путями осуществляется обмен информацией (в широком смысле) между специализированным кумулятивным и обыденным уровнями социокультурного пространства, а также между отдельными специализированными его областями. Кроме того, обращение к ним позволяет проследить те трансформации, которые претерпевают элементы специализированного и обыденного уровней в этом домене. Здесь целесообразно говорить о следующих специализированных областях. Во-первых, система общего образования, функции которой состоят в передаче общеобязательных, социально необходимых знаний и навыков от старших поколений к младшим. Во-вторых, средства массовой информации и шире — область массовой культуры, основная функция которой определяется как публичная демонстрация упорядоченных определенным образом социокультурных образцов, ценностей, норм, событий и фактов культуры, имеющих социальную значимость на текущий период времени. В-третьих, область просвещения, (учреждения культуры), которая в данном случае представляет интерес как «экран» публичной демонстрации устойчивых и признанных в обществе культурных ценностей. Выделение и упорядочение специализированных доменов социокультурного пространства позволяет установить взаимное соответствие его дифференцированных областей и зон повседневной активности. Таким образом, при их сопоставлении обеспечивается возможность прослеживать различия в проявлениях фундаментальных антропологических свойств, способностей, процедур, а также конкретные пути движения элементов соответствующего социокультурного опыта от одного уровня к другому. В свете это го обыденный уровень дифференцируется следующим образом. Социальная организация может быть представлена во вполне доступных для наблюдения формах. Системе общественного разделения труда примерно соответствует домашнее хозяйствование. В него включаются поддержание жилища, приобретение товаров, пользование общественно установленными услугами, подсобное хозяйство и т. п. С политической областью сравнимы обыденные формы организации межличностных отношений: стереотипное распределение ролей и идентичностей, феномен группового лидерства, обыденные формы групповой организации и регулирования конфликтов.
Правовая может быть сопоставлена с областью морали, нравственности, с такими зафиксированными операциональными единицами, как нравы, обычаи, обыденные нормативные и ценностные регуляторы. Социально значимые обыденные представления и знания также могут быть дифференцированы по функциям, аналогичным выделенным на специализированном уровне. Так, с философией правомерно сопоставлять обыденное мировоззрение, убеждения, а также «народную мудрость», фиксирующие наиболее стереотипные представления о мире вообще, о человеческой природе. По аналогии с религией выделяются народные верования и суеверия, «нормирующие» связь между событиями повседневной жизни и миром вероятного, случайного, непредвиденного. Наука примерно соотносима с практическим знанием. Оно фиксируется в представлениях о наиболее частых жизненных ситуациях и стратегиях поведения в их рамках, в обыденных типологиях и классификациях, парадигмах построения суждений, нормах и правилах целенаправленной активности. Наконец, к искусству близка обыденная эстетика, кумулирующая в культурно зафиксированных элементах стиля жизни — мимика, жесты, одежда, убранство жилища, внешний имидж, бытовые игры, танцы, музицирование и т. п. —• опыт образного освоения реальности, приобретаемый и используемый в повседневной жизни. Динамическиеаспектымоделисоциокулътурногопростран- ства. Рассматривая регулятивные функции как компонент этой аналитической модели по отношению к динамическим аспектам в совместной жизни людей, можно сказать следующее. Специализированные области социокультурного пространства неоднородны по своей ориентированности на устойчивые или изменчивые аспекты связей человека с окружением. «Инварианты мироустройства», «абсолютное» являются объектом особого внимания в сферах философии и религии, в задачу которых входит постоянное слежение за «внечеловеческим универсумом», базовым «фоном», на котором выделяются и с которым соотносятся «константы» человеческого жизненного мира. В сфере человеческих отношений ориентация на поддержание их устойчивых форм свойственна религиозной этике на уровне представлений о сакральном и в области права — в контексте светской культуры. Регулирование соотношения устойчивого и изменчивого можно считать доминирующей функцией науки и сферы хозяйствования. В науке устойчивое рассматривается прежде всего как границы, внутри коюрых человек может с пользой для себя воздействовать на окружение, т. е. преимущественный интерес здесь обнаруживается прежде всего к изменениям. В сфере хозяйствования для каждого конкретного состояния общества решается вопрос о соотношении в ее пределах процессов воспроизводства и обновления ее ключевых компонент: рабочей силы, сырья, технологии, продукции. Важной специализированной областью, где это соотношение рационально трансформируется в динамические последовательности организационных форм, объединяющих людей для совместной жизни, является сфера политики. Изменчивое попадает в зону особого внимания II искусстве, Именно этот вид деятельности теснее всего связан с непосредспкшными переживаниями людей, а следовательно, с их прямыми реакциями на подвижность жизненной среды и собственных личностных состояний. В проблемных ситуациях люди обращаются к специализированным областям социокультурного пространства как к социально значимым фондам опыта, обеспечивающим нормализацию их совместной жизни. Отношения между обыденным и специализированным уровнями социокультурной реальности не однолинейны. Разумеется, каждый человек, участвующий в общественном разделении труда, является носителем и профессионального, и обыденного опыта. Более того, на основе последнего осуществляется взаимодействие представителей различных специализированных сфер культуры. Тем не менее это не предполагает постоянного непосредственного контакта между уровнями. Скажем, обыденная жизнь представителей большинства исполнительских профессий: рабочие, работники сферы обслуживания, инженерно-технический персонал и служащие среднего звена — может быть свободной от существенных элементов их профессиональных знаний. В образе жизни различных людей специализированные области представлены в специфичных по количеству и составу композициях: они обращаются отнюдь не ко всем из них и не к одинаковым их наборам. Например, любители искусства вполне могут быть равнодушными к процессам, происходящим в науке, или к религиозным обрядам и ритуалам. В то же время в отдельных специализированных областях обыденная жизнь отображается с различной степенью полноты, и интерес, проявляемый к ней, неодинаков. Так, она еще только начинает изучаться в отечественной науке, но уже давно интенсивно осмысляется в современном искусстве. В свою очередь специализированные области социокультурного пространства различаются по степени реализации способности человека порождать и осваивать новое. Во-первых, некоторые из них являются источниками культурных инноваций в большей степени, чем другие. Таковы, например, наука, искусство, политика. Во-вторых, в определенных областях осмысление последствий новых событий и артефактов для человека происходит с акцентом на их уникальность, в отличие от других, где их стараются редуцировать к уже хорошо известному. Например, к первому типу относятся наука, искусство, а ко второму — религия, право. В-третьих, деятельность в различных областях формирует у людей неодинаковый интерес к инновациям, различную степень развитости навыков к их созданию и освоению. Последнее обстоятельство имеет особую важность для изучения динамических аспектов социокультурного пространства. В системе общественного разделения труда, а следовательно, на его специализированном уровне можно отметить различие между исследовательско-экспериментальными, организационными, исполнительскими типами деятельности. К первому относится поиск нового, разработка решений социально значимых проблем на сущностном, предметном уровне. Второй связан с объединением людей для совместного целедостижения и контролем над поддержанием сложившихся организационных структур и результатов их функционирования. Третий включает в себя совокупность действий, обусловленных замыслами исследователей-эксперимента- торов и осуществляемых под руководством организаторов. В этом случае речь идет о различных типах не только деятельности, но и профессиональной культуры. Для исследовательско-экспериментального типа профессиональной культуры характерны весьма сложные и развитые представления о тех сторонах окружающего мира, с которыми они имеют дело, и навыки обращения с его элементами. Сегодня здесь угвердился генетический подход к области изучения, объединяющий знания о прошлых, настоящих и будущих ее состояниях. В отношениях с окружением профессионалы руководствуются «антропным» конструктивным принципом, определяющим и ограничивающим возможности человека в активном целенаправленном воздействии на него. Этими людьми в соответствующих областях культуры накоплен существенный запас сведений о природе, человеке, обществе, возможностях и пределах их интенцио- нального преобразования. В гуманитарных областях знания, общественных науках, в искусстве специалисты постоянно осмысляют и конструируют различные способы взаимодействий и коммуникаций в меняющейся социокультурной среде, выявляют сходство и различия таких способов в разные времена, в разных культурах, у разных групп людей. Благодаря пребыванию в такого рода культурной среде и активному поиску нового приобретаются и развиваются навыки оперирования множеством разнокачественных представлений, «моделирования» из них разнообразных значимых для людей ситуаций, проверки адекватности моделей с помощью профессионально доступных средств. Все подобные функции связаны с постоянным выявлением проблемных ситуаций и отыскиванием путей их решения. Таким образом, эти виды деятельности и соответствующие области культуры, являясь источниками культурных инноваций, одновременно обеспечивают способы и навыки адаптации к ним. Далее следует обратиться к тому виду профессиональной культуры, который ориентирован на организацию взаимодействия и ресурсов для решения социально значимых проблем. Долгое время она характеризовалась — а в отечественной культуре характеризуется и теперь — чисто практическими знаниями и навыками, приобретенными скорее на уровне обыденного опыта, нежели путем специализированного обучения. Программы функционирования здесь ориентированы на текущую ситуацию, хотя и включают в себя наряду с настоящим краткосрочные перспективу и ретроспективу. Используемые навыки реализуются следующим образом: с точки зрения тактической — организация людей для кратковременной совместной деятельности, при которой достигается разовый эффект, с точки зрения стратегической — поддержание долговременного социального взаимодействия (группового или межличностного) для выполнения конкретных функций. Проблемные ситуации для представителей этой области возникают каждый раз, когда приходится иметь дело с новой группой, с ее переориентацией на новые задачи, когда возникают межличностные или функциональные конфликты внутригруппового и межгруппового характера. Со временем у людей вырабатываются стереотипные методы разрешения типичных проблемных ситуаций, которые автоматически переносятся на новые условия. Часть таких профессионалов связана с другими участниками социального взаимодействия лишь в той степени, в какой это необходимо для организации производства, координации его отраслей, распределения его продукции. Само производство сегодня во многом основано на принципах естественнонаучной рациональности, которые, как известно, исключают человеческую субъективность. Они сохраняются и в управлении этой областью общественного разделения труда. И уже сейчас очевидно влияние на их изменение других антропологических измерений — биологического либо чувственного, или эмоционального. Ибо то, что по расчетам представляется оптимальным для функционирования производства, часто не может удовлетворить людей ни по физическим, ни по психическим параметрам. Другая функция управления — организация массовых и групповых целенаправленных социальных действий. Это политическая деятельность. Сегодня в стране она также не имеет профессиональной базы. Накопленные в прошлом немногочисленные и достаточно примитивные образцы политической организации — ориентация на карательные меры, на иерархию, на искусственное поддержание социального напряжения и т. п. — в настоящее время перестают быть результативными. Перенесение логики управления производством на социокультурную политику не дало позитивных результатов. Замена не была найдена, что привело к фактическому отсутствию в стране такой функциональной области, как социокультурная политика. В то же время в современных условиях, отличающихся многообразием и динамизмом событий, все более значимой становится конструктивная организация совместного существования разнородных групп людей, их жизненных сред. В этом случае необходимо, чтобы политика приобретала профессиональный статус, основанный на современных специализированных знаниях о социальной и культурной жизни. Но сегодня подобный опыт еще не накоплен. Соответственно эти виды деятельности и области культуры становятся источником негативных социальных явлений. Устаревшие формы организации сталкиваются с изменившимися массовыми процессами, и такое столкновение порождает конфликтные ситуации в обществе, разрушительные как для стереотипов управления, так и для элементов социального порядка, которым они соответствовали в прошлом. Отсутствие привычки к рефлексии, ориентация на возможно более быстрое достижение результата ведут к тому, что набор политических средств ограничен и способствует воспроизведению напряжений в ситуации, когда необходимо интегрировать социокультурные изменения в приемлемые для большинства членов общества практикоидеологические модели. Исполнительно-технические функции в отличие от деятельности первых двух типов не связаны ни с социальной практикой по установлению, поддержанию и изменению связей с окружением, ни с полным контролем над ситуацией в целом. На производстве, в сфере обслуживания, на уровне администрации среднего и низшего звеньев функциональные параметры исходно заданы не теми, кто работает, а заранее установленными нормами и правилами. Сегодня в области исполнительской деятельности существует высокая степень внутренней дифференциации, поскольку лишь при условии узкой специализации оказывается возможным на практике обеспечить удовлетворение меняющихся запросов членов современного многослойного общества. В этом случае люди выполняют свою профессиональную работу, слабо осваивая даже объективированное в ее процессе и продукте естественно-научное зна ние. Проблемные ситуации, согласно действующим здесь нормам, представляются крайне нежелательными. Их стремятся свести к возможному минимуму за счет совершенствования организации труда, технологий, средств управления. Обычные профессиональные ситуации по типам немногочисленны и довольно однообразны по содержанию. Соответственно развивается лишь ограниченный набор навыков в весьма незначительной степени. Знания о людях, природном и культурном окружении в состав профессионально необходимых сведений в этом случае не входят. Множество таких специалистов независимо от своего желания и понимания участвуют в более широких процессах общественного производства, социокультурной жизни, результаты, которых им не подконтрольны и даже часто не осознаются. Тем не менее эти факты становятся частью их жизненного мира, воплощаясь в новые практики, предметы быта, элементы предметно-пространственной среды. Парадокс состоит в том, что людям, участвующим в производстве инноваций, со временем приходится осваивать их, приспосабливаться к ним, включать в свою повседневную жизнь. Затруднения здесь неизбежны, ибо для представителей исполнительно-технических функций характерен относительно узкий спектр знаний и навыков, которые непосредственно не связаны с порождением инноваций. Контрольные «опросы 1. Общие представления о социокультурной реальности и социокультурном пространстве: связь между понятиями. 2. Антропологические основания представления о социокультурной реальности. 3. Уровни рассмотрения социокультурной реальности. 4. Основания функциональной дифференциации социокультурного пространства. 5. Динамические характеристики социокультурного пространства. Резюме 1. Социология культуры может стать теоретическим полем для изучения социокультурной микродинамики. Для этого есть достаточные познавательные предпосылки, обусловленные современным сближением социологии с антропологией, с одной стороны, и тенденцией рассматривать культуру как необходимое независимое — наряду с социальным — измерение совместного существования людей — с другой. Объединение этих измерений при трак товке организации и распределения социальных взаимодействий и коммуникаций позволяет говорить о социокультурном пространстве. Сами же эти процессы могут быть типологизированы в соответствии с их фундаментальными формами, которые определяются антропологически универсальными способами реагирования людей на проблемные (стрессовые) ситуации. 1. Построение предметного поля изучения социокультурной микродинамики предполагает выделение исходных социологических и антропологических допущений, которые позволяют систематическим образом объединить понятия социокультурного пространства и социального взаимодействия. В их терминах интерпретируется набор ключевых понятий, с помощью которых строятся их логически совместимые модели. 2. Понятие социальной реальности пересматривается в этом случае в свете антропологических оснований. Выделяются фундаментальные свойства и способности людей, обеспечивающие возможность объединяться для совместного решения проблем и задач, связанных с их адаптации в окружении. Формы такого объединения определяются социальным измерением этих процессов. Концепция результативной активности отражает культурное измерение совместного существования людей. Разделение его институциональной (специализированной) и обыденной модальностей позволяет обоснованно проводить различия между способами структурирования соответствующих уровней социокультурного пространства.
<< | >>
Источник: Орлова Э.А.. Социология культуры: Учебное пособие для вузов. — М.: Академический Проект; Киров: Константа. — 575 с.. 2012

Еще по теме Уровни рассмотрения социокультурной реальности:

  1. 6.5. «Четвертое погружение» в социокультурную реальность гражданской жизни людей: рассмотрение культуры как фактора институционализации гражданского общества
  2. 6.4. «Третье погружение» в социокультурную реальность гражданской жизни людей: рассмотрение культуры как способа саморазвития субъектов гражданского общества
  3. Глава 2. Обыденный и институциональный уровни социокультурного пространства: характер взаимосвязи
  4. Уровни социальной реальности
  5. Функциональные различия феноменов обыденного и специализированного уровней социокультурного пространства
  6. 6.1. Специфика социокультурного подхода к изучению гражданского общества: уровни анализа, теоретические предпосылки и принципы
  7. ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОЕКЦИИ ЭВОЛЮЦИИ ПРИРОДНОЙ И СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ РЕАЛЬНОСТИ. КОЭВОЛЮЦИЯ КАК ПРИНЦИП ПОСТРОЕНИЯ ПОЗИТИВНОЙ ОНТОЛОГИИ Глосикова Ольга
  8. 6.2. «Первое погружение» в социокультурную реальность гражданского общества: конституирование структурных компонентов гражданской жизни (личность — культура — социальная организация)
  9. 2. Социокультурные суперсистемы и флуктуация обществ Социокультурные суперсистемы в истории человеческой цивилизации
  10. В ВИДЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ: РЕАЛЬНОСТИ ИСТОРИЧЕСКИЕ И РЕАЛЬНОСТИ НЫНЕШНИЕ
  11. 2. Рассмотрение заявки
  12. IX. О телеологическом рассмотрении