7.5. К истории понятия «хорошего общества»

Принципиальным является вопрос о концептуальном статусе «хорошего общества». Этциони и его последователи особенно настаивают, что это не идеальное общество в платоновском смысле и не идеально-типическая конструкция в веберовском понимании.
Это скорее общество, в котором на уровне эмпирического описания выявлены определенные, всеми признанные нормативные элементы, о сохранении которых данное общество печется. В качестве примера такой конструкции хорошего общества можно назвать понятие «good society», предложенное Абрахамом Мас-лоу в труде «Мотивация и личность»'. Человеческие потребности и мотивации изображены здесь в виде шестиступенчатой пирамиды, в основе которой лежат физические потребности, а вершину образует стремление индивида к самотрансцендированию. Суть идеи Маслоу заключается в том, что различные потребности действуют на человека не все сразу и не с одинаковой степенью интенсивности. Только после того, как удовлетворены потребности первой ступени (еда, питье, жилище и т. д.), у человека возникают мысли о своем будущем, о своей личной и социальной безопасности (потребности второй ступени). И лишь когда человек получает определенную меру безопасности и защищенности, он может полностью развить свои социальные потребности и способности (ступени три и четыре). Пятую ступень Маслоу характеризовал как ступень самореализации личности, когда человек претворяет в действительность свои жизненные планы и амбиции. И, наконец, шестую, высшую ступень образует самотрансцендирование, т. е. стремление человека выйти за пределы своего Я, забыть себя, вступить в мистический союз с миром (Unio mystica). Чтобы достичь этой ступени, т. е. вести жизнь в соответствии со своей идентичностью, необходимо удовлетворить все основополагающие потребности.

Общество, которое ставит своей целью удовлетворить основополагающие потребности своих членов в такой степени, чтобы каждый из них мог, в принципе, достичь высшей ступени в пира-

МаслоуА. Мотивация и личность. Глава 5. — СПб., 2003.

360

миде потребностей, Маслоу назвал «хорошим обществом» (good society). Предпосылки такого хорошего общества содержались, по мнению Маслоу, в демократических обществах Запада.

Хотя после появления работы Маслоу прошло уже полвека, нет оснований для утверждения, что структура потребностей человека принципиально изменилась. Естественно, некоторые потребности сейчас оформлены иначе: Маслоу не мог и предположить, что современному подростку для поддержания уровня своего престижа (ступени 3 и 4) требуется в месяц около 500 долл. карманных денег.

Как сейчас обстоят дела с построением хорошего общества? Способны ли современные западные общества удовлетворить основные потребности людей настолько, чтобы те смогли достичь высших степеней в своей самореализации? Если в отношении потребностей 1-й ступени можно ответить утвердительно, то с реализацией потребностей второй ступени нормативной пирамиды возникают проблемы. Атмосфера тотальной опасности, неуверенность в сохранении работы, отсутствие эффективной системы социального обеспечения, — это реалии повседневной жизни среднего человека современного западного мира. Многие говорят о стремительной десолидаризации общества, утрате доверия, отсутствии согласия. Все это дает основание для того, чтобы отказать современному обществу в праве называться «хорошим обществом».

Хорошее общество — это такое, в котором человеку хорошо. Но какому человеку? Могут ли существовать универсальные признаки хорошего общества? При первой же попытке осмыслить этот вопрос на ум приходит поговорка: «Что русскому человеку хорошо — то для немца смерть». Права В. Г. Федотова, когда обращает внимание на то, что понятие «хорошего общества» конструируется на основе обобщения эмпирических черт, которые в конкретном обществе считаются «хорошими»1. Причем не все эти черты являются универсальными. К примеру, для европейцев несомненными компонентами хорошего общества является эконо-

1 Федотова В.

Г. «Хорошее общество», «хорошая наука», «хороший человек» //Вестник РГНФ. 2001. № 3. С. 75-76.

361

мическая и политическая свобода, высокий уровень жизненного комфорта, автономия личности, равноправие полов, свобода совести. Для людей традиционного общества не все из названных черт можно квалифицировать как «хорошие». Равноправие полов, право на «безбожие», приоритет индивидуального над общественным на мусульманском и буддистском Востоке считается признаками «плохого общества».

В качестве предтечи теории «хорошего общества» называют также британского политолога Грэхема Уоллеса, опубликовавшего в 1914 г. работу «Возвышенное общество». Прообразом социальной системы, которую он желал для Америки и Англии, Уоллес считал маленький норвежский город, где все — владельцы лавок и ремесленники, учитель, юный почтальон, дочь хозяина трактира, которая несла домой картофель, — проявляли друг к другу внимание и уважение и были способны к счастью, удовольствию и радостному возбуждению, потому что при реализации всех своих способностей отличались умеренностью (близки к середине).

Более обстоятельное исследование проблемы осуществил Уолтер Липпман в опубликованной в 1937 г. книге «Хорошее общество». Эта работа была следствием разочарования автора политикой «Нового курса» президента Рузвельта, которую Липпман вначале активно поддерживал. «Хорошее общество» в его представлении — это такое, которое блокирует социальное зло тем, что в нем, вместо людей, движется «лишенный души» капитал.

В любом обществе явно или скрыто присутствует идеал «хорошего общества». Поэтому социология, несмотря на то, что она хочет исследовать то, что есть, а не то, что должно быть, вынуждена иметь в виду суждения о хорошем обществе. В конце XX столетия деконструкция концепции «хорошего общества» становится темой социологии, а в западных обществах еще и выражением всеобщего кризисного настроения. Главным вопросом социальной науки объявляется вопрос о возможности для социологии разработать нормативную концепцию, претендующую на универсальную значимость.

362

«Продвижение» идеи «хорошего общества» в область дебатов по социально-философским проблемам, встретило скептическое отношение со стороны представителей либеральной теории. Ральф Дарендорф обращает внимание на то, что применение моральных категорий не к отдельным индивидам, а к сообществам является опасным занятием, и в прошлом часто приводило к различного рода «...измам».' Одно дело — систематическая борьба против определенных нарушений, против конкретных форм неравенства или эксплуатации и избавление от страданий в виде нужды или безработицы, и совсем другое — попытки построить в будущем идеальную модель общества. Дарендорф считает, что там, где речь идет о «хорошем обществе», часто недалеко до догматизма. У Платона, как известно, «хорошее» — это неизменное, находящееся в покое состояние вещей. Многие упрекают этот проект «хорошего общества», соединяющий идеалы солидарности и индивидуальной свободы, в утопизме. В то же время интерес к идее «хорошего общества» проявили такие трезвомыслящие политики, как Билл Клинтон, Йошка Фишер и Энтони Блэр.

Для понимания сути теории «хорошего общества» и намерений его идеологов необходимо иметь в виду, что она является социологическим ответвлением более широкого коммунитарист-ского движения, оформившегося в 80-е годы XX в. и объединившего авторов, стоящих на позициях холизма в понимании природы общества и допускающих существование общественного блага, не сводимого к индивидуальным благам. Социально-философское крыло в коммунитаризме сосредоточило свое внимание на обосновании социальной природы общих ценностей, а представители социологического направления (Этциони, Беллах и др.) занялись разработкой модели справедливого общества, которое постепенно трансформировалось в «хорошее общество».

<< | >>
Источник: И. И Кальной и др.. Гражданское общество: истоки и современность / Науч. ред. проф. И. И. Кальной, доц. И. Н. Лопушанский. 3-е изд., перераб. и доп. — СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс». — 492 с.. 2006

Еще по теме 7.5. К истории понятия «хорошего общества»:

  1. 7.7. Хорошее общество в сравнении с гражданским обществом
  2. 7.6. Философские основания теории «хорошего общества»
  3. КОГДА В АМСТЕРДАМЕ ДЕЛА НА СКЛАДАХ ХОРОШИ, ВСЕ ИДЕТ ХОРОШО
  4. 14. Взаимоотношения науки и общества в работе Дж. Беркала «Наука в истории общества» •
  5. Раздел VII, в котором рассмотрено, как Король должен относиться к своим советникам, и показано, что добиться от них хорошей службы можно вернее всего хорошим, к ним, отношением
  6. Раздел I, в котором показано, что лучшие из государей имеют нужду в хорошем Совете, а качества, коими должен обладать хороший советник, сведены к четырем основным: способности, порядочности, мужеству и усердию
  7. 6.1. Социологическое понятие общества
  8. 2.1. История возникновения гражданского общества
  9. Часть 3. Подделки, альтернативная история и обществ
  10. О ПОНЯТИИ ЧЕСТИ В СОЕДИНЕННЫХ ШТАТАХ И В ДЕМОКРАТИЧЕСКИХ ОБЩЕСТВАХ 1
  11. Глава 1 К истории понятия «революция»
  12. 1.1.Социальная организация первобытного общества. Понятие и признаки государства
  13. А. ПОНЯТИЕ ИСТОРИИ ФИЛОСОФИИ
  14. Раздел 2 ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО: ИСТОРИЯ ИДЕИ И ЕЕ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ
  15. Глава 3 ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ОБЩЕСТВА И ПРИРОДЫ В ИСТОРИИ ЦИВИЛИЗАЦИИ