иГОЛЛАНДЦЫ НА * ОСТРОВАХ ПРЯНОСТЕЙ

Голландцы на *Островах пряностей». — Якоб Ле-Мер и Виллєм Корнелисаон Схаутен. — Абель Йнсзон Тасман и поиски Южного материка. — Тихоокеан- ские экспедиции испанцев. — Альваро Менданья де Нейро. — Педро Эрнандес де Кирос и Луис Ваэс де Торрес. — Путешественники-купцы и путешественники-туристы.— Франсуа Пирар из Лаваля. — Пьетро делла Валле. — Хан Батист Тавернье. — Жан де Тевено.—Франсуа Бернье. — Жан Шарден.—

Энгельберт Кемпфер.

Голландцы, предприняв в XVI веке несколько больших заокеанских путешествий, скоро заметили непрочность португальского владычества в Азии. Они поняли, что с надлежащей осмотрительностью и умением можно будет легко и быстро прибрать к рукам всю торговлю крайнего востока.

После нескольких разведочных экспедиций голландцы учредили в 1602 году знаменитую Ост-Индскую компанию, немало способствовавшую обогащению и процветанию метрополии. По- степенно вытесняя португальцев и разбивая их в сражениях, голландские колонизаторы проводили в захваченных странах куда более гибкую и осторожную политику, нежели их предшественники. Голландцы не стремились возводить в завоеванных областях новые крепости и старались не раздражать местное население, выдавая себя за простых коммерсантов, интересующихся исключительно торговлей. Если они строили новые укрепления, то лишь в местах, где пролегали основные торговые пути. Благодаря такой политике голландцам скоро удалось основать многочисленные фактории по всему побережью между Индией, Китаем, Японией и Океанией. Вся эта огромная прибрежная полоса фактически оказалась в руках голландских купцов.

Единственной оплошностью всемогущей Ост-Индской компании было стремление сосредоточить в своих руках монопольную торговлю пряностями. Это привело к тому, что после изгнания иностранцев, водворившихся на Молуккских или Зондских островах, голландцы установили строгий контроль над торговыми операциями всех кораблей, прибывавших туда за грузом. Ост-Индская компания дошла даже до того, что для вздувания цен на пряности уничтожила на многих островах некоторые виды растений и под страхом смерти запретила вывоз и продажу семян и черенков пряных деревьев. В короткое время голландцы прочно утвердились на Яве, Суматре, Борнео, Целебесе, Амбоине, на Молуккских островах, на мысе Доброй Надежды; они захватили самые лучшие гавани, в которых обычно останавливались корабли, возвращавшиеся в Европу.

Огромные барыши, получаемые Ост-Индской компанией от

Ост-иидскос судио XVI века.

продажи пряностей, возбуждали зависть не только в других странах, но и в самой Голландии, так как компания с помощью Генеральных Штатов препятствовала всем подданным Соединенных Провинций, не состоявшим у нее на службе, плавать к островам пряностей мимо мыса Доброй Надежды или через Магелланов пролив. Это и привело к неоднократным попыткам найти новый морской путь в Индию.

В 1615 году один богатый амстердамский купец Якоб Л е - Мер вместе с искусным моряком по имени Виллєм Корне- лисзон Схаутен решили достигнуть Индии новым пугем, найдя какой-нибудь проход южнее Магелланова пролива. Ле-Мер взял на себя половину издержек по снаряжению экспедиции, а Схаутен, в сообществе с несколькими купцами иа городка Горн (Хори) на берегу Зейдер-Зе, согласился покрыть другую половину. На собранные деньги Ле-Мер и Схаутен приобрели корабль в 360 тонн, который они назвали «Эндрахт» («Согласие»), и яхту «Горн», на которую были посажены шестьдесят пять солдат с двадцатью девятью пушками.

На Схаутена было возложено управление кораблями, а на Ле-Мера — осуществление коммерческих планов экспедиции. Цель путешествия хранилась в тайне. Офицеры и матросы были взяты на службу с условием, что они безоговорочно пойдут всюду, куда им прикажут.

25 июня 1615 года, спустя одиннадцать дней после отплытия из гавани Тессел, когда отступление было уже невозможно и нечего было опасаться чьей-нибудь нескромности, Схаутен и Ле-Мер объявили экипажу о своем намерении искать другой пролив в «Южное море», где, может быть, удастся открыть новые страны и приобрести большие выгоды, а если повезет, то и пойти дальше тем же морем в Восточную Индию. Весь экипаж отнесся к этому сообщению с энтузиазмом.

Путь, которым обычно следовали в Южную Америку голландские, да и не только голландские, корабли, шел сначала вдоль берегов Африки. После пересечения экватора корабли поворачивали на запад. Следуя этим же путем, «Эндрахт» и «Горн» благополучно достигли берегов Бразилии, Патагонии и бухты Пуэрто-Де- сеадо, находящейся в ста лье от Магелланова пролива. В течение нескольких дней буря мешала кораблям войти в бухту, а потом начался такой сильный отлив, что яхта «Горн», очутившись на мели, повалилась на бок и рассохлась; ее стали спешно шпаклевать, но во время починки подводной части возник пожар, и яхта сгорела, несмотря на все старания экипажа ее спасти. 13 января 1616 года Ле-Мер и Схаутен достигли Себольдинских (Фолклендских) островов, открытых Себольдом Вертом, и затем направились вдоль берегов Огненной Земли, держась от них на небольшом расстоянии. Берег уходил на юго-восток и был окаймлен высокими горами, покрытыми снегом.

24 января в полдень была замечена по правому борту неизвестная земля, а к востоку от нее другая земля, отделенная от первой глубоким проливом. Расстояние между ними было не более восьми миль. Когда «Эндрахт» вошел в пролив, там оказалось такое множество китов, что приходилось все время лавировать, чтобы избежать столкновения. Восточной земле, не зная, что это небольшой остров, голландцы присвоили название Земля Штатов 163 (отсюда испанское название острова — Эстадос), а западная земля (юго-восточная оконечность Огненной Земли) получила имя Морица Нассауского. 161

Когда «Эндрахт» спустя двадцать четыре часа выходил из пролива, названного проливом Ле-Мер, на горизонте открылась группа маленьких островов, известных теперь под названием острова Уолластон. Под 55 59' Ле-Мер обогнул землю, которая заканчивалась острым выступом и была названа в честь родного города мореплавателей мысом Горн. С тех пор так и называется мыс, образующий крайнюю южную оконечность Америки.

Затем Ле-Мер и Схаутен вступили в «Южное море», выполнив таким образом поставленную задачу.

В проливе окаодлось множество китов.

В проливе окаодлось множество китов.

«Той ночью, — сказано в дневнике путешествия, — мы пошли на юг при сильной волне с юго-запада и очень синей воде; из этого мы с уверенностью сделали вывод, что находимся в Великом Южном море [Тихом океане], и очень этому обрадовались, так как мы открыли новый, до тех пор не известный путь, что в дальнейшем и подтвердилось».

От мыса Горн Ле-Мер и Схаутен поднялись к островам Хуан- Фернандес, где было решено сделать остановку, чтобы дать оправиться экипажу, больному цингой. Подобно Магеллану, Ле- Мер и Схаутен миновали, не заметив того, главные острова Полинезии и 10 апреля пристали к «Собачьему острову», где ничего не нашли, кроме небольшого ручейка пресной воды и скудной зелени. Ле-Мер и Схаутен надеялись достигнуть Соломоновых островов, но вместо этого поднялись на север к «Опасным остро- вам»(скалистые островки в архипелаге Туамоту) и открыли остров Ватерланд (атолл Манихи), названный так потому, что на нем оказалось большое озеро; затем голландцы открыли «Остров мух», получивший свое наименование из-за невообразимого множества насекомых, отставших от корабля только через четыре дня, когда поднялся ветер. Далее Ле-Мер и Схаутен прошли мимо островов Тонга (Дружбы) и открыли несколько островов в архипелаге Мореплавателей, или Самоа; некоторые из них долгое время сохраняли за собой названия, присвоенные им голландскими путешественниками. Таковы острова: Кокосовый (Тафахи), Кеппель (Ниуатобутабу), Надежды (Ниуафу), мелкие островки Горн (Хорн) к северо-востоку от архипелага Фиджи и др.

Жители этих островов проявили неуважение к чужой собственности: они приближались на своих пирогах к самому кораблю, бесцеремонно пытаясь вырвать гвозди и сломать железные цепи.

Так как экипаж все еще страдал от цинги, то Ле-Мер и Схаутен были весьма обрадованы, получив в подарок от вождя одного из островов большого борова и много фруктов.

Этот вождь, по имени Лату, не замедлил приплыть на большой парусной пироге в сопровождении флотилии из двадцати пяти лодок. Однако он так и не решился взойти на корабль; зато сын его, оказавшийся более смелым, поднялся на борт и с большим интересом разглядывал все, что ему показывали.

На следующий день число пирог, сновавших возле «Эндрах- та», угрожающе возросло. По недружелюбным жестам туземных воинов голландцы поняли, что на них готовится нападение. И действительно, вскоре на палубу посыпался град камней и лодки стали смыкаться вокруг корабля тесным кольцом. Чтобы отразить нападение, голландцы дали залп по пирогам, что повергло тузем-

цев в ужас и заставило обратиться в бегство. Этому острову было присвоено название «Острова предателей».

18 мая Схаутен повернул к северу, где, по его расчетам, должны были находиться Молуккские острова. Он прошел, вероятно, мимо Соломоновых островов и островов Адмиралтейства, а затем направился вдоль северного берега Новой Гвинеи и под 143° достиг залива Гелвинк. Голландцы часто высаживались на берег и давали названия многим местам: Двадцать пять Островов (мелкие вулканические острова), Высокий угол, Высокая гора, Моа — остров, исследованный позднее Тасманом, острова Вулкан и Схаутен. Последний из названных островов ныне называется Мисол. Его не следует смешивать с группой островов Схаутен, лежащих у входа в залив Гелвинк.

Наконец Схаутен и Ле-Мер достигли одного из Молуккских островов — Джайлоло, где с большой радостью встретили своих ссотечественников.

Когда экипаж «Эндрахта» оправился от цинги и усталости, Ле-Мер и Схаутен направились к Батавии (Джакарте), куда прибыли 23 октября 1616 года, после шестнадцатимесячного плавания. В Батавии администрация Ост-Индской компании, не поверив, что Ле-Мер и Схаутен открыли новый путь в «Южное море», а следовательно, не нарушили запрета, распорядилась конфисковать «Эндрахт» и задержать офицеров и матросов, которые были отправлены потом под конвоем в Голландию, где должны были предстать перед судом. Несчастный Ле-Мер, ожидавший иной встречи и совсем другой награды за свои труды и открытия, не вынес этого неожиданного потрясения: он заболел и скончался в море, недалеко от Новой Гвинеи. Что касается Схаутена, то он вместе с экипажем «Эндрахта» благополучно вернулся на родину и вскоре был оправдан. После этого он совершил еще несколько путешествий в Индию и погиб в 1625 году, застигнутый бурей у восточного берега Мадагаскара.

Такова была эта замечательная экспедиция, открывшая пролив Ле-Мер и новый путь в Тихий океан, более короткий и менее опасный, чем путь через Магелланов пролив. Эта экспедиция была ознаменована также важными географическими открытиями в Океании. Кроме того, голландцы проверили и нанесли на карту много островов, частично открытых еще раньше испанскими и португальскими мореплавателями. Впрочем, относительно разных островов, земель и архипелагов, расположенных в этих водах, мы не можем сказать с уверенностью, какому из народов принадлежит честь их первого открытия.

Продолжая рассказ о голландских мореплавателях XVII века, мы должны немного отступить от хронологической послелователь-

4<)8

Маршруты экспедиций Тасмана.

Маршруты экспедиций Тасмана.

Открытия испанских

мореплавателей в Тихом океане.

ности открытий и рассказать об экспедициях Абеля Я н с- зоиа Тасмана, несмотря на то, что его плаваниям предшествовали экспедиции Менданьи и Кироса.

Тасман — один из величайших мореплавателей XVII века. Но каковы были его дебюты, какие обстоятельства привели его к морской службе, каким образом приобрел он незаурядные познания и навигационное искусство, благодаря которым сумел совершить крупнейшие географические открытия, — все это нам совершенно неизвестно. Биография Тасмана начинается для нас с его отплытия из Батавии 2 июня 1639 года. Пройдя Филиппинские острова, он вместе с капитаном Маттисом Квастом посетил, по приказу губернатора Нидерландской Ост-Индии Ван-Димена, острова Бонин, известные тогда под фантастическим названием Золотых и Серебряных островов. После недолгой остановки в Японии, в бухте Иеддо (Токио), Тасман вернулся в Батавию.

Вскоре Ван-Димен поручил ему возглавить экспедицию, имевшую цель изучить Индийский океан за пределами обычных торговых путей и выяснить, является ли Новая Голландия (Австралия 165) частью Южного материка и соединяется ли с нею Новая Гвинея. Тасман отплыл из Батавии с двумя кораблями 14 августа 1642 года; 5 сентября он достиг острова Маврикия (в группе Маскаренских островов) и затем направился на юго- восток для исследования Южного материка, о котором ходило в то время столько разноречивых и взаимоисключающих сведений.

24 ноября Тасман открыл большой остров, который он назвал Вандименовой землей, в честь губернатора Нидерландской Ост-Индии (теперь этот остров называется Тасманией). Высадившись на восточном побережье, он узнал, что эта земля обитаема, хотя самому ему и не пришлось встретить ни одного туземца, так как матросы, вообразившие, что Вандименова земля населена гиг антами, отказались сопровождать Тасмана в глубь страны.

Проплыв несколько десятков миль вдоль этого берега, Тасман ПОЕернуЛ к востоку и 13 декабря под 42° 10' ЮЖНОЙ широты увидел очертания еще одной незнакомой земли, которую назвал Землей Штатов, полагая, что она является продолжением земли, открытой в 1616 году Ле-Мером и Схаутеном у мыса Горн. На самом деле это был Южный остров Новой Зеландии.

Следуя к северу вдоль береговой полосы, Тасман 18 декабря облюбовал удобную бухту и стал на якорь. Вскоре появились туземцы, не осмелившиеся, однако, подойти к кораблю ближе, чем на расстояние брошенного камня. Голос у них был грубый, рост высокий, кожа смугло-желтая; черные как смоль волосы были собраны в пучок на макушке. На следующий день маорийцы ,б3'3 стали смелее и решились подойти поближе. Видя

Маоряйцы убивают матросов Тасмана.

Маоряйцы убивают матросов Тасмана.

их мирные намерения, Тасман послал на берег шлюпку, но островитяне вдруг пришли в ярость, напали на голландцев и убили троих матросов. Остальные бросились вплавь и были спасены подоспевшими с корабля лодками. Наказать дикарей голландцам не удалось, так как те уже успели скрыться. Место, где произошло это печальное событие, получило название Бухты убийц (теперь Голден-Бей, то есть Золотая бухта). Убедившись в невозможности завязать отношения с такими дикими племенами, Тасман снялся с якоря и поплыл вдоль берега до северной оконечности острова. Северный мыс, которым заканчивалась Земля Штатов, Тасман назвал мысом Марии Ван-Димен, по-видимому, в честь «дамы сердца», ибо сохранилось предание, будто он, простой моряк, осмелился просить руки дочери губернатора Нидерландской Ост-Индии и в отместку за такую дерзость был послан в далекую экспедицию на двух старых, полуразвалившихся судах Ост-Индской компании.

Выйдя из пролива между Северным и Южным островами Новой Зеландии, Тасман продолжал путь вдоль западного побережья Северного острова, добрался до его оконечности и повернул на северо-восток. 21 января 1645 года он достиг островов Тонга (Дружбы) и присвоил трем островам голландские названия: Миддельбург (Эуа), Амстердам (Тонгатабу) и Роттердам (Намука). Здесь ему удалось раздобыть много свиней, кур и фруктов. 6 февраля корабли Тасмана достигли архипелага из двадцати островов, названных островами Принца Вильгельма (острова Лау или Восточные). Далее, оставив к югу острова Фиджи, Тасман прошел вдоль северного берега Новой Гвинеи, до ее западного выступа и посетил все места, исследованные до него Ле-Мером и Схаутеном. 15 июня после почти десятимесячного путешествия он благополучно прибыл в Батавию. Таким образом, Тасман обошел кругом всю Австралию, так и не увидев «Южного материка», который он должен был исследовать. Тасман обогатил карту мира открытием Новой Зеландии, но полагал, что она является частью того же «Южного материка». Кроме того, голландский мореплаватель встретил на своем пути много мелких островов, точное местоположение которых было нанесено на карту его замечательным штурманом Франсом Вискером.

В 1644 году Ван-Димен еще раз послал Тасмана в большое плавание, поручив ему подробнее исследовать открытые земли и окончательно установить, являются ли Вандименова Земля (Тасмания), Земля Штатов (Новая Зеландия) и Новая Гвинея частями полулегендарного Южного материка. В то время голландцам были известны лишь отдельные участки северного побережья Австралии, которую они называли Новой Голландией. По -видимому, Тасману не удалось выполнить эту обширную про-

Голландские суда, лодки туземцев и обитатели островов Фиджи. С собственноручного рисунка Тасмана.

грамму. Утрата судового журнала экспедиции лишает нас возможности наметить путь ее следования. Известно только, что Тасман обошел лишь восточные и западные берега залива Карпентария и затем вернулся обратно, не добравшись до пролива, отделяющего материк Австралии от Новой Гвинеи (Торресов пролив). На этом обрывается исследовательская деятельность Абеля Янсзона Тасмана и теряются все нити его дальнейшей жизни. Установлено лишь, что он умер в 1659 году пятидесяти семи лет от роду.

Плавания Тасмана сыграли выдающуюся роль в истории географического изучения южной части Тихого океана, которое было затем завершено капитаном Куком и другими исследователями.

После того как д'Албукерки завоевал Малакку, португальцы пришли к заключению, что к югу от Азии должен простираться большой материк. Эту мысль разделяли и испанцы, и с тех пор одна за другой отправлялись экспедиции в Тихий океан на поиски легендарного «Южного материка», существование которого еще с древних времен представлялось географически необходимым для «уравновешивания» огромных материков Северного полушария. Картографы XVI века не сомневались в существовании этого материка и даже наносили на карты его фантастические очертания. Вслед за Магелланом, только случайно не встретившим на пути к Филиппинским островам сколько-нибудь значительных архипелагов, плавание по Тихому океану было предпринято родственником Кортеса по имени Альваро Сааведра. Кортес послал его в 1527 году от западного берега Мексики к островам пряностей, чтобы установить через Тихий океан прямую связь между «Новой Испанией» (Мексикой) и берегами Восточной Азии. На обратном пути Сааведра умер, а его спутники вынуждены были вновь вернуться на Молуккские острова и попали в плен к португальцам.

В 1526 году португалец Жоржи Минезиш открыл небольшой участок северо-западного побережья Новой Гвинеи, но только в 1545 году испанский капитан Ортис де Ретес исследовал значительную часть северного побережья этого большого острова и присвоил ему название Новой Гвинеи. Тем самым нашел свое подтверждение взгляд древних географов о существовании «Южного материка», поскольку Новую Гвинею и Огненную землю стали считать частями одного огромного южного континента (Терра Аустралис). 166

В 1565 году, когда испанцы основали свою первую колонию на Филиппинах, участник многих экспедиций, монах-мореплаватель Андрее де Урданета первый пересек Тихий океан с запада на восток, после чего было установлено постоянное сообщение между испанскими владениями в Америке и у восточного побережья Азии. Этот путь через самые пустынные части океана, от Филиппин к Мексике, долгое время был известен под названием пути Урданеты.

Но самые значительные открытия в тропической Океании связаны с именами мореплавателей Менданьи, Кироса и Торреса, о которых мы расскажем более подробно.

Альваро Менданья де Нейра был племянником вице-короля Перу, дона Педро де Кастро, горячо защищавшего перед правительством метрополии проект экспедиции для открытия новых островов и континента в «Южном океане», «поскольку многие очень опытные в математике мужи вывели заключение, что таковые должны находиться в тех местах».

В возрасте двадцати одного года Менданья принял начальство над двумя кораблями с экипажем из ста двадцати пяти солдат и матросов. 19 ноября 1567 года он отплыл из порта Кальяо у Лимы. Подобно Магеллану не встретив в Тихом океане ни одного значительного острова, Менданья только в январе 1568 года открыл в экваториальной Полинезии небольшой коралловый остров из группы Эллис (Лагунные).

В начале февраля испанцы увидели у 8° южной широты «большую землю» и назвали ее островом Санта-Исабель (Святая Иза- белла). Здесь они построили бригантину и обошли на ней большую часть Соломонова архипелага. «Жители этих островов, — пишет один из спутников Менданьи, — людоеды; они пожирают своих же соплеменников, попавших в плен на войне или же захваченных хитростью. Один из местных вождей прислал Менданье в качестве лакомого блюда четверть жареного ребенка, но генерал велел тотчас же похоронить его в присутствии туземцев, которые были сильно оскорблены непонятным для них поступком».

Испанцы осмотрели острова Пальмас, Рамос, Галера и Буона- Виста. Жители этого последнего острова, притворно подружившись с испанцами, вскоре обнаружили свои враждебные замыслы. То же повторилось и на других островах архипелага. На острове Гуадалканал воинственные туземцы истребили высадившихся на берег десятерых матросов, а испанцы в отместку за это сожгли все селение и убили двадцать человек. Затем Менданья исследовал еще несколько островов Соломонова архипелага и среди них острова Трех Марий и Сан-Хуан. 19 Пока на этом последнем острове чинили и конопатили корабль, завязалась новая стычка с туземцами, стоившая испанцам еще нескольких человек.

Открыв, кроме перечисленных, острова Сан-Кристоваль, Сан» та-Каталина и Санта-Анна, Менданья вынужден был пуститься в обратный путь к Перу. Продолжать свое путешествие он был уже не в состоянии, так как экипаж из-за стычек с воинственными островитянами сильно сократился, люди страдали от цинги, съестные припасы и боевое снаряжение подошли к концу.

Обратный путь проходил в неимоверно трудных условиях. Жестокие бури преследовали корабли. Голод и цинга валили людей с ног. Не проходило и дня, чтобы не умер кто-нибудь из экипажа. К тому же противные ветры заставили испанцев подняться за северный тропик, почти до Гавайских островов, и сделать большой крюк. Только через полгода Менданья добрался до Калифорнийского побережья.

Рассказ Менданьи не возбудил среди испанцев энтузиазма, несмотря на то, что он назвал открытые острова Соломоновыми, уверяя, будто это и есть та самая библейская страна Офир, куда царь Соломон посылал корабли за сокровищами для украшения иерусалимского храма. Но какое значение могли иметь для людей, видевших богатства Перу, самые чудесные рассказы? Мельчайший золотой самородок, крохотная крупица серебра произвели бы на них гораздо большее впечатление. Менданье пришлось дожидаться целых двадцать семь лет, прежде чем ему удалось снарядить к Соломоновым островам новую экспедицию.

На этот раз она была довольно внушительной, так как предполагалось основать колонию на острове Сан-Кристоваль, открытом Менданьей во время первого путешествия: В середине июня 1595 года перуанские берега покинула флотилия из четырех кораблей. Среди четырехсот будущих колонистов было немало женщин, так как многие испанцы отправлялись на Соломоновы острова со своими семьями. Присоединилась к экспедиции и донья Изабелла, жена неутомимого Менданьи. Главным штурманом был назначен Педро Эрнандес де Кирос, или, правильнее, К и р о ш, — португальский моряк на испанской службе, прославившийся впоследствии в качестве начальника другой экспедиции.

После месячного плавания, не ознаменованного никакими событиями, испанцы открыли остров, которому дали название Магдалена (Фату-Хива). Не успели корабли еще стать на якорь, как тотчас же были окружены десятками каноэ, в которых находилось три или четыре сотни туземных воинов. Европейцы были поражены их прекрасным телосложением и почти белым цветом кожи. Они наперебой предлагали кокосовые орехи и фрукты, но, когда испанцы пустили несколько человек на корабль, туземцы моментально начали хватать все, что попадалось под руку. Чтобы спугнуть бесцеремонных гостей, Менданья приказал дать холостой выстрел. В последовавшей за тем свалке был ранен один туземец, и это послужило сигналом к нападению. На град камней и копий, посыпавшихся на корабль, испанцы ответили залпами из мушкетов и поспешили поднять якоря.

Неподалеку от Магдалены оказалось еще три острова: Сан- Педро (Монана), Доминика (Хива-Оа) и Санта-Кристина (Атуана), а весь этот архипелаг был назван в честь перуанского вице-короля Островами маркиза Мендосы. С тех пор они называются Маркизскими.

Отношения с туземцами, вначале очень дружественные, вскоре испортились по вине самих же испанцев, которые, часто без всякой нужды, пускали в ход огнестрельное оружие и устраивали избиения беззащитных островитян.

5 августа испанцы снова пустились в море и, двигаясь к западу вдоль 10° южной широты, открыли через две недели острова, получившие название Опасных, потом Островов королевы Шарлотты, и остров Солитер (Одинокий), название которого достаточно точно определяет его положение. Вслед за тем флотилия достигла архипелага Санта-Крус (Святой Крест). Менданья долго блуждал по океану в поисках потерянных Соломоновых островов. 167 В пути во время грозы и шторма от флотилии отделился один корабль, судьба которого осталась неизвестной.

Так как дальнейшие поиски Соломоновых островов были уже невозможны, Менданья решил основать колонию на островах Санта-Крус. И в этом месте, как только корабли стали на причал, их окружили десятки лодок с сотнями туземцев. У островитян кожа была очень темной или даже совсем черной. «У всех у них вьющиеся волосы белого, красного или какого-нибудь иного цвета, ибо они красят волосы в разные цвета, а зубы только красной краской. Голова у них наполовину выбрита, на теле набедренная повязка, руки и лицо вымазаны черной блестящей краской с разноцветными полосами; шея, руки и ноги обвешаны несколькими рядами украшений из черного дерева, рыбьих зубов, перламутра и жемчуга. Вооружены они луками с отравленными стрелами, снабженными костяными наконечниками, палицами из очень крепкого дерева и длинными копьями о трех зубцах».

Попытка Менданьи основать, вопреки желанию экипажа, колонию на островах Санта-Крус кончилась весьма плачевно. Среди испанцев вспыхнули раздоры. Матросы, требовавшие возвращения на родину, были сурово наказаны. Когда и эта мера не помогла, Менданья стал искать зачинщиков мятежа и приказал казнить главного подстрекателя. Установившиеся было мирные отношения с туземцами скоро прервались, причем повод для ссоры, как обычно, дали сами же испанцы. На каждом шагу их подстерегали теперь засады и неожиданные нападения туземных воинов. Карательные экспедиции еще более ожесточили местных жителей. В довершение всех бед среди колонистов вспыхнула эпидемия чумы. Жизнь на Санта-Крус с каждым днем становилась для них все более невыносимой. Наконец сам Менданья тяжело заболел и умер 17 октября, передав управление колонией своей жене, донье Изабелле.

Дальнейшее пребывание на островах Санта-Крус в таких условиях было бы безумием. Это поняла даже донья Изабелла, желавшая во что бы то ни стало основать здесь испанскую колонию. Чтобы поправить дело, она решила плыть к Маниле, навербовать там новых колонистов и вернуться с ними на Санта-Крус. Руководство экспедицией перешло к Киросу. В ноябре 1595 года он приказал поднять якоря и, подчиняясь желанию доньи Изабеллы, поплыл к Филиппинам.

Плавание было тяжелым. Чума скосила за месяц еще сорок человек. Властолюбивая донья Изабелла требовала беспрекословного выполнения всех своих приказов, которые шли нередко в ущерб общим интересам. Измученные матросы хотели высадиться на одном из многочисленных коралловых островов, и Киросу с большим трудом удалось их уговорить отказаться от этого намерения. Однажды ночью от флотилии отделился еще один корабль, подобно первому пропавший без вести. 3 января 1596 года Кирос достиг Разбойничьих островов (вскоре получивших название Марианских). Испанцы несколько раз высаживались на берег за съестными припасами, но туземцы, ни во что не сгавя ни золото, ни серебро, соглашались брать в обмен только куски железа или железные орудия.

Описание Марианских островов, сделанное Киросом, содержит любопытные сведения о культе предков, который был распространен среди этих островитян. Приводим дословно отрывок из его отчета:

«Туземцы извлекают кости из тела умершего родственника, потом сжигают мясо и съедают пепел, запивая его пальмовым вином. Ежегодно, в течение целой недели, они оплакивают своих покойников, нанимая для этой цели специальных плакальщиц. Кроме плакальщиц оплакивать умершего собираются в его доме все соседи; они также, в свой черед, устраивают поминки по своим покойникам. Каждый туземец охотно принимает приглашение соседа на такое празднество, так как присутствующие всегда получают обильное угощение. Во время плача по умершему кто-нибудь из его семьи подробно повествует о жизни и подвигах покойника с первого дня его рождения и до самой смерти, восхваляя его силу, рост, красоту, словом все, что может послужить к его вящей славе. Если в рассказе встречается что-нибудь смешное, вся компания принимается безудержно хохотать, а потом, после очередной порции пальмового вина, смех внезапно переходит в горькие рыдания. На этих удивительных пиршествах нередко присутствует до двухсот человек».

11 февраля 15% года остатки экспедиции Менданьи добрались до Филиппинских островов. Это было сборище измученных, истощенных людей, напоминавших скорее живые скелеты. Донье Изабелле были оказаны в Маниле торжественные почести. «Правительница» сошла на берег, сопровождаемая пушечной пальбой, и была встречена почетным караулом воинских частей. Остатки экипажа, потерявшего пятьдесят человек со времени отплытия с островов Санта-Крус, были размещены в частных домах и содержались на казенный счет. Овдовевшие женщины вторично вышли замуж или постриглись в монахини. Что касается доньи Изабеллы, которой, по-видимому, так и не удалось найти в Маниле желающих поселиться на островах Санта-Крус, то она была отвезена Киросом в Перу.

Кирос поспешил представить вице-королю проект нового путешествия, но Луис де Веласко, преемник Мендосы, посоветовал ему обратиться прямо к испанскому королю и в Совет по делам Индий — под тем предлогом, что снаряжение экспедиции в южную часть Тихого океана не входило в компетенцию вице-короля. Кирос отправился сначала в Испанию, а потом в Рим, где встре-

Донья Изабелла требовала беспрекословного выполнения своих приказов.

Донья Изабелла требовала беспрекословного выполнения своих приказов.

тил благосклонный прием у папы, рекомендовавшего его Филиппу III.

После бесчисленных проволочек Кирос получил, наконец, в 1605 году разрешение снарядить в Лиме два корабля для исследования «Южного материка» и продолжения открытий Менданьи. С этими двумя кораблями и одним вспомогательным судном Кирос и отплыл из гавани Кальяо 21 декабря 1605 года. В состав его экипажа входили такие выдающиеся мореплаватели, как Бер- мудес (его именем названы Бермудские острова) и Луис Ваэс де Торрес.

На протяжении тысячи лье от Перу Кирос не встретил ни одного клочка суши. Только под 20° южной широты была замечена группа маленьких островов, принадлежащих к так называемым Низменным островам (Туамоту). Пройдя еще дальше на запад, Кирос открыл густонаселенный плодородный остров и назвал его Сагиттария (из группы островов Общества).

С большим трудом высадившись на этот остров, так как доступ к нему был прегражден многочисленными рифами, путешественники встретили стройных, красивых, совершенно голых туземцев, с кожей золотисто-коричневого цвета. Их жилища были разбросаны среди пальм по всему берегу. Туземный вождь носил на голове какое-то подобие венца из гибких разноцветных перьев. Его длинные светлые волосы, ниспадавшие до пояса, вызвали удивление у испанцев, решивших, что «у человека с таким смуглым лицом не могут быть столь светлые волосы, если только он не позаимствовал их у своей жены». Загадка объяснилась просто. Оказалось, что туземцы имели обыкновение посыпать голову известью, которая желтит и сжигает волосы.

Мы не знаем, какой именно из островов Общества Кирос назвал Сагиттарией. Французский географ Флерье предполагает, что это был остров Таити.

В следующие дни Кирос заметил еще несколько островов и, не высаживаясь, «окрестил» их по календарю, следуя обычаю, преобразовавшему все туземные названия Океании в настоящие святцы. Затем он достиг острова «Красивых Людей», который получил такое название благодаря белизне кожи и красоте туземных женщин, показавшихся испанцам даже более привлекательными и грациозными, чем их соотечественницы из Лимы, красота которых вошла в пословицу.

Остров этот расположен, по словам Кироса, под той же параллелью, что и архипелаг Санта-Крус. Чтобы достичь этих островов, Кирос повернул к юго-западу и 7 апреля открыл под 10° южной широты еще один неизвестный остров, входящий в группу Дафф, лежащую вблизи архипелага Санта-Крус. Местный вождь сообщил Кирссу, что если он направится отсюда к югу, то встретит «целых шестьдесят островов, а также большую землю Маниколо».

Кирос последовал этому совету и, открыв по дороге несколько мелких островов, 1 мая 1606 года стал на якорь у архипелага Новые Гебриды. Остров, на котором высадились испанцы, был принят Киросом за долгожданный «Южный материк» и получил название «Австралия Духа Святого» Наибольший из Ново- Гебридских островов и поныне называется Эспириту-Санто (то есть Остров св. духа).

Эта местность произвела на Кироса чарующее впечатление и показалась ему вполне достойной того, чтобы здесь был заложен город Новый Иерусалим — будущая столица испанских владений в Австралии. Река, протекавшая неподалеку от широкой бухты, где нашли спокойное убежище корабли, была названа Иорданом, и вся эта местность описывается Киросом в восторженных тонах: «Я могу сказать на основании фактов, чго нет на свете страны более приятной, здоровой и плодородной; страны более богатой строительным камнем, лесом, черепичной и кирпичной глиной, нужной для создания большого города, с портом у самого моря, и притом орошаемой хорошей, текущей по равнине рекой, с равнинами и холмами, с горными кряжами и оврагами; страны более пригодной для разведения растений и всего того, чго производят Европа и Индия».

В описании путешествия, однако, умалчивается о том, какие события вскоре последовали на идиллических берегах реки Иордан. Нам известно только, что восставший экипаж сделал Кироса своим пленником и, не дожидаясь корабля Торреса, посланного на разведку, направился в Перу, куда и прибыл 3 октября 1606 года, после девятимесячного плавания. 20

Эдуард Шартон, ничего не говоря о возмущении экипажа, обвиняет командира второго корабля Луиса Ваэса де Торреса в том, что он, будто бы, умышленно покинул своего начальника при отплытии с острова Эспириту-Санто. Между тем из письма самого Торреса к королю Испании мы узнаем, что он, напрасно прождав Кироса пятнадцать дней на острове Эспириту-Санто, 26 июня снялся с якоря, чтобы самостоятельно продолжить исследование открытого «материка».

Убедившись в том, что «Австралия Духа Святого» вовсе не материк, а остров, Торрес повернул на северо-запад и под 1172° южной широты увидел берег «большой земли». Вот как он описывает свое открытие:

«Здесь я уперся в оконечность Новой Гвинеи, побережье которой тянется с востока на запад. Эта земля населена смуглыми и нагими индейцами, носящими набедренные повязки из листьев. Их вооружение состоит из дротиков, тяжелых палиц и щитов, украшенных красивыми перьями.. . Вдоль этой большой земли расположено много обитаемых островов. По всему берегу встречаются удобные гавани, широкие реки, плодородные равнины. За этими островами тянутся рифы и отмели, так что сами острова находятся между этими опасными для кораблей местами и твердой землей. Однако посредине все же можно найти узкий проход. Мы взяли во владение все эти гавани именем вашего величества. .. Пройдя триста лиг вдоль побережья, мы увидели, что широга, под которой мы находились, уменьшилась на два с половиной градуса, так что мы очутились на девятом градусе. Дальше продвинуться мы не могли из-за многочисленных мелей и сильного течения, что заставило нас отойти от берега и повернуть на юго-запад. Там были большие острова, а на юге виднелся целый ряд других. Жители этих островов черны как смоль, отличаются большой силой и ходят совсем нагие. Оружием им служат длинные и крепкие копья, стрелы с каменными наконечниками и грубо сработанные палицы».

На основании этого отчета географы пришли к единодушному заключению, что Торрес прошел вдоль побережья настоящей Австралии через пролив, отделяющий австралийский полуостров Йорк от южного берега Новой Гвинеи. Этот бурный и опасный пролив в конце XVIII века был справедливо назван Торресовым проливом.

Таким образом, Торрес открыл южный берег Новой Гвинеи и северную оконечность Австралийского материка. В 1607 году он написал подробный отчет о ссоем плавании, который испанские власти, в надежде на лучшие времена, держали под строгим секретом. В 1762 году, когда англичане во время семилетней войны заняли Манилу и овладели государственным архивом, отчет Торреса попал в Англию и спустя несколько лет привлек внимание географа Александра Далримпла, который и предал его гласности.

Нам остается теперь сказать несколько слов о путешественниках XVII века, способствовавших более подробному и точному ознакомлению современников со странами малоизвестными или вовсе не исследованными.

Одним из таких путешественников был купец Франсуа Пирар из Лаваля. В 1601 году он отправился из французского порта Сен-Мало по торговым делам в Индию и потерпел крушение в Индийском океане, у Мальдивских островов. Этот архипелаг состоит не менее чем из двадцати тысяч коралловых островков (атоллов), вытянутых в меридиональном направлении от мыса Коморин (южная оконечность Индостана) до экватора.

Впоследствии Пирар рассказал в своих воспоминаниях, как он спасся при кораблекрушении и провел семь долгих лет на Мальдивских островах, хорошо изучив за это время местный язык, нравы и обычаи жителей. Записки Пирара, полные занимательных подробностей, до сих пор не утратили своего интереса, так как путешественники очень редко посещают этот архипелаг из-за его нездорового климата и изолированного положения.

В 1607 году бенгальский раджа послал на Мальдивские острова несколько кораблей, чтобы захватить пушки, оставшиеся там после гибели португальской эскадры. Несмотря на свободу, которой наслаждался Пирар, обзаведшийся на острове собственным хозяйством, он тосковал по родине и не преминул воспользоваться первой представившейся возможностью покинуть архипелаг. Вместе с ним были три его товарища, так же, как и он, случайно уцелевшие из всего экипажа. Но одиссея Пирара на этом не кончилась. Сперва его перевезли на остров Цейлон, потом переправили в Бенгалию, а оттуда он бежал в Кочин, где был заподозрен португальцами в шпионаже и заключен в тюрьму. В тюрьме он заболел и в 1608 году был перевезен в тюремную больницу в Гоа. Вырвавшись на свободу, он совершил два путешествия в страны Востока, побывал на Цейлоне, в Малакке, на островах Тернате, Диу, Банда и т. д. Потом Пирар снова был брошен в .тюрьму и только в 1611 году вернулся в свои родной город Лаваль. После стольких передряг этот злополучный путешественник, без сомнения, нуждался в покое, и судя по тому, что история умалчивает о конце его жизни, можно предположить, что остаток своих дней он провел без всяких приключений.

Если французский буржуа Франсуа Пирар попал в водоворот чуть было не погубивших его случайностей из-за страсти к быстрому обогащению, то итальянского дворянина Пьетро делла В а л л е увлекли в не менее пестрые приключения обстоятельства романтического характера. Происходя из древнего знатного рода, он служил солдатом в папских войсках, а затем преследовал корсаров 168 на море. Когда он вернулся в Рим, сердце его ветреной возлюбленной было уже занято другим, более удачливым соперником. Кавалер делла Валле решил, что только путешествие «к гробу господню» исцелит его от этой несчастной любви.

В 1614 году он выезжает из Венеции, проводит тринадцать месяцев в Константинополе, добирается по морю до Александрии, попадает в Каир, присоединяется там к каравану, который и приводит его, наконец, в Иерусалим. По дороге делла Валле, по-видимому, почувствовал вкус к путешествиям, так как после Иеруса- лима он посетил последовательно Дамаск, Халеб, Багдад и дошел до развалин Вавилона. Надо полагать, что делла Валле достиг поставленной цели, ибо после возвращения из долгих странствий он влюбился в молодую красавицу и вскоре отпраздновал свадьбу.

Казалось бы, счастливый брак должен был охладить его страсть к путешествиям. Но ничуть не бывало! В 1616 году он отправляется в Персию, сопровождает шаха в его походе против турок, а затем в течение четырех лет объезжает одну за другой все иранские провинции. В 1621 году, во время очередного путешествия, скончалась его жена, но это печальное событие не могло отклонить делла Валле от намеченного маршрута. Набальзамировав тело своей злополучной супруги, он четыре года подряд возил за собой ее гроб, проехав с ним по всем портам западного побережья Индии, через Персидский залив, Басру, Халеб, Кипр, Мальту и Сицилию, пока в 1626 году не отдал, наконец, в Риме погребальные почести безвременно усопшей.

Страны, в которых побывал по своей прихоти этот оригинальный человек, описаны им веселым, легким и непринужденным языком. Пьетро делла Валле — первый из плеяды путешественников-туристов, пускавшихся в странствия главным образом из чистого любопытства. Туристы буквально наводнили географическую литературу толстыми томами своих записок, из которых ученые могут извлечь лишь крупицы полезных сведений.

Одним из таких ненасытных путешественников-любителей был Жан Батист Тавернье. Двадцати двух лет от роду он объехал Францию, Англию, Нидерланды, Германию, Швейцарию, Польшу, Венгрию и Италию. Затем, когда Европа уже не давала больше пищи его любопытству, Тавернье пробыл целый год в Константинополе (Стамбуле), а оттуда отправился в Персию, где скупал ковры, ювелирные изделия и всевозможные безделушки, которые затем с большим барышом перепродавал у себя на родине, во Франции. Это и побудило его заняться торговлей восточными товарами.

В промежутке между 1638 и 1663 годами он проделал еще четыре путешествия, объехав за это время Персию, Монголию, Индию и Зондские острова. Ослепленный огромным состоянием, добытым торговлей, Тавернье начал жить на широкую ногу и скоро оказался накануне краха. Чтобы предотвратить полное разорение, он послал на Восток с большой партией товаров своего племянника, который, однако, не постеснялся присвоить вырученные деньги.

После этого бедняге Тавернье ничего не оставалось, как засесть за воспоминания о своих путешествиях. Его записки содержат интересные подробности о нравах и обычаях жителей Востока,

Мраморное море и пролив Дарданеллы.

Мраморное море и пролив Дарданеллы.

Снимок со старинной карты.

разнообразные сведения о восточных товарах и торговых путях. Книга Тавернье способствовала ознакомлению европейцев с этими странами и разрушению многих легенд, укоренившихся в умах еще со времен Марко Поло.

Следует заметить, что в годы царствования Людовика XIV все французские путешественники — купцы и туристы — неизменно направлялись именно в страны Востока. Африка почти совсем не посещалась, а Америка, если еще и продолжала служить целям исследования, то без всякого содействия со стороны правительства.

Одновременно с Тавернье совершал свои далекие путешествия и знаменитый археолог Жан де Тевено. Сначала изъездив вдоль и поперек государства Европы, он предпринял затем обширную поездку по странам восточного Средиземноморья. Его маршрут пролегал через Мальту, Константинополь, Египет, Тунис и Италию. Он привез с собой в 1661 году коллекцию монет, надгробные надписи и другие памятники древней культуры. В 1664 году Тевено отправился в Персию и прожил несколько месяцев в Исфахане, а затем посетил Басру, а также Турад и другие города Индии. Но силы его уже были подорваны, и он умер в Армении в 1667 году. Сочинения Тевено в свое время пользовались популярностью и способствовали прогрессу географических знаний.

Говоря о французских путешественниках-любителях, мы должны упомянуть еще Франсуа Бернье, который был одновременно известным философом и медиком. Человек веселого нрава и независимых суждений, он был постоянным посетителем кружка литераторов-вольнодумцев, куда входили Лафонтен, Шапель, Сент-Эвремон, госпожа делаСаблиер — люди, не желавшие примириться с гнетущей чопорностью и невыносимой торжественностью двора Людовика XIV. Страсть к путешествиям заставила Бернье объехать Сирию, Палестину и Египет. В 1658 году он достиг Индии, где провел около девяти лет и только в 1667 году вернулся через Персию обратно во Францию. За годы пребывания в Индии Бернье не только хорошо изучил страну, но и познакомился с географическими представлениями индусов. География обязана ему подробными описаниями Агры, Дели и Кашмира.

Теперь мы должны рассказать о французском негоцианте Жане Шардене. Сын богатого парижского ювелира, он решил последовать примеру Тавернье и также заняться торговлей бриллиантами. Больше всего европейских купцов привлекали Персия и Индия — страны, чьи баснословные богатства вошли в пословицу. В то время достигла своего наивысшего могущества империя Великих Моголов. Не только строились новые города,

Жан Шарден. Со старинной гравюры.

Жан Шарден. Со старинной гравюры.

дворцы и мечети, но и процветали искусства и ремесла; среди них виднее место занимало производство ювелирных изделий, которыми особенно славились страны Востока.

И вот Шарден в 1665 году устремляется в Персию, а оттуда в Индию. На следующий год он возвращается в Исфахан и, желая вести свои торговые дела без посредников, отдается изучению персидского языка. Затем он входит в доверие к шаху; это дает ему возможность собрать о персидском государстве и его населении массу интересных сведений, которые на долгие годы сделали его книгу незаменимым справочником для путешественников. Путеводитель Шардена по Персии тем более ценен, что он пригласил из Константинополя искусного художника по имени Грело, украсившего книгу видами городов, изображениями памятников, костюмов, бытовых сцен, различных церемоний и всего того, что дает наглядное представление о «повседневной жизни целого народа».

В 1670 году Шарден вернулся во Францию. Возобновившиеся преследования протестантов (а Шарден был гугенотом и не хотел отказываться от своих религиозных убеждений) заставили его покинуть свое отечество и опять отправиться на Восток. Свобода совести в те времена в Персии уважалась больше, чем во Франции.

Шарден выбрал для своего второго путешествия другую дорогу. Он проехал череа Смирну (Измир) в Константинополь (Стамбул), а оттуда по Черному морю до Крыма. Прибыв затем на Кавказ, он не упустил случая познакомиться с жизнью абхазцев и черкесов. В Мингрелии у него украли часть драгоценностей и товаров, вывезенных из Франции, а сам он только случайно спасся от смерти, чтобы вскоре попасть в руки к туркам, которые взяли с него богатый выкуп, порядочно его пообчистив. Пссле всех этих неприятностей 17 декабря 1672 года Шарден приехал в Тифлис (Тбилиси). Так как Грузия находилась тогда в вассальной зависимости от персидского шаха, то Шардену легко удалось достигнуть Эривани (Ереван), Тавриза (Тебриз) и, наконец, Исфахана.

После четырехлетнего пребывания в Персии Шарден совершил последнее путешествие в Индию и, составив большое состояние, возвратился в Европу. Из-за его протестантского вероисповедания путь во Францию был для него закрыт, и Шарден поселился в Англии, где и составил полное описание своих путешествий. Записки Шардена, изданные в 1711 году, были первым трудом, познакомившим европейцев с Персией. Книга Шардена настолько богата фактами, что на протяжении всего XVIII века оставалась главным источником сведений об этой стране. Правда, после Шардена Персию посетил еще художник Лебрен, также написавший книгу о своем путешествии. Но ценность этой книги заключается главным образом в рисунках, исполненных изящно и точно, тогда как в самом тексте, по сравнению с Шарденом, мы не находим ничего нового.

В заключение нам остается еще сообщить о путешествиях вестфальского (немецкого) натуралиста Энгельберта Кемп- ф е р а, которого можно считать скорее шведом, чем немцем, благодаря его длительному пребыванию в скандинавских странах. Ради возможности совершить далекое путешествие он отказался от

Японский воин. Со старинного рисунка.

Японский воин. Со старинного рисунка.

блестящей карьеры и поступил секретарем к шведскому послу, отправлявшемуся в 1683 году в Москву. Таким образом Кемпферу удалось осмотреть главные города России. Затем он достиг Персии и, проведя довольно много времени в Исфахане, поступил на службу к голландцам в Ост-Индскую компанию. В течение нескольких лет Кемпфер путешествовал с научными целями по странам Азии. Он объехал всю Аравию, Малабарский берег, Цейлон, Яву, Суматру и Сиам. Потом он прожил свыше двух лет в Японии. В 1693 году Кемпфер вернулся в Европу и занялся приве-

.. • 521

|,Ч /Ккіль Бери

дением в порядок собранных коллекций и подготовкой к изданию своих записок. Умер он в 1716 году.

Медик по образованию и страстный натуралист, Кемпфер был одним из первых путешественников-исследователей. Он собирал, описывал, зарисовывал все встречавшиеся ему растения, чаще всего совершенно неизвестные в Европе; он дал много ценных сведений об их лекарственных свойствах и промышленном значении, составил огромный гербарий, хранящийся ныне вместе с его рукописями в Британском музее в Лондоне.

Самым значительным вкладом Кемпфера в географическую науку был его двухтомный труд «История Японии и Сиама», изданный первоначально по-английски в 1727 году и переведенный в 1729 году на французский язык. Долгое время книга Кемпфера была единственным источником сведений о японцах, несмотря на то, что многие факты в ней недостоверны и взяты из вторых рук.

Если путешественники, о которых мы сейчас говорили, и не открыли никаких новых стран, то все же за каждым из них нельзя не признать известной заслуги. Они познакомили соотечественников с далекими странами Востока, о которых долгое время распространялось в Европе много нелепых слухов и басен. Записки этих путешественников открыли перед европейцами новый мир, казавшийся до этого необъяснимой загадкой.

<< | >>
Источник: Верн Ж.. История великих путешествий: В трех книгах. Книга первая: Открытие земли/Пер. с фр. Е. Брандиса. — М.: ТЕРРА,.— 576 е.: ил.. 1993

Еще по теме иГОЛЛАНДЦЫ НА * ОСТРОВАХ ПРЯНОСТЕЙ:

  1. АЗОРСКИЕ ОСТРОВА. КАНАРСКИЕ ОСТРОВА
  2. Пряности и специи
  3. ГЛАВА ВОСЬМАЯ ЗАВОЕВАНИЕ ИНДИИ И СТРАНЫ ПРЯНОСТЕЙ
  4. Глава З ОСТРОВ КРЫМ
  5. 4. ОСТРОВА НА СЕВЕРЕ МИРА.
  6. Петербургская Сторона есть остров
  7. На островах Тонга.
  8. ОСТРОВ ИОАННА БОГОСЛОВА
  9. II ОТКРЫТИЕ ГАВАЙСКИХ ОСТРОВОВ.
  10. 199 ОСТРОВ ЛИПАРИ И ВОЛКАНО
  11. КАК АНГЛИЯ СТАЛА ОСТРОВОМ
  12. 3. Подготовка нападения на Японские острова
  13. Глава 3. Остров Крым
  14. 4. Присоединение к Элладской Православной Церкви паствы Ионических островов
  15. Глава VII. Острова Средиземного моря
  16. 1. ВЕК ЗДРАВОМЫСЛИЯ НА ОСТРОВЕ ВЕЛИКОБРИТАНИЯ