Границы применимости конфликтнойпарадигмы

В любой области социокультурного пространства постоянно существуют предпосылки для конфликтных ситуаций: столкнове ния между группами интересов, социальное неравенство; спонтанное проявление неуправляемой агрессивности и пр.
Вследствие этого периодическое возникновение конфликтных ситуаций неизбежно. Вероятность их появления и перехода в открытые столкновения усиливается, когда в обществе возникают социально значимые проблемы, вызывающие массовую напряженность. Чаще всего на уровне обыденных представлений — и не только в быту, но и в правящих и политических кругах, в средствах массовой информации — утверждается, что конфликт разрушает нормальное функционирование социальной системы, он крайне нежелателен, поэтому нужно уничтожить предпосылки для его возникновения. В то же время на уровне государственных структур, политических партий, групп интересов, межличностных отношений конфликт постоянно и осознанно используется как инструмент подавления более слабых, освобождения от нежелательных нормативных ограничений, расширения сферы влияния. Предупреждение конфликта вполне возможно. Специалисты — политики, руководители, социальные ученые — хорошо распознают условия, зоны общественной жизни, группы, локусы, в которых конфликтные ситуации наиболее вероятны. Известно, что их следует контролировать на ранних стадиях, не давать перейти в полноценную силовую форму и разрешать их иными способами. Тем не менее в проблемной ситуации всегда существует соблазн дать конфликту разрастись, подтолкнуть недовольных к противоборству и тем самым уйти от решения реальных проблем. Более слабым вариантом таких провокационных действий является целенаправленное столкновение идеологических доктрин — политических, религиозных, этнических. Сильные варианты обнаруживаются в разрушении правопорядка, позволяющем силам преступного мира в ситуациях, грозящих проявлениями массового недовольства, запугивать граждан, а социальным напряжениям перерасти в локальные проявления агрессии. Конфликт в таких случаях негласно рассматривается как скорый паллиатив действенного ухода от социально значимых проблем из-за нехватки ресурсов, средств, а чаще всего — компетентности. Обычно такого рода ситуации прикрываются лицемерными рассуждениями о неэтичности регулирования конфликтной ситуации на латентной стадии, поскольку это якобы предполагает вмешательство в приватную жизнь. При этом не принимается во внимание, что есть иные пути раннего купирования конфликта, скажем, делая умелые уступки или переводя напряженность в конструктивное русло. Напротив, проявления агрессии обычно не встречают сопротивления со стороны такой общественности, которая неспособна сформировать гражданские институты контроля над ними. Соответственно, при наличии социально значимых проблем неизбежны не только конфликты, но и их провоцирование со стороны различного рода агентов. Когда такие процессы начинаются, прервать их чрезвычайно трудно, почти невозможно. Социальноантропологические механизмы их поддержания столь сильны, что эскалация становится неизбежной, а ее чередование с фазами ослабления напряженности (ремиссиями) придает им волнообразную форму. Это позволяет обеспечивать ресурсами соответствующие отношения сколь угодно долго, и в лучшем случае только регулировать их, но никак не прекратить. Именно такого рода обстоятельствами в социальных науках объясняется порождение институтов, придающих конфликтам культурную форму, а их решению — статус легитимного принуждения: законодательная деятельность, правовые процедуры решения споров, политические дебаты, институты сделок и договоров и т. п Участники противостояний также обретают узаконенные позиции через такие институты, как государство, партии, общественные организации, группы давления, парламентские фракции, религиозные организации и т. п. Это позволяет им выступать от имени больших социальных групп, претендовать на роль выразителей и защитников их интересов; вместе с тем для них открываются большие возможности преследовать личные и микрогрупповые цели. Институциональные ограничения. Институциональныерегу- лятивные образования задают самые общие границы применимости конфликтного взаимодействия. Правовые нормы, договорные обязательства, этические кодексы, официальные предписания — все это предопределяет обязательные для сторон правила, согласно которым процесс конфликтного взаимодействия рационализуется, эксплицируется, регулируется, а его разрешение принимает легитимную форму. Такие институциональные ограничения налагаются на весь спектр подобных отношений — от межличностных конфликтов до войн. Яростронственныеограничения. Дляиспользованияконфликт- ной парадигмы существуют определенные пространственные ограничения. Во-первых, социально-пространственное, определяемое ролевым составом участников взаимодействия, численностью вовлеченных в него институтов, групп и лиц, их социальным статусом. В зависимости от этого параметра конфликт может иметь большую или меньшую значимость социальных последствий. Во-вторых, территориальное распространение конфронтаций: часть поселения, поселение в целом, группа поселений.
Это измерение определяет степень инерционности в обмене действиями и информацией между участниками взаимодействия. В-третьих, «микролокальное», связанное с конкретными местами реализации споров (например, залы для проведения дебатов или судебных заседаний) или встречи противников (например, редакции средств массовой информации, кабинеты должностных лиц, кулуары официальных учреждений и т. п.). Степень доступа в эти места в сочетании с выполняемыми здесь ролями характеризует пределы влиятельности участников взаимодействия. Временяыеограяиченця. С ле Дующееограничениеопре деляет- ся продолжительностью конфликтных ситуаций и конфликтного взаимодействий с фиксированием их начала, периодов эскалаций и ремиссий, окончания. В этом отношении их можно разделить на долговременные и постоянно воспроизводящиеся. Краткосрочными они не бывают по своей природе. Как уже отмечалось, предпосылки для таких ситуаций в каждом сообществе существуют всегда. Факт любого дефицита достаточен, чтобы породить конфликт; во всех группах есть люди, пытающиеся улучшить свое положение за счет других; периодически проявляются попытки перераспределения властных и престижных социальных позиций и т. п. Условия возникновения подобных ситуаций также представляют собой частое явление: малейшее социальное напряжение побуждает людей фокусировать внимание на наличии таких предпосылок и оценивать их в терминах несправедливости. Соответственно конфликтные ситуации во всех типах сообществ всегда долгосрочны, хотя значительное время могут носить латентный характер. Более того, даже став явными, они могут не приводить к конфликтному взаимодействию. Существуют другие способы их регулирования — рационализация, нормирование, перемещение общественного внимания и т. п., — которые хотя и не устраняют предпосылок ситуации, но так влияют на интерпретацию их социальной значимости, что на какое-то время позволяют людям 4 примириться с их существова- нием. Конфликтное взаимодействие как непосредственный обмен взаимно вредоносными действиями представляет собой дискретный процесс, составленный из серий краткосрочных столкновений. Это обнаруживается на уровне индивидуальных и групповых действий, в ситуациях с высокой и низкой степенью технической оснащенности или культурной компетентности. Такая форма обусловлена антропологическими факторами: человек не способен к длительному непрерывному проявлению агрессивного поведения. В то же время, как уже говорилось, за счет волнообразной смены величины напряженности конфликтное взаимодействие может продолжаться достаточно долго. Соответственно оно имеет два рода временных ограничений. Во-первых, генерально его пределы задаются длительностью проблемной ситуации, принявшей явную форму. Более того, раз начавшись, сам процесс становится детерминантой длительности. Во-вторых, временные пределы открытых столкновений обусловлены антропологическими свойствами про тивников, с одной стороны, и объемами ресурсов, их качеством, навыками их адекватного распределения — с другой. Культурные ограничения. Наконец, следует особо остановиться на смысловых или культурных пределах применимости конфликтной парадигмы в проблемной ситуации. Как уже отмечалось, ее парадокс в этих условиях состоит в том, что по ходу процесса действия участников постепенно смещаются от попыток решить проблему к взаимонаправленной агрессии, которая оправдывается идеологическими соображениями и взаимными обвинениями. В результате ситуация усугубляется за счет того, что последствия конфликта вносят дополнительные разрушения, напряженность, неопределенность. Социально значимые проблемы конфликтным способом неразрешимы. В борьбе можно разрушить какие-то устаревшие культурные паттерны, мешающие их осознанию или реальным действиям, направленным на поиски решения. Но если ситуация выходит из-под контроля, то и эта минимальная полезность исчезает. Эскалация конфликта способствует его переходу в самодовлеющую форму отношений между участниками, ценностно оправдываемых ими. Таким образом можно создать заметную ситуацию, на которую направляется внимание общественности с целью, во-первых, отвлечь ее от истинных проблем, и во-вторых, организовать вокруг общего центра, если разнонаправленность интересов становится источником нормативного и ценностного хаоса. Пределы применимости такой стратегии достаточно узки. Они заданы ограниченными возможностями людей контролировать агрессивное поведение. Вот почему столь частые попытки использовать эту стратегию в проблемных ситуациях ведут к ее усугублению и распространению на тех, кто ее применяет. Контрольные вопросы 1. Предпосылки и условия возникновения конфликтной ситуации и конфликтного взаимодействия. 2. Силовое и ресурсное обеспечение конфликта. 3. Фазы конфликтного взаимодействия. 4. Механизмы поддержания конфликтной парадигмы. 5. Общая технологическая схема использования конфликтной парадигмы. 6. Особенности социокультурного опыта, осваиваемого в ходе конфликта. 7. Границы применимости конфликтной парадигмы при решении социально значимых проблем.
<< | >>
Источник: Орлова Э.А.. Социология культуры: Учебное пособие для вузов. — М.: Академический Проект; Киров: Константа. — 575 с.. 2012

Еще по теме Границы применимости конфликтнойпарадигмы:

  1. Границы применимости переговорной стратегии
  2. Границы применимости парадигмы консолидации
  3. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ГРАНИЦ АДМИНИСТРАТИВНЫХ РАЙОНОВ И ГРАНИЦ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  4. Глава V Константин Копроним. Восточная граница-арабы. Западная граница-болгары
  5. 6. Промышленная применимость
  6. Глава IV Юго-восточная и южная границы империи. Персидские войны. Сферы влияния в Аравии. Египет и христианская миссия на границах Абиссинии
  7. РЫНОК— ЭТО ГРАНИЦА, И ГРАНИЦА ПОДВИЖНАЯ
  8.   5. ПРИМЕНИМА ЛИ К ЧЕЛОВЕКУ МОДЕЛЬ СЕНСОРНОГО НАУЧЕНИЯ? ТЕОРИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ПОДКРЕПЛЕНИЯ  
  9. 7. Применимость теории развития экосистемы и эволюции биосферы к экологии человека
  10. Обороноспособность государственной границы.
  11. Перетягивание границ
  12. Активизация границ