Пусковые механизмы определения и решения социально значимой проблемной ситуации

Социально значимую проблемную ситуацию характеризует массовое распространение представлений о неопределенности социокультурных норм и взаимных ожиданий; социальной напряженности, тревожности. Одновременное действие этих факторов можно рассматривать как обобщенный показатель, или индекс такой ситуации.
Определение его значения в различных областях социокультурного пространства позволяет дифференцировать потенциальные возможности изменения ситуации. Соответственно можно ожидать, что готовность к освоению и реализации определенных форм социального взаимодействия будет больше в тех группах, где показатель осознания проблемное™ ситуации и конструктивности выше. Социокультурная неопределенность в социальной системе Неопределенность следует считать необходимым измерением проблемного состояния социальной системы. Ведь адекватность ее функционирования в социокультурном окружении существенным образом зависит от поддержания самотождественности (идентичности) и предсказуемости. Понятиенеопределенностиприменительноксоциальнойси- стеме. Неопределенностью называется такое состояние социокультурной системы, при котором ни ее члены, ни представители ее окружения не имеют оснований для четкой идентификации ее структуры и функций, для предсказания результатов ее функционирования. Это понятие, как видно из определения, имеет относительное, а не абсолютное значение. Иными словами некорректно утверждать, что система «является» неопределенной (раньше сказали бы «объективно неопределенной»). Правильнее говорить, что у наблюдателя (внутреннего или внешнего) возникает представление (так сказать, «субъективное») о нечеткости, неоднозначности, невоспроизводимости процессов, протекающих в ее пределах. Соответственно, когда речь идет о таком состоянии социокультурных объектов, всегда предполагается тот, кто его фиксирует. Совершенно очевидно, что степень его проявленности будет оцениваться по-разному. Констатируя неопределенность ситуации или состояния социальной системы, люди обычно приписывают это качество отдельным классам культурных объектов по разным основаниям. Образцы поведения, деятельности, взаимодействия теряют определенность, если они выглядят как случайные сцепления проб и ошибок, а не организованная последовательность целеориентированных действий; если их результаты оказываются непредсказуемыми. Нечеткость критериев их оценок характеризуется тем, что предпочтения людей в отношении одних и тех же явлений в идентичных условиях оказываются различными. Нормы и правила становятся неоднозначными при их внутренней противоречивости, когда некоторые предписания или запреты одновременно утверждаются и отрицаются. Культурный объект теряет в глазах наблюдателя идентичность, когда размываются его границы и форма. Неопределенность социальных структур констатируется, когда они утрачивают свойства интегративных и дифференцирующих механизмов по отношению к выполнению общественно значимых функций. Источникисоциокультурной неопределенности. Источники социокультурной неопределенности следует соотнести с теми факторами, которыми определяются проблемные ситуации. Так, расхождение между общераспространенными стереотипами и изменившимися жизненными условиями порождает это состояние в области социализации. Люди теряют уверенность в том, что предпринимаемые ими действия будут координироваться с действиями других; что цели этих действий социально приемлемы; что на их основе возможно взаимодействие, обеспечивающее вознаграждение. В этой ситуации не существует общепринятых культурных образцов, которые можно было бы в готовом виде освоить, чтобы сделать социальное взаимодействие эффективным. Соответственно направленность и содержание социализации, т. е. представление об общезначимом культурном опыте, теряют четкость. Расхождение между массовыми запросами и возможностями их удовлетворения в пределах имеющегося социального порядка вызывает институциональную неопределенность, Люди не находят официальных организационных структур, где могли бы законным образом удовлетворять свои запросы. Все попытки осуществить это в рамках имеющихся институтов оканчиваются неизменными неудачами и разочарованиями, а незаконные пути вызывают негативные социальные санкции. Попытки представителей официальных органов перенаправить интересы людей на существующие культурные ценности дают лишь кратковременный эффект, хотя и требуют приложения значительных усилий. Соответственно нарастающая неудовлетворенность интересов и запросов порождает неопределенность в отношении правомерных социально приемлемых средств их реализации. Она длится до тех пор, пока не сложатся институциональные формы ее преодоления. Расхождение между необходимостью и нежеланием рационально действовать в социально значимых проблемных ситуациях обусловливают состояние нормативной неопределенности. Люди перестают признавать ранее общепринятые социальные нормы из-за их неэффективности при попытках в изменившихся условиях достичь социально значимых целей: прочного общественного положения, престижа, власти, богатства, безопасности и т. п. Они начинают руководствоваться предпочтениями, вкусами, ситуативными побуждениями, которые не являются — в отличии от норм — обязательными регуляторами социального взаимодействия. Многократность повторения несовпадений взаимных ожиданий и определений ситуаций приводит к тому, что люди теряют уверенность не только в соответствии собственных интересов, оценок, целей, способов действия аналогичным характеристикам других, но и в необходимости такого соответствия. В результате, отказываясь от устаревших и не имея новых общепризнанных прав и обязанностей, требований и запретов, определяющих эффективность взаимодействия в социально значимых ситуациях, люди сталкиваются с нормативной неопределенностью. Фоновый и пороговый уровни социокультурной неопределенности. Сколь бы упорядоченным ни было состояние системы, в ее рамках всегда наличествуют некоторые зоны неопределенности. На уровне правовых норм они легитимизированы известной формулой «разрешено все, что не запрещено». Иными словами, там, где кончается действие общеобязательных правовых механизмов, в силу вступают свободные выборы, непредписанные действия, спонтанные побуждения и т. п. Но и в случаях, когда удовлетворение запросов, приобретение культурного опыта, согласование действий регламентированы законом, поведение людей регулируется неформальными нравами, обычаями, ритуалами. Когда они находятся в соответствии с нормами юридического права, стандартные ситуации социального взаимодействия имеют высокую степень согласованности и предсказуемости. Если же между ними существуют расхождения, то образуются зоны неопределенности, где люди избирают способы действий, поведения, целедостижений, руководствуясь собственными побуждениями. Неопределенность обнаруживается и между проявлениями социально значимой активности, регламентируемыми общесоциальными и локальными нормами. Такие проявления в отношениях людей к окружению характерны для любой области социокультурного пространства. Так, в экономике существуют зоны риска и свободной конкуренции; в политике — закулисная активность; в праве — ненормированные области социального поведения; в религии — уровень профанного; в философии и науке — инновации, выходящие за пределы доминирующей познавательной парадигмы; в искусстве не вписывающиеся в рамки господствующего стиля индивидуальные манеры или групповые направления художественной деятельности.
В совокупности все это можно считать составляющими так называемой фоновой неопределенности социокультурного пространства. Она существует параллельно с социокультурными порядками и лишь в критических ситуациях становится источником для каких-то их изменений. Однако расхождения между законом и обычным правом; групповыми идеологиями; общепризнанной познавательной парадигмой и корпусом нового, не соответствующего ей знания; господствующим стилем в искусстве и совокупностью новых художественных направлений; религиозной доктриной и ересями и т. п. могут стать столь сильными и широко распространенными, что возникают затруднения в отыскании оснований для эффективного социального взаимодействия. Действительно, в таких случаях нормативные и вненормативные феномены выравниваются в силе реального проявления, т. е. ранее действующие регулятивные механизмы перестают выполнять свою функцию. В то же время прежде считавшиеся маргинальными формы активности оказываются столь многочисленными, разноориентированными, а их носители столь уверенными в их функциональной целесообразности, что трудно отыскать основания для их обобщения и формирования новых общепризнанных порядков. В этом случае неопределенность в организации социального взаимодействия начинает нарастать. Своего порогового значения она достигает в обществе при одновременном ослаблении действия социокультурных норм в рамках основных областей социокультурной организации —? экономической, политической, правовой — а в группе или институциональной структуре — при их функциональной дезинтеграции и дедифференциации, когда реализация индивидуальных интересов оказывается более выгодной и экономичной в смысле затраты усилий, чем групповых или институциональных. Дифференциация неопределенности в пределах социальной системы. Констатация социокультурной неопределенности в рамках социальной системы не означает равномерной распределенности этого состояния по всем ее структурным составляющим. Ее дифференциация может быть оценена по ряду основных параметров. Во-первых, по интенсивности проявления в элементах или подсистемах. Так, в условиях проблемной ситуации одни функциональные единицы, например, руководство организации, могут находиться в состоянии нормативной неопределенности, задаваемой ослаблением ее социальной полезности. В то же время на другие единицы, например, исполнителей вспомогательных ролей, связанных с уборкой помещений, размножением материалов, секретарскими и т. п. обязанностями, это состояние не распространяется. Во-вторых, по степени понимания причин такого состояния. Так, членам организации, включенным одновременно во внутренние и внешние связи и вынужденным практическим образом реагировать на их изменения, приходится в большей степени осознавать его источники, обнаружившиеся в рамках системы, чем исполнителям только внутрисистемных функций. В- третьих, по функциональной значимости единиц, в рамках которых степень неопределенности оказывается особенно высокой. Если это относится к единицам, ответственным за принятие решений или их реализацию, то возможны серьезные нарушения функционирования организации, чреватые необходимостью ее структурных изменений. Если же речь идет об отдельных исполнительских единицах, это может не повлечь никаких серьезных последствий для существующего порядка. Признаки проблемообразующего уровня неопределенности в ситуации. Ощущением неопределенности становится пусковым механизмом, побуждающим людей к активности. Поэтому важно знать, в каких зонах социокультурного пространства это состояние проявляется и осознается в наибольшей степени, каковы его истоки, в каком направлении целесообразно действовать. Соответственно можно выделить те его наблюдаемые признаки, которые свидетельствуют о возможности изменений в системе. Прежде всего важно определить, о каком уровне — фоновом или пороговом — идет речь. Показателями фоновой неопределенности в рамках системы можно считать относительное безразличие участников к пропорции предписанных действий и свободных выборов в их ролевых функциях; относительную независимость качества внешних «выходов» — материального продукта, социально значимых решений и обусловленных ими действий — от свободного выбора индивидов; относительную независимость степени их вознаграждения от существующей здесь пропорции согласованных и взаимонезависимых действий. К показателям порогового уровня неопределенности можно отнести негативное отношение участников к объемам свободы выбора в пределах их ролевых функций; ухудшение качества «выхода» системы в связи с их расширением; снижение вознаграждения из-за ослабления согласованности действий. При такой оценке следует принимать во внимание, что социальные системы существенным образом различаются по степени терпимости к неопределенности. И тог уровень, который в одних организационных структурах воспринимается их членами как фоновый, в других может считаться пороговым, и наоборот. Соответственно следует говорить о характерном для каждого их типа индексе терпимости к неопределенности, для чего необходимо конкретизировать и выразить в наблюдаемых признаках ее источники. О неопределенности, вызванной расхождениями между запросами членов организации и их реальным удовлетворением, можно судить по вербальному и невербальному поведению людей. На вербальном уровне — это выражение общей осознаваемой неудовлетворенности, если запрос отчетливо не отрефлексирован и не сформулирован; недовольства по поводу отсутствия конкретных объектов, организационных структур, социокультурного «пространства», удовлетворяющих запрос, если он осознан и сформулирован. На невербальном уровне можно наблюдать усиление поисковой активности, не находящей выхода в приемлемых способах целедостижении. Показатели неопределенности, вызываемой расхождением между привычками людей и изменившимися условиями, на вербальном уровне выражаются как недоумение по поводу того, что кажущиеся целесообразными действия не приводят к желаемым результатам. На невербальном уровне — усиление недоверия к ранее несомненным культурным образцам, ценностям, нормам; тенденция к рефлексии в отношении неэффективности совершаемых действий и используемых оценок и нормативов. Показателями неопределенности, вызванной расхождением между необходимостью и нежеланием рационально действовать в социально значимых ситуациях на вербальном уровне можно считать высказывание людьми недовольства поведением друг друга, его несоответствием взаимным ожиданиям. На невербальном обнаруживается стремление индивидов сохранять относительную автономию, с одной стороны, и в неэффективности этой позиции с точки зрения величины вознаграждения, экономии усилий, времени — с другой. Показатели значимости для системы имеющейся в ее рамках степени неопределенности формируются как суммарная оценка следующих факторов. Во-первых, соотношение количества функциональных единиц, в которых она проявляется и не проявляется. Во-вторых, функциональная важность структурных единиц с наиболее интенсивными ее проявлениями. В-третьих, количество измерений, по которым она обнаруживается, и ее относительная величина по каждому из них. Эту сумму следует соотнести с характерным для рассматриваемой системы индексом терпимости к неопределенности для прогнозирования ее сохранения или изменения в проблемной ситуации.
<< | >>
Источник: Орлова Э.А.. Социология культуры: Учебное пособие для вузов. — М.: Академический Проект; Киров: Константа. — 575 с.. 2012

Еще по теме Пусковые механизмы определения и решения социально значимой проблемной ситуации:

  1. Глава 1. Концепция социально значимой проблемной ситуации
  2. Определение проблемной ситуации
  3. Результаты решения социально значимых проблем
  4. Часть II ПАРАДИГМУ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В ПРОБЛЕМНОЙ СИТУАЦИИ
  5. Глава 4. Организация взаимодействие в проблемной ситуация
  6. Теоретические ограничения концепции проблемной ситуации
  7. Предпосылки поведения людей в проблемной ситуации
  8. Закономерности взаимоперехода парадигм в проблемной ситуации
  9. СИТУАЦИЯ РЕШЕНИЯ
  10. СОЦИАЛЬНО ЗНАЧИМЫЕ ПРОБЛЕМЫ КАК ИСТОЧник СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ
  11. 1. ПОЛИТИЧЕСКАЯ И КУЛЬТУРНАЯ СИТУАЦИЯ 1.1. Политико-социальная ситуация и церковные институты
  12. Механизмы резервирования на случай чрезвычайных ситуаций.
  13.     Лекция VI. Механизм реализации решений Европейского Союза.
  14. Приложение 3 Опросник А. И. Сердюка для изучения самооценки социальной значимости болезни
  15. Принятие решений в ситуациях выбора на основе здравого смысла
  16. 17.2. СОЦИАЛЬНЫЕ ИНСТИТУТЫ И МЕХАНИЗМ СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ РАБОТНИКА
  17. Болезнь как ошибка в определении ситуации
  18. Ч а с т ь     ч е т в е р т а я Определение способа чтения в конкретных герменевтических ситуациях
  19. Какие существуют подходи в социальной философии к определению социальной структуры общества?
  20. Занятие 2.3. Практическое занятие по теме «Конфликтные ситуации» (решение ситуационных задач)