2. Масса: коллективное бессознательное Факторы, способствующие образованию и распаду массы

От изучения личности индивида Фрейд переходит к исследованию

особенностей поведения индивидов в массе, а также собственно массы. На эту

тему им написан ряд работ, в числе которых книга “Психология масс и анализ

человеческого Я”.

В этом направлении работы он опирается на достижения

французского социолога Ле Бона (1841-1931), который одним из первых

показал, что при включении в массу отдельно взятый индивид “приобретает

коллективную душу”, в силу чего он чувствует, думает и поступает совершенно

иначе, чем каждый в отдельности чувствовал, думал и поступал бы. Ле Бон

также пришел к убеждению, что в массе происходит исчезновение сознательной

личности, преобладают бессознательные личности, ориентирующиеся на

безотлагательное осуществление внушенных идей. Масса не сомневается в

истинности или ложности чего-либо, уважает силу, требует от своего героя

7 З. Фрейд. Введение в психоанализ. Лекции. М.: “Наука”, 1995. – С. 413

165

даже насилия, хочет чтобы ею владели и её подавляли, хочет бояться своего

вождя.

Однако Фрейда не удовлетворило то, что данное и другие исследования не

дают аргументированные ответы на многие возникающие вопросы. Прежде

всего ученый попытался ответить на вопросы, какая же сила объединяет людей,

почему аффективность в действиях отдельных индивидов чрезвычайно

повышается, а их интеллектуальные потенции заметно понижаются.

По его мнению, все дело именно в либидинозной энергии, присущей

сексуальным инстинктам, что можно выразить в двух постулатах: “Во-первых,

что масса, очевидно, объединяется некою силой. Но какой же силе можно

скорее всего, приписать это действие, как не эросу, все в мире объединяющему?

Во-вторых, когда отдельный индивид теряет своё своеобразие и позволяет

другим на себя влиять, в массе создается впечатление, что он делает это, потому

что в нем существует потребность быть скорее в согласии с другими, а не в

противоборстве, т.е. может быть, все-таки «из любви» к ним”8 .

Отметим, что установки и стремления индивидов, а также черты их

характера Фрейд всецело выводит из сублимированно выраженных

либидинозных влечений. Его последователи, не отрицая сексуального

происхождения многих мотивов социальных действий, тем не менее указывают

на совокупность факторов, включая социокультурные условия, в которых живут

люди.

Далее Фрейд отмечает, что массы могут быть разные: примитивные и

высоко организованные, возглавляемые вождями, с четкими подразделениями.

Предметом его исследования являются прежде всего высокоорганизованные,

постоянные, искусственные массы – церковь и армия. При всех различиях в их

основе лежат либидинозные структуры, культивируется иллюзия о том, что

верховный властитель (в католической церкви Христос; в войске – полководец-

отец: “каждый капитан в то же время и полководец и отец своей роты”) любят

каждого отдельного члена массы равной любовью. Если либидинозные связи

нарушаются, например, во время паники, то и церковь, и армия распадаются

тотчас же – прекращается всякий учет чужих интересов. Типичным поводом для

распада массы является разрыв связи с вождем, что, “как правило, порывает и

взаимные связи между массовыми индивидами”.

Агрессивность массы

Фрейд также задался вопросом: что же происходит с агрессивной энергией

массовых индивидов? Она никуда не исчезает и находит свой выход в

жестоких и враждебных импульсах к другим людям, которые не относятся к

конкретной массе. Даже религия, замечает Фрейд, хотя она и называет себя

религией любви, является жесткой и черствой к тем, кто к ней не принадлежит:

“В сущности, ведь каждая религия является такой религией любви по

отношению ко всем, к ней принадлежащим, и каждая религия склонна быть

жестокой и нетерпимой к тем, кто к ней не принадлежит”9 . Если религиозная

связь замещается какой-либо иной, объединяющей массу (ученый приводит

пример социализма), то положение дел не изменяется: “в результате возникает

та же нетерпимость к внестоящим, как и во времена религиозных войн”.

8 Фрейд З. Психология масс и анализ человеческого Я. В кн.: З. Фрейд.

Психоаналитические этюды. Минск: ООО «Попурри», 1997. – С. 440

9 Там же. – С. 445

166

По Фрейду, либидинозные связи, составляющие суть коллективного

бессознательного, характерны для любой массы, любого объединения людей.

Возникающие неизбежно при этом враждебные чувства к внестоящим в массе

могут не доходить до сознания, но лишь вследствие вытеснения.

Нетерпимость, вражда – часть человеческой природы, но они являются либо

вытесненными, сохраняясь при этом в коллективном бессознательном, либо

находятся в коллективном сознательном при больших различиях и

соперничестве с другими: “Родственные, близкие между собой народные ветви

отталкиваются друг от друга – южный немец не выносит северянина,

англичанин клевещет на шотландца, испанец презирает португальца. То, что

при больших различиях возникает труднопреодолимая антипатия – галла к

германцу, арийца к семиту, белого к цветному,– нас перестало удивлять”10.

Правда, как считает ученый, нетерпимость может исчезнуть на

определенный срок. Это происходит как при самом процессе образования

массы, так и в массе, которая позволяет удовлетворять основные жизненные

потребности индивидов. В этот период индивиды ведут себя как однородные,

терпят своеобразие других, равняются с ними и не испытывают чувств

отталкивания. Фрейд объясняет данную ситуацию тем, что в этот момент

себялюбие уступает место либидинозной связи с другими людьми.

Влюбленность в себя находит преграду в чужелюбии, в любви к объектам.

“Опыт показал,– пишет Фрейд, – что в случае сотрудничества между

товарищами обычно устанавливаются либидинозные связи, которые

определяют и продолжают отношения товарищей далеко за пределами выгоды...

Либидо опирается на удовлетворение основных жизненных потребностей и

избирает их участников своими первыми объектами.

И как у отдельного

человека, так и в развитии всего человечества, только любовь как культурный

фактор, действовала в смысле поворота от эгоизма к альтруизму”11.

Идентификация

В массах, как считает Фрейд, действует самая ранняя и самая

первоначальная форма эмоциональных связей, названная им идентификация,

под которой понимается сознательное или неосознанное отождествление

индивида с другим лицом. Изначально идентификация амбивалентна: “она

может стать выражением нежности так же легко, как и желанием устранения”.

Как правило, идентификация возникает при обнаружении общности с

индивидом, не являющимся объектом собственно сексуального влечения, но

принимаемым за идеал. Обычно вождь олицетворяет собой идеал. Масса –

собрание людей, идентифицировавших себя с ним.

Идентификация как ранняя и самая первоначальная форма эмоциональных

связей, лежащая в основе массы, объясняет то, что у индивида массы

отсутствует самостоятельность и инициатива, его социальные действия

однородны с другими, регрессированы до уровня массового индивида. Масса,

как и стадо, отвергает все новое, непривычное. Современный человек ведет себя

в массе подобно дикарю в первобытной орде или детям. Исчезновение

сознательной личности, преобладание аффективных действий, коллективного

бессознательного в душевной сфере – все это соответствует состоянию

регресса. Однако замечает Фрейд, такой регресс характерен для сущности

10 Там же. – С. 447

11Там же. – С. 447-448

167

обыкновенных масс, в то время как у масс высокоорганизованных такая

регрессия может быть значительно задержана.

Корпоративный дух массы

Говоря о корпоративном духе массы, Фрейд видит его корни в

первоначальной аффективной зависти: “Никто не должен посягать на

выдвижение, каждый должен быть равен другому и равно обладать

имуществом. Социальная справедливость означает, что самому себе во многом

отказываешь, чтобы и другим надо было себе в этом отказывать”12.

Амбивалентность идентификации легко приводит к изменению чувств и

действий положительного направления на враждебные. В случае заражения

массового индивида опасной болезнью у него возникает “бессознательное

желание распространить своё заражение на других”. То же происходит, когда

беды и лишения сваливаются на несчастных, – их пытаются “по

справедливости” переложить и на остальных членов массы.

Вождь массы

Однако подчеркивает Фрейд, “требование равенства массы относится

только к участникам массы, но не к вождю. Всем участникам массы нужно быть

равными между собой, но все они хотят власти над собой одного. Множество

равных, которые могут друг с другом идентифицироваться, и один-

единственный, их всех превосходящий,– вот ситуация, осуществленная в

жизнеспособной массе”13.

По Фрейду, вождь в малой степени связан либидинозно, он не любит

никого, кроме себя, а других любит лишь постольку, поскольку они служат его

потребностям. Идеал, воплощенный в вожде, становится идеалом людей из

массы, у которых, как отмечалось выше, преобладают аффективные действия и

коллективное бессознательное в душевной жизни. “Это обстоятельство

облегчает выбор вождя. Нередко ему всего лишь нужно обладать типичными

качествами этих индивидов в особенно остром и чистом чекане и производить

впечатление большей силы и либидинозной свободы, и сразу на это откликается

потребность в сильном властелине и наделяет его сверхсилой, на которую он и

не стал бы претендовать”.

Таким образом, Фрейд показал, что коллективное бессознательное всегда

искало вождя, героя, “отца нации”, “спасителя Отечества”, которые обещают

быстрые и относительно легкие пути решения сложных проблем.

Если ретроспективно взглянуть на историю России, то не трудно

заметить, что в массах всегда особым авторитетом пользовались цари и вожди

харизматического типа, которых наделяли сверхсилой, боялись и любили, а не

просветители-преобразователи, обладавшие для своего времени передовыми

знаниями и ясными убеждениями по переустройству страны. Их призывы к

кропотливой, сознательной, эволюционной работе не были услышаны, а сами

они не были востребованы.

Фрейдовская методология позволяет объяснить то, почему в России с

господством в нашем национальном «Сверх-Я» обостренной социальной

справедливости, коллективистского менталитета были весьма распространены

12 Там же. – С. 462

13 Там же. – С. 463

168

гражданские войны за “справедливого” царя, бунты, скоропалительные

революции, реформы “революционного типа”, призывавшие “догнать и

перегнать” остальной мир, а также следовавшие за ними антиреволюции и

антиреформы. Господствующая в массах амбивалентность идентификации

логично приводила к тому, что “неземная” любовь к “спасителю Отечества”, по

мере накопления в бессознательном вытесняемого социального негатива и

увеличивавшегося давления беспредела на «Я», легко переходила подчас без

серьезной сознательной мотивации в такую же ненависть, в бичевание

низвергнутых вождей и требование нового, “настоящего” героя, готового в

очередной раз “осчастливить народ”.

Движение от коллективного бессознательного к коллективному

сознательному, по мнению Фрейда, осуществляется через развитие культуры,

которая помимо создания земных благ знаменует собой исторический прогресс

в упорядочении человеческих отношений, ибо “каждая культура создается

принуждением и подавлением первичных позывов”.

<< | >>
Источник: С.А. КРАВЧЕНКО. СОЦИОЛОГИЯ: ПАРАДИГМЫ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ВООБРАЖЕНИЯ. 2Издательство: Экзамен, 315 стр. Москва. 2002

Еще по теме 2. Масса: коллективное бессознательное Факторы, способствующие образованию и распаду массы:

  1. Коллективное бессознательное
  2. Открытие коллективного бессознательного
  3. АРХЕТИПЫ КОЛЛЕКТИВНОГО БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО
  4.   ФАКТОРЫ, СПОСОБСТВУЮЩИЕ РАЗВОДУ
  5. Факторы, способствующие равенству полов
  6. ФАКТОРЫ, СПОСОБСТВУЮЩИЕ УКРЕПЛЕНИЮ СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  7. ФАКТОР БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО В СТАНОВЛЕНИИ ЦЕННОСТЕЙ
  8. 5. Социальный психоанализ о роли бессознательного и деструктивного факторов в политике
  9. § 4. Распад СССР и образование Содружества Независимых Государств
  10. 4.4. ОБРАЗОВАНИЕ ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЙ И ОРГАНИЗАЦИЯ ТЕРРИТОРИИ КОЛЛЕКТИВНЫХ САДОВ, ОГОРОДОВ И ДАЧНЫХ ХОЗЯЙСТВ
  11. НООСФЕРНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ КАК ФАКТОР УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ Зайковская Т.В.
  12. ОБРАЗОВАНИЕ КАК СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ФАКТОР ВЫЖИВАНИЯ ЦИВИЛИЗАЦИИ Татьяна Зайковская
  13. Сообщество и масса.
  14. Х. МАССА И ПЕРВОБЫТНАЯ ОРДА