5.1.20. Правда ли, что плохая память?

Да, грудная ситуация, но — небезвыходная. Более того, даже проблемой ее не назвать. Впрочем, сейчас поясню.

Когда ко мне на занятиях обращаются с такой же трудностью, как сейчас, я провожу небольшое исследование.

"Поднимите руку, — прошу, — у кого примерно так же с памятью на имена". И как правило, больше половины присутствующих утверждают, что и у них с памятью на имена не все в порядке. Ладно бы, если бы в аудитории сидели весьма пожилые люди, можно было бы списать на склероз. Но ведь и молодые, и среднего возраста, а не только которые в годах, жалуются на "плохую память на имена".

— Ладно, — говорю, — пусть будет так, у меня нет оснований Вам не верить, тем более что сам был такой, пока не узнал...

—А нам поможете?! • < •

— ...пока не узнал, что это не так.

196

I

— Вас разубеждать, что это не так, не буду. Давайте лучше проанализируем некоторые ситуации из Вашей жизни. Представьте себе, — обращаюсь я к одному из таких молодых слушателей, — Вас пригласили в компанию Ваших же ровесников, ну, допустим, там какая-то вечеринка (простите, это по-старомодному, теперь это называется тусовками). И там Вас познакомили с одной весьма и весьма симпатичной особой, в которую Вы, что называется, влюбились с первого взгляда. Ну, бывает ведь такое, верно? Кстати, и она Вам вроде как отвечает взаимностью. Так вот, возможно ли такое, что через две минуты общения с ней Вы совсем забыли, как ее зовут?

— Ну, вообще-то, в жизни всякое бывает.

— Верно, какие только казусы нам не встречаются. Но я — о закономерностях, а не об исключениях. Что вероятнее будет в этой ситуации, — теперь уже обращаюсь ко всем присутствующим, — вероятнее всего, Вы, услышав от друга ее имя, тотчас же его забудете или вероятнее, что будете помнить?

И чудо: большинство слушателей (в том числе и жаловавшиеся на плохую память на имена) голосуют за второе. Оно и понятно: забыть имя любимого человека — это нонсенс, ибо память людей устроена таким образом, что мы забываем как раз то, что

197

для нас менее значимо (для нашего сознания или для нашею подсознания).

— Кстати, — продолжаю диалог с молодым слушателем, — на этой же самой вечеринке Ваш друг познакомил Вас с еще двумя незнакомыми Вам молодыми людьми, причем один из них был учителем физики, а другой — который в малиновом пиджаке — как это Вы угадали? — верно, предпринимателем, из "новых русских". Но странное дело, имя первого Вы почему-то сразу запомнили, хотя оно и не было чем-либо примечательным (Василий), а вот второго (Виктор), как сказала бы одна из моих слушательниц — "как корова языком слизала". А почему здесь-то так? И здесь все очень просто: Василий был единственным во всей компании Вашим коллегой (Вы ведь тоже учитель физики), с которым Вам, конечно, было о чем поговорить (а вот об этих "новых русских" у Вас вполне определенное и неблагоприятное для них мнение). Впрочем, если завтра Вам понадобится прийти к этому "новому русскому", чтобы уговорить его спонсировать очень интересное начинание в Вашей школе ("Знаете, какая может быть прибыль от этого!"), то точно — запомните, и не только имя (Виктор), но и отчество (Никифоро-вич).

— А может, и не запомню.

— Тогда сделаем вместе с Вами вывод: Ваша подсознательная антипатия (а может, и вполне осознаваемая Вами) к таким людям (или к нему лично — кто знает) настолько сильна, что оказалась сильнее Вашего желания установить с ним деловой контакт.

Вывод: если кто-то плохо запоминает имена людей вообще — дело не в склерозе, а в... психологической отчужденности этого человека от людей вообще; люди — как часть окружающего мира — занимают в его жизни далеко не главное место. Но имя человека, в которого мы влюблены, будем помнить и по прошествии многих лет (да разве я могу забыть имя той — моей первой любви, тем более что и имя-то было красивое — Жанна). И большинство наших слушателей подтвердили это положение, проголосовав за "второй вариант" (имя человека, который вызвал к себе глубокую симпатию, скорее запомню, чем забуду).

— Хорошо. Это Вы объяснили, почему мне трудно запомнить имя того или иного человека. Но делать-то что, если мне нужно запомнить имя и не симпатичного мне человека?

198

5.1.21. О некоторых приемах запоминания имен

Если есть "техническая" возможность — сделайте из несимпатичного симпатичного, как тот князь, например, который всю дорогу твердил про себя: "Мне надо полюбить этого хана". Понимаю, ему было хорошо, у него было три месяца пути, а у Вас — минуты. Хотя, с другой стороны, — вот Вы собираетесь на прием к чиновнику, к которому не испытываете особой симпатии, а скорее — антипатию. И у Вас уже не минуты, а значительно большее время имеется, чтобы, во-первых, выучить его имя-отчество, а во-вторых, воздействовать на свое подсознание ("мне надо полюбить этого хана").

Это один вариант (даже два). Есть и другие.

...Вы встретились с неким господином, он Вам представляется и, допустим, сразу же переходит к деловому разговору. Например, так: "Добрый день (рукопожатие). Игнатьев, Викентий Никаноро-вич. Хотелось бы с Вами обсудить интересующий и Вас и нас вопрос о поставках..." И далее следует его монолог минуты на три-четыре, который заканчивается примерно такими словами:

— Надеюсь, наше предложение Вас устраивает вполне? Вот как нередко развивается диалог дальше:

— Э-э-э, да... простите, как Вас?..

— Викентий Никанорович.

— Да, так вот, Викентий Никанорович. Это Ваше предложение... Нехорошо. Вы продемонстрировали и его сознанию, и его

подсознанию, что как личность он для Вас не существует, а лишь как представитель такой-то фирмы. Нехорошо. Переиграем встречу:

— Добрый день (рукопожатие). Игнатьев, Викентий Никанорович. Хотелось бы...

— (Вы его перебиваете.} Добрый день, Викентий Никанорович! Рад с Вами познакомиться. А как это Вы нас нашли, Викентий Никанорович?

— Ну, это было совсем не сложно...

— Я об этом знаете почему спрашиваю, Викентий Никанорович? Приходящие к нам в первый раз обычно долго блуждают в наших дворах... Но извините, я Вас перебил. Слушаю Вас, Викентий Никанорович.

— Хотелось бы с Вами обсудить... (И далее — по тексту.)

199

Комментарий. Когда позвонил тот "Иванов", Вам было просто: Вы сидели за своим рабочим столом, ручка, календарь под руками, поэтому сразу и записали "Ник. Фед.". А тут проблема, ибо Вы вышли из-за своего стола и он Вам представляется тогда, когда Вы были уже на середине комнаты, а Ваша рука была занята... рукопожатием. Значит, задача: донести его имя-отчество (ох, не простое) до стола. Потом, когда Вы сядете, Вы сможете записать его имя-отчество на своем календаре; не беда, если он это увидит, скорее ему будет это приятно, ибо он-то прекрасно знает, что его имя-отчество люди запоминают с большим трудом, точнее — практически мало кто запоминает с первого или со второго раза. Но Вы профессионал: Вы вычислили, что донести до стола это имя-отчество будет весьма трудно, а посему пошли даже на некоторое нарушение этики — перебили его (правда, потом извинились); но зато имели возможность трижды (и даже четырежды!) произнести вслух его имя-отчество. Уверяю Вас: вполне хватит, чтобы донести до стола, а там... там спасительные календарик и ручка.

— А если нет стола, как тогда?

— Тогда будет труднее, но есть еще один прием.

Завладев диалогом (точнее, превратив диалог в свой микромонолог), Вы произносите обычные в таких случаях дежурные фразы, над которыми Вам не надо задумываться, которые обычно произносят "на автопилоте". А надо Вам это делать сейчас для того, чтобы освободить Ваше сознание для предстоящей очень важной работы: ассоциировать его имя и отчество с какими-либо знакомыми людьми.

Как проводить эти ассоциации? Ну, примерно так: он сказал, что его зовут Петр Алексеевич. Господи, как просто запомнить —-"как Петр Первый". И эта мысль ("как Петр Первый") будет теперь "приклеена" к этому человеку (на языке психологов это называется "якорь"): спустя несколько дней встретитесь — и сразу воспоминания: его зовут... как этого... царя... вот-вот: как Петра Первого — Петр Алексеевич — все это промелькнет в Вашем сознании буквально за одну-две секунды. Или: вот у меня был сосед по даче, его звали Дмитрий Иванович, так я "повесил" на нем "бирку" — "Менделеев", а другой сосед — Михаил Сергеевич, ну это еще проще.

200

— А как с этим-то быть, как его... Евсеем Никифоровичем... нет, кажется, опять перепутал...

— С Викентием Никаноровичем? Теперь-то я, как видите, запомнил это сочетание, а поначалу было также трудно (кстати, таких трудных сочетаний будет не много, у большинства людей имена распространенные, типичные, значит, и ассоциировать будет не очень сложно; а если к тому же еще и нет стола — ну, редкая ситуация). Имя "Викентий" у меня по созвучию ассоциировалось с таким же редким, но хорошо мне знакомым именем "Иннокентий" (так звали моего любимого актера), а отчество "Никанорович" — с именем персонажа одной музыкальной комедии. Это, конечно, сложнее, чем "Михаил Сергеевич", но, во-первых, иного выхода нет (выход "не запоминать" для нас не выход), а во-вторых, как я убедился, мои слушатели тоже использовали иногда этот прием "якоря".

— Скажите, — спрашиваю у них, — как запомнить имя и отчество Вашего покорного слуги по ассоциации?

И в аудитории практически всегда находится сразу несколько слушателей, у которых возникает одна и та jfte ассоциация (имя — от одного русского поэта, отчество — от другого).

Ассоциации могут быть, как Вы понимаете, не только с великими людьми или известными персонажами, но и с Вашими родными, друзьями, знакомыми.

— Ну, а если ни имя, ни отчество вообще ни на что не похожи?

<< | >>
Источник: А. Ю. Панасюк. Как убеждать в своей правоте / Современные психотехнологии убеждающего воздействия. 2002

Еще по теме 5.1.20. Правда ли, что плохая память?:

  1. Вопрос: Правда ли, что христианство является историческим противником евреев? Что оно является главным «оружием» человечества вообще и русского народа в частности в борьбе против «еврейского владычества»?
  2. 5.1.26. Правда ли, что "сядет на шею"?
  3. 5.1.4. Правда ли, что этот сигнал приятный?
  4. 9.2.2. Логика аргументов родителей и дочери (правда ли, что это "нехорошая компания"?)
  5. Буровский А. М.. Самая страшная русская трагедия. Правда о Гражданской войне — М.: Яуза- пресс,. — 640 с.: ил. — (Вся правда о России)., 2010
  6. Вопрос: Правда ли, что евреи питают особую вражду к православным христианам, особенно ненавидят православие?
  7. Буровский А. М.. Не Вторая Мировая, а Великая Гражданская! Запретная правда о войне / Андрей Буровский. — М. : Яуза-пресс. — 512 с. — (Правда Виктора Суворова)., 2012
  8. Кратковременная память
  9. БЫЛОЕ  И ПАМЯТЬ
  10. ПАМЯТЬ
  11. Долговременная память
  12. §22. Пространственная память математика.
  13. Глава 2 БЛАГОДАРНАЯ ПАМЯТЬ
  14. §19. Удерживающая память математика.
  15. Внимание и память
  16. СОКРОВЕННАЯ НАРОДНАЯ ПАМЯТЬ
  17. 7. Память 7.1. Общая характеристика памяти
  18. Память как виртуальное сосуществование