Образование: пространство трансляции социально необходимого знания

Сфера образования выделена в социокультурном пространстве специально в силу необходимости массовой трансляции социокультурного опыта из областей его кумуляции, от старших поколений к младшим. Такая необходимость обусловлена самой природой человека.
Социокультурное пространство, создаваемое одними поколениями, оказывается вполне функционально пригодным для других. Поэтому нет нужды каждый раз строить жизненную среду заново, но можно ее осваивать путем межпоколенных взаимодействий и коммуникаций. Социокультурная информация многообразна, разнородна и в полном объеме не может передаваться и осваиваться на индивидуальном уровне. Вот почему в обществе институционально устанавливаются те ее типы и объемы, которые при каждом определенном состоянии социокультурной жизни считаются социально необходимыми и доступными индивидуальному освоению. Таким образом, функциональная доминанта институционального образовательного пространства обусловлена необходимостью широкомасштабной трансляции социально значимых знаний и навыков, носящих специализированный характер и недоступных для пере дачи в повседневных непосредственных контактах. Объемы и содержание такого рода информации не остаются постоянными. Они меняются в зависимости от динамики социокультурной жизни. В то же время ее базовая структура остается постоянной: трансляция информации от культурно компетентных к менее опытным, от профессионально подготовленных преподавателей к неспециализированной аудитории. «Входами» в эту область социокультурных трансформаций можно считать разрозненные знания и навыки, размытые представления, освоенные человеком на обыденном уровне. Обычно такого рода информации остается неотрефлексированной. Поэтому она достаточно синкретична, партикуляризована, т. е. однозначно привязана к конкретным ситуациям. Абстрактные представления на этом уровне носят в основном мифологический характер. Осваиваемые здесь практические навыки утрачивают эффективность за пределом узкого круга повседневных рутинных ситуаций. Соответственно в сложных обществах «выходы», являющиеся следствием пребывания индивидов в образовательном пространстве, можно определить как институционально организованную совокупность знаний и навыков, определяемых в обществе как социально необходимые. По содержанию они носят специализированный, а не обыденный характер. С точки зрения структуры учебные дисциплины, через которые они транслируются в среде общего образования, задают упрощенные схемы специализированного знания. В идеале получаемая здесь культурная информация составляет основу для продолжения образования. В рамках организационных структур высшего образования люди осваивают специализированные знания и навыки в объемах и степени диф- ференцированности, необходимых для адекватного участия в профессиональном разделении труда. Соответственно программы социокультурных трансформаций, осуществляемых в этой области, следует соотнести с их стадиальностью. В образовательном пространстве можно выделить его основные уровни: общий и специальный. Общее образование составляет особую область институционального социокультурного пространства, предназначенную для массовой трансляции от поколения к поколению социокультурного опыта, признанного в обществе социально необходимым. В ее рамках происходит первоначальное освоение ключевых кодов, языков культуры, приобретаются навыки их распознавания, оперирования ими в стандартных социокультурных ситуациях. Можно считать, что общее образование обеспечивает следующую после первичной ступень социализации младших поколений, закладывает основу успешной адапта ции в сложных и подвижных социокультурных условиях, готовит их к взрослой жизни. Специальное образование обеспечивает институционально организованную подготовку младших поколений к участию в системе общественного разделения труда. При этом в сфере высшего специального образования транслируются знания и навыки, связанные с наиболее сложными формами профессиональной деятельности. В этой зоне образовательного пространства происходит интенсивное, углубленное освоение определенного класса отношений человека с окружением, зафиксированного в категориях специальностей и учебных дисциплин. Здесь люди научаются пользоваться соответствующим языком — терминологией, приобретают навыки специализированной деятельности и оперирования символами, замещающими ее элементы символами. Другой аспект стадиальности, институционально закрепленной в этой области, можно связать с уровнем осваивания специализированного опыта. Так, то, что приобретается в структурах среднего специализированного образования, оказывается достаточным для выполнения простых и узких функций в пределах конкретного вида профессиональной деятельности. Высшее образование подразумевает, что человек научается организовывать специализированные знания и деятельность — собственные и других людей, — для решения задач и проблем, возникающих в соответствующей области общественного разделения труда. Последующие стадии, связанные с получением ученых степеней, можно связывать с образованием как таковым лишь отчасти. Это в большей степени самостоятельная профессиональная деятельность. А публичная представленность новизны и социальной значимости ее результатов есть институционализация права личности на собственный выбор ее направления. Логика трансляции социокультурного опыта, осуществляемая в рамках выделенных программ, определяется существующими в обществе и в образовательной профессиональной среде представлениями о целях образования. Их можно различать по следующим направлениям: тип личности, детерминируемый образованием, и тип технологии трансляции соответствующих знаний и навыков. В первом случае известны несколько идеологий, которые сменяют друг друга в зависимости от состояния общества. Ориентация на подготовку просвещенного гражданина соответствует относительно установившимся социокультурным ситуациям, при которых существует общественное согласие относительно того, что считать общезначимыми в отношении общекультурных и специализированных знаний и навыков. Поэтому логика трансляции социально значимой информации определяется ее представленностью в виде готовых формул и правил 230 оперирования ими в стандартных ситуациях. Ценность узкого специалиста связана с подчинением общекультурной информации решению специализированных задач и проблем, характерных для различных составляющих системы общественного разделения труда. Соответственно все внимание на уровнях как общего, так и специального образования уделяется трансляции и углубленному освоению высоко дифференцированных профессиональных знаний и навыков. Такая идеология соответствует переходному состоянию общества, когда уровень социальных взаимодействий характеризуется высокой степенью изменчивости, которая не может интерпретироваться с помощью общераспространенных мировоззренческих категорий. В такие периоды в пределах системы общественного разделения труда усиливается поисковая деятельность. Однако она не имеет общей направленности и фокусируется в соответствии с дифференциацией этой системы. В образовательном пространстве это фиксируется как обучение решению сложных проблем и задач, поисковой деятельности, но в строго ограниченных пределах. Заслуживает также внимания и смешанный тип идеологии, соединяющий определенные основания первых двух. Она появлялась в критических ситуациях, когда структурные изменения в сфере социального взаимодействия сопровождаются сменой культурных парадигм, мировоззренческих принципов. В этом случае людям приходится одновременно решать проблемы, связанные с упорядочением в меняющихся условиях как структур и направленности своих взаимодействий, так и содержания процессов социальной коммуникации. На уровне образования в такие периоды актуализируется представление о том, что узко специальное знание должно быть вписанным в представления о более широком социокультурном контексте. Соответственно встает вопрос о рефлексии к основаниям таких знаний и представлений. Логика трансляции социокультурного опыта носит, как и в предыдущем случае, проблемный характер. Однако проблемное поле распространяется не только на профессиональную область, но и на контекст ее существования, а ставшая необходимой оценка ее социокультурных последствий принимает форму обсуждения вопросов профессиональной этики и гражданской ответственности. При этом усиливается значимость изучения того, что сегодня называется социально-научными дисциплинами, которые в силу своей подвижной природы удовлетворительным образом заменяют значительно более консервативные и ставшие функционально неадекватными философские представления в их наборе, соответствующем предыдущему периоду. Каждому из типов идеологии соответствует свой тип технологий трансляций социокультурного опыта. Так, в первом случае обучение ограничивается приобретением навыков использования набора, заученных формул и познавательных ситуаций. Во втором случае в системе образования люди научаются решать проблемы, т. е. не только использовать имеющиеся знания, но и порождать новое, правда, в ограниченных пределах своей профессиональной области. К этим пределам подгоняются получаемые ими общекультурные знания. Наконец, в третьем случае содержанием образования становится освоение способов программных и стратегических построений, не только включающих профессиональную активность в более широкий социокультурный контекст, но и позволяющих целенаправленно воздействовать на определенные его компоненты. Как уже отмечалось, сфера образования выполняет в обществе консервативные функции трансляции социально необходимых знаний и навыков из фондово-культурного наследия общества. Поэтому в большинстве случаев ее состояние расходится с характером общей социокультурной ситуации, а форма и степень ее динамизма отстают от тех, что свойственны любому конкретному состоянию общества. В социально-структурном отношении функциональные роли в образовательном пространстве делятся на обучающих и обучающихся. Первые являются институционализированными носителями социально необходимых знаний и навыков и технологий их трансляции, а также критериев оценки качества их освоения. Вторые — это те, кому предписывается обязанность приобретать институционально установленный социокултурный опыт в тех объемах и степенях глубины, которые приняты в обществе. Характеристики таких ролей с точи зрения культурного содержания варьируются, и вариации зависят от характера отношений обучающих и обучающихся друг к другу и к осваиваемой информации. С этой точки зрения отношения между ними могут быть сведены к нескольким базовым формам. Авторитарная форма предполагает такую качественную определенность ролей, при которой обучающий оказывается носителем истины в конечной инстанции, наделенным правом или присвоившим его применять принудительные меры, чтобы заставить обучающегося рассуждать и действовать в соответствии с заучиваемыми формулами и правилами. Обучающемуся в этой ситуации отводится роль, связанная с пассивным послушанием по отношению к обучающему. Такие отношения предполагают максимальную дистанцию между сторонами и двойные стандарты поведения. В инс- титуционализованных образовательных ситуациях определяемые ими нормы и правила используются несимметричным образом: ученик должен непреложно соблюдать их, тогда как учитель ограничивается лишь вербальным их провозглашением. За пределами таких ситуаций обе стороны руководствуются совершенно други ми стандартами. Причем и здесь отношения имеют асимметричную форму. Агент, установивший несоответствие повседневного поведения субъекта требуемым в образовательном учреждении нормам, имеет (или присваивает себе) право наказать его. Ученик же такого права не имеет, и может ограничиться только заглазным осуждением учителя. При либеральном (название условно) типе отношений между обучающим и обучающимся приоритет отдается последнему. В этом случае плохая освоенность им учебного материала вменяется в вину преподавателю. В образовательном пространстве доминирует ориентация на индивидуализированный подход, на дополнительные занятия с отстающими. Любые культурные образцы, предлагаемые в процессе образования, могут быть подвергнуты учащимися критике: следование установленным в учебном заведении нормативам они не считают обязательным. Можно сказать, что в образовательные структуры привносятся нормы из других, чаще всего обыденных областей социокультурного опыта. Благодаря этому структура и границы этого пространства размываются, а социально значимые функции образования ослабляются. Тот тип отношений между обучающим и обучаемым, который условно можно назвать конструктивно-демократическим, ориентирован не на удержание учащихся в этом пространстве, как в первых двух случаях, но на решение задач, возникающих в ходе освоения социально значимых знаний и навыков. Различия в степени культурной компетентности сохраняются. Однако отношения строятся на партнерской основе. Каждая из сторон не только включена в общий образовательный процесс, но и обладает определенной степенью функциональной автономности. Иными словами, они не претендуют на вмешательство в приватную жизнь друг друга, и ученики обмениваются соответствующей информацией с учителей добровольно, а не по принуждению, как в случае авторитарных отношений. Процесс совместного решения задач позволяет учащимся освоить не только соответствующие формулы и правила, но и понять их функциональный смысл и границы применимости. Следует подчеркнуть, что любая однозначная и абсолютная — позитивная или негативная — оценка каждого из типов отношений и соответствующей им качественной определенности ролей оказывается неверной. Авторитарный тип обучения соответствует ситуации нормативно установленной социокультурной ситуации, когда критика оснований транслируемого опыта оказывается нецелесообразной, особенно на уровне общего образования. Достаточным для последующей социокультурной жизни учащегося становится заучивание стандартных схем действий в стереотипных социально значимых ситуациях. Либеральная модель подходит для обучения особо талантливых людей. В этом случае им необходимо социаль ное пространство для самоактуализации и безопасного экспериментирования с выходом за пределы общепринятых в культуре эстетических или познавательных нормативов. Но такая пермиссив- ность не должна касаться правовых и фундаментальных этических норм. Конструктивно-демократическое поведение соответствует ситуациям социальной неопределенности в обществе, когда обеим сторонам приходится решать социально значимые проблемы, в том числе совместно, в ходе учебного процесса. В этом случае взаимопризнанная степень функциональной автономии позволяет каждой из них вносить свой вклад в определение и поиск соответствующих решений. Образовательная институционализованная область имеет пространственную и временную организацию. Говоря об информационном пространстве, следует отметить, что по сравнению с другими областями оно отличается интегративной природой. Здесь представлены сведения из всех тех сфер социокультурной жизни, которые при определенном состоянии общества считаются необходимыми. В то же время содержательно оно беднее каждой из специализированных областей культуры. В его рамках соответствующая информация отбирается по признаку общезначимости и преподносится в особых институциональных формах. То же можно сказать и о каналах связи между обучающими и обучающимися. Учебные программы и пособия, особым образом построенные занятия, специально разработанные критерии и способы оценки качества освоенных знаний и навыков — все это составляет структурообразующие характеристики образовательного пространства. Физическое пространство институциональной области образования также имеет специфику организации. Учебные заведения всех типов имеют свою архитектурную выделенность и снабжение вывесками, обозначающими их характер. Многие из учебных зданий имеют свою внешнюю территорию, определяющую их границы в общем пространстве поселения. Некоторые из них располагают дополнительными площадями, предназначенными для спортивных или практических занятий. Причем иногда они могут находиться в отдалении от самих зданий. Специфичны также и интерьеры образовательных учреждений. Их организация обусловлена спецификой учебных процессов, характерных для них технических приспособлений, оборудования и технологий. Представление о времени, транслируемые в ходе учебных процессов, соответствуют тем, которые доминируют в более широком социокультурном контексте. Что же касается временной организации образовательного пространства, то ее особенности определяются структурой реализуемых здесь процессов. Так, учебное время отдельно от внеучебного. При этом первое достаточно дифферен цировано. Во-первых, следует выделить общий срок пребывания в различных учебных заведениях: для каждого типа он свой. Далее, определенное время отведено на изучение различных дисциплин и разграничивается по астрофизическим стандартам: по годам, месяцам, неделям, дням и часам, с одной стороны, и стадиями освоения учебного материала — с другой. Разделяется время, отводимое на изучение обязательных дисциплин и проверку знаний. В свою очередь такой контроль имеет рутинную (опросы на уроках в школе, семинары в высших учебных заведениях) и экзаменационную периодизацию. Особым образом отмечается окончание учебного заведения. Во внеучебном времени также выделяется его образовательная часть, связанная с приготовлением домашних заданий. Правда, в отличие от строгой институциональной регламентированности организованных учебных процессов работа дома регулируется самими учащимися. Институциональная организация сферы образования определяется статусом учебных заведений. Они подразделяют на государственные и частные и имеют обязательную официальную лицензию.
Их деятельность регламентируется действующим законодательством и уставными нормативами. Контроль над состоянием этой области осуществляется органами исполнительной власти (государственными и региональными министерствами и ведомствами). Корректировка нормативов, определяющих ее функционирование, осуществляется законодательными органами. Здесь следует особо выделить государственные стандарты построения учебных программ, в том числе для подготовки собственных кадров. Они отражают представления, существующие в обществе и в профессиональной сфере, о том, какие знания и навыки должны осваиваться младшими поколениями. Наконец, важным аспектом институционализации в рамках этой области является сертифицирование полученного образования, т. е. документа об окончании учебного заведения. Он санкционирует право получившего полное (или неполное) образование занимать соответствующее место в системе общественного разделения груда. Из всего сказанного следует, что пребывание в этом пространстве признано в обществе социально необходимым. Образование обеспечивает каждому приобщенность к своим обществу и культуре, разделяемым здесь знаниям и навыкам, открывающую доступ в различные социально значимые ситуации. Он получает законное право на полноценное участие в институционализированной социокультурной жизни, в первую очередь в системе общественного разделения труда, в политической деятельности на уровнях государства и гражданского общества. Ориентированность на воспроизведение образованных и профессионально подготовленных граждан, на трансляцию культурного наследия, на социальную ин теграцию обусловливает известный консерватизм, присущий этой институциональной области социокультурного пространства. Но он не только оправдан, но и необходим для существования любого общества, где инерционность столь же значима, сколь и изменения. Совершенно очевидно, что дистанция между этой областью и обыденной реальностью минимальна. Более того, она составляет промежуточное звено, позволяющее осуществлять обмен информацией между специализированным и обыденным уровнями культуры, между институциональными процессами и приватной жизнью. Люди, успешные в ее рамках, считаются образованными. Институциональное социокультурное пространство просвещения: учреждения культуры Наряду со сферой образования в современном обществе одной из важных областей кумуляции, трансляции и циркуляции социально значимой информации является институциональное пространство просвещения. В дальнейшем речь пойдет об общих характеристиках специальных организаций, называемых учреждениями культуры и предназначеннных для трансляции дополнительной к образовательной социально значимой информации. Речь идет о ценностях, формирующихся в рамках других институциональных областей. В обществах и общностях, характеризующихся слабой диф- ференцированностыо, на уровне первичных групп культурные ценности передаются посредством традиции, т. е. прямо «из рук в руки, из уст в уста». Закрепляются они через механизмы сравнения, оценки, отбора и конвенционального удержания в культуре определенных социокультурных образцов, складывающихся в процессах повседневной жизни. В результате формируются стандартные ситуации взаимодействия и паттерны социальных отношений, обеспечивающие традиционное воспроизведение культурных ценностей. Их циркуляция, передача, кумуляция осуществляется в процессах воспроизведения обрядов, обычаев, ритуалов, церемоний, сохраняющих здесь преемственность устойчивых черт и культурную идентичность. В современной урбанизованной среде в ходе модернизации общества усиливаются процессы дифференциации, специализации в области общественного разделения функций, социокультурная изменчивость интенсифицируется. При этом происходит ослабление локальных и первичных социальных связей (семейных, родственных, соседских и т. п.). И перестают действовать традиционные способы трансляции культурных ценностей. В этих условиях складываются иные, опосредованные и более массовые формы такого рода, называемые просветительскими. Наиболее показательным их институциональным примером следует считать учреждения культуры. Говоря о функциональной доминанте области просветительского пространства, следует отметить, что учреждения культуры представляют собой государственные, общественные, частные организационные структуры, которые являются проводниками различных совокупностей эталонных артефактов, признанных как профессионалами, так и широкой общественностью в качестве социально значимых и достойных публично демонстрации и освоения. Они представлены общественности в определенных специально выделенных ситуациях (зритель в музее, член клуба и т. п.). В рамках институциональной области просвещения сконцентрированы, сохраняются и ревитализуются ценности, составляющие фонд культурного наследия общества. К учреждениям культурны принято относить театральнозрелищные (театры, кинотеатры, концертные организации), спортивные комплексы, библиотеки, музеи, клубы. Это организации с определенным штатом служащих и администрации, предназначенные для приобщения публики к социально значимым культурным ценностям, для просвещения общественности, трансляции социокультурной информации, дополнительной по отношению к получаемой в области образования и в повседневной жизни. Их функции, структура, цели и задачи определяются нормативными документами. Соответствие им реальной работы государственных учреждений такого рода контролируется специальными органами исполнительной власти. «Входами» этой области можно считать наличный потенциал культурных объектов, относящихся как к прошлому, так и к настоящему на «выходе» широкой аудитории представляются специальным образом отобранные те из них, которые признаны профессионалами и общественностью в качестве социально значимых культурных ценностей. Они отбираются по ряду критериев и распределяются по особым просветительским каналом, институционализированным в форме учреждений культуры. Программы трансформации культурных образцов в ценности, достойные публичной представленности, определяются по двум основным измерениям: временная отнесенность и принадлежность к определенной культурной категории. С точки зрения временной отнесенности можно выделить объекты культурного наследия и современные. Первая достаточно неопределенная категория обозначает необходимость отдавать дань культурным достижениям прошлого. Во-первых, речь идет о памятниках, т. е. объектах, символизирующих определенные исторические эпохи, события, даты, факты религиозной жизни. Во- вторых, сюда же можно отнести эталонные образцы традиционной культу НІ ры, т. е. передающихся из поколение в поколения в непосредственном взаимодействии — ремесла, ритуалы, обряды, художественные направления, научные, философские школы и т. п. В-третьих, заслуживающими публичной представленности всегда считались уникальные и экзотические объекты прошлого. Другой класс культурных ценностей, представленных в просветительском пространстве, относится к настоящему времени. Это все те артефакты, которые по тем или иным основаниям представляются — обычно в профессиональных кругах — в качестве показательных примеров текущих культурных достижений. Критерии предпочтений могут быть различными. По принципу инновативно- сти, авангардности отбираются объекты, определяющие возможные перспективы культурных изменений. Демонстрация следования традиции подтверждает жизнеспособность, функциональность в современных условиях эталонов прошлого. В соответствии с идеологическими соображениями выделяются те артефакты, которые, по предположениям заинтересованных групп, помогут повлиять на общественное мнение и поведение в нужном им направлении. Принадлежность к определенной культурной категории фиксируется распределением отобранных артефактов по учреждениям, предназначенным для кумуляции и распространения различных классов просветительской информации. Так, библиотеки концентрируют письменные источники прошлого и настоящего. В музеях хранятся специально подобранные художественные произведения, документы, мемориальные вещи и т. п. Выставки, сменные экспозиции демонстрируют текущие культурные достижения. Театры и концертные залы суть места для представления классических и современных произведений драматического и музыкального искусства, с одной стороны, и исполнительского мастерства — с другой. Клубы помогают людям объединятся по интересам к определенным видам культурной активности — профессиональной, любительской, связанной с коллекционированием или рекреацией. Таким образом, в каждый период времени в современном обществе существует дифференцированное социокультурное пространство, где концентрируются институционально признанные культурные ценности. Логика трансляции такого рода ценностей определяется необходимостью их представленности в доступной аудитории и упорядоченной форме, соответствующие каждому из типов учреждений культуры. Так, в библиотеках поиск информации облегчают специальным образом составленные каталоги, согласно которым шифруются все единицы хранения. Это дополняется постоянными выставками печатных изданий к определенным случаям, а также новых поступлений. Кроме того, здесь есть штатные консультанты, помогающие читателям ориентироваться в библиотечном про странстве. В театрах и концертных организациях принята система тематических абонементов. Каждый из них составлен по определенному плану, позволяющему его держателю получить более углубленное представление об определенном художественном стиле или жанре, отдельном авторе, мировых шедеврах и т. п. Кроме того, здесь приняты специальные представления и концерты, предназначенные для детей и юношества. Обычно они сопровождаются комментариями искусствоведов. В музеях и на выставках подготовка экспозиций обусловливает отбор и расположение в интерьере демонстрируемых артефактов. Далее, опытные экскурсоводы интерпретируют содержание экспонатов. Для этого же предусмотрены специальные каталоги. Наконец, при многих музеях существуют структуры, предназначенные для любительских занятий. Клубная деятельность организована в соответствии с двумя базовыми моделями. Закрытые заведения для узкого круга людей, объединяющихся по профессиональной, политической, социально-групповой принадлежности, предназначены для конфиденциальных бесед и уединения. Их организация обусловлена целью создания максимально комфортабельных условий для выполнения этих функций. Клубы второго рода — это открытые объединения людей по любительским интересом. Соответственно здесь деятельность организована так, чтобы любители получали возможность не только заниматься интересующими их видами деятельности (драматическим, вокальным, изобразительным искусством, спортом, механическим конструированием, киносъемками, фотографией и пр.), но и публично демонстрировать свои достижения. Итак, просветительские функции учреждений культуры осуществляются таким образом, чтобы отвечать двум основным источникам побуждений обращения к культурным ценностям. Во- первых, постоянная публичная представленность институциона- лизованного ценностного культурного фонда, приобрещение к которому поощряется в обществе. Во-вторых, желание членов общества осваивать социокультурное пространство в объеме, более широком, чем в обыденной жизни и в сфере образования. Действующих в этой области социокультурного пространства субъектов можно разделить на несколько категорий в соответствии с их ролевыми функциями. Профессиональные работники учреждений культуры обеспечивают их бесперебойную деятельность, а при высокой эффективности — привлечение и объединение максимально возможного количества любителей. Библиофилы, краеведы, меломаны, любители фольклора — все эти люди актуализируют культурные ценности в повседневной социокультурной жизни. Обычные посетители учреждений культуры обращаются к ним — периодически или от случая к случаю — за дополнительной специализированной информацией или из престижных соображений. Пространственная и временная организация этой институциональной области определяется ее ценностной природой и про- светительски-рекреационным характером функционирования. Концепции пространства задаются здесь масштабами представленности соответствующих артефактов, их объемом и плотностью распределения по определенным культурным категориям. Масштабности соответствуют категории мировая, отечественная культура, региональный, локальный (поселение и его часть) уровни. В этих пределах артефакты могут быть репрезентативными по количеству или показательности, либо просто знаковыми. Например, в солидных музейных экспозициях специально подобранные произведения изобразительного искусства характеризуют избранную тему в необходимой полноте: представляют определенный стиль, жанр, исторический период. Когда поле выбора ограничено, общую идею экспозиции можно выразить наиболее представительными образцами, иллюстрирующими ее. Темы могут репрезентировать определенную точку зрения на мировую культуру, конкретный историко-культурный регион, ценности отечественной культуры на разных уровнях обобщенности. Такого рода пространства различаются по степени упорядоченности. Это могуг быть достаточно случайные совокупности артефактов, как, например, в музеях малых городов, общественных библиотеках, провинциальных театрах и т. п. Они состоят из единиц, относящихся к стилям, странам, эпохам, имеющим неодинаковые качественные характеристики. Их можно упорядочить по принадлежности к определенному стилю или направлению. Тогда основанием организации культурного пространства становятся принципы формообразования. Отобранные объекты могуг представлять характерные черты определенного историко-культурного региона, создавая его целостный виртуальный образ. Они могут быть подобраны таким образом, чтобы в совокупности составить символ поселения: одни города знамениты своими театрами; другие — особыми экспонатами изобразительного искусства или архитектурными сооружениями; третьи — уникальными книгами, хранящимся в библиотеках. И это символы, благодаря которым они входят в состав мирового культурного пространства. Во временном отношении можно говорить о разных способах и концептуализациях представленности исторического времени в разных классах культурных ценностей. Оно демонстрируется как непрерывное, когда акцент помещается на преемственности, характерной для определенного художественного стиля, направления научного или философского познания, профессиональной деятельности и любительства. В других случаях подчеркивается его дискретность, когда акцент ставится на стилевых, концептуальных, технологических 240 различиях артефактов, располагающихся в просветительском пространстве. Здесь обнаруживается также относительность культурного времени, когда в разновременных артефактах подчеркивается одинаково высокий уровень мастерства и утонченности либо изображаются одни и те же типы человеческих отношений и переживаний. Представленность настоящего времени задается сменой артефактов в сетке особых периодически повторяющихся событий: выставки, ярмарки, фестивали, конкурсы, юбилеи и т. п. Благодаря их регулярности заметными становятся изменения культурных ценностей, составляющих институциональное просветительское пространство. С точки зрения выделенности этой области в более широком социокультурном пространственном и временном контексте можно отметить следующее. Пространство здесь определяется местоположением в поселении, архитектурой и соответствующими вывесками. Для него характерна особая организация интерьеров, обусловленная свойствами представляемых артефактов, необходимостью доступа к ним, работы с ними, нужными для этого оборудованием и технологиями. Время существования учреждений культуры в социокультурной жизни определяется календарным расписанием их работы. Как было сказано, эта область социокультурного пространства институционализована. Учреждения культуры институционально определены в нормативных функциях и требованиях. Они лицензируются и имеют статус юридического лица. В отношении собственности они могут быть государственными, муниципальными, частными. В зависимости от этого различаются источники их финансирования и степени свободы функционирования. Последнее обстоятельство связано с их институциональной подчиненностью. Так, деятельность государственных и муниципальных учреждений культуры регламентируется соответствующими органами исполнительной власти. Частные учреждения функционируют в рамках действующего законодательства, а содержание предлагаемых услуг определяется, во- первых, рыночными механизмами, а во- вторых — предпочтениями собственников. Осуществляемое в этих рамках просвещение повышает степень социокультурной компетентности людей, помогая лучше ориентироваться и действовать в пространстве культурных ценностей. Оно также способствует улучшению качества жизни, поскольку насыщает свободное время разнообразным культурным содержанием. Наконец, благодаря нему люди получают возможности более четко определить и сформировать свой стиль жизни, фиксирующий особенности их социокультурной идентичности. Иными словами, просвещение делает для них доступной и подконтрольной более широкую область социокультурного пространства, чем та, что соответствует обязательному образованию и личной приватной жизни. Эта область ориентирована на трансляцию культурных ценностей прошлого и современности. В силу своих трансляционных функций она открыта для доступа широкой публики. Дистанция между нею и более образованными слоями общества несравненно меньше, чем для малообразованных людей. Поэтому ее структуры принято считать носителями в большой степени элитарной и популярной, нежели массовой культуры. Приобщенность к этой области характеризует общекультурную компетентность людей.
<< | >>
Источник: Орлова Э.А.. Социология культуры: Учебное пособие для вузов. — М.: Академический Проект; Киров: Константа. — 575 с.. 2012

Еще по теме Образование: пространство трансляции социально необходимого знания:

  1. Глава X Трансляция социокультурного опыта: инстятуцяонядьное пространство
  2. СПЕЦИФИКА СОЦИАЛЬНОГО ЗНАНИЯ
  3. Перемещения в социальном пространстве
  4. 9.1. Инженерные возможности социального знания
  5. Трансляция и освоение общекультурной информации
  6. § 4. Квантификация социального пространства
  7. 9.2. Потребность в интеграции социального знания
  8. Часть I ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЕ ПРОСТРАНСТВО СОЦИАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
  9. ТЕМА 1. СОЦИАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ КАК ОТРАСЛЬ ФИЛОСОФСКОГО ЗНАНИЯ
  10. 7.1. В поисках пространств социального теоретизирования
  11. 5.5. Социальное время и пространство на стыке веков
  12. Глава 1. Институциональное пространство социальной организации