Декабрь

1.

Встал рано и, напившись чаю, отправился в канцелярию батальона. Там встретил подполковника Фотенгауера. Командира, полковника Рихтера, не застал. Пришлось вернуться обратно. В полдень опять пошел туда же, где снова не застал его, так что пришлось явиться к нему на квартиру.

Полковник весьма любезный и приветливый человек. Я просил его выслать мой отпускной б^ет в Верхнеудинск.

Конь пил плохо. Оказались насосы,* а вычистить их некому; ни ветеринара, ни коновала не было. Ячмень давать боюсь. Селение Сретенское выглядит городком; в нем много каменных домов; движение на улицах довольно большое. 2.

Выехал в 7 час. 30 мин. утра. Очень сильный мороз. По дороге проехал много поселков, но никуда не заезжал., В Тарковс-

Амурские ком остановился у казака Сергея Душечкина. Парень он хороший, казаки услужливый. Послал за коновалом и вместе с ним пустили коню насосы. Встретил старика, которому 108 лет. Это поселенец, занимающийся шорным ремеслом. Он совершенно еще бодрый и здоровый. 3.

День теплый. Село Бянкино проехал мимо. Тут есть церковь и полуразвалившийся винокуренный завод. Село довольно большое. С Верхних Ключей поехал через город Нерчинск. Заехал на почтовую станцию, где не нашел ни сена, ни овса, ни помещения для Серого. Принужден был разыскивать себе по городу приют и наконец должен был остановиться в номерах для приезжающих В.Е. Макеева. Тут меня встретил сын хозяина, очень обязательный и любезный молодой человек. Он дал мне номер, где я хорошо и сытно пообедал и напился чаю. Тут же нашел хороший корм для коня, хотя само помещение для него незавидное. Встретил старого знакомого Е.Н. Эпова, который очень удивился, увидев меня, и стал очень энергично отговаривать продолжать путешествие, называя это безрассудством и рисуя мне всевозможные ужасы.

Сегод ня ровно семь лет со дня производства моего в офицеры. Г. Нерчинск когда-то славился своей торговлей и богатством жителей (в особенности, М.Д. Бутина с его колоссальными постройками), но теперь наводит даже уныние своим упадком. Почти целую ночь не дали мне спать нерчинские ораторы с хозяином во главе. Каких только вопросов они не задевали! Тут всем досталось от них — от Англии до Китая включительно. Меня поразила здесь дешевизна жизни. Хозяин номеров очень милый и любезный человек.

4. Выехав из Нерчинска, попал не на ту дорогу, куда следовало.

Хорошо, что встретил мужичка, указавшего мне путь. Пришлось вернуться обратно. Мирсаново проехал мимо. Путь шел горами и дорогу перемело страшно. Коню тяжело. В Казановой остановился у довольно зажиточного казака Пичуева. Сначала он отговаривался неимением овса, а потом сознался, что овес есть. Меня видимо подозревают в побеге и потребовали мой вид, который я предъявил.

Вчера простился с рекой Шилкой, а сегодня поздоровался с р.

Нерчей. Теперь выехал на р. Ингоду.

глава II 5.

Выехал в 7 час. 45 мин. утра. По совету хозяина, поехал через хребет, желая сократить путь на 3 версты. Но попал в такие снежные заносы, что в одном месте пришлось прибегнуть к помощи шашки, которою прорубал себе и коню путь на расстоянии нескольких сажень. Негодовал как на хозяина, давшего этот совет, так и на самого себя. Работая, сильно вспотел. Выйдя на Ингоду, очень обрадовался, но встречный ветер был чрезвычайно силен, так что я отморозил себе нос. В Галкиной остановился у казака Логинова. Пил чай с черным хлебом. Галкино расположено по обеим сторонам Ингоды. Население зажиточное. Хозяин говорит, что у них завелся богатый казак-кулак, который все судится. Но явился праведный судья, некто г. Евдокимов, и теперь дело принимает хороший оборот в пользу общества. По дороге обогнал много возов с чаями. Говорят, что некоторые взялись вести чай до Верхнеудинска, а так как на всем расстоянии от Читы нет снега, то приходится отсюда по льду ехать на телегах. 6.

Вставши утром, помолился Богу, мысленно поздравил всех именинников и сел пить чай с черным хлебом. Сделалось грустно. Выехал в 7 час. Князе-Береговую и много других деревень проехал мимо. Встретил бурята верхом, который сказал мне: «Мен- ду!», т.е. «здравствуй!». Кайдалова довольно большая станица, расположенная по обеим сторонам реки Ингоды. Остановился у казака Ветрова, которого не было дома, но жена его очень гостеприимно угостила меня чаем с гречневыми блинами. 7.

Сегодня ровно месяц со дня моего отъезда из Благовещенска. Перетерпел и испытал много. Турино-Поворотное проехал мимо. Там квартирует конвойная команда. С Мирсановой начались этапы. Сегодня в первый раз встретил партию арестантов как мужчин, так и женщин. В Макавеевой остановился у казака Пушкарева.

Его сын, старший урядник, очень услужлив. Достал мне овса и сена. В десяти верстах отсюда есть минеральные воды, содержимые доктором Муратовым. Летом здесь бывает много больных из соседних городов. Из Турино-Поворотной дорога идет в город Окшу. 8.

Из Макавеевой поехал трактом. Дорога хорошая. Местность очень красивая. Много сосны. Усть-Глубокую проехав! мимо.

Отсюда проехал льдом до Читы, где остановился в гостинице «Владивосток». Содержатель Биячинский, добросовест|г?ш человек. Послал за товарищами по училищу Ловцовым и Чршановым.

С ними провели вечер. Вспоминали старину. Конь"выглядит прекрасно. В 10 час. вечера лег спать. Амурские 9. Утром встал до света. Разбудил хозяйского мальчика, помо-

казаки гавшего мне. Напившись чаю, отправился в путь горами по летнему тракту. До Черновской станции дорога порядочная, но далее к Дом- но-Ключевской она совершенно невозможная — или большие снеговые заносы, или голые камни. От Домно-Ключевской до Беклемишевой дорога прекрасная — через Яблоновый хребет. На его вершине стоит часовенка, посреди коей водружено большое распятие Христа Спасителя. При спуске с Яблоного хребта я увидел громадного волка, который еще вдали убежал от меня. В Беклемишевой остановился у крестьянина Глазунова, в семье которого заметна какая-то ненормальность отношений отца к сыну и невестки к свекрови. 10.

Дорога от Беклемишевой до Кондинской прекрасная. Остановился на ночлег на заимке Караваева, выше Кондинска на 12 верст. Приходило очень много любопытных из окрестных бурят, весьма интересовавшихся мною и конем, и расспрашивавших меня обо всем. Здесь очень много разного мрамора, извести и каменного угля. При проезде Кондинска встретил обоз, везущий в бочках водку. Их лошади перепугались, и один из ямщиков выругал меня довольно крепким словом. Не желая оставаться у него в долгу, я подъехал к нему и дал ему познакомиться с моей нагайкой. 11.

Выехал очень рано. Около Вершиноудинска видел табун диких коз совершенно вблизи. Вершиноудинскую и Домнинскую проехал мимо. Остановился ночевать в Сосновке у И.З. Гантимурова, отставного слепого чиновника. Здесь вода озерная. Кое-как достал несколько фунтов овса, да и то плохого. В общем, деревенька скверненькая. Подъезжая к ней, опять встретил каторжников обоего пола.

12.

Конь съел немного плохого овса, но пил хорошо. Укырь и Прогромнинское проехал мимо. По дороге меня обогнала тройка с двумя седоками. Проезжая мимо меня, они остановили кибитки и один из них строго закричал мне: «Казак, подъезжай сюда!» Я остановился в недоумении. Тогда он еще строже закричал: «Казак!» На это я ответил: «Я офицер!». Он извинился и спросил, куда я еду. Я отвечал: «В Иркутск». На следующей станции я узнал, что этот строгий седок — горный исправник Витимской системы некто Лабунский. В Поперечинской при сильном морозе заезжал в несколько домов, но везде получал отказ в приюте. Остановился у крестьянина Белоусова, который прежде, чем впустить меня, долго расспрашивал на морозе, видимо сомневаясь во мне и подозревая меня в чем-то. Вечером он, однако, все-таки не утерпел и побежал к старосте доложить обо мне. Тот прислал за моим документом и, видимо, удовлетворился им, ибо вернул мне его тотчас же обратно. В общем, все эти подозрения неприятно действуют на меня.

Амурские

казаки 13.

По выезде из Поперечинской до Грядской никого не встретил. Дорога от Грядской скверная, но места очень красивые, в особенности около деревни Онин-Бор и около Онинской станции. Остановился на постоялом дворе у И.И. Гуляева. Очень хороший человек. Хоть и бедный, но честный. Поел, что Бог послал. Тут встретил денщика военного доктора Васильева, солдатика Шишмарева, который, приняв меня за торговца, присел рядом со мной на лавку и начал весьма фамильярно откровенничать. Здесь же остановились буряты, везущие для продажи хлеб в Укырь. Отсюда в шести верстах Хоринская степная дума, где с 20 декабря открывается ярмарка, на которую съезжаются массами окрестные жители и торговцы.

Ночевать пришлось на полатях вповалку вместе с неопрятными бурятами и разным сбродом. 14.

Кульскую проехал мимо. В Тарбагатайской остановился у Григория Лосева. У него на стене висит удостоверение, выданное генерал-губернатором Восточной Сибири генералом Синельниковым в 1873 г. в том, что за его, Лосева, трудолюбие пожалованы его жене серебряные серьги. Начиная от Читы, все время встречается бурятское население и живущие оседло инородцы, иначе «кары- мы».* Все они говорят по-бурятски, как природные буряты. Живут незавидно и довольно грязно. Обыкновение посыпать пол дресвою вызывает массу пыли. 15.

Тынгаро-Болдотскую проехал мимо. К Курбинской дорога отвратительная. По дороге встретил много бурят, едущих, вероятно, на ярмарку. Погода скверная; идет большой снег. iB^vyp- бинской остановился у Ливентуева. Чувствую лихорадочное состояние и появился кашель. Принял хины. 16.

Выехал очень рано. На Онахойскую не заезжал. В городе Верхнеудинске остановился в меблированных комнатах Шайбе|а. Вечером поехал на хозяйском коне к всенощной. Поют^ггЬратп- тельно, торопятся, ревут, в церкви говор. Невольно всшомнил нашего преосвященного Гурия,* который хорошо бы внушил, как нужно держать себя в храме Божьем. В церковь ездил в простой Амурские шубе, но обратил на себя внимание всех, желавших узнать, что

казаки ЭТО За ПРИШЄЛЄЦ. 17.

Сегодня чувствую себя лучше. Поехал к капитану Безсча- стному. Билет еще не был получен. Телеграфировал в Сретенск и получил ответ, что билет отослан 4 дня тому назад на имя этого капитана. На телеграфе просил начальника конторы, если можно, дать мне удостоверение в праве останавливаться на ночлег на почтовых станциях по Кругобайкальскому тракту, где кроме этих станций решительно нет никакого жилья. Начальник г. Андерс был настолько любезен, что тотчас же исполнил мою просьбу. По выходе от него встретил своего хорошего знакомого К.А. Нагибина, проезжавшего с Джалинденских приисков в Иркутск. Оттуда заехал в собор. Поют порядочно, но богомольцев очень немного. Цены в Верхнеудинске вообще на все высокие. Эта дневка мне обошлась дорого. Купил медвежьего сала для смазки задних ног Серого. 18.

Выехал на рассвете. До льда меня провожал из гостиницы слуга Иннокентий, очень услужливый парень. По выезде из Верхнеудинска сразу бросилась мне в глаза по красоте архитектуры и местоположения центральная тюрьма. Половинную проехал мимо. По дороге к Ильинской встретил две павших лошади. Какая тут причина — неизвестно. Может быть падеж. В Ильинской остановился на почтовой станции. Староста — старичок услужливый. Овес 1 руб. 70 коп. пуд, а сено 70 коп. Конь шел очень бодро. Мороз трескучий. Хозяйка из купленного мною мяса сделала такой ужин, что я решительно ничего не мог есть, хотя был голоден, как собака. Вечером опять сделался у меня сильный жар и страшная

Берег Байкала 130

слабость. Съел два порошка хины. Только что начал засыпать, как приехал какой-то Рубинштейн с женой и надоедливо начал приставать ко мне, чтоб я продал ему свое седло. Этот иерусалимский дворянин все мерил с материальной точки зрения и надоел мне возмутительно. Всю ночь буря.

ШШЯШ 19.

Утром проехал какой-то еврей из Иркутска и сообщил, что дорога кругом Байкала страшная. В 8 верстах от Ильинска к Таракановскому стоит Троицкий мужской монастырь. Много строений. В Кабанске остановился на почтовой станции. Это большое село; есть базар, большая церковь и еврейская синагога. 20.

Из Кабанска до Большереченской дорога гористая. К Боярской дорога хорошая ровная, но частью ее перемело сугробами. Наконец-то добрался и до Байкала, но, к сожалению, приходится двинуться кругом, так как Байкал еще не замерз. Остановился на почтовой станции. Писарь выглядит барином. Поужинал хорошо, но зато клопы ночью стадами бросились на меня и хотели съесть вместе с моим деревянным седлом. Конь идет хорошо. Ест и пьет прекрасно. Дачу корма постепенно увеличиваю. 21.

Дорога от Боярской к Малиновской - гористая и холмистая. В Мысовой груды цыбиков с чаем. В Малиновской я остановился на почтовой станции. Сюда же приехали два татарина, отец с сыном, видевшие меня еще на Амуре, когда я проезжал из Черняевой в Ольгино. Они очень удивлялись моей поездке и угостили меня превосходным чаем с сахарным леденцом. Отца звали Шапир Мухтаров. 22.

Дорога с горы на гору. Переемную и Выдринскую проехал мимо. Ночевать остановился на Снежинской станции. Проез-

Иркутск

Амурские жающих оказалось мало за недостатком почтовых лошадей. Поесть казаки ничего нельзя бьшо достать, а голод положительно собачий. Чай с черным хлебом и больше ничего. Наконец, все уехали. Остался лишь один китаец, который напоил меня чаем с какими-то сладкими душистыми лепешками, которые нехорошо подействовали на мой желудок, и уделил мне от своих щедрот крошечный кусочек мяса, величиною с грецкий орех. Мясо я съел с жадностью. Я лег спать с совершенно пустым желудком. Местная кухарка, обезображенная какой-то подозрительной большой раной на верхней губе, гнусавая и неопрятная, произвела на меня удручающее впечатление, равно как и вся эта станция. Я удивляюсь, как на почтовой станции местное начальство допустило такую прислугу. 23.

Дорога к Утуликской станции снежная. Мороз страшный. Муринскую проехал мимо. В Утуликской остановился на почтовой станции. Хозяйка дала весьма незатейливый постный ужин и кирпичный чай с черным хлебом. 24.

Дорога от Утуликской до Култука идет положительно все время с горы на гору. Холод убийственный. Леса громадные и девственные, сквозь которые идет путь. На станцию Муравьев- Амурский не заезжал. В Култуке таможня. Когда я подъехал к таможенному шлагбауму, часовой дал звонок. Спустя лишь минут пять показался фельдфебель с папиросой в зубах. Прождав на трескучем морозе и видя такое халатное поведение нижнего чина, я ему сделал строжайший выговор. Остановился на почтовой станции, где мне дали мерзлого творогу со сметаной и целую тарелку брусники — сочетание не совсем гармоничное по кулинарной грамматике, но жажда и голод так мучили меня, что и это приходилось есть поневоле. 25.

Встав утром, осмотрел коня и снова прилег. Вдруг был неожиданно разбужен хорунжим моего же полка Соколовым, едущим в отпуск из Благовещенска. Выехал во время заутрени. Дорога — это несчастие. Горы такие, что пришлось буквально обливаться кровавым потом. Усть-Глубокую и Мотскую проехал мимо. В Веденщине остановился на почтовой станции. Утомление — страшное. Попросил чаю и закусить. Дали рыбного пирога. 27.

Одевшись в парадную форму, явился к коменданту пол- V ЖіАнику Мамонтову, который приказал мне явиться на другой день к начальнику штаба и к командующему войсками округа, но, увы! я эй>го приказания исполнить не мог, так как на другой день я уже лежал совершенно слабый и больной в постели. От Мамон-

1в самое теплое и радушное гостеприимство.

26.

Выехал рано в Иркутск. Мороз невероятный. Ехал речкой Иркутом. Приехав в селение Глазково, я попросил перевозчиков перевезти меня и коня на другую сторону в небольшой лодке. Они согласились исполнить это за три рубля. Я им посулил еще рубль На водку. Связав Серого по ногам, уложили его в лодку. Я его держал сам. Лавируя посреди льдин, мы, наконец, перебрались на дршой берег. По приезде в Иркутск, остановился у своего товарища сотника Бахтиарова. У него отдохнул и телом, и душой, встре-

това заехал К некоторым знакомым, НО, почувствовав нездоровье, Амурские велел везти себя К доктору. Извозчик Привез меня К доктору Цеха- казаки новскому, стоявшему у калитки своего дома. Он меня выслушал, предписал диету и какие-то капли. От него по дороге я заехал в Иркутское юнкерское училище, где воспитывался, и познакомился там с некоторыми офицерами. Оттуда заехал к начальнику училища полковнику Федорову, которого не застал дома. Приехал домой совершенно слабый и утомленный, немного отдохнул, а вечером в компании с офицером отправился в театр на оперетку «Хаджи-Мурат». Чувствуя себя очень плохо, относился ко всему ШМШШ7Ж безучастно, но все же досидел до конца спектакля, после которого немедля вернулся домой и лег спать. 28.

Лежу больной и принимаю капли. 29.

Тоже. Меня навестил начальник полковник Федоров и некоторые офицеры училища. 30.

Лежу в постели. Слабость страшная. Навещают знакомые. 31.

Чувствую себя бодрее. Доктор разрешил уху, бифштекс и кашицу, а также велел принимать кефир для восстановления сил.

Новый год встретил в постели совершенно больной.

<< | >>
Источник: А.В.Телюк. АМУРСКИЕ КАЗАКИ. Материалы, документы, свидетельства, воспоминания.. 2008

Еще по теме Декабрь:

  1. ДЕКАБРЯ (3 ДЕКАБРЯ СТ. СТ.), ВОСКРЕСЕНЬЕ. Неделя 28-я по Пятидесятнице. Глас 3-й. Рождественский пост.
  2. 23 ДЕКАБРЯ (10 ДЕКАБРЯ СТ. СТ.), ВОСКРЕСЕНЬЕ. Неделя 29-я по Пятидесятнице. Глас 4-й. Рождественский пост.
  3. ДЕКАБРЬ — «СТУДЕНЬ», «ХМУРЕНЬ»
  4. 1 ДЕКАБРЯ (18 НОЯБРЯ СТ. СТ.), СУББОТА. Рождественский пост.
  5. Глава II ДЕКАБРЬ 1934 ГОДА
  6. РЕЧЬ ОТ 10 ДЕКАБРЯ 1957 ГОДА
  7. ИЗ ПЛАНА «БАРБАРОССА». 18 ДЕКАБРЯ 1940 г.
  8. Книга шестая ВОЙНА НА ИСТОЩЕНИЕ Декабрь 1937 — ноябрь 1938
  9. Глава вторая БРЕСТСКИЙ МИР (декабрь 1917 г.—март 1918 г.)
  10. ЛЕЙБНИЦ - МАЛЬБРАПШУ Ганновер, 27 декабря 169І г.
  11. Российская Федерация (декабрь 1991 - 1998 годы)
  12. ЛЕЙБНИЦ — БЕЙЛЮ 16 Ганновер, 27 декабря 1698 г.
  13. ЛЕЙБНИЦ - РЕМОНУ Ганновер, 6 декабря 1715 г.
  14. 4 декабря Введение во Храм Девы Марии
  15. ДОКЛАД, СДЕЛАННЫЙ 14 ДЕКАБРЯ 1957 ГОДА
  16.   Глава двенадцатая СОВЕТСКАЯ РЕСПУБЛИКА—ВОЕННЫЙ ЛАГЕРЬ. (ноябрь—декабрь 1918 г.)