9.2. Адаптация гражданских ценностей через механизм социализации

Центральным звеном механизма социализации является идентификация. Возникнув в психологии (Г. Тард, 3. Фрейд, Э. Эриксон), понятие идентичности разрабатывается в таких науках как социальная философия, социология, политология.
Этой проблемы так или иначе касались как зарубежные исследователи (П. Альтер, Ф. Барт, П. Бергер, 3. Бауман, Э. Геллнер, Э. Гидденс, Е. Гофман, Р. Дженкинс, Т. Лукман, Д. Мид, К. Симонс-Симоне-вич, А. Турен, Т. Шибутани и др.), так и исследователи на постсоветском пространстве (А. Атоян, Т. Воропай, Е. Зубкова, В. Лапшина, Е. Мирошниченко, Н. Победа, И. Попова, М. Руткевич, Е. Стариков, О. Филиппова и др.).

Работая с публикациями по проблеме идентичности, подчас ловишь себя на мысли, что авторы «играют» с термином «идентичность» как дети с новой игрушкой. Посему, как рекомендовал в своей майевтике Сократ, надо бы вычленить общее понятие, определить «что есть что», а потом уже оперировать понятием как средством, инструментом освоения проблемной ситуации.

В Краткой философской энциклопедии, изданной в Москве в 1994 г., с претензией, что это оригинальное издание адаптировало опыт лучших философских словарей Германии, США и Англии, можно прочесть: «Идентичность (от лат. idem — тот же самый) означает полное совпадение чего-нибудь с чем-нибудь» [3, с. 170]. Но тут же авторы статьи оговаривают, что строго говоря, любое явление может быть идентичным только самому себе. Между явлениями может существовать подобие или условное равенство в случае совпадения в существенных признаках. По большому счету, даже отдельно взятое явление не является идентичным самому себе, если вспомнить гениальное замечание античного мыслителя о том, что «в одну и ту же реку нельзя войти дважды», что все стремится к своей противоположности», ибо все в мире находится в состоянии перманентного изменения. Что касается человека, то

436

он — существо многоаспектное и структурно организованное. В нем можно видеть по меньшей мере три уровня «Я», где каждое «Я» с позиций предрассудка, рассудка и разума способно осваивать мир через акт протоидентификации, идентификации и самоидентификации. И в каждом случае об идентификации можно говорить скорее условно, чем безусловно.

И тем не менее «идентичность» прочно поселилась в социальной психологии, а ныне она обретает прописку в социальной философии, социологии и политологии, заявляя о себе в качестве ядра механизма социализации человека.

В обществе каждый оказывается привязан к определенной «дисциплинарной матрице» коллективной жизни в зависимости от того, как он сам себя определяет. Решив проблему сознательного самоопределения, индивид принимает соответствующие права и обязанности, получает определенный статус в своей группе, чьим мнением он дорожит. Благодаря акту идентификации он знает свое место и узнается другими. Сознательное самооопреде-ление обеспечивает и сознательное поведение. В свою очередь сознательное поведение является не столько проявлением того, каков человек на самом деле, сколько результатом представлений человека о себе самом. Каждый человек должен прийти к соглашению с самим собой точно так же, как прийти к соглашению с другими людьми, но своего мира. Другими словами, речь идет о поведении человека как участника определенной группы. Вне этой группы человек испытывает состояние психологического дискомфорта и беспомощности. Он не может заявить о своей адекватности и своей самости вне отношения со своей группой.

Только механизм социализации, который включает момент проекции на другого (других), идентичности с этими другими и закрепление идентичности определенными символами, обеспечивает людям возможность адаптироваться в социокультурной среде и через эту среду сформировать представление о своем месте в мире, построить мир своей субъективной реальности (свою башню из «слоновой кости»), где человек обретает чувство своей уверенности и востребованности1.

Эриксон Э. Идентичность: Юность и кризис / Пер. с англ. — М., 1996. С. 60—92.

437

Неопределенность понятия идентичности вызывает вопрос: «Может, мы придумали себе идентичность и она всего лишь уловка нашего разума? Может быть, это не до конца то, в чем нуждается наш разум?» Но, несмотря на ее неопределенность, люди включили идентичность в механизм своей социализации и активно эксплуатируют с ориентиром на достижение психологического комфорта.

Важность и значимость идентификации для человека подтверждает феномен уже рассмотренной маргинализации. Когда теряется социальная идентичность, человек чувствует апатию, ему присуща социальная безответственность, что может привести к дезорганизации социального организма. Только благодаря идентичности, человек свой среди своих, ибо худо-бедно идентичность дает ответ на вопросы: «кто я, куда я иду и кто рядом со мной?» Полученное знание обеспечивает включенность в мир, помогает осознать свою необходимость, обрести круги солидарности на уровне семьи, корпорации, общества. Человек всегда нуждается в том, чтобы познать самого себя. И это желание он может осуществить только через другого, кого он считал своим на основании подобия, равенства, симпатии.

Ситуация резко изменяется в условиях переходного периода, когда обрушилась старая шкала ценностных ориентиров, а новая еще не сложилась, когда люди знают откуда они, но еще не ведают — куда они. И вот тогда реальностью становится феномен «массовой патологии идентичности». Люди переживают свою беспомощность, бессилие, отчуждение от всего и даже от самого себя.

По меткому замечанию одного из исследователей проблемы идентичности 3. Баумана, заявленная проблема «стала превращаться из проблемы как выбрать, в проблему какую идентичность выбрать и как вовремя ее изменить»1. За этими размышлениями кроется косвенное свидетельство о том, что акт идентификации предполагает определенную шкалу ценностных ориентиров. Без соответствующего набора ценностей решение проблемы идентичности невозможно.

Бауман 3. Индивидуализированное общество / Пер. с англ. — М., 2002. С. 185

438

Идентичность вводит человека в определенные социальные нормы, задающие ему канон, образ его жизни. Это своеобразная призма социальной жизни, как справедливо отмечает творческий тандем П. Бергера и Т. Лукмана в работе «Социальное конструирование реальности»1. Через эту призму можно рассматривать, изучать и оценивать социальную действительность. Ценность этой «призмы» многократно увеличивается, когда речь идет об обществе социокультурного плюрализма, где так нужен свой «фонарь Диогена». Ибо представление о своем месте в социокультурном мире подразумевает и знание социокультурной организованности этого мира.

Каждый индивид обладает своей индивидуальностью, когда о нем можно сказать, что он похож только на самого себя. Это обстоятельство не только мешает ему согласовать свое поведение с поведением других людей, но и заставляет идти через идентичность на поиск своей соразмерности с контрольной группой «своих». Поиск «своих» в условиях социокультурного плюрализма осуществляется через «других». И «другие» рассматриваются как «чужие». Это еще один тезис исследования идентичности. Безобидный «фонарь Диогена» может превратиться в средство демаркации, а не в инструмент интеграции. Это негативная сторона идентичности, которую следует принимать во внимание, чтобы после не пожинать ее отрицательные результаты.

Зачастую идентичность востребуется исключительно в одномерной проекции, забывая о том, что человеческий индивид существо не только многоуровневое, но и многоаспектное в своем отношении с окружающим миром. Стало быть, надо учитывать всю систему координат и только тогда можно вступать с идентичностью в диалог, только тогда она расскажет «кто есть кто» и какова подлинная роль социальных регуляторов в диапазоне от политики до религии, какова истинная ценность взаимосвязи, взаимодействия и взаимообусловленности людей данной группы.

Утрата представлений о своем месте в обществе ставит под сомнение соразмерность личности и общества, ведет к потере согла-

1 Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности / Пер. с англ. — М., 1995. С. 278-280.

439

сованности в системе коммуникативных отношений. Социальная жизнь предстает в состоянии всеобщего отчуждения, что рождает скорее отторжение, чем желание обрести новую идентичность. Складываются предпосылки «массовой патологии идентичности» в форме всеобщей неудовлетворенности людей средой своего обитания и своей жизнедеятельности. В пассивной форме обыватель заявляет о своем нежелании связывать свою жизнь с судьбой сомнительного социального устройства. Все силы он затрачивает на решение проблемы выживаемости, испытывая ностальгию о потерянных возможностях.

Если идентификация приумножает слагаемую волю, превращая социальную идентичность в мощный фактор гражданского согласия, то отсутствие желания решать проблему своей идентичности резко сокращает базу социальной активности.

Только идентификация с каким-либо социальным образованием дарит индивиду чувство защищенности, избавляет от психологической напряженности. Когда человек в кругу своих, он избавляется от страха быть непонятым. Идентичность, формируя образ «своих», включает механизм репродуктивного отношения к миру, формирует устойчивый стереотип, избавляет от невроза.

Рассмотрев pro et contra идентичности, можно дать ей определение.

Идентичность — это комплекс представлений осознанного самоопределения, смысловая конструкция субъекта, закрепляющая его роль и место в социальной структуре «своих».

Включение механизма идентификации инициирует активность субъекта, направляет его действия, обеспечивая сослагательную волю «своих». Утрата гражданской идентичности ставит под сомнение стабильность и перспективу не только сообщества «своих», но и общества в целом. Примером утраты идентификационных оснований можно рассматривать распад СССР. Он стал возможен, когда большинство граждан Союза стали называть свое государство «страной дураков» или «полем чудес», хотя при этом никто не считал себя дураком или чудаком.

Пример свидетельствует о том, что идентичность является конституирующим фактором социальной жизни. Она является «скрепами» жизни общества, ибо потенциал любой идеи может быть реализован только в том случае, когда идея укоренена в

440

структуре личности через ее идентичность. В условиях «массовой патологии идентичности» у людей исчезает экзистенциальная потребность укорениться, встроить себя в определенную социальную реальность. Исчезновение этой потребности означает распад социальной ткани общества.

Первичная фаза постсоветской трансформации общества была связана с разрушением оснований советского строя, что существенным образом отредактировало жизненные возможности людей. Возникли новые жизненные шансы и новые формы социальной активности. Оправившись от шока, люди бросились выживать, формируя временные представления о взаимодействии с другими. В новых условиях начала складываться структурная дуальность идентичностей в форме сращивания старых и новых представлений осознанного самоопределения. Все это свидетельствовало о желании выжить в нестандартных условиях переходного периода, приспособиться к новым реалиям, сохраняя демаркационную линию между личным бытием и внешним миром.

В границах осуществления частной жизни индивид ориентируется на ценности семьи и ближайшего окружения. В границах осуществления публичной жизни индивид обращается к ценностям переходного периода, адаптируя новые условия. В результате, идентичность людей на уровне частной жизни сохраняет свой безусловный характер, а на уровне публичной — демонстрирует условность и ориентир на трансформацию общества (с определенной мерой рефлексии по поводу своей принадлежности к новым реалиям). Складывается гражданская идентичность как своеобразное завершение идентификации индивида в обществе на основе его профессиональной, социокультурной, тендерной, политической, религиозной и другой идентичности. Процесс этот проходит с определенными осложнениями, ибо зависит не только от условий протекания, но и от факторов его осуществления.

Продолжается поиск своей идентичности и на индивидуальном уровне. Предопределенность социального положения осталась в далеком прошлом. Ныне ее место заняло обязательное самоопределение. И проблема состоит не столько в том, как обрес-

441

ти идентичность, сколько в том, какую идентичность выбрать и как вовремя это сделать, если прежняя идентичность теряет свою привлекательность.

Решение этой проблемы связано с необходимостью преодолеть в себе образ отчужденного мира, включив механизм критики сущего и рефлексию должного. Только после этой «операции» индивид обретает способность размыть стереотипы отношения к чужому миру, увидеть условность этой чуждости, понять, что жизнь в обществе — это великое искусство компромисса, которому следует учиться, культивируя в себе человеческое и меру социального.

Свою дорогу должно пройти и общество, формируя благоприятные условия для осуществления идентичности. Вряд ли необходимо возрождать обряд инициации. Суть этого архаического обряда заключалась в том, что неофит расставался с прежней жизнью. Через инициацию он «умирал», прощаясь с прошлым, и «рождался» в новой жизни с ориентиром на будущее. По сути это и был акт протоидентичности, в результате которого индивид становился другим как в глазах соплеменников, так и в собственном представлении1. Инициацию готовило общество, а идентификация — это прерогатива человека, составляющая механизм его социализации. Этот механизм включает:

а) проекции на объект интереса, в ходе которого уточняется интерес через призму наличных ценностей, осуществляется срав нение;

б) идентичность через осознанное самоопределение и конст руирование субъективной реальности в форме положительного представления;

в) закрепление этого представления определенными симво лами, что способствует формированию положительных стереоти пов и оформления психологической установки на отношение к своим и другим.

За уровнями механизма социализации скрывается категориальный анализ ценностной ориентации, сравнительный анализ и формирование психологической установки с четко выра-

1 Элиде М. Мифы. Сновидения. Мистерии / Пер. с англ. — М., 1996. С. 228-229.

442

женной целью, операциональностью и смыслоопределенно-стью.

Все это позволяет сделать вывод о том, что идентичность является важнейшим элементом механизма социализации. Но как категория социальной философии идентичность нуждается в существенной проработке, ибо претензия на одинаковость (тождественность) в изменяющемся мире имеет скорее условный, чем безусловный характер.

И тем не менее это понятие активно используется при исследованиях человеческого поведения, признающих значимость личной определенности. Благодаря акту идентичности индивид решает проблему со-знания, как соотнесения знания о себе и знания об окружающем мире. Через идентичность индивид не только решает проблему со-знания, но и конструирует образ социальной реальности «своих» с последующей адаптацией не только образа реальности, но и самой реальности.

С помощью механизма социализации индивид постигает себя в качестве члена семьи, подданного государства, гражданина конкретного общества. Идентичность обеспечивает индивиду возможность состояться, заявить о том, что он человек своего мира, ибо идентичность — это не столько перечень личностных характеристик, которые приписывает себе индивид через проекцию своего отношения к обществу, сколько ценностная интерпретация этих характеристик.

Проблема идентичности актуализируется в кризисных ситуациях, когда индивид утрачивает представление о своем месте, что ведет к потере согласованности в системе коммуникативных отношений. Социальная жизнь превращается в состояние всеобщего отчуждения, демонстрируя предпосылки «массовой патологии идентичности», возникновения потребности поиска гражданской идентичности, без которой стабильность и перспектива общества ставится под сомнение.

Гражданская идентичность в современной России определяется рядом факторов. На нее оказывает влияние тенденция глобализации мира и вьт"у^-™нной эмиграции активной части населения страны. Политики сейчас апеллируют не к гражданственности людей, а к их этничности. Россия представлена не только

443

разными социальными образованиями, но и разными культурами. И удовлетворение потребностей представителей всех культур может грозить дезинтеграцией общества. В настоящий момент следует сменить доминанту этнической идентичности на идентичность гражданскую, поскольку совпадение границ политического и культурного является условием образования национального государства.

В основу общества должен быть положен гражданский принцип солидарности. Внутри отдельного общества и в международном плане нужно иметь систему общих принципов, без которых невозможно примирить общность интересов и культурные различия. Гражданская идентичность совершенно необходима. Вопрос состоит в том, чтобы найти ее пределы. Но не надо думать, что можно прийти к окончательному решению этого вопроса, потому что напряжение между культурной идентичностью и другими формами идентичности, от которых зависит существование общества, всегда было и останется. Всегда придется сталкиваться с проблемами, которые не имеют простого решения. Всегда будут возникать пограничные ситуации.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что идентичность как комплекс представлений осознанного самоопределения субъекта закрепляет его роль и место в социальной структуре «своих», выполняет адаптирующую функцию, включает его в механизм социализации. Индивид и общество должны совместно участвовать в формировании благоприятных условий для осуществления идентичности, иначе в обществе могут начаться дезорганизаци-онные процессы. Логическим завершением социальной идентификации индивида является гражданская идентичность. В условиях трансформации современного общества на процесс идентификации оказывает влияние множество факторов. Но из этого не следует, что гражданская идентичность является псевдопроблемой. Обеспечивая ответы на вопросы «кто мы, куда мы идем и что будет с нами?», гражданская идентичность заявляет о себе как инструмент гражданского согласия.

<< | >>
Источник: И. И Кальной и др.. Гражданское общество: истоки и современность / Науч. ред. проф. И. И. Кальной, доц. И. Н. Лопушанский. 3-е изд., перераб. и доп. — СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс». — 492 с.. 2006

Еще по теме 9.2. Адаптация гражданских ценностей через механизм социализации:

  1.   ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ПОЛОВОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ
  2. МЕХАНИЗМ ФОРМИРОВАНИЯ ЦЕННОСТЕЙ
  3. 9.2. Осуществление гражданских прав через представителя
  4. Механизмы гражданского контроля
  5. 9.1. Формирование гражданских ценностей
  6. Механизмы социокультурной идентификации субъектов гражданского общества
  7. Раздел 10 ДОВЕРИЕ В МЕХАНИЗМЕ ВОСПРОИЗВОДСТВА ПРАВА В УСЛОВИЯХ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА
  8. Творчество через отрицание и через внешнее потрясение
  9. 2.3.5.1.2. Деньги (валюта) и валютные ценности как объекты гражданских прав являются разновидностями вещей
  10. ПОНЯТИЕ ЦЕННОСТИ а) «ценность» как общефилософская категория
  11. ТРИЕДИНАЯ СУЩНОСТЬ ЦЕННОСТИ а) компоненты и уровни ценности
  12. 5. 4. 2. социализация
  13. 6.5. «Четвертое погружение» в социокультурную реальность гражданской жизни людей: рассмотрение культуры как фактора институционализации гражданского общества
  14. Тема 4.1. Социализация личности
  15. 5.4. Социализация личности
  16. Глава 7 Социализация
  17. СОЦИАЛИЗАЦИЯ