5.4.3. История "о цветочках"

Историю, которую я поведаю сейчас и которую теперь использую (с небольшими изменениями) на занятиях по психологическому тренингу, рассказал автору этих строк один из бывших его слушателей — руководитель небольшой организации, расположенной, что называется, в глубинке.
Последнее обстоятельство, как мы увидим, более важно, чем название той организации, которой руководил мой бывший слушатель (в те годы - середина 80-х — это могло произойти в равной мере с директором школы, главным врачом районной больницы, председателем районного суда, председателем поселкового Совета, т. е. с любым руководителем в небольшом районе. Поэтому, учитывая просьбу рассказчика, будем называть автора этой истории просто Директором).

«Однажды, — рассказывал мой бывший слушатель, — из областного управления на мое имя поступила телефонограмма, из которой следовало, что необходимо срочно представить в управление справку (статистический отчет) и чтобы сам руководитель, т. е. я, привез ее в управление и представил начальнику. Вероятно, как я понял, должна быть еще и беседа. И все это необходимо завтра.

Я оперативно даю указание своим сотрудникам подготовить данные по этой справке; к вечеру она была отпечатана, и утром я отправился на "газике" в областной центр. Когда примерно через три часа (наши дороги!) приехал в управление, то, не мешкая, сразу же, как и требовалось в телефонограмме, направился к начальнику управления. Но когда я вошел в приемную, то был остановлен секретаршей. Как потом я только узнал, она была не просто секретарем начальника, а его верным стражем, скорее — настоящим цербером, который никого к своему начальнику так просто не пропускал. Но узнал я все это позднее, только на своем опыте. "Вот, — говорю, — привез справку из... В телефонограмме было сказано, чтобы я ее передал Николаю Наумовичу. Он у себя?" — "Ну-ка, дайте-ка я посмотрю, что Вы там написали?" Хотя ее высокомерный тон меня и покоробил, но в позу вставать не стоило. "Вот, — говорю, — пожалуйста, все как велели". Взяв в руки документ и бегло просмотрев его, она высокомерно-покровительственно (ну прямо как с маленьким ребенком) произнесла: "Ну сколько же раз можно говорить, что штамп здесь не нужен! Тысячу раз одно и то же! Ну какие же вы, директора!.." Вообще-то, по правде говоря, я в первый раз слышал, что

255

здесь штамп не нужен. Ну, не нужен, так не нужен. "А эти цифры в скобках, — продолжала она, — их надо раскрыть! Нет, такой документ он не примет! Идите, переделайте, тогда приносите".

Легко сказать "идите, переделайте"! Это не на ту сторону улицы перейти, а 80 км туда, 80 км обратно и еще столько же. В общем день сюда, день на переделку и обратно в область — три дня не меньше уйдет на эту справку, которая скорее всего никому и не нужна будет. А время-то как раз горячее было — час дорог, не то, что день, тем более три дня. Пытаюсь объяснить. Но она меня уже как будто и не видит; вот так, буквально — в упор не видит. Дверь в кабинет начальника управления собой как амбразуру закрывает. Не драться же с ней, в самом деле?!

Ну, потоптался я, потоптался, а делать нечего. Вышел из приемной и пошел в один из отделов, где у меня друзья работали. Захожу, плачусь им в жилетку. Они мне сочувствуют и тоже: "Да не человек она, а прямо змея подколодная! Как ее только начальник терпит. Для нее человека унизить - просто удовольствие!.."

И тут, — продолжал рассказывать бывший мой слушатель, — я вспомнил об одном из Ваших приемов, которым Вы нас учили. Вообще-то если честно, то до этого случая я, конечно, не каждый день их использовал, а тут, что называется, жизнь заставила. Спрашиваю у своих друзей: мол, что-нибудь святое-то у нее за душой есть ли? "Что ты, — отвечают, — это вообще... не человек, мы ее "железной леди" зовем". — "А может быть, она чем-нибудь увлекается?" — "Да откуда. Хотя... помнится... в позапрошлом году кто-то из наших был у нее дома, так там прямо какой-то кошмар — не квартира, а целая оранжерея, как в лаборатории, — цветочки разводит. Все там что-то скрещивает, опыляет... В общем на этом деле она немного того... Хотя... правда, в городе говорят, что она специалист. Но кажется, что это у нее заскок, пунктик".

Конечно, это козырь, ведь они все такие — эти фанатики, только заговори с ними! Но если бы я в этих цветочках что-нибудь понимал?! А то ведь георгин от хризантемы не сразу отличу! Но как говорится, терять мне нечего, и я, узнав ее имя-отчество, бодро зашагал снова в приемную, на ходу придумывая вопрос о цветочках...

Когда она увидела меня снова на пороге приемной, ее реакция была мгновенной: "Я же сказала, что он не примет документ в таком виде!" Вероятно, она решила, что я пришел ее уговаривать.

256

Видно, так многие поступали.

"Что Вы, В.В., — говорю я, — я не по этому поводу. Просто хотел у Вас проконсультироваться по одному частному, даже личному вопросу. Если, конечно, можно, а?" И, не дав ей как следует осознать услышанное (где это видано, чтобы наш брат — директор — у нее просил частную консультацию, она всех восстановила против себя), я, что называется, бросился в атаку: "Я знаю, В.В., что Вы известный в области специалист по цветам. Об этом говорят не только в городе. Даже у нас в поселке Вас знают как специалиста по этому делу. А можно ли у Вас получить по этому поводу небольшую консультацию, а?"

От директора, которого она только что, извините, "отфутболила", она ожидала услышать все, что угодно, но не это. Униженные просьбы ("может, все-таки можно, а?") — да; угрозы ("на Ваше хамство я буду жаловаться") — да; ответную грубость — да! Ко всему такому она привыкла как к нормальному ходу вещей. И поэтому, наверное, мое начало было для нее неожиданным и несколько обескураживающим. "Ну, что там у вас?" Ее интонация была не дружелюбной, но и не такой враждебной, как в разговоре о справке. И тут

— откуда только у меня фантазия взялась, до сих пор удивляюсь: "Понимаете, В.В., дело в том, что моя жена решила тоже разводить цветы. Но она в этом ничего не понимает! А Вы же понимаете, что это требует всяких знаний... Вот Вы-то специалист в этом деле, и для Вас многие подобные знания — азбука, а она, действительно, ровным счетом ничего... Вот вчера мы весь вечер, например, проспорили, как зимой хранить луковицы гладиолусов (Господи, слава Богу, вспомнил, что есть такие!): она считает — в песке, а я думаю

— просто на проточном воздухе. Понимаю, В.В., для Вас-то это элементарный вопрос, а нам... ведь загубим же все с самого начала, а?" — "Ну, какая же глупость — "в песке"! Действительно, берутся, а потом все губят. Вы вот что сделайте, — как учительница в классе произнесла она, — вытащите луковицы из этого дурацкого песка, хорошенько их отряхните, а затем..." — в этот момент я достал свою записную книжку, ручку и стал торопливо записывать все, что она говорит, попутно придумывая новый вопрос. Лишь бы она не остановилась! Лишь бы ее разговорить, ведь они же все такие фанатики. Ну, следующий вопрос мне было придумать уже попроще: "Скажите, В.В., а как Вы думаете, в нашей полосе в какое время лучше высаживать гладиолусы?"

257

.

И постепенно пошел такой активный разговор, она с таким увлечением стала мне давать совет за сонетом, что мне и спрашивать не надо было. Я был весь внимание! А она, что называется, села на своего конька... Полтора часа она меня учила, как выращивать эти гладиолусы! Правда, нас прерывали — кто-то входил, кто-то звонил, но она умудрялась не терять нить нашего разговора. А я все записывал и записывал. А тон ее!.. От былого высокомерия не осталось и следа. Проникновенно и, как бы я сказал, даже вроде задушевно она уже сама переспрашивала: "Так Вам это понятно?" — и легкая улыбка... А я благодарил и кланялся...

И когда разговор уже подходил к концу и я ее заверял, что теперь-то в своем поселке стану "самым-самым" специалистом по гладиолусам ("Нет, я конечно же расскажу, кто меня учил, ведь Ваше имя — это как фирма!"), и я уже откланивался, она вдруг, зачем-то посмотрев по сторонам, доверительно мне так сказала: "Знаете что, а по поводу Вашей справки, я думаю, мы сделаем так: Вы отдайте ее мне; все равно, я думаю, что он не заметит этот штамп".

Вот на это я и рассчитывал, — закончил свой рассказ мой бывший слушатель. — Теперь-то, конечно, я понимаю, что хотя и было сказано, чтобы директор сам привез и "лично" отдал начальнику управления, но, как часто оказывается на самом деле, все это и необязательно, можно и через секретаря. Понял я, что справка пошла бы в дело и с этим штампом, и с этими скобками. Как теперь понимаю, все это было не принципиально для дела. Но было принципиально для нее. Ей же нужно было самоутверждаться!"»

А теперь о том, как эта история комментируется нашими слушателями, которые, напомню, согласились обучаться этим приемам.

<< | >>
Источник: А. Ю. Панасюк. Как убеждать в своей правоте / Современные психотехнологии убеждающего воздействия. 2002

Еще по теме 5.4.3. История "о цветочках":

  1. 5.4.4. Так поговорим "о цветочках" или...
  2. 2. ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ И ИСТОРИЯ. ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ и СОЦИОЛОГИЯ. ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ И СОЦИАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ. ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ, ФИЛОСОФИЯ ПОЛИТИКИ И ПОЛИТОЛОГИЯ
  3. Журавлева И.А.. ПОСОБИЕ ПО ПРЕДМЕТУ ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ. ИСТОРИЯ СРЕДНИХ ВЕКОВ, 2007
  4. Иванов В. Г.. История этики средних веков. СПб.: Издательство «Лань». — 464 с, — (Мир культуры, истории и философии)., 2002
  5. 2. История Христианства – история Европы О том, как христиане завоевали Рим
  6. 2.3 Монофелитская уния: «история идей» сквозь историю церкви
  7. КУЛЬТУРА КАК ФОРМА И ДУХ ИСТОРИИ. ТРАДИЦИИ, КОНСЕРВАТИВНОСТЬ, ТВОРЧЕСТВО И ИННОВАЦИИ В ИСТОРИИ Ганчев Петко
  8. Глава V. ИСТОРИЯ КАК ИСТОРИЯ СВОБОДЫ
  9. Е. В. Агибалова, Г. М. Донской. Всеобщая история. История Средних веков. 6 класс : учеб. для общеобразоват. учреждений / под ред. А. А. Сванидзе. — М. : Просвещение,. — 288 с., 2012
  10. Глава I. ИСТОРИЯ, ХРОНИКА И ЛОЖНЫЕ ИСТОРИИ
  11. Церковная история и всемирная история
  12. 12. История как история свободы
  13. Иванова Г. М.. История ГУЛАГа, 1918 — 1958: социально-экономический и политико-правовой аспекты / Г.М. Иванова; Ин-т рос. истории РАН. - М: Наука,2006. - 438 с., 2006
  14. Курт Фон Типпельскирх. История Второй мировой войны«Типпельскирх К., История Второй мировой войны»: АСТ; Москва, 1999
  15. История и фольклор История собирания и изучения фольклора Новгородской области