ДОПОЛНЕНИЕ 3. Лебеди и Русалки

А теперь и в самом деле в пору улыбнуться. Речь у нас пойдет о некоторых традиционных персонажах. Вот что пишет один из авторов данной монографии А. Е. Наговицын в книге "Славянская любовная магия": "Основали Киев-град три брата: Кий, Щек, Хорив и была у них сестрица Лебядь или, по другим толкованиям, Лыбядь, Леблядь.
Странно имя звучит, но давайте разберемся. На Русском Севере до сих пор воду и плеск воды называют "бля-бля". Причем о женщинах не думают. Слово "бля" означает "бела вода". Отсюда происходит и слово "блеск" и слово "белый". Лебедь или леблядь она еще и "светлая, блестящая". Поэтому присказочка лебядь-белая постоянно в сказках встречается. В древности блядями именовали девиц-красавиц, невест. Только во время монголотатарских набегов и хватали-то в полон этих красавиц первыми. Кто красу свою природную не испоганил сажей, грязью или увечьем, того и хватали, коли ноженьки не унесли от супостата. И стали этих дивчин блядей-красавиц называть нарицательно, с подтекстом блядь. Как и в Отечественную войну последнюю, если не спряталась девица, да во всей красе ворогу показалась - блядь. Так-то! Но причем тут вода, т.е. "бля-бля" и лебеди? Лебеди - птички водные, в былинах и сказках эпитет они имеют постоянный - лебядь белая. А водица речная и озерная везде белой водой (священной) именуется. Тогда как море-то - синее. В сказаниях земли нашей о девах лебединых говорили, что особой красой и вещей силой они обладают. Олицетворяли они дождевые весенние облака, доченьками Окиян-моря считались. Могли обитать в морях, озерах, криницах. Кого любили, за того могли любую сверхъестественную задачу выполнить. Былина есть о богатыре Михайле Потыке. Богатыря сего полюбила Авдотья Лиходеевна. Превращалась она в лебядь белую и летала себе над водами. Характер Михайлы Потыка, мужа ее, хоть и сильно героический был, но и с пьянством окаянным связанный, сбежала она, не стерпев этого от богатыря непутевого. Троекратно проверяла его, когда догонял он ее с полюбовником. Давала мужу вина заветного. Однако, не молоду жену Михайлушко хватал и не свово обидчика - млада царя, ее полюбовника, а чару с вином. И так нажирался, сердешный, что Илья Муромец с Добрыней Никитичем его еле- еле каждый раз выручить могли. Сваливал он потом на то, что вино-то сонное, чародейное. Но кто пить-то заставлял, да еще не раз и не два, а по трем кубкам подряд? Захотела бы Лебядь-Авдотьюшка, одной рюмочкой яда его бы со свету сжила, чтоб другим мужьям пить неповадно было целыми лоханями. Да нет, жалела, думала муженек образумится. Образумился. Схватил в жены сестру полюбовника Авдотьюшки, а свою женку законную, венчаную, пришиб мечом до смерти. Да еще тестюшку своего в азартную игру облапошил и до нитки обобрал в благодарность за то, что он свою дочь принцессу-красавицу за простого мужика отдал. А как врать горазд был! На пиру у князя Владимира так заврался, что и не знал, что делать дальше. А она, лебедушка, все терпела такого олуха. Дотерпелась - зарезал он ее. Отмучилась сердешная. Вспомянем, что еще в русских сказках о лебедушках сказано. К примеру, в сказке о Морском царе и его премудрой дочери. В этой сказке Иван-царевич отправился к царю Морскому, а у берега (видимо, по старой привычке своей за голыми девками в бане или у речки подсматривать) подсмотрел, как прилетели белы уточки-лебедушки, скинули птичьи перышки и купаться стали. Стащил он у самой красивой из них - Василисы Премудрой, птичью одежку и не отдавал, пока она не согласилась за него, охальника бестыжего, замуж пойти. Натерпелась она лиха, вытаскивая столь неожиданного суженого из передряг различных. А он, как нарочно, в них влезал со странной настойчивостью. На Руси набрасывание на себя шкуры зверя или оперения птицы, а также маски на гульбищах народных, рассматривались как способы перевоплощения в этого зверя или птицу. К примеру, кожа Царевны-Лягушки, которую ей приходилось носить до срока, и превращала царевну в лягушку. Но тут уже другой Иван-царевич постарался, проявил смекалку и удаль: кожу сжег, жену потерял и накувыркался вдоволь по горам, лесам и весям, ее, бедную, назад вызволяя. Скучно ему, видать, было без приключений. Чаровницы и искусницы были Бляди-Лебляди - Лебедушки белые. С водой была связана магия ихняя, магия древняя, водная. Не случайно одна из них, набросав косточки в один рукав и капелек в другой, закружилась в танце, взмахнула левым рукавом - появилось озеро светлое, взмахнула правым - оплыли по озеру лебеди. В другой сказочке богатырша Белая Лебядь, владелица живой воды (вот она, водица-то!) и молодильных яблочек. Три братца за ее сокровищами гонялись, что там было дальше, не помню, а кончилось все, как водится, свадебкой, да почестным пиром. Вспомянем опять наших Кия, Щека и Хорива, основателей Киев-града. Видать, без сестрицы своей многоученой не обошлись бы они. Куда там! Лыбедью и речка-красавица в Киеве называется. Братья-славяне наши чехи т.е., тоже ничего путного без леблядей вещих построить не смогли. В Хронике Козьмы Пражского аж от 12 в. доводится до нас, что мудрейшей дочкой и помощницей основателя Кракова - Крака, была младшая и мудрейшая из трех сестер Либуше (Лебядь, по-нашему). Избрали ее вождем и судьей племена после смерти отца ее. Указала сия дщерь мудреная народу князя-пахаря Пшемысла и предсказала основание Златы-Праги. Вспомянем обряд магический, древний, и с блядями - лебедями, девушками- красавицами связанный. Бояр русских с длинными до полу рукавами изображать принято. Но не боярское это обличье изначально было, а рукава длинные древние славянки носили. Водили девицы хоровод в этом наряде. Водили его в полночь, в полнолуние у озера или речки. Кружились они, рукавами, как крыльями, помахивали, песню протяжную пели. Поглядишь минут пять, зарябит в глазах, как пень трухлявый будешь (тепереча гипноз с использованием ритмических сигнальных, звуковых и видеосистем это называется, ежели не по-людски, а по ученому). А робяты - все охальники, любят за девками из-за кустов подсматривать. Что они там ночью затеяли? Может, голышом купаться начнут? А тут "как кур в ощип". Их, сердешных, остолбеневших, зачарованных, любая в своей красе убедит. Главное, что она, когда он, дурачок ей сватов пришлет, будет абсолютно ни при чем, а он, гордый своим выбором, станет божиться, как давно он ее приметил и любит. А давно ли? Не с того ли танца подсмотренного? Так что, может быть, Василиса Премудрая, играя и танцуя у моря-окияна, себе жениха-то Иван-царевича и подманивала? Кто знает, на то она и премудрая. Кончались все эти танцы при луне “горьким причитанием невестушки- леблядушки об отце-матери”: Как пойдут да люди добрые, На отхожую работушку. Со семьями, со артелями, Со казаками, со казачихами, Со дочерями - белыми лебедями. Уж как мой кормилец батюшко, И кручинная моя матушка, Пойдут одни-одинешеньки. Похвальная забота о родителях, если счесть, что доченьки стремились упорхнуть от родителев поскорей, как " белые лебедушки". Была у предков наших славян богиня Леля, богиня брака, красоты, девичества и любви. Ляля ее зовут еще. От слова "лялька" и произошло слово "ляльник" - девичник, по-белорусски. Но об этом другой сказ. Но первый слог в словах "леблядь", "лебядь" - "ле", не от Лели-ли, "бл" - "бля" - белая, светлая, благостная, водяная, т.е. сама юная девическая любовь, но и не без хитринки, не без магии. Не за это ли еще и ополчились на нее? "Он видел, как из-за осоки выплывала русалка, мелькала спина и нога, выпуклая, упругая, вся созданная из блеска и трепета. Она оборотилась к нему - и вот ее лицо, с глазами светлыми, сверкающими, острыми, с пеньем, вторгавшимся в душу, уже приближалась к нему, уже была на поверхности и, задрожав сверкающим смехом, удалялась, и вот она опрокинулась на спину и облачные перси ее, матовые, как фарфор, не покрытый глазурью, просвечивали пред солнцем по краям своей белой, эластически нежной окружности. Она вся дрожит и смеется в воде..."(Н.В Гоголь "Вий"). Если разговор о магии женской любовной, то не обойтись нам без разговора о русалочках. Это девицы такие с рыбьим хвостом, или без него, кто знает. Пиит Пушкин говаривал, что сидит эта русалка на ветвях. Но с рыбьим хвостом, вроде и несподручно по веточкам скитаться. Поэтому поговорим о том, был ли хвост рыбий у русалочек, а ежели был, то зачем, и что она на ветвях забыла. А главное - причем тут женская магия? Вспомянем о том, что русальная неделя была с 19 по 24 июня, прямо перед купальским праздником. Девицы-красавицы браслетики снимали и рукава свои длинные распускали, в" птичек превращались". Толь в птичек, толь в русалочек. Во время праздника танцевали плавный танец, размахивая длинными рукавами, как крыльями и пели: На гряной неделе Русалки сидели. Ой рано й ру! Русалки сидели, Сорочки просили: Ай девочки-подружки, Дайте сорочки. Дайте сорочки, Завейте веночки, Завейте веночки На святы духовые. Ой рано й ру! На духовые! Оказывается веночек завить надо, да и откуп, одежку, то есть, русалке подарить. А веночек-то завивали, чтобы хлопцы приветили, да и заклятие это брачное, в веночек обязательно красный любовный цветок завивали - просили богиню Лелю помочь суженного найти.
Еще за плодородие русалочки отвечали. Они росу больно любили, где пробежит, пролетит русалка - там и урожай поболе. А где плодородие, там и свадебка, и достаток, да и детишки родятся. Говорят, еще стародавние люди, что и с водой, как и лебедушки, русалки связаны. Вешали им в русалочью неделю нитки, пряжу, полотенца, рубашки на ветви "плачущие", нагнутые к водице, значит. Оттого и хвост рыбий некоторым из них пригождался. С хвостом плавать веселее. Берегинями их звали еще помогали к берегу добраться. А берег-то берегом и называется потому, что спасались на нем из воды. Ай, красавицы те русалочки были! Токмо волос у них непривычный - длинный-длинный, да и зеленый к тому же. Однако не ясно, отчего так: то с крыльями русалочки, яко птицы Божия, то с хвостом рыбьим? Да вот отчего. Небушко-то славяне окияном небесным рекли, называли, значит. Летали русалочки с небес на землю грешную. Все в перышках, а как переселились на океаны, реки, моря земные, они перышки поскидали, да хвостом рыбьим обзавелись. Так и поныне. Какие из них на небе остались - те с перышками, с крыльями, все порхают. А какие русалки приглядели себе для жилья речки, озера лесные - те полурыбами стали. Василиса Премудрая - Царя Морского дочка, тож русалочкой была, правда, замуж выйдя, крылышки лебяжьи припрятала до времени... Да и Царевна - Лягушка того же роду - племени. Токмо не за кажного дева небесная или морская пойдет, заслужить то надоть. Любят русалочки музыку послушать. Да и петь мастерицы, как сирены греческие, токмо не так злы, как те нелюди. "После дождичка в четверг", говорят, и недаром. Чистый четверг, молвят, и тоже не даром. Воде земной и небесной посвящен этот день. За день этот в ответе древнеславянский бог Перун. Перун - бог грозы и дождя, а еще воинства удалого да князя справедливого. Он днем этим верховодит. Да и не только он. У девушек- красавиц своя надежа в этот день. Это - русалочки. Девицы в день этот на зорьке красной трижды в воду погружались, затем по землице сырой катались по три раза, по росе русальной целебной. Да с умом и хитростью это делали - катались с востока на запад, по ходу солнышка красного, силу его к своей красе прибавляя. А затем по углам на крышу изб взбирались, к солнышку тому поближе и весну-красну песенкой славили. А еще говорят старики, чтоб хлебушко-кормилец уродился получше, русалкой, всю в цветах и венке, обряжали самую красивую девицу. Вели с песнями ее к полю и толкали в рожь колосистую. Она затем выбегала оттуда и ловила всех, кто под руку попадет. А они со смехом разбегались. Да и скучно русалочке одной по полю бегать. А рожь-то густая, после этого обряда становилась. В русалиях славянских мужи велимудрые обнаруживают черты, напоминающие культ Диониса во Фракии, эвклесинских мистерий в Афинах, обряды, в которых участвовали посвященные мисты, жрецы. Танец "мечей" у германцев и танец "марутов" - богов грозы у индусов оттуда же, от Русалий пошел. Древен сей праздник и почитаем по всем городам и весям. Как мы говорили прежде, русалочки были разные. Родятся они как и Вилы (русалки южных братьев наших - славян) из дождя, солнцем озаренного, от росы. Живут различно. Те, что в водоемах местечко присмотрели, в хрустальных дворцах обитают; небесные русалки - замки в облаках сварганили ("сварганить" - это небесное строительство. " Сва" - небо по древнеиндийски, оттуда и наша свадебка исток ведет, т.е. небом освященная). Но об этом другой сказ. Русалочки - полуденницы по ржи бегают, по полю. Польют весной дождем землю- матушку, достаток в домах земледельцев будет, но и разгневаться они могут, тогда бурю нашлют. А еще ведомо мне, что гребень волшебный у русалочки речной имеется. Волосы свои зеленые она им украшает и расчесывает. Гребнем тем сети слишком жадных рыбаков рвет, или жернов мельничный, катаясь на нем при луне, попортить может. Чтобы воду зазря не мутил. С гребнем этим и в лесу жить русалочка может, без водицы любимой. Но горе тому парню, который подсмотреть за русалкой захочет, как за девкой деревенской. Защекочет его до смерти. Тут или ноги уноси, или из белены-полыни сухой порошок ей в глаза кидай - очень она его не любит. Но если пожалеет кого русалка и полюбит, будь то хоть парень, хоть девка, и случись с ним смерть лютая, заплачет она над ним. А слезинки ее - вода живая, жизнь дарующая. Огоньки синие над могилами - это души людей. Стараниями русалок души эти на небо возносятся. Если увидит кто такой огонек, значит понесла русалка душу усопшего в сад небесный Ирий. У древних колодцев, говорят, царица русалок воду живую хранит. Любая душа не оживет, на небо не попадет без напитка этого волшебного, русалкой с небе принесенного, так-то. Не только девушки могли помощь от русалок получить, но и парней они не забывали, не оставляли без внимания. Трудное это дело для парней было. Дружина собиралась русальная, ночевали вне дома, говорить не могли, ни словечка. Зато неделю целую если в какой дом придут и вокруг больного или немочного хоровод с прыжками учинят, тот и будет здоров силой русалочьей. Да еще если веночек себе на голову, в знак уважения к русалочке, надеть не забудут. Но девушек русалочки больше любили. Какая девица нечаянно помрет до свадьбы, той на русальную неделю могли и жизнь во плоти человеческой вернуть, правда, побаивались таких оживших девиц селяне. А после недели русальной ритуальные похороны таким "русалкам" устраивали, дабы не смущали народ. Чучело, их изображающее, жгли или в воду бросали, в разных местах - по-разному. Побаивались все же русалок, как и женщин сведущих и сильных. А они, русалочки, и ребенка потерянного могли выходить и спасти; а если ей самой чем помогут, отблагодарит и одарит на всю жизнь, ну, а если о ее младенце позаботятся, то тем паче. А теперь вспомним лебедушек, леблядушек наших, так как русалочка и лебедью белой оборачиваться умела. Да и у Морского царя иногда доченькой бывала. Родственницы они с лебядушками. А вспомянем качели наши детские, так вот, качались на них предки наши в праздники, как русалки на ветвях, в честь благости, русалками дарованной, и к небу приобщение через качание то видели. Любили русалки эту забаву. Даже водные русалки на волнах качаться любили. На празднике русальном, девушки- красавицы себе женихов присматривали, да, иногда, по-нашему "грех творили" со своим суженым-ряженым. Не парни девушек на празднике этом выбирали, а девицы - парней. Неделя-то девичья - русальная. Обливать водой всех подряд было принято. Хоровод вокруг колодцев водить. Коня соломенного делали, солнышко он означал. Парни носили коня этого по деревне и изображали, что он кидается на всех, кто мимо проходит. К кому прикоснулся этот конь, тому и удача во всех делах будет. Стариков или увечных людей "злыми" корешками в бане парили, да в баню на крапиве несли. Пусть потерпят. Зато русалочка силу и здоровье подарит. А еще напиток священный варили из молодой травы. Варили, меняя ее три раза, медом, хмелем заправляли, изюмом сухим. На третий день разливали и к троице на стол давали. 7-8 градусов напиток тот был, а забирал не хуже иного вина крепленого, да и лечил здорово. А если девоньки-красавицы женихом или суженым своим обмануты были, то знали, что делать. Шли они к роднику или озеру лесному да плакали, жаловались на обидчика русалочке. Тому мужу или жениху солоно потом было. До сих пор чародейство есть такое: на водицу обиду свою попенять, ды в водицу ту, дареное супостатом-то колечко и бросить. Будет тогда ему, обидчику, ох, не весело. Только русалочку добрым словом помянуть надо. Лучше не зимой, а летом, весной или осенью жаловаться. Старушки говорят, что зимой русалки спят, а просыпаются на Рождество, когда "калядино коло парубки гоняют". Если погадать на речке, или попросить чего девонька у водицы проточной хочет - пусть кинет перышко в воду - пусть плывет. И просит потом, чего хочется по женской своей части. Перышко - русалочке подарок. Можно ниточки красивые на кусты повесить и песенку тихонько пропеть на радость русалке: У ворот береза зеленая стояла, Зелена стояла, веточкой махала, На той на березе Русалка сидела, Русалка сидела, рубахи просила: "Девки-молодухи, дайте мне рубахи! Хоть худым-худеньку, да белым-беленьку!" А после пения три раза сказать: "Возьми, русалочка, подарочек, дай мне отдарочек". Да и высказать просьбу свою, повесив на куст или дерево лоскутки или нитки, а не жалко, то и рубашку белую. От тоски зеленой, если заела, тоже пошептать надо на водицу русалочке: "Вода, ты вода, ключевая вода! Как смываешь ты, вода, круты берега, пенья, коренья, так смывай тоску-кручинушку с белого лица, с ретивого сердца. Будьте мои слова легки и крепки (читать надо на воду, которой умываешься)". А еще говорят, что русалка русалкой прозывается потому, что русой река в древности именовалась, слово "русло" от речного "ло" - ложа происходит. Не отсюда ли племя русов именуется? Может предки наши понимали себя, как людей с реками связанных, с силой и магией водной, женской".
<< | >>
Источник: Гаврилов Д.А, Наговицын А.Е.. БОГИ СЛАВЯН. ЯЗЫЧЕСТВО. ТРАДИЦИЯ.. 2002

Еще по теме ДОПОЛНЕНИЕ 3. Лебеди и Русалки:

  1. Том второй, в котором содержатся дополнения к четырем книгам первого тома Paucis natus est, qui populum aetatis suae cogitat. Sen.1 ДОПОЛНЕНИЯ К ПЕРВОЙ КНИГЕ
  2. ГУСИ-ЛЕБЕДИ И ВОЛК
  3. Невозможный «черный лебедь»
  4. А.И. Рогачев А.М. Лебедев. Орнитологическое обеспечение безопасности полетов, 1984
  5. Лебедев Ю.А.. Второе дыхание марафонца (о свинце). - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: ’’Металлургия”. - 144 с., 1990
  6. Воскресная школа Русской православной старообрядческой церкви Нижнего Новгорода Лебедев А. С.
  7. Дополнение А
  8. Дополнение Б
  9. ДОПОЛНЕНИЯ
  10. Г.С. Лебедев. Эпоха викингов в Северной Европе Историко-археологические очерки. Ленинград. Издательство Ленинградского университета 1985, 1985
  11. Лебедев А.В. сост. и пер.. Фрагменты ранних греческих философов. Часть 1. От эпических теокосмогоний до возникновения атомистики / Серия "Памятники философской мысли". М.: Наука. - 576 с., 1989
  12. ДОПОЛНЕНИЯ КО ВТОРОЙ КНИГЕ
  13. ДОПОЛНЕНИЯ К ТРЕТЬЕЙ КНИГЕ
  14. ДОПОЛНЕНИЯ К ЧЕТВЕРТОЙ КНИГЕ
  15. ДОПОЛНЕНИЯ