Социологическая представленность личности в контексте социального взаимодействия

В свете такой двойной обусловленности изучение процессов, происходящих в рамках социокультурного пространства и его динамики, состоит в рассмотрении социального взаимодействия с точки зрения сохранения или изменения их форм и структур и выявлении способов фиксирования такого рода динамических характеристик.
Для решения этой задачи методологически важно выделить устойчивые конфигурации интеракций, имеющие символическое закрепление в культуре, служащие механизмами поддержания социокультурных порядков в обществе. Если в рамках социологии такие образования находят отражение в понятии «социальная структура», описывающем функциональные связи между институтами в повторяющихся социально значимых ситуациях, то в культурной антропологии обычно обращаются к категориям «нормы» и «правила», трактуемым в контексте межличностных отношений. Представления о формах их существования и способах обнаружения во многих случаях разноречивы. Однако изначально полагается, что они придают определенность и социально значимый смысл действиям и поведению людей в ситуациях взаимодействия. Они выражены в определенных культурных кодах и закреплены в текстах, формулах речи, актах поведения, последовательностях действий. Соответственно выделяется пространство нормативных образований, с помощью которых люди организуют ситуации взаимодействия на уровне практик и представлений. Личность в этом случае представлена концептами «позиция», «статус», «роль», «идентичность». В культурной антропологии, социологии, социальной психологии они указывают на связь между порядками действий и представлений. Понятие «социальная позиция» обозначает определенную категорию культуры, с помощью которой люди выделяют себя и друг друга как некоторое множество, объединенное общим признаком или набором общих признаков. Такие культурно установленные позиции, как «молодежь», «этническое меньшинство», «бюрократический аппарат», «больные» и т. п., содержат указание на выделенность этих людей в социокультурном пространстве. Соответствующие категории такого рода выполняют в культуре важные функции, а именно: — фиксируют социокультурную дифференциацию по различным основаниям, принятым в обществе как социально значимые; — определяют социокультурную модальность соответствующих групп; — становятся предметом обязательного массового освоения. Однако понятия «позиция» недостаточно, чтобы дифференцировать функции личности в системе общественного разделения труда или в границах образа жизни, а также оценить место, занимаемое ею в обществе. Такие характеристики следует упорядочить в соответствии со шкалами, отражающими различия осуществляемых действий и решений и степень ответственности за их социальные и культурные последствия. Это можно сделать, обращаясь к взаимным правам и обязанностям, регулирующим социальное взаимодействие в стандартизированных ситуациях. В науках об обществе и культуре принято конкретизировать нормативное представление о социальной позиции в понятии «статус». Оно обозначает фиксированные письменно, устно или в стереотипах поведения наборы прав и обязанностей, соответствующих определенным позициям, а также правила их культурно установленного распределения в социокультурном пространстве. В этом случае речь идет об уточнении социокультурной дифференциации не только по функциям, но и по внутренней организации их осуществления. Иными словами, в статусных отношениях фиксируются структурообразующие принципы устойчивых социально значимых форм взаимодействия. Благодаря акценту на нормативных аспектах социальных отношений понятие помогает упорядочить членов общества в соответствии с иерархией прав и обязанностей в зависимости от объема, качества, силы социальных последствий их отправления. Так, статус государственного деятеля в этом отношении выше статуса крупного коммерсанта, поскольку действия первого в большей степени влияют на общественную жизнь, чем действия второго. Поскольку, как следует из определения понятия «позиция», закрепленное в культуре представление о социокультурной дифференциации многомерно, люди, выполняющие различные наборы функций, могут иметь одинаковый статус. Так, в культурном отношении статусы титулованного академика и выдающегося художника примерно равноценны; то же можно сказать, сравнивая менеджера высокого ранга и крупного коммерсанта и т. п. Можно раскрыть это положение более подробно. Определяющие социальный статус права и обязанности суть границы социального функционирования не столько в строгом юридическом, сколько в коммуникационном смысле. Речь идет о стереотипных формах обмена действиями, предметами, информацией, оценками в культурно зафиксированных ситуациях взаи модействия. Иными словами, понятие объединяет в себе как правовые, так и обыденно-культурные нормы, детерминирующие, например, такие индивидуальные преимущества в этих условиях, как право предшествования, авторитетного суждения, установления межличностной дистанции и т. п. На этой основе становится возможным сравнение по статусу людей, занимающих в обществе различные позиции. Это понятие занимает важное место в структуре категории «образ жизни». Поскольку личность в каждой своей жизненной ситуации участвует в некоторой совокупности неоднородных социокультурных отношений, различны не только ее функции, но и положения, занимаемые ею в системах таких отношений.
Иными словами, личность может иметь разный статус по разным позициям, к которым она одновременно принадлежит. Для ее образа жизни расхождение в статусе может иметь важные динамические последствия. Так, если человек с высоким статусом в официальных кругах имеет низкий статус в семье или дружеском сообществе, у него возникает эмоциональное напряжение, требующее разрешения, т. е. определенных изменений в образе жизни. Из сказанного становится очевидным различие между понятиями «позиция» и «статус». Первое указывает на то, что в культуре предусматриваются категории, предназначенные для дифференциации членов общества по различным социально значимым основаниям. Второе позволяет упорядочить и «прошкалировать» членов общества по их функциям, представленным через их права, обязанности и меру ответственности. Познавательные возможности понятия «статус» делают его важным аналитическим инструментом при изучении строения социокультурного пространства и динамики событий внутри него. В то же время для выделения функциональных характеристик активности носителя определенного статуса применяется понятие «роль». Разумеется, оно представляет собой метафору западной научной культуры, акцентирующую упорядоченные, рациональные компоненты поведения личности в ситуациях социального взаимодействия. Такой акцент может помешать исследователю увидеть социальный и культурный порядок в других обществах, где названные компоненты не занимают доминирующего положения в организации социального взаимодействия. И все же при умелом применении это понятие имеет важные познавательные возможности. Оно выделяет предписания, соответствующие определенным социальным позициям и статусам в подразумеваемых ими структурах социальных отношений или детерминированных ими жизненных ситуациях. Иными словами, понятие относится к так называемым оперативным нормам: что следует делать, как, в какой последовательности в определенной системе 33 В взаимодействия. С точки зрения упорядочения связей между людьми оно отражает установившиеся и символически зафиксированные взаимные ожидания участников типичных социокультурных ситуаций. Такие организующие начала отличаются от тех, что включаются в понятие «статус». В последнем случае подразумевается, что значительная часть поведения ориентирована прямо на других людей. Роль же предполагает правила, организующие конкретные действия индивида для реализации определенных потребностей, интересов, запросов в стандартных социокультурных ситуациях. Часть такого поведения описывается в соотнесении с определенными правами и обязанностями, например, в роли родителей людям под давлением общественного мнения и даже закона приходится придерживаться достаточно жестких нормативных рамок, предписанных данной культурой или субкультурой. Другая часть поведения может рассматриваться с позиций его внутренней организации, т. е. стандартизированных последовательностей действий, которых люди склонны придерживаться в целях экономии усилий. Такие правила принимаются индивидом по собственному выбору из альтернатив, культурно зафиксированных в рамках определенной роли. Так, в процессе обучения преподаватель может представить учебный материал в более простой или более сложной форме, с большей или меньшей степенью наглядности, преимущественно с фактологическим или теоретическим акцентом. Выход за рамки правил подобного рода по сравнению с первым случаем в значительно большей степени контролируется самой личностью, а не ее окружением. Ролевая концепция личности оказывается весьма полезной при изучении динамики культуры. Рассмотрение набора ролей, исполняемых индивидом с определенным статусом в конкретной жизненной ситуации, позволяет увидеть динамическое поле его образа жизни. Составляющие этого набора могут быть конгруэнтными, т. е. сходиться к реализации сходных или дополнительных функций. В этом случае более вероятно воспроизведение имеющейся ситуации. Однако они могут вступать в столкновение. Тогда индивид ощущает неудобство от необходимости одновременно исполнять несовместимые роли (например, отца и юриста по отношению к сыну-правонарушителю) или в одной ролевой ситуация выполнять действия, последствия которых будут отрицаться в другой (например, как политик человек поддерживает определенную форму налогообложения, а как налогоплательщик страдает от нее). Соответственно в подобных случаях индивиду приходится искать выход из ситуации за счет изменения поведения, представлений, ориентаций во взаимодействии. Это влияет на динамику его образа жизни. Индивид может вносить изменения и в правила, организующие последовательности действий, соответствующих выполнению определенных ролевых функций. Их сочетания могут становиться более согласованными или же выстраиваться на новых основаниях, обусловливая таким образом изменения в структуре образа жизни. Аналитическая ценность категорий «позиция», «статус» и «роль» состоит в том, что они предполагают выявление и операциональное описание устойчивых связей между их теоретическим содержанием и наблюдаемым поведением. Последнее может быть представлено в обоснованных эмпирических показателях, соответствующих его воспроизводящимся схемам в однотипных ситуациях.
<< | >>
Источник: Орлова Э.А.. Социология культуры: Учебное пособие для вузов. — М.: Академический Проект; Киров: Константа. — 575 с.. 2012

Еще по теме Социологическая представленность личности в контексте социального взаимодействия:

  1. § 2. Трактовки социального взаимодействия в специальных социологических теориях
  2. Глава 4. Теоретические основы представлений о социальном взаимодействии в современной социологии
  3. Социальная и культурная представленность личности: динамика связей
  4. 8. Взаимодействие биологического и социального факторов в развитии личности
  5. Козер Льюис А.. Мастера социологической мысли. Идеи в историческом и социальном контексте / Пер. с англ. Т. И. Шумилиной; Под ред. д. ф. н., проф. И. Б. Орловой. — М.: Норма. — 528 с., 2006
  6. 10. Психологическая характеристика личности 10.1. Общие представления о личности
  7. 4. КИТАЙСКАЯ КУЛЬТУРА В КОНТЕКСТЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ БУДДИЗМА, ДАОСИЗМА И КОНФУЦИАНСТВА
  8. Раздел 1 ДИАГНОСТИКА СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСГЕЙ ЛИЧНОСТИ 1.1.1. Основы социально-психологической диагностики личности и групповой композиции
  9. 5.1. Социологическое понятие личности
  10. 3. Реформирование социальной сферы и социальная работа в контексте системной трансформации в странах Восточной Европы и СНГ