Проблемы формирования гражданского этоса субъектов в современном мире

Что же непосредственно делает человека представителем гражданского общества и носителем определенной гражданской культуры? Получает ли он совершенно новое состояние, или качество свободы в процессе гражданской социализации? Каковы, наконец, факторы становления гражданского этоса личности?

Ответы на эти и другие вопросы вытекают из самой сути гражданского общества как особого типа социальности.

Такая социальность, как справедливо отмечают В. И. Бакштановский и Ю. В. Согомонов, в отличие от рода, общины, сословного объединения и иных естественно-социальных общностей — продукт Нового времени и складывающейся индустриально-урбанистической цивилизации. Этика и культура этого общества проявляются

262

в такой сфере, в которой «индивиды выступают как граждане, а не как подданные и действуют, определяя свои жизненные стратегии, самостоятельно: будь лицом и уважай другие лица!»1.

Соглашаясь в принципе с такой трактовкой гражданственности как особого типа нравственной культуры или гражданского этоса личности, мы тем не менее не можем принять точку зрения вышеназванных авторов, согласно которой гражданская этика локализуется исключительно в сфере частных отношений и интересов людей как независимых производителей и потребителей.

Наша позиция в данном вопросе сводится к следующему: гражданственность складывается только там и тогда, где и когда люди находятся во всеобщих (универсальных) отношениях с миром (и друг с другом), становясь при этом представителями всего человеческого рода и поднимаясь на высоту его всеобщих, т. е. общеродовых интересов.

Попытаемся обосновать данное положение, не вступая в открытую полемику с авторами предлагаемой позиции.

Во-первых, гражданский этос личности возникает не между политической культурой и слоями обыденного, зачастую ложного, сознания, а внутри родовой культуры как ее особенная часть и специфическое ментальное образование. Его особенность и самобытность определяются направленностью личности не на утверждение примата личного интереса или свободы морального выбора, что имеет место в частной сфере жизненного мира людей, а на раскрытие родовых сущностных сил человека посредством тех исторических и национально-специфичных форм культуры, которые предоставляют ему реальные свободы и права. А это — не только предпринимательский этос, трудовая и профессиональная мораль, этика дела или успеха, конкуренции и соревновательности.

Скорее, к культуре гражданственности и ее доминирующей черте — гражданскому этосу — следует отнести такие принципы и условия, как: свободное и разностороннее развитие человека в пределах данной социокультурной формы; приоритет и кон-

1 Бакштановский В. И., Согомонов Ю. В. Социально-политический процесс и гражданский этос: феномен коэволюции // Социологические исследования. 1991. № 7. С. 38.

263

кретно-историческая реализация общеродовых («общечеловеческих») ценностей; достижение единства индивидуальных и общественных интересов, наличие согласия по принципиальным мировоззренческим вопросам, где определяющим является отношение к человеку; установка на освобождение человека от сковывающих его творчество природных и социальных уз; требование защиты конкретных прав и свобод личности; признание уникальности каждого человека и значимости всех цивилизованных форм жизни, плюрализм и др.

Не абстрактные идеалы свободы или формальное равенство, составляющие ядро идеологизированных представлений об общечеловеческих ценностях, а реальная свобода человека, рассматриваемого в определенных культурно-исторических условиях, — вот что является критерием гражданственности, с нашей точки зрения.

В этом смысле гражданственность близка по своему смыслу цивилизованности. Еще раз подчеркнем, что гражданские права и свободы мы понимаем не как одну из разновидностей прав и свобод человека, а как особенное, конкретно-историческое и социокультурное выражение его всеобщих родовых свойств.

Во-вторых, гражданская культура и гражданский этос личности появляются в ходе преодоления противоречий между двумя мирами и соответствующими им типами культуры — «системным» и «жизненным».

Именно к системно-формальному миру относятся, с одной стороны, культура политического участия и государственного управления, демократия и политические свободы граждан, а с другой, культура экономического успеха, в том числе предпринимательская этика, а также такие качества человека, как деловитость, служение общему делу, готовность к риску, честность в деловых отношениях. Попытки навязать гражданскому этосу принципы деловой, профессиональной или иной «системно-формальной» этики означают на самом деле «растворение» практической деятельности человека как целостного, родового существа в логике системного мира, в котором формальные возможности не всегда подкреплены реальными условиями человеческого существования.

264

Совершенно так же обстоит дело и с культурой «жизненного мира», которая «обслуживает» частные интересы и потребности людей, их объединений. Никакие неформальные связи людей, осуществляемые «по горизонтали», или их обязанности перед семьей, коллегами, партнерами, членами многочисленных сообществ не могут заменить гражданских отношений, гражданского долга, которые ориентированы не просто на общественный или индивидуальный интерес, а на исполнение родового предназначения человека, на осуществление его подлинной миссии в этом мире.

Поэтому можно полностью принять утверждение авторов (оно, кстати, противоречит логике их предыдущих представлений) о том, что, коэволюция этики гражданского общества и политической деятельности заработает в полную меру лишь тогда, когда пойдет по пути одновременного углубления автономизации и универсализации личности.

Приведем высказывание вышеупомянутых авторов: «Интересы, взгляды, моральные предпочтения, "репертуар" свободного выбора определяется при этом не столько высокой степенью слитности личности с группами, вынужденной навязываемой групповой (производственной, профессиональной, территориальной, поколенческой, этнонациональной, партийной и т.п.) принадлежностью, сколько широтой ее умственного кругозора, уровнем знания, неповторимостью.

Именно они характеризуют личность как универсальное существо (идентификация с человеком, вселенская ориентация поведения), плюралистическое существо (идентификация с множеством групп и ассоциаций), как члена новой становящейся постиндустриальной или глобальной цивилизации»1.

Пожалуй, трудно более удачно сформулировать те черты личности, которые, безусловно, относятся к ее гражданскому этосу. Его обязательные слагаемые — исторически обусловленная универсальность, плюралистичность и автономия, в том числе свобода нравственного выбора — рассматриваются нами в качестве предпосылок дальнейшего развития гражданского общества по

Там же.

265

пути его трансформации во «всемирное гражданское состояние». Они выражают ступень творчества родовой жизни людей, поднявшихся до осознания общечеловеческих интересов и взявших на себя бремя ответственности за судьбу всего человечества. Родовая жизнь человека, ставшая предметом индивидуального и коллективного творчества, соответствует более высокому уровню развития гражданской культуры и личности.

В-третьих, нравственный характер гражданского этоса обусловлен прежде всего потребностью субъекта в достижении личной (индивидуальной) свободы и самовыражения, а также необходимостью соблюдения им прав и свобод другого человека.

Можно присоединиться к мнению тех исследователей, которые усматривают существо личной свободы в стремлении человека быть самим собой, полнокровно реализоваться, в полноте его жизненных проявлений и в пределах достигнутого уровня независимости и равенства. Сфера личной, персональной свободы человека — это пространство интимного, сугубо личностного или лич-ностно значимого отношения к миру и самому себе. Она наделяет человека правом авторства на собственную жизнь и на результаты его деятельности в окружающем мире.

Личная свобода предполагает в качестве своего дополняющего единства признание свободы другого человека на самопроявление и самовыражение, а также оказание ему содействия в свободном развитии. Как известно, можно быть свободным в полном смысле лишь тогда, когда свободны другие люди, окружающие тебя или связанные с тобой совместной жизнью. «Моя свобода равносильна точно такой же свободе находящегося рядом человека, т. е. обе инстанции свободы абсолютно равны по определению». Социальный смысл гражданской свободы заключается в добровольном служении общему делу, в принятии на себя ответственности за других.

Гражданская свобода, если отвлечься от ее формально-юридического определения, т. е. от политически и юридически декларированных прав и свобод, означает реальную возможность и реальное право быть субъектом родовой деятельности с учетом национально-специфических и культурно-исторических ограничений, налагаемых данным социумом или группой. В широком смысле

266

она тождественна пространству свободного осуществления родовой деятельности человека в целом, а в более узком смысле — относительной свободе и самодеятельности субъекта, существующего в определенных социокультурных условиях.

Родовой человек — это не абсолютный идеал, а скорее идеальный тип, предел желаний и социальных устремлений всякого разумного существа, осознавшего свою ответственность за судьбы мира и окружающих его людей. Поэтому гражданственность личности есть не только высокое нравственное подвижничество, служение всему человечеству, но и готовность удерживать целостность жизни в будничных делах и маленьких поступках, сколь бы незначительными они не казались.

Для иллюстрации данного тезиса приведем слова Вивиканан-ды. «В высоком положении, — писал он, — кто угодно может быть великим... Все более и более истинное величие представляется мне в образе червячка, который делает свое дело молча и постоянно, из часа в час, из минуты в минуту!»1

Реализация гражданской свободы требует невероятных нравственных усилий и творческого напряжения не столько при совершении масштабных дел и событий, сколько в повседневных делах и поступках личности. Быть субъектом истории человеческого рода — это не значит выйти на уровень надличностных, социально значимых достижений, оставить свой, незабываемый след на земле, запечатлеть себя в культурных памятниках и грандиозных, невиданных по своему размаху, свершений. Это значит осуществить себя во всей полноте проявлений своей жизнедеятельности, во множестве видов взаимодействия с другими людьми, в тех или иных группах, идти к большим делам через малые, приблизиться к реализации образа родового человека в его конкретной, единичной форме, соединяющей в себе «системные» и «жизненные» начала.

Таким образом, гражданский этос (как конкретное выражение исторически определенной культуры гражданского бытия людей) включает в себя в качестве своих «искусственных» (рациональных) предпочло" элементы родовой культуры и этики (все-

Роллан Р. Жизнь Рамакришны; Жизнь Вивекананды. М., 1991. С. 332.

267

общих идей, принципов, норм и ценностей), а в качестве «естественной» (спонтанной) основы — культурно-нравственное наследие тех или иных народов, общностей (особенных культурных идей и образцов), представителем которых является конкретная личность. Он представляет собой идеальное и реальное воплощение обобщенного образа культурно освоенного пространства человеческой свободы в пределах конкретно-исторического социума, принадлежащего к современной промышленной (индустриальной) цивилизации.

<< | >>
Источник: И. И Кальной и др.. Гражданское общество: истоки и современность / Науч. ред. проф. И. И. Кальной, доц. И. Н. Лопушанский. 3-е изд., перераб. и доп. — СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс». — 492 с.. 2006

Еще по теме Проблемы формирования гражданского этоса субъектов в современном мире:

  1. Социально-биологические и личностные предпосылки формирования субъектов гражданского общества
  2. НОВЫЕ ОБРАЗЫ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В МИРЕ СОВРЕМЕННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ Воробьев С.А.
  3. § 9. Проблемы формирования гражданского общества в России
  4. 6.4. «Третье погружение» в социокультурную реальность гражданской жизни людей: рассмотрение культуры как способа саморазвития субъектов гражданского общества
  5. Вопрос 8. Граждане (физические лица) как субъекты гражданского права. Гражданская правоспособность и дееспособность 1.
  6. 2.3.5.2. Среди разнообразных прав субъектов гражданского права одними из важнейших являются вещные права, опосредствующие принадлежность вещей (телесного имущества) конкретным субъектам, т.е. своеобразную статику имущественных отношений
  7. Статья 124. Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования - субъекты гражданского права
  8. Глава 5. Ценности в современном мире
  9. БИБЛИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
  10. Приложение. Конференция «Управление в современном мире»
  11. 1. Роль ЮНЕСКО в современном мире
  12. ГЛАВА I ЯПОНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
  13. Освободившиеся страны в современном мире
  14. КАВКАЗСКИЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ТИП В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
  15. 8.3. Социально-политические процессы в современном мире
  16. Полюса «свободы» и «тирании» в современном мире
  17. Е.Л. Рябова, Л.О. Терновая. МЕЖКУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ, 2011
  18. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ДИСТАНЦИОННОГО ОБУЧЕНИЯ В МИРЕ