5.4.4. Так поговорим "о цветочках" или...

— Конечно, Вам всем очевидно, что беседа Вашего коллеги с ней о цветочках могла и не закончиться так, как он рассчитывал. Но ведь надо знать психологию этих одержимых людей. Это во-первых. А во-вторых, почему бы и не воспользоваться шансом сэкономить трое суток...
Кстати, а как бы Вы поступили на его месте теперь, узнав все эти приемы и их психологические механизмы? Как бы Вы поступили, оказавшись на месте Вашего коллеги-руководителя: стали бы вести разговор с этой высокомерной, грубой секре-

258

таршеи, которая старается любого человека унизить, о цветочках или все-таки вернулись бы обратно, чтобы убрать штамп и скобки, правда, потеряв на этом по сути три рабочих дня?

Ставя таким образом вопрос-задание, ведущий занятие умышленно не дает третьего выбора, хотя слушатели нередко предлагают либо взять приступом кабинет начальника управления, либо позвонить ему (но телефон принадлежит не начальнику, а секретарю — это старое правило из практики западного менеджмента), либо послать по почте. Все эти варианты исключаются на занятии не искусственно, ибо жизнь, как правило, не дает нам такого богатого выбора вариантов, скорее нам приходится решать наши проблемы в условиях ограниченного выбора. И если наш слушатель сможет решить такую задачу в условиях ограниченного выбора, то в условиях свободы выбора — и подавно. Итак, слушателям предъявляется альтернатива: либо использовать этот прием, т. е. поговорить с ней о цветочках, либо возвращаться к себе в поселок, переделывать справку и терять на этом три дня.

После того как все договорились принять условие "третьего не дано", слушатели стали предлагать свои решения проблемной ситуации, которые в общем сводятся к следующим пяти вариантам:

1. "Ну конечно же завел бы разговор о цветочках".

2. "Теперь, после того как узнал об этом приеме и о том, как он действует, то конечно же — о цветочках".

3. "Наверное, все-таки — о цветочках. Хотя душа и не лежит к этому".

4. "Нет, наверное, не смог бы. Хотя, если по логике, вроде бы и следовало о цветочках".

5. "Конечно, не о цветочках! Ведь каждый должен выполнять свои обязанности, разве не так?! Она обязана меня пропустить к начальнику управления, тем более что ее замечания несущественны. Да если мы каждый раз будем подменять дело разговорами о цветочках, это тогда что же получится?!"1

1 Как мы убедились, выбор решения практически не зависит ни от профессии слушателей, ни от их ранга, ни от сферы деятельности. Все эти пять ответов выдаются практически с одинаковой частотой в разных аудиториях. И получается, что ни опыт работы, ни образование сами по себе не повышают уровня психологической компетенции.

259

Посмотрите, какие они разные — эти мои дорогие слушатели! Одни из них (первые) и до этого занятия поговорили бы о цветочках; вторые, как оказывается, не прочь этому научиться, надо только их подтолкнуть; третьи... третьи на грани "готовности", еще чуть-чуть — и...; но больше всего мне нравятся четвертые: честные, разумные, стеничные, но еще не "созревшие", впрочем, их интеллектуальный потенциал и незакомплексованность порукой тому, что все будет хорошо, с ними будет трудно, но интересно; а вот пятые — это те, на ком сейчас я сосредотачиваю все свое внимание (а четвертые с третьими и так готовы внимать). Ибо, с одной стороны, они консервативны, но с другой — умеют говорить правильные слова. Верные слова, хорошие, зовущие на борьбу.

Выбираю одного из этих "пятых" себе в оппоненты (серьезный будет противник):

— Хочу у Вас уточнить: верно ли мы Вас поняли, что Вы в этой ситуации лучше вернетесь и переделаете справку (правда, потеряв на этом в общей сложности почти три рабочих дня), но не будете с таким человеком говорить о цветочках?

— Да, конечно! Людей надо воспитывать!

Снова хорошие слова. Правда, пока непонятно, как выбором этого варианта — возвращением со справкой домой — можно перевоспитать эту 38-летнюю женщину? Но слова хорошие, обычно находят поддержку (особенно среди слушателей-педагогов). А сейчас я ему задам главный вопрос в нашей с ним дискуссии:

— Верно ли, что Вы не стали бы с ней говорить о цветочках, потому что это унижает достоинство человека? Верно ли, что Ваше чувство собственного достоинства не позволило бы Вам в этой ситуации говорить с ней о цветочках?

Иной ответ, кроме "да", — весьма редкое в этой ситуации явление. И таких — немало. Примерно 15—20% слушателей, решая эту учебную задачу, категорически против того, чтобы "унижаться перед каждой секретаршей, которая тебя и за человека-то не считает!"

5.4.5. Взвесим ценности...

— Хорошо. — Дискуссия продолжается. — Может быть, Вы и правы. Но давайте взвесим ценности. Вот смотрите, что получается: если поговорить с ней о цветочках, то, с одной стороны, есть

> ' ' Что же перетянет7

шанс сэкономить три рабочих дня (шанс, конечно, не стопроцентный, но близкий к этой цифре, если учитывать, что все они — увлеченные каким-либо хобби — фанатики), но, с другой стороны, пострадает Ваше "Я", Ваше чувство собственного достоинства, Ваше самолюбие (что, по С.И. Ожегову, тоже чувство собственного достоинства, но соединенное с чувствительным отношением к мнению других о себе); а если не говорить с ней о цветочках, а вернуться домой для переделки этой справки, то тогда, с одной стороны, "Я" Ваше не пострадало, но, с другой - пострадало дело (три потерянных рабочих дня). Итак, взвесим ценности? Взвесим. Что же перетягивает теперь на Ваших весах, уважаемый мой слушатель?

И в аудитории наступает тишина.

Видно, не рассчитывали, что обернется так. И тогда я снова опрашиваю каждого из этой — пятой — группы слушателей, снова спрашиваю, какое же они примут решение. Но как и в случае с соломинкой в виде "если по логике", и здесь бросаю им спасительную соломинку (найдите ее в нижеследующем микромонологе), чтобы отступить, но сохранить при этом свое лицо.

260

261

— Итак, вот теперь, когда все так неожиданно для Вас повернулось (понимаю, что Вы такие думали и не хотели думать), теперь, когда Вы все это узнали, взвесили, оценили, какое же все-таки решение Вы примете? Вот представьте: стоите Вы у нее в приемной, она не приняла Вашу справку, больше не желает с Вами разговаривать, Вы выходите в коридор и... решаете: поговорить о цветочках или уехать домой... Итак, решаем заново, теперь с учетом всех обстоятельств, о которых Вы уже знаете...

Нет, дорогой мой читатель, не все из этой — пятой — группы ответили так, как бы нам хотелось. Все-таки в аудитории остаются один-два слушателя, которые продолжают стоять на своем: пусть хоть всемирный потоп, но мое "Я" мне дороже! Но ведь некоторые изменились, некоторые отказались от этой своей прежней точки зрения. Отказались публично, при всех, а это, знаете ли, непросто. И я ценю это их мужество и подкрепляю его самыми "золотыми" словами, которые только есть в арсенале Вашего покорного слуги. Они того заслуживают, ибо при всех признали, что раньше они были не правы. Ну, а тот, который остался в гордом одиночестве? Нет-нет, вот еще один, который, правда, не так напорист, как его коллега (который о "всемирном потопе"), но тоже продолжает отстаивать это свое "Я", которое для него ценнее всего на свете.

5.4.6. Выбор ценностей — тест на профпригодность?

Правда, нет худа без добра. Благодаря этим двум оставшимся я имею возможность всю остальную аудиторию (и их тоже) подвести к еще одному важному заключению. Оказывается, принятие или непринятие "разговора о цветочках" — это своеобразный тест на профессиональную пригодность работать... с людьми.

Как известно, есть люди, которые по своему характеру весьма ранимые, которых очень легко обидеть, которые очень легко обижаются. Во всем остальном это могут быть очень хорошие люди, прекрасные специалисты в какой-либо области знаний, обладающие весьма высоким интеллектом... И тем не менее весьма чувствительные натуры, "вспыхивающие" от одного неосторожного слова... А "вспыхнув", оказываются в стрессовом состоянии, когда все системы организма работают с перенапряжением. Даже от пустяка.

262

А теперь представьте, что такому человеку приходится работать с людьми — подчиненными, клиентами... А ведь люди-то разные, и не все они чутки, не все будут щадить самолюбие, которое у этого человека весьма ранимо (как у того нашего слушателя: "Пусть потеряю три дня! Но мое чувство достоинства будет сохранено!"). Так вот, работая с людьми, которые, может быть, и не будут догадываться о таком его уязвленном самолюбии, он часто будет оказываться в стрессовом состоянии со всеми негативными последствиями для дела и — главное — для него самого, для его здоровья.

Отсюда вывод: ранимое чувство собственного достоинства, легко уязвляемое самолюбие (ну так этот человек устроен) — серьезное противопоказание для занятия должности в системе "человек — человек". Такому лучше — для его же блага — не работать с людьми.

А теперь давайте предположим, что Вы — большой начальник

— принимаете на работу человека, которому придется работать с людьми (будет ли он сам руководителем или учителем, продавцом или адвокатом — не столь сейчас важно). Так вот, зададимся вопросом: а вдруг претендент на вакансию относится именно к такой категории людей — с ранимой, очень чувствительной психикой? Надо бы узнать. Но как? Проще всего — к психологу на тесты: для психолога это не проблема. У Вас нет психолога? Что же Вы так? Хуже, но небезнадежно. Тогда проиграйте с ним вот такую ситуацию (только попробуйте сделать это ненавязчиво, не так: "сейчас будет тест",

— сами подумайте, чем это обернется): «Представьте себе, — говорите Вы ему, — Вы идете по улице и вдруг к Вам подбегает трехлетняя кроха и говорит Вам: "Дядька — дурак" ("Тетя — дура"), вот так, ни с того ни с сего. И вот Вам два вопроса: первый — как Вы поступите с этим ребенком, что сделаете*. И второй — что Вы при этом почувствуете?"» Внимание: вопросы ставятся именно в таком порядке — это во-первых, а во-вторых, ответ-то важен на второй вопрос. Ибо поступать-то он поступит "как положено", а вот "как положено чувствовать себя" в этой ситуации — ответ неочевиден (ответы наших слушателей были весьма разнообразны). И если из его ответа Вы узнаете, что это его все-таки обидело (прямо ли он об этом сказал или косвенно), то, значит, он достаточно ранимая натура. А отсюда делайте вывод: вполне возможны частые конфликты с клиентами (подчиненными, покупателями...). А кому это нужно?

263

"Шкала деяний"

А вот что мне делать с тем моим слушателем-руководителем, который продолжает упорствовать в отстаивании своего "Я", — это проблема. Ведь работает руководителем не один год, но какой уже агрессивный, какой нервный... Нужен ему, явно нужен психотерапевт. Я бы попробовал, но как его заполучить на этот разговор-сеанс? Ведь он людям-то уже не верит. Плохо. Но попробовать надо, может, придет... А пока... пока он у меня на занятии защищается что есть силы, доказывает примат "Я" над всем и вся и пытается даже переходить в контратаку, используя — понимаю, это защита — тяжелую артиллерию — юстицию.

<< | >>
Источник: А. Ю. Панасюк. Как убеждать в своей правоте / Современные психотехнологии убеждающего воздействия. 2002

Еще по теме 5.4.4. Так поговорим "о цветочках" или...:

  1. ГЛАВА 7 ТАК ВСЕ ЖЕ — КОЛОМБО ИЛИ КОЛОННО?
  2. Лицо как удостоверение или Почему биометрия так нравится властям и бизнесу
  3. 5.4.3. История "о цветочках"
  4. О свете, огне, светилах, как солнце, так луне, так и звездах
  5. Александр Александрович Макаров (1857–1919) «ТАК БЫЛО, И ТАК БУДЕТ ВПРЕДЬ»
  6. ОТЧЕГО В СОЕДИНЕННЫХ ШТАТАХ ВСТРЕЧАЕТСЯ ТАК МНОГО ЧЕСТОЛЮБИВЫХ ЛЮДЕЙ И ТАК МАЛО — ПОДЛИННЫХ ЧЕСТОЛЮБЦЕВ
  7. • 5.4.7. Поговорим и об Уголовном кодексе
  8. ПОГОВОРИМ О ФИНАНСИСТАХ
  9. ГЛАВА XII ПОЧЕМУ УДОВОЛЬСТВИЕ ТАК ЧАСТО УСКОЛЬЗАЕТ ОТ ЧЕСТОЛЮБЦА, ЕСЛИ ОН ИЩЕТ ВЫСОКОГО ПОЛОЖЕНИЯ ТОЛЬКО ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ СТРАДАНИИ, ИЛИ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ НАСЛАЖДАТЬСЯ ФИЗИЧЕСКИМИ УДОВОЛЬСТВИЯМИ
  10. Поговорим о марксизме Чувствовали ли вы тогда себя скованными тем, что работать надо было лишь в рамках марксизма?
  11. Про партию мы поговорили, а про КГБ?
  12. Так и не так
  13. Так когда же?!
  14. Так когда же?
  15. Так – победим!
  16. Так протекают часы…
  17. Так кто же выиграл войну?!
  18. О так называемом парадоксе свободы
  19. Так называемое тоталитарное государство
  20. КАК ПОЛОПАЕШЬ, ТАК И ПОТОПАЕШЬ...