загрузка...

Способы конспирации переписки

  Условия подпольной работы требовали от искровцев разработки и соблюдения не только способов внешней конспирации нелегальной корреспонденции, но и применения внутренней конспирации передаваемой информации. Поэтому велико было стремление департамента полиции проникнуть в тайну конспиративных писем, чтобы уяснить состояние и развитие революционного движения в России и, руководствуясь полученными сведениями, осуществлять различные мероприятия по борьбе с революционерами. Внутренняя конспирация - обоюдоострое оружие. Одним острием она направлена против охранки, а другим, в случаях раскон- спирации - против революционных организаций. Именно поэтому возникали взаимоисключающие задача и интересы двух противостоявших сторон.
В связи с создавшимся положением ответственные задачи и обязанности легли, на плечи революционеров, ибо проникновение в тайны революционного движения розыскных органов наносило непоправимый урон организационной работе искровцев, подчас сводя на нет все усилия, предпринимаемые в этом направлении. С другой стороны, с установлением прочных нелегальных связей количество получаемых и отправляемых редакцией «Искры» писем значительно увеличилось, что повышало вероятность их перехвата «Черным кабинетом». Все это в конечном счете определило тот размах незримой борьбы, которая развернулась между революционными социал-демократами И «Черным кабинетом» по вопросам нелегальной переписки.
Социал-демократическая мысль в вопросах противодействия проискам политической полиции непрерывно занималась усовершенствованием способов конспирации информации, содержащейся в нелегальной переписке. При организации конспиративных связей с Россией «Искра» разрабатывала приемы конспирации переписки, добиваясь чтобы ее содержание не могло стать достоянием не только полиции, но и

любого постороннего человека, в руках которого по каким- либо причинам могло оказаться конспиративное письмо.
Обычно содержание каждого нелегального письма состояло из открытой и конспиративной части. Открытая часть содержала сведения, которые не только не раскрывали существа революционной работы, но и вообще не касались даже отдаленно этой области деятельности. Конспиративную же часть составляли сообщения, характеризующие подпольную работу комитетов РСДРП, групп содействия и агентов «Искры», установление нелегальных связей и распространение литературы, транспортировку «Искры» и другие вопросы. В ней указывались посреднические адреса, пароли для установления личных связей, открытые и условные названия городов, ключи шифров, фамилии лиц, содержащих явочные квартиры, и другие важные сведения.
Техника составления конспиративного письма была сложной, трудоемкой, требовала определенных навыков, аккуратности и точности.
Чтобы подготовить конспиративное письмо, надо было его написать с учетом характера содержащихся в нем сведений, затем подчеркнуть в тексте все те предложения и слова, которые являлись конспиративными и их следовало зашифровать, потом произвести шифрование текста, проверить правильность шифровки во избежание пропусков и искажений при использовании того или иного заранее обусловленного ключа шифра. После этого необходимо было подготовить внешнее, фиктивное письмо, которое было вполне обычным и по содержанию не могло бы вызвать подозрения у цензоров. Далее, подобрать соответствующий сорт бумаги и между строк внешнего письма химическими чернилами написать конспиративное сообщение.
Примером может служить письмо, отправленное Н.К. Крупской 13 ноября 1901 г. из Мюнхена (через Нюрнберг) в Одессу К.И. Захаровой.
Внешне письмо было вполне безобидным. В нем сообщалось:
«12.XI.1901. Дорогая моя! Получила ли ты мое последнее письмо. Я сильно сомневаюсь, верен ли адрес. Повтори его

еще раз. Как ты живешь? От тебя что-то давно нет уже писем. Хорошо ли ты устроилась? Не сырая ли у тебя комната? У меня к тебе еще просьба. Пришли несколько открыток с видами Одессы, одна моя знакомая очень хотела бы иметь таковые. Тут мода собирать коллекцию открыток и мне очень хотелось бы доставить удовольствие моей знакомой. Если ты еще не послала биографию Ибсена, то мне ее больше не надо, пришли только Спинозу. Раздобудь, пожалуйста, ту книжку (Херс. губ. и пр.), о которой я тебя просила. Очень она нужна.
Сейчас тороплюсь и поэтому кончаю письмо, крепко целую. Всего хорошего. Твоя (подпись не разборчива)» [60].
Между строк этого внешнего письма химическими чернилами было написано бесцветное письмо следующего содержания: «Письмо от 25/Х получено, но предыдущее, очевидно, не получено, в котором Вы сообщали адрес для писем; также не получено письмо новой группы. Дайте адрес для писем и явки. Это ведь чрезвычайно важно. Вы сами это знаете. Адрес для денег получен... Деньги, посланные Вам, вернулись обратно. Ставьте на письмах номера, только не путайте. Я буду делать то же. Это письмо №I. Грач (Н.Э. Бауман [0]) меняет адрес для явки. Новый адрес: Мещанская, Старо-Екатерининская больница, спросить фельдшерицу Рукину, сказать ей; «я от Зои». Впрочем, если воспользоваться старым, то беды особенной нет. ...Посылаю на всякий случай хороший адрес для писем: Hermann Schneider, ob Wohrdstrasse, 21n, Nurnberg [61].
При составлении конспиративных писем Н.К. Крупская придерживалась большой осторожности. Подготовив основу письма, его конспиративные элементы, как-то: посреднические адреса, ключи шифров, фамилии лиц или их псевдонимы вписывались в текст непосредственно перед отправкой письма. Этот вывод основывается на сопоставлении некоторых подлинников писем и их перлюстраций. Поэтому в редакционном архиве многие подлинники писем отложились в первоначально исполненном виде, а в архиве охранки в несколько ином более полном, в таком, как они были отправлены по почте. Редакция «Искры», опасаясь возможного напа-

дения тайной полиции, стремилась раньше времени не доверять конспиративных тайн бумаге. Вместе с тем следует полагать, что Н.К. Крупская отдельно вела учет ключей шифров, паролей, который можно было легко уничтожить в случае возникшей опасности.
При подготовке писем в Россию Н.К. Крупская вначале определяла степень конспиративности сведений, помещаемых в письме, затем волнистой чертой подчеркивала слова и предложения, которые необходимо было зашифровать и, кроме того, ослабить с помощью шифра логические связи в предложении. Это значительно затрудняло охранке в случае перлюстрации или захвата писем выявление содержания зашифрованных участков текста и, следовательно, повышало степень конспирации переписки.
Помимо писем, непосредственно написанных В.И. Лениным или Н.К. Крупской, многие из них содержали правки, добавления или изменения в первоначально подготовленном тексте, внесенные В.И. Лениным, Н.К. Крупской или другими членами редакции газеты. Редакция с большой тщательностью относилась к ведению своей конспиративной переписки.
Очень часто внешнее письмо готовилось измененным почерком на языке той страны, куда оно направлялось или откуда исходило. Чаще всего это был немецкий, французский или английский язык.
Довольно часто как само письмо, так и адрес, надписанный на конверте, исполнялись печатными буквами. Кроме того, письма выполненные лицами мужского пола, иногда имитировались как письма, направляемые якобы от женщин. Это был один из видов конспиративного прикрытия, преследующий цель затруднить охранке проведение экспертизы почерков и определение по ним автора письма.
Другая особенность искровской переписки заключалась в том, что в ней применялось много условностей, отдельные письма или их части приобретали иносказательную форму о событиях, предмете переписки, известных только адресату. Так, в письме к Н.К. Крупской от 16 июля 1902 г., выступая

против преждевременного созыва съезда искровцев, работавших в России, В.И. Ленин писал: «Л. Гр. теперь и сам откладывает это «до осени». Пожалуйста, постарайся и сама «разнести» эту ерунду со «съездом». Надо видеть теперь же Лаптя: он повидает и швейцарцев и сам к нам приедет. Чего еще? Затем Повар, видимо, нуждается еще в ученье, - и пусть поучится в Цюрихе; это отлично. Может быть, он, как И Б. Н., еще месяцы просидит за границей??? Чего же торопится видеть? «А когда захочет ехать, он сам должен приехать к нам, и нечего его тащить теперь. И какую это чепуху пишет Бергу Б.Н. и З.Б.: «нельзя разговаривать без П.Б. «С кем? с Поваром - он у П.Б.С тремя лицами - они у П.Б. С Лаптем - он будет у П. Б. Посоветуй Бергу хорошенько выбранить В. В. и Б.Н. за эту чепуху и напиши мне, как Берг смотрит, и есть ли надежда, что он им ответит так, чтобы отбить охоту блажить» [62]. Псевдонимы и сокращения в этом письме означали: «Л. Гр.» - Л.Г. Дейч, «Лапоть» - П.Н. Лепешинский, «По-вар» - Ф.И. Шеколдин, «Б. Н.» - В.А. Носков, «Берг» - Ю.О. Мартов, «П. Б.» - П.Б. Аксельрод.
Псевдонимы и сокращения, применяемые в переписке, значительно усиливали ее конспирацию, были чрезвычайно разнообразны и часто менялись. 9 псевдонимов имел В.И. Ленин (Ильин, Ленин Н., Мейер, Петров, Старик, Тяпкин, Фрей, Meyer, Richter J.), 5 - Н.К. Крупская (Катя, Мария, Рыбка, Рыбочка, Тоня), 5 - Д.И. Ульянов (Андрей, Подопечный, Стар, Фит, Юноша), 7 - Н.Э. Бауман (Грач, Григорьев, Макс, Орлов, Николай Петрович, Полетаев, Мах), 4 - Г.В. Плеханов (Дядюшка, Дядя, Дядя Юра, Жорж), 9 - В.И. Засулич (В.И., В. Ив., Велика, Велика Дм., Велика Дмитриевна, Карелин, Сестра, Старшая сестра, Kiroff) и др.
Среди псевдонимов можно встретить названия животных, птиц: Теленок (П.Б. Струве), Медведь, Медвежонок (М.И. Ульянова), Грач (Н.Э. Бауман), Лошадь (Л.Б. Красин), Лань, Суслик (Г.М. Кржижановский), Мышь (П.И. Кулябко). Иногда псевдонимы применялись в виде отдельных букв латинского алфавита: zz (И.Х. Лалаянц), х (Л.М. Книпович) и др. Русские буквы В.И. Ленин и редакция «Искры» употребляли реже и в

каком-нибудь сочетании, например, ъ/з (Л.Е. Гальперин), 2а3в (П.Н. Лепешинский). Изредка встречались псевдонимы в виде имен литературных героев, например, Рахметов (А. Богданов), Инсаров (П.И. Кулябко).
Довольно часто в качестве псевдонимов употреблялись имена собственные: Катя (редакция «Искры»), Нина (Бакинская типография), Юрий («Южный рабочий»), Аркадий (И.И. Радченко), Андрей (Д.И. Ульянов), Соня (Бюро Русской организации «Искры»). При обозначении названий городов первая буква имени соответствовала первой букве названия города, например, Маша (Москва), Паша (Псков), Осип (Одесса).
Одним ИЗ основных способов внутренней конспирации переписки искровцев являлись шифры. С ростом революционного движения в России и расширением искровских связей шифрованная переписка революционных социал-демократов значительно увеличилась,
В. И. Ленин уделял большое внимание шифрам и шифрованной нелегальной переписке. Он сам умел шифровать, расшифровывать сообщения, применять тайнопись, разрабатывал шифры, учил революционеров приемам шифрования, проявлял большую осторожность в передаче конспиративных сведений [63]. Так, например, 24 января 1901 г. В. И. Ленин писал В.П. Ногину: «Мне сообщили фамилию того петербуржца, который делал (в провинции и довольно глухой) предложение издать перевод Каутского. Боюсь доверить фамилию почте - впрочем, передам Вам ее таким образом. Напишите имя, отчество (на русский лад) и фамилию Алексея и обозначьте все 23 буквы цифрами по их порядку. Тогда фамилия этого Петербуржца составится из букв: 6-й, 22-й, 11-й, 22-й (вместо нее читайте следующую по азбуке букву), 5-й, 10-й и 13-й» [64].
Настоящее имя, отчество и фамилию «Алексея» (Мартова) - Юлий Осиповичъ Цедербаумъ - В.П. Ногин знал, поскольку он с ним в то время переписывался. Его фамилия и цифры 6, 22, 11, 22, 5. 10, 13 ПОСЛУЖИЛИ ключом для сообщения В.И. Лениным фамилии петербуржца. Чтобы ее узнать, необходимо было пронумеровать каждую букву (по старому

русскому алфавиту). В первой строке написать цифры, а под ними текст следующим образом:

I

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

ю

л

и

й

о

с

и

п

о

в

и

ч

13

14
/>15
16

17

18

19

20

21

22

23


ъ

ц

е

д

е

р

б

а

у

м

ъ


Теперь по цифрам (ключу), который указал В.И. Ленин, можно расшифровать фамилию: 6, 22, 11, 22, 5, 10, 13 - с м и м о в ъ. В фамилии Смирнов В.И. Ленин опустил букву «р», чтобы не передавать ее полностью и не подвергать риску Смирнова, а буква «н» была передана как «м», так как в ключе шифра ее не было. В.П. Ногин должен был догадаться, о ком идет речь, поскольку он был знаком с Б.М. Смирновым по совместной работе в группе «Рабочее знамя» в Петербурге.
Каждый профессиональный революционер должен был уметь пользоваться шифрами, правильно составлять текст писем, зашифровывать и расшифровать их, применять тайнопись. Овладение искусством нелегальной связи с применением шифров для каждого из них считалось обязательным, ибо незнание приемов конспирации связи, неумение и ошибки, допускаемые в шифрованной переписке, усложняли связь и в конечном итоге могли привести к ее утрате, создали бы возможность проникновения охранки в среду социал-демократических организаций. Без овладения этим искусством конспиративная связь была бы невозможна. Так, например, в письме к Фиту (Д.Я. Ульянову) от 16 декабря 1902 г. В.И. Ленин писал: «Ваше письмо от 15/Х1 получено. 1. Написано оно неизвестным нам ключом, впрочем, мы расшифровали все, за исключением адресов. (Не шифруйте иначе, как целыми фразами, иначе очень легко раскрыть ключ). Адреса повторите...» [65].
В искровской переписке, поскольку она в основном велась с применением тайнописи, зашифровывался, как правило, не весь текст, а только наиболее конспиративные сведения. В письмах В.И. Ленина и редакции «Искры» зашифровывались названия городов, фамилии, посреднические адреса для

писем, денег, корреспонденции, пароли, ключи шифров, сведения, непосредственно относящиеся к практической деятельности по устройству типографий, распространению нелегальной литературы и др. Это положение подтверждается некоторыми примерами, которые дают представление о сведениях, подлежащих шифрованию.
Так, Н.Э. Бауман в письме к В.И. Ленину 12 июня 1901 г. сообщал: «...Получил Ваше письмо на новый адрес. У меня есть человек, который желает посвятить все свои силы и средства на постановку типографии («Чайная фирма»). Есть очень удобная земля для дома и средства на постройки» [66]. В другом письме И. И. Радченко 17-19 февраля 1902 г. в редакцию «Искры» говорилось: «...Получили ли вы все это. Свой адрес сообщит сам, будет писать ключом «Брожу ли я вдоль улиц» Пушкина, начиная с пятой строки... Еду в Воронеж и к Паше... Четвертого должен выехать к вам Бродяга... По ключу «Три пальмы» пишите по адресу: Таганка, дом Сергия ТРОЦЫ, кв. 29, Елизавете Анисимовне СМИРНОВОЙ» [67]. В обоих письмах были зашифрованы выделенные слова в предложении.
Шифры, применяемые В. И. Лениным, редакцией «Искры», агентами газеты и социал-демократическими организациями в России, усложнялись по мере развития связей и овладения профессиональными революционерами техникой нелегальных связей.
Как показало проведенное исследование в искровской переписке наибольшее применение нашли следующие виды шифров [68]. (Название шифров приводится в соответствии с принятой терминологией, которой пользовались революционные социал-демократы в 1900-1903 гг.)
Шифр по слову. Для построения шифра этого вида в качестве ключа бралось одно (например, Собакевичъ, Алек- сандръ и др.) или несколько слов, заключенных подчас в предложения (например, За немощь побили Франца и др.). По этому ключу строился шифр. Ключ записывался вертикально в прямоугольник, размеры которого определялись по вертикали количеством букв, входящих в состав слов (предло-

жений), а по горизонтали - 28 и 30-ю буквами старого русского алфавита. Начиная с каждой буквы слова, по горизонтали выписывался алфавит. Таким образом, в прямоугольнике были выписаны несколько полных алфавитов. Шифрованные знаки писались в виде дробей, числителем которых служил номер строки, а знаменателем - место буквы в строке. Например, 3/1, 3/3, 6/2 и т.д.
Пример 1.


1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

1

С

т

у

ф

х

ц

ч

ш

щ

ы

ъ

2

О

п

р

с

т

у

ф

х

ц

ч

ш

3

Б

в

г

д

е

ж

з

и

к

л

м

4

А

б

в

г

д

е

ж

з

и

к

л

5

К

л

м

н

о

п

р

с

т

у

ф

6
/>Е
ж

з

и

к

л

м

н

о

п

р

7

В

г

д

е

ж

з

и

к

л

м

н

8

И

й

к

л

м

н

о

п

р

с

т

9

Ч

ш

щ

ы

ь

ю

я

а

б

в

г

10

Ъ

ю

я

а

б

в

г

д

е

ж

з


21

22

23

24

25

26

27

28

29

30



и

й

к

л

м

н

о

п

р

с



д

е

ж

з

и

к

л

м

н

о



ц

ч

ш

щ

ы

ь

ю

я

а

б



ф

х

ц

ч

ш

щ

ы

ь

ю

я



а

б

в

г

д

е

ж

з

и

к



ы

ь

ю

я

а

б

в

г

д

е



ч

ш

щ

ы

ь

ю

я

а

б

в



ю

я

а

б

в

г

д

е

ж

з



н

о

п

р

с

т

у

ф

х

ц



с

т

у

ф

х

ц

ч

ш

щ

ы

/>Приведенной в качестве примера табличкой шифра по ключу «Собакевичъ» в 1901 г. пользовалась Н.К. Крупская для связи с социал-демократическими организациями в России [69]. Если, например, следовало зашифровать сообщение: «адрес для явки: Москва, Кузнецкий мост, 21», то, пользуясь правилами шифрования, текст выглядел так: 4/1 3/4 1/29 3/5 8/10 8/27 3/10 3/28 9/7 4/3 5/1 8/1 1/25 2/1 2/4 4/10 3/2 4/1

5/1 2/6 4/8 1/25 3/5 2/9 3/9 1/21 6/2 5/3 2/1 5/3 9/26 21. При этом способе шифрования возможны и другие варианты, важно было не повторять одни и те же буквы из одной строки, встречающиеся в предложении. Цифры, означающие номера домов, писались в тексте открыто.
Текст расшифровывается в обратном порядке: вначале отыскивалась строка (числитель), а затем столбец (знаменатель).
Этот вид шифра был характерен для начального этапа развития искровских связей и по мере их совершенствования применялся все реже. Начиная с 1902 года, он больше в искровской переписке не встречался.
Простой квадратный шифр. В квадрат (10 х 10) вписывались произвольно взятые слова, короткие предложения или буквы. Колонки и строки шифра нумеровались. Иногда в квадрат вписывался книжный текст. Тогда шифр носил наименование квадратный книжный. Буквы алфавита, которые ни разу не встречались в тексте, вписывались в конец квадрата. Столбцы и строки квадрата нумеровались двойным или тройным рядом цифр. В этом виде шифра при умелом шифровании уменьшалась частота повторяемости шифрзнаков, но как и в предыдущем виде шифра оставалась частота повторяемости знаков, заложенная в русском языке.
Пример 2.




1

2

3

4

5

6

7

8

9

10




11

12

13

14

15

16

17

18

19

20




21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

1

11

21

з

в

е

з

д

ы

у

с

ы

п

2

12

22

в

ъ

с

у

м

р

а

к

е


3

13

23

к

а

к

ъ

б

е

з

м

я

т

4

14

24

б

л

е

щ

е

т

щ

ъ

и


5

15

25

т

у

ч

к

и

п

ъ

ю

т


6

16

26

ф

т

о

т

о

о

м




7

17

27

д

е

н

а

д

о

е


д


8

18

28

н

е

т

н

а

р

а




9

19

29


о

г

р

д
/>а
р


о


10

20

30

в

ъ

м

е

с

я


ц

и



Приведенным в качестве примера шифром пользовался в мае-октябре 1901 г. для переписки с В.И. Лениным и редакцией «Искры» Н. Э. Бауман [70]. В этом шифре каждый знак имел девять различных обозначений. Например, буква «в» могла быть зашифрована следующими цифрами: 1.2 1.12 1.22 11.2 11.12 11.22 21.2 21.12 21.22.
30 октября 1901 года Н.Э. Бауман писал в «Искру»: Сижу с пустыми руками (у Н. Э. Баумана в то время не имелось нелегальной литературы для распространения [0]). Положение мучительное. Со всех сторон требования. Пожалуйста, сообщите немедленно, установлены ли у Вас сношения со следующими пунктами: 2.3 3.2 2.5 9.6 9.7 13.2 3.1 8.6 1.1 19.6 8.1 18.1 5.5 3.12 18.11 15.5 4.9. Даны ли Вами все необходимые условия для правильных сношений (адреса для писем, явки и т.п.)?» [71].
С использованием таблички шифра МОЖНО прочитать зашифрованный текст. Н. Э. Бауман спрашивал о связи редакции «Искры» со следующими пунктами: «Самара Казан(ъ) Нижний». Для усложнения конспирации вертикальная и горизонтальная стороны квадрата были занумерованы цифрами от 1 до 30 по порядку, образовав трехрядный ключ. Шифрзнаки записывались без знака дроби, через точку. Шифрование производилось так же, как и в первом примере.
Стихотворный шифр. Имел наибольшее распространение в искровской переписке в 1901-1903 гг. Ключом шифра служило стихотворение. Шифрзнаки обозначались через дробные числа по всему стихотворению или части его, числитель - строка, знаменатель - номер буквы в строке. Например, 2/1, 2/3 и т.д.
Пример 3.


1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

1

н

у

п

о

ш

е

л

ж

е

р

2

н

е

б

о

е

л

ь

н

и

к

3

н

е

в

е

с

е

л

а

я

л

4

э

й

с

а

д

и

с

ь

к

о

5

н

о

г

и

б

о

с

ы

г

р

6

и

е

д

в

а

п

р

и

к

р

7

н

е

с

т

ы

д

и

с

ь

ч

8

э

т

о

м

н

о

г

и

х

ъ

9

в

и

ж

у

я

в

к

о

т

о

10

т

а

к

у

ч

и

т

ь

с

я


В качестве примера приведен шифр по ключу стихотворения Н.А. Некрасова «Школьник». В письме В.И. Ленина к Л.Н. Радченко, написанном в июле 1901 года, рукой Н.К. Крупской была сделана приписка следующего содержания: «Паше. Отчего давно нет писем? Как дела с техникой? Отчего никогда не присылаете корреспонденции? Имейте в виду, что скоро получите письмо за подписью Яблочков (В.П. Ногин - авт.), ключом «У лукоморья дуб зеленый» (или «Школьник»)» [72]. Как следует из этого сообщения, В.П. Ногин должен был прислать Л.Н. Радченко письмо, зашифрованное по одному из указанных ключей. В данном примере часть стихотворения вписана в квадрат 10 х 10.
Выбор стихотворного шифра для конспиративных связей был не случаен. Во-первых, стихотворение можно было выучить наизусть, а затем составить табличку шифра и, во- вторых, революционер-подпольщик ничем не рисковал, перевозя с собой томик стихотворений, который на самом деле является сборником ключей для конспиративной переписки.
В качестве ключей больше всего употреблялись стихотворения поэтов-демократов, чья литературная деятельность была ближе по духу революционной молодежи в борьбе за светлое будущее. Так, редакция «Искры» в ноябре 1900 года переписывалась с Ю. Мартовым, который находился в то время в Полтаве, по стихотворению А.С. Пушкина («Брожу ли я вдоль улиц шумных...») [73]. Д.И. Ульянову ключом для переписки с «Искрой» служило стихотворение С.Я. Надсона «Мгновение» («Пусть нас давят угрюмые стены тюрьмы, мы сумеем их скрыть за цветами...»). И.И. Радченко в 1901-1902 гг. - «Дума» М.Ю. Лермонтова, «Меж высоких хлебов затерялося...» - Н.А. Некрасова, для связи с Киевским комитетом РСДРП - стихотворение «Я вчера еще рад был отречься от счастья...» С.Я. Надсона. И.И. Радченко для внутрироссийской переписки имел второй ключ: «Маша» - стихотворение Н.А. Некрасова, а для непосредственной связи с Баку (нелегальная типография «Нина») применял ключ такой же, как и для переписки с «Искрой» - «Дума» М.Ю.
Лермонтова. Для связи с

Одесской группой РСДРП - «Мать» С.Я. Надсона, Екатерино- славской - «Два горя» С.Я. Надсона, Е.Д. Стасовой - «Колыбельная» Н.А. Некрасова и басня И.А. Крылова «Дуб и трость». Г.И. Окуловой - басня И.А. Крылова «Крестьянин в беде». Тульскому комитету РСДРП для связи с Московским комитетом по подготовке II съезда партии - «Памятник» А.С. Пушкина. Казанскому комитету РСДРП - «Парадный подъезд» Н.А. Некрасова. Московскому комитету РСДРП для связи с Самарой - «Несчастные» Н.А. Некрасова. А.П. Паромовой - «Мцыри» М.Ю. Лермонтова и «Маша» Н.А. Некрасова. И.Г. Леман - «Мать» С.Я. Надсона. В.И. Трелиной - «Молитва» («В минуту жизни трудную...») М.Ю. Лермонтова и др.
Впоследствии наблюдалось стремление искровцев избегать применения в качестве ключей к шифрам произведения известных поэтов и писателей, а использовать произведения малоизвестных поэтов, народные песни, революционные сатирические стихотворения. Так, в ноябре 1901 г. из Киева И.Г. Леман и в январе 1902 г. из Пскова П.Н. Лепешинский переписывались с редакцией «Искры», применяя распространенное в то время в революционных кругах стихотворение «Гимн новейшего русского социалиста» [74].
Иногда в целях усложнения одно письмо шифровалось по нескольким ключам с различных строк. Так, И.Г. Леман во время поездки в Россию в конце 1901 г. письмом от 18 января 1902 г. предупредила Н.К. Крупскую о том, что «2а3в (П.Н. Лепешинский [0]) меняет для себя ключ. Он берет тот же, что и мой с Вами, позднейший, но будет считать не с первой строки, а со второй, первую строку совсем отбросить. Он будет ждать, пока Вы перемените ключ, а потом уже и сам перейдет на новый» [75].
Книжный шифр (страничный). Этот вид шифра широко вошел в практику искровских конспиративных связей с 1902 г. После того, как редакции «Искры» стало известно о том, что конспиративная искровская переписка перехватывается «Черным кабинетом», этот шифр стал основным. Шифрзнаки составлялись из номера строки и номера буквы в этой строке и писались в виде дробей. Ключ шифра обозначался номером

страницы и проставлялся среди шифрзнаков текста. Номер страницы образовывался путем произведения или суммы цифр числителя и знаменателя. Ключ шифра вначале проставлялся в тексте на первом, а затем на любом условленном месте. Дроби, предшествовавшие указателю, были фиктивными. Текст конспиративного письма мог шифроваться по одной или по нескольким страницам.
В качестве шифра применялись книги. Так, у «Северного Союза» находилась книга В.И. Ленина «Развитие капитализма в России», у Л.М. Книпович, Харьковского и Николаевского комитетов РСДРП - «Биография Спинозы» издания Павленкова, у Рижской искровской группы - рассказ С.Г. Скитальца «Сквозь строй» и «Композитор», П.Ф. Куделли - «Чел- каш» с пятой строки и т.д. Во всех случаях было важно, чтобы стихотворные и страничные шифры использовались революционерами по книгам одного и того же года издания.
Шифр «Гамбетта» (гамбеттовский шифр) [76] получил широкое применение в искровской переписке. (Гамбетта Леон Мишель (1839-1882) французский политический и государственный деятель, один из лидеров буржуазных республиканцев. Применял этот вид шифра для конспиративной переписки.) Техника использования этого шифра была следующая. Для того, чтобы зашифровать сообщение, бралось одно или несколько слов, известные только лицам, которые вели переписку. Например, «НЕБО ЛАЗУРНОЕ В МОРЕ...». Каждая четная или нечетная буква в предложении подчеркивалась, получался набор, состоящий из следующих букв: «НБЛЗРОВОЕ». Имели место случаи, когда использовался бессмысленный набор букв определенной длины. Впоследствии такой набор букв для краткого произношения стал называться гаммой.
Буквы открытого текста и гамма нумеровались цифрами в порядке их расположения в 28-ми или 30-ти буквенном русском алфавите. Затем из цифр открытого текста вычитались по модулю 28 или 30 цифры гаммы. В результате этих действий сообщение было зашифровано. Для отделения одного предложения от другого в начале каждого из них могла проставляться

трехзначная цифровая группа вица 127, 267, 311 и т.д. Эта группа была условной и при расшифровании текста сообщения не учитывалась. Например, необходимо было зашифровать следующий текст: «Сообщите адрес, явки, пароли».
В цифровом обозначении этот текст имел вид: 17 14 14 2 25 9 18 6 1 5 16 6 17 1 29 3 10 9 15 1 16 14 11 9. Бралась гамма - НБЛЗРОВОЕ и согласно принятым правилам шифрования производилось вычитание:

17
13

14
02

14
01

02
08

25
16

09
14

18
03

06
14

01
06

05
13

16
02

06
01

04

12

13

24

09

25

15

22

25

22

14

05

17

01

29

03

10

09

15

01

16

14

11

09

08

16

14

03

14

06

13

02
/>01
08

16

14

09

15

15

00

26

03

02

29

15

06

25

25

В случае, если верхняя цифра была меньше нижней, то к ней прибавлялась цифра 30 и по модулю производилось вычитание. Таким образом получалось: 02 - 08 = 24 (32 - 08 = 24) и т.д. Окончательно зашифрованный текст имел вид: 127 04 12 13 24 09 25 15 22 25 22 14 05 09 15 15 00 26 03 02 29 15 06 25 25. Расшифрование производилось в обратном порядке, т.е. цифры шифрованного текста складывались по модулю 30 с цифрами гаммы.
В своей переписке с «Искрой» гамбеттовский шифр применяла А.А. Кузнецова, С.Н. Афанасьева. Этим же видом шифра 10 апреля 1902 г. было зашифровано и направлено письмо В. И. Ленину об итогах Белостокской конференции представителей комитетов и организаций РСДРП делегата от «Заграничной лиги русской революционной социал-демократии» на этой конференции Ф.И. Дана. Часть согласованных решений нам известна в виде «Резолюции конференции» [77]. Но в Белостоке были приняты важные конспиративные решения, непосредственно относящиеся к вопросам созыва II съезда РСДРП. Эту часть решений по соображениям конспирации участники конференции договорились в виде печатных или рукописных

документов не оформлять и согласовали их между собой устно, чтобы совершенно секретные сведения не стали достоянием охранки. Поэтому они В исторических и архивных материалах не отложились, тем более, что многие участники конференции вскоре были арестованы. И только косвенным путем, по хранящимся в ЦПА ИМЛ и ЦГАОР СССР документам можно судить об их содержании [78].
После окончания конференции представитель «Заграничной лиги русской революционной социал-демократии» из Белостока почтой отправил В. И. Ленину известные резолюции конференции (открытую часть) и частично зашифрованное по двум ключам письмо, в котором описал порядок ее работы [79]. Эти документы «Черный кабинет» не смог обнаружить, и они благополучно были получены редакцией «Искры».
Часть письма, зашифрованное по первому ключу, Н.К. Крупская расшифровала. Вторая же в подлиннике по неизвестным для нас причинам оставалась не расшифрованной.
Не имея сообщения об остальных решениях конференции и подозревая, что представитель Лиги арестован, В. И. Ленин 22 апреля из Лондона обратился к А.К. Крамеру (члену Заграничного комитета Бунда, участнику Белостокской конференции), который находился в Париже, а также к «Союзу русских солиал-демократов за границей» за необходимой информацией. Одновременно В.И. Ленин направил письмо Г.Д. Лей- тейзену - представителю группы содействия «Искре» в Париже, поручая ему связаться с «Союзом» для ознакомления с остальными решениями конференции [80]. Из этих источников редакция «Искры», очевидно, неполностью получила интересующие ее сведения.
С момента описываемых событий прошло 78 лет и только тогда при проведения исследования удалось впервые расшифровать вторую часть письма представителя Лиги на Бело- стокской конференции и получить решения, которые с нетерпением ожидал В.И. Ленин. Эта часть письма начиналась словами: «Кроме того, приняты такие резолюции - во исполнение решений избран орг(анизационный) ком(итет). Выска-

зались за созыв съезда к концу лета. Загр(аничные) представители оповестят комитеты, Место встречи согласуют организации: «Искра», «Лига», «Союз» в короткий срок. Согласованы предложения для образования Загр(аничной) комиссии» [81]. Расшифровано из текста: 215 200 905 12 13 292 802 19 210 81 01 806 01 17 25 27 090 104 26 01 13 17 04 14 08 20 24 26 03 15 23 01 10 18 06 27 25 21 25 01 02 09 25 29 15 24 10 02 21 04 12 11 13 19 16 04 190 31 40 82 52 62 70 30 12 0 17 29 28 111 41 207 11 17 24 28 05 200 80 224 26 09 06 14 29 20 12 23 12 07 21 07 02 06 14 19 07 09 24 18 18 25 16 25 19 09 2629 17 10 25 01 11 08 25 26 192 31 62 219 20 26 010 50 917 16 11 25 180 30 80 40 91 30 31 63 14 116 2812 27 16 13 17 1926 23 2808 2528 1422 2114 222 116 28 114 29 для образования 18025 25 22 2417 02 20 09 06 02 01 27 23 09 204.
Как видно из письма, Белостокская конференция обсудила важнейшие вопросы подготовки съезда РСДРП. Был избран Организационный комитет, установлен срок созыва съезда, согласованы предложения для образования Заграничной организационной комиссии (Заграничного отдела ОК [0]) и определения места съезда. Кроме того, Белостокская конференция приняла решение о том, что созыв II съезда РСДРП, несмотря на участие в совещаниях представитей Бунда, поручается социал- демократическим организациям, чьи заслуги В развитии революционного движения В России были бесспорны. Эти данные расширяют имеющиеся В историко-партийной литературе сведения о Белостокской конференции и ряде других вопросов, связанных с подготовкой II съезда РСДРП.
Следовательно, применение большого количества шифров, их разнообразие и частая смена ключей подчеркивали стремление редакции «Искры» активно противодействовать работе «Черного кабинета» по дешифрованию переписки и были направлены на обеспечение безопасности своих конспиративных связей.
В.И. Ленин и «Искра» уделяли серьезное внимание шифрам и правилам их использования для конспирации переписки агентов газеты, искровских групп, комитетов РСДРП. В своих письмах В.И. Ленин неоднократно выражал озабочен-

ность безопасностью переписки и требовал строгого соблюдения правил ее ведения. Так, в письме, в июле-августе 1901 г. к Л.Е. Гальперину, который должен был из Баку сообщить конспиративные адреса в Екатеринославе для присылки в этот город искровской литературы, при ответе редакции «Искры» В.И. Ленин рекомендовал правильно составлять первичный текст. «Адреса пишите, разделяя слова, а то не понять, где имя, где город и улица» [82].
Выполняя основную работу по организации и ведений конспиративных связей и переписки с Россией, Н.К. Крупская также давала много ценных советов, учила своих корреспондентов правильно применять шифры и вести нелегальную переписку. Она не только в письмах, но и посредством «Искры» наладила руководство шифрованной связью с Россией. В «почтовом ящике» газеты Н.К. Крупская регулярно сообщала корреспондентам о состоянии шифрованной связи. Например, «М.У.Р. из Сибири. Зашифрованное письмо и шифр получили, но до сих сор не могли прочесть, так как не можем достать указанной книги». «Мирэ. Письмо не разобрано, просим правильно шифровать». «Зайчику». Письмо написано непонятным ключом». «Льву Львовичу. Письмо получено и разобрано» [83].
Помимо тех указаний по организации шифрованной связи, которые давала Н.К. Крупская своим корреспондентам, на страницах «Искры» помещались предостережения о правилах ведения шифрованной переписки. Так, например, в примечании к статье «Внимание революционеров!» редакция сделала важное примечание: «Добавим, со своей стороны, что шифр - оружие обоюдоострое, ибо жандармы лег-ко сумеют раскрыть всякий шифр, если не применять при шифровании особых предосторожностей. Безусловно необходимо: I) не отделять слова от слов; 2) не повторять часто одинаковых знаков, особенно знаков для наиболее употребительных букв; 3) писать шифр так, чтобы нельзя было узнать системы шифра; 4) не употреблять слишком известных стихотворений и книг. Без соблюдения этих правил шифр прямо-таки недопустим. Ред» [84].

Вся конспиративная переписка «Искры» велась в основном тайнописью с применением химических средств, что обеспечивало скрытность связи и создавало значительные препятствия для перлюстрации писем розыскными органами в России и за границей.
В искровский период, ведя обширную переписку с Россией, в одном из писем к А.А. Якубовой от 26 октября 1900 г., В. И. Ленин подчеркивал, что перепиской писем с их заделкой (в переплеты книг [0]) по имеющемуся у него адресу не занимается, а письма направляет только химией [85]. Н.К. Крупская пересылала многие письма В.И. Ленина - агентам «Искры», исполненные им тайнописью.
Имея большой опыт в тайнописи, В.И. Ленин учил своих корреспондентов правильному использованию химических составов. В письме от 4 августа 1902 г. к Картавцеву (псевдоним не раскрыт [0]) В.И. Ленин, в частности, писал; «Получили еще 2 Ваших письма и ничего не могли разобрать. Вы пишите слишком слабым составом.
Прежде чем написать - делайте каждый раз опыт. Ужасно досадно бывает получить письмо и быть не в состоянии его прочесть» [86].
По своим свойствам химические составы, применяемые для переписки, делились на две группы: I) проявляющиеся при нагревании и 2) проявляющиеся другими химическими веществами. Отбор химических средств для тайнописи был результатом многолетнего опыта русских революционеров. При нагревании бумаги с «химическим» текстом (например, над керосиновой лампой) происходила реакция и обычно обугливались те места, которые были написаны химическими чернилами. Текст письма, проявленный таким образом, приобретал коричневую окраску. К первой группе относились все кислоты, которые составляли основу химических чернил (слабые растворы серной и соляной кислоты, сок лимона, лук, молоко и др.).
Очень часто растворы кислот, содержащиеся в химических чернилах, воздействуя на бумажную массу, оставляли на

бумаге след. Если раствор кислот был слишком крепок, то под воздействием химической реакции через некоторое время наступало самопроявление, и конспиративный текст становился видимым. В этом случае «Черному кабинету» не представляло большого труда обнаружить конспиративное письмо. Чтобы этого не произошло, надо было предварительно приготовить раствор определенной концентрации. Делалось это опытным путем: раствор разбавлялся водой до тех пор, пока проявленный над лампой текст не был слишком ярким, ни слишком бледным, затрудняющим чтение.
Опытным путем также подбирался сорт бумаги и писчее перо, которое не должно было оставлять механических следов. От выполнения этих необходимых рекомендаций определялось качество писем, исполненных химическими чернилами, а это было крайне важно, чтобы сохранить непрерывность связи.
Н.К. Крупская в переписке со своими корреспондентами неоднократно указывала на необходимость соблюдения этих правил. Так, в письме к М.Г. Вечеслову 27 апреля 1901 г. она писала: «...Ваше письмо разобрали с трудом, бумага никуда не годится, сплошная мазня, берите такую, на которой мы пишем вам» [87]. О подборе качества бумаги, писать на более плотной, Н.К. Крупская советовала многим своим корреспондентам. В одном из писем к К. К. Газенбушу от 19 мая 1901 г. она давала рекомендацию о химической переписке: «Можно также писать... химией в обыкновенных письмах между строк, надо брать только толстую английскую бумагу, это наилучший способ сношений» [88].
После того как письмо было написано, ему давали высохнуть и мягкой белой резинкой подчищали участки бумаги, на которых был нанесен конспиративный текст, для устранения механических повреждений, сделанных писчим пером.
Применение сока лимона или лука ввиду неоднородности раствора имело определенные недостатки. Перед употреблением его необходимо было тщательно готовить, чтобы избегать самопроявления текста. Поэтому если в начальном периоде развитая искровских связей в качестве химических

чернил использовались в основном слабые растворы кислот, то в последующем они стали заменяться химическими составами, которые устранили недостаток - самопроявление. К этой группе относились соли свинца (азотносвинцовая соль, соль двууглекислого свинца и др.). Соли растворялись до получения насыщенного раствора, из которого при добавлении воды в соотношении 5:1 получался рабочий раствор чернил. Дальнейшая техника подготовки писем оставалась прежней. Эти средства тайнописи были очень просты в использования, но основной их недостаток заключался в том, что все конспиративные письма, исполненные такими химическими чернилами, проявлялись при нагревания.
Ко второй группе химических составов относился, например, уксуснокислый никель, а в качестве «проявителя» брался раствор диметилглиоксила или синеродистый калий, растворяемый в малой дозе в воде с «проявителем» полуторахлористого железа. Другим «проявителям» эти вещества не поддавались. Такие рецепты чернил с большей надежностью гарантировали тайну сообщений.
Для конспиративной переписки с «Искрой» изыскивались и другие химические растворы. Так, З.П. Кржижановская в письме от 21 мая 1902 г. в «Искру» предпочла следующий рецепт химических чернил: «Вот новый способ для переписки: писать 1%-м спиртовым раствором В-нафтола; чистить резинкой. Для проявления растворить немного паранитранилина в разведенной соляной или серной кислоте, прибавить туда несколько капель раствора азотно-натриевой или азотисто-калиевой соли и тотчас по приготовлении влить эту смесь в большой объем крепкого раствора уксуснолатриевой соли» [89].
В искровских связях тайнопись широко применялась в книгах, периодических изданиях, а иногда и в газетах. Текст писем исполнялся непосредственно между печатных строк. Этим способом связи пользовался В.И. Ленин в переписке с И.И. Радченко и другими агентами газеты. Так, в одном из писем он писал в Петербург:
«Посылайте непременно еженедельную газету правильно на адресе Rog^er^: нам необходима аккуратнейшая

переписка. И мы хотели бы посылать еженедельный специальный журнал: дайте скорее адрес врача, техника, велосипедиста, артиста и т. п....» [90].
Стремясь избежать перлюстрации, В.И. Ленин, конечно, не мог прямо написать, что конспиративные письма будут помещаться в журналах, а поэтому он применил выражение «специальный журнал» в зависимости от профиля работы адресата, чтобы не привлечь внимание охранки.
В целях предупреждения адресата о том, что в книге имеется конспиративное письмо, на полях одной из страниц ставился условный знак (сигнал). К номеру страницы знака необходимо было прибавить заранее обусловленное число, чтобы определить страницу конспиративного письма. В другом случае страница начала корреспонденции указывалась «химией».
Иногда на страницах книг пересылались прокламации. Так, в письме от 20 декабря 1901 г., направленном из Харькова В.Н. Крохмалю, Харьковский комитет РСДРП просил разложить текст прокламации в искровской типографии в Кишиневе: «Одновременно посылаем в книге текст прокламации, о коей вам писано. Надо напечатать в типографии «Искры» тысячу штук, прошу употребить все усилия, чтобы ускорить печатание. Напишите, когда будет готово. Дайте адрес для явки. Мы пришлем человека» [91].
Впоследствии Н.К. Крупская так охарактеризовала применение тайнописи: «Пятнадцатилетний опыт убедил нас, что только правильно поставленная химическая непосредственная переписка гарантирует правильность сношений. И товарищи рабочие в свое время широко пользовались этим способом. Питерский рабочий Бабушкин ...ночи просиживал над химическими письмами, несмотря на свои больные глаза, и благодаря ему удалось тесно связать «Искру» не только с питерскими и московскими, но ивано-вознесенскими, орехово- зуевскими и другими рабочими.
Писали нам «химией» екатеринославские, николаевские, одесские, уральские рабочие... Брались за дело сами, понимания, что это такая же обязанность революционера, как всякая другая» [92].

Одним из распространенных способов маскировки нелегальной корреспонденции, пересылаемой по почте, служили тайники в переплетах и корешках книг, куда тщательно заделывалась нелегальная корреспонденция. В.И. Ленин применял этот способ еще при переписке с группой «Освобождения труда». Так, в письме к П. Б. Аксельроду (середина ноября 1895 г.) он писал: «Получили Бреславльский отчет. Расклеили с несказанными усилиями, причем большую часть изорвали (письмо благодаря хорошей бумаге получилось целым). ...Во всяком случае способ годен, и его следует практиковать» [93]. Этим способом впоследствии пользовались редакция газеты «Искра» и социал-демократические организации в России для пересылки газет, листовок и другой нелегальной корреспонденции. Его сложность заключалась в том, что после сделанного вложения надо было очень тщательно переплести книгу, чтобы «Черный кабинет» не заметил в ней тайника. Кроме того, при вскрытии тайника необходимо было иметь соответствующие условия, чтобы извлечь из него содержимое. Как раз на это указывал Н.Э. Бауман в августе 1901 г. в письме из Москвы в редакцию «Искры»: «Ваш переплет получил... Только он причинил массу хлопот, несмотря на то, что этот способ я знал и имею опыт. Нужны слишком хорошие квартирные условия, чтобы без отлагательства добыть содержимое. Поэтому прибегайте к нему в крайнем случае» [94].
Используя этот способ пересылки нелегальной корреспонденции, Н.К. Крупская в то же время учила агентов газеты правилам пользования им. Так, в письме П.Н. Лепешинокому Н.К. Крупская подробно описала технику вскрытия тайника: «На днях пошлем Вам книгу в переплете. Переплет надо опустить в теплую воду, и, когда он станет расслаиваться, начать отделять листы, подставляя под кран с кипящей водой, надо только не спешить. Отделенные таким образом листы вытереть губкой, чтобы снять клей, потом дать высохнуть и сыроватыми положить под пресс» [95].
Тайнопись с применением химических средств для пересылки нелегальной корреспонденции являлась одним из основных способов внутренней конспирации искровских связей.

Она совершенствовалась по мере организационной работы, проводимой редакцией «Искры», как показал анализ, из 1392 документов, сохранившихся в архиве редакции газеты, охранкой было перехвачено, перлюстрировано и расшифровано лишь 119 (8,5%) [96].
Таким образом, организационная и практическая работа, проведенная В.И. Лениным, Н.К. Крупской, редакцией «Искры» и ее Русской организацией по широкому применению шифрованной связи и тайнописи в основном обеспечили надежность искровской конспиративной переписки.
В условиях нелегальной деятельности революционных социал-демократов конспиративная переписка была важнейшим средством связи, без которой немыслима была вся работа, проводимая В.И. Лениным, редакцией «Искры», профессиональными революционерами по созданию пролетарской партии нового типа. Переписка В.И. Ленина, редакции «Искры» с социал-демократическими организациями в России и за границей была чрезвычайно разнообразной и касалась многих проблем, относящихся к деятельности «Искры» и ее Русской организации. В письмах нашла отражение конспиративная постановка всего дела «Искры».
В. И. Ленин приложил немало сил для создания опорных пунктов общерусской нелегальной марксистской газеты в России, подбора ее первых корреспондентов, организации конспиративных связей с редакцией газеты.
Пересылка писем, книг, посылок осуществлялась, главным образом, посредством почты. В целях противодействия перехвату и перлюстрации корреспонденции связь между адресатами состояла из отдельных звеньев (цепочек) с использованием многочисленных посреднических адресов за границей. По способам назначения и применения искровские посреднические адреса подразделялись на личные и прямые адреса В.И. Ленина и членов редакции «Искры», адреса общего назначения, специализированные и открытые адреса «Искры». Устойчивость конспиративных связей достигалась путем применения «наследников» - держателей связей, явок и

паролей, а также через «почтовый ящик» (специальный раздел, введенный в газете «Искра»).
В целях конспирации содержания писем широко практиковались химические средства тайнописи шифры («шифр по слову», «простой квадратный шифр», «стихотворный шифр», «книжный шифр» (страничный), шифр «Гамбетта». Конспиративные письма очень часто исполнялись на страницах книг, журналов. Наиболее важные сведения, содержащиеся в письмах, шифровались, В качестве ключей искровских шифров применялись стихотворения и произведения поэтов и пи- сателей-демократов: А.С. Пушкина, И.А. Крылова, М.Ю. Лермонтова, Н.А. Некрасова, С.Я. Надсона, А.М. Горького и др.
Для пересылки корреспонденции широко использовались тайники, в качестве которых, например, применялись переплеты книг, куда заделывалась корреспонденция.
Все эти меры, применяемые редакцией «Искры», профессиональными революционерами, значительно усилили защиту корреспонденции от проникновения в ее содержание «черного кабинета» и Особого отдела, способствовали устойчивости конспиративных связей и безопасности социал- демократических организаций.
Список рекомендуемой литературы Уральский Ю.С. Конспирация в деятельности Ленинской «Искры». - М., 1980. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 47, с. 12. См.: там же, т. 46, с. 399. См.: там же, с. 406. Переписка В.И. Ленина и редакции газеты «Искра»... - М., 1969, т, I, с. 194. Переписка В.И. Ленина и редакции газеты «Искра»... - М., 1969, т. I, с. 22. Переписка В.И. Ленина и редакции газеты «Искра»... - М., 1969, т. I, с. 354.
Переписка В.И. Ленина и редакции газеты «Искра»... - М., 1969, т. I, с, 318-320, 325-329. 350-351, 392-407, 413-415. См.: там же, с. 346. Таблица составлена на основании материалов Переписки В.И. Ленина и редакции газеты «Искра»... - М., 1969, 1970, т. т. I, 2, 3. См.: Степанов. В.И. Ленин и Русская организация «Искры». - М., 1968, с. 25 (примечание). Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине. - М., 1979, т. I, с. 65. Большевики Смоленщины до октября 1917 года. Сб. документов. - Смоленск, 1961, с. 51. См.: Материалы по истории связи в России ХУШ - начало XX в. - Л., 1966, с. 164. По данным советских исследователей к концу 1903 года в Германии и Бельгии редакция имела 30 посреднических адресов. (См.: Степанов В.И. Ленин и Русская организация «Искры», 1900-1903. М., 1968, с. 135). Новиков В.И. В кн.: Ленин и деятельность искровских групп в России. 1900-1903. - М., 1978, с. 116, со ссылкой на немецкого исследователя Wuttke Irmtraund считает, что искровцы для конспиративных связей в тот период имели 84 адреса. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 55, с. 386. Там же, с. ХУ. Там же, с. 189. См.: Листовка редакции «Искры». К русским за границей. - Красный архив, 1934, т. 1(62), с. 141. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 46, с. 52. См.: Ленинский сборник III, с. 74. См.: Ленин В.И, Полн. собр. соч., т. 46, с. 44, 49. Там же, с. 41, 45. См.: Ленин. Полн. собр. соч., т. 46, с. 49, 57. Там же, т. 55, с. 386. Там же, т. 46, с. 47. См.: Муравьева Л.Л. Сиволап-Кафтанова В.И. Ленин в Мюнхене. - М., 1976, с. 31.
См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 46, с. 72. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 55. с. XV. с. 205. Иванов М. Ленин в Праге. - М.. 1963, с. 26-28. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 55, с. 220. См.: там же, т. 46, с. 178, 179. См.: Переписка В. И. Ленина и редакции газеты «Искра»... - М., 1969, т. 2, с. 393. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 46, с. 180. См.: Переписка В.И. Ленина и редакции газеты «Искра»... - М., 1969, т. 1, с. 61. См.; Переписка В. И. Ленина и редакции газеты «Искра»... - М., 1969, т. I, с. 429. См.: ЦГАОР, ф. ДП. 00. 1901 г., д. 825, ч. 4. л. 55. Там же, ч. 6, л. 14. Там же, ч. 7, л. 60. См.: Переписка. В. И. Ленина и редакции газеты «Искра»... - М., 1969. т. 2, с. 174. См.: там же, т. 3, с. 77. Там же, с. 423. Искра, №№7, 9, 14. См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 46, с. 94. См.: Листовка редакции «Искры». К русским за границей. - Красный архив, 1934, т. 1(62), с. 141. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 46, с. 49. Переписка В. И. Ленина и редакции газеты «Искра»... - М., 1969, т. I, с. 305. Так, например, в адрес Международного торгового банка в Москве (для Алексея Никитича Дементьева) 7 июля 1902 года было отправлено письмо В.И. Ленина с подписью «Мейер». (См. Переписка В.И. Ленина и редакции газеты «Искра»... - М., 1969, т. 2, с. 60). Искра, № 2. См.: Переписка В. И. Ленина и редакции газеты «Искра»... - М., 1969, т. I, с. 425; ЦГАОР, ф. ДП, 00, 1901- г., д. 825, ч. 4, л. 6. См.: ЦГАОР. ф. ДП, 00, 1901 г., д. 825, ч. 10, л. 139. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 46, с. 136.
См.: Переписка В.И. Ленина и редакции газеты «Искра»... - М., 1969, т. I, с. 71, 72. Там же, т. 2, с. 157. Переписка В.И. Ленина и редакции газеты «Искра»... - М., т. 1, 1969, с. 125. Там же, т. 3, с. 483-560. Переписка В.И. Ленина и редакции газеты «Исктра»... - М., 1969, т. I, с. 492, 493. Ульянова А. И., Ульянов В.И. (Н. Ленин). Краткий очерк жизни и деятельности. - М., 1934, с. 41. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 46, с. 50. Искра, №№3, 8, 16. 22. Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине. - М., 1979, т. I, с. 259. ЦГАОР, ф. ДП, 00. 1901 г., д. 825, ч. I, л. 33. Переписка В.И. Ленина и редакции газеты «Искра»... - М., 1969, т. I, с. 301, 302. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 46, с. 199-200. См.: Сильвин М. А. В.И. Ленин в период зарождения партии. - М., 1958, с. 97. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 46, с. 78, 484. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 46, с. 239. Переписка В.И. Ленина И редакции газеты «Искра»... - М.,1969, т. I, с. 118. Там же, с. 443, 444. Название шифров приводится в соответствии с принятой терминологией, которой пользовались революционные социал-демократы в 1900-1903 гг. См.: ЦПА ИМЛ, Ф. 24. оп. 12, н, ед. хр. 1271, л. 1. См.: Переписка В.И. Ленина и редакции газеты «Искра»... - М., 1969, т. I, с. 243, 268, 269, 287, 288. Там же, с. 288. Переписка В.И. Ленина и редакции газеты «Искра»... - М.,1969, т. I, с. 166. См.: Переписка В.И. Ленина и редакции газеты «Искра»... - М., 1969, т. I, с. 39.
См.: Переписка В.И. Ленина и редакции газеты «Искра»... - М., 1969, т. I, с. 334, 382; т. 2, с. 10. История Коммунистической партии Советского Союза. - М., 1967, т. I, с. 280, 281. Переписка В.И. Ленина и редакции газеты «Искра»... - М., 1969, т. I, С. 383. Гамбетта Леон Мишель (1839-1882) французский политический и государственный деятель, один из лидеров буржуазных республиканцев. Применял этот вид шифра для конспиративной переписки. См.: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. - М., 1970, т. I, с. 40-43 об. См.: Степанов В. Н. Ленин и русская организация «Искры». - М., 1968, с. 317-318. См.: Переписка В.И. Ленина и редакции газеты «Искра»... - М., 1969, т. I, с. 468. См.; Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 46, с. 182-184. См.: Переписка В.И. Ленина и редакции газеты «Искра»... - М., 1969, т. I, с. 471. Расшифровано из текста: 215 200 905 12 292 802 19 210 81 01 806 01 17 25 27 090 104 26 01 13 17 04 08 20 24 26 03 15 23 01 10 10 18 06 27 25 21 25 01 02 09 25 29 24 10 02 21 04 12 11 13 19 16 04 190 31 40 82 52 62 70 30 12 0 17 29 28 111 41 207 11 17 24 28 05 200 80 224 26 09 06 14 29 20 12 23 12 07 21 07 02 06 14 19 07 09 24 18 11 18 25 16 25 19 09 2629 17 10 25 01 11 08 25 26 192 31 62 219 20 26 010 50 917 16 11 25 180 30 80 40 91 30 31 63 14 116 2812 27 16 13 17 1926 23 2808 2528 1422 2114 222 116 28 114 29 для образования 18025 25 22 2417 02 20 09 06 02 01 27 23 09 204. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 46, с. 137. Искра, №№29, 33. Искра, № 13. См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 46, с. 53. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 46, с. 215. Переписка В.И. Ленина и редакции газеты «Искра»... - М., 1969, т. I, с. 71. Там же, с. 89.
Переписка В.И. Ленина и редакции газеты «Искра»... - М., 1969, т. I, с. 530. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 46, с. 188. ЦГАОР, ф. ДП, 00, 1901 г., д. 825, ч. 2, л. 22. Степанов В. Н. Ленин и Русская организация «Искры». - М., 1968, с. 149, 150. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 46, с. 10. Переписка В.И. Ленина и редакции газеты» «Искра»... - М., 1969. т. I, с. 197. Там же, с. 181. Там же, т. I, 2, 3.
<< | >>
Источник: Бабаш А.В., Баранова Е.К., Ларин Д.А.. ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ. ИСТОРИЯ ЗАЩИТЫ ИНФОРМАЦИИ В РОССИИ. 2012

Еще по теме Способы конспирации переписки:

  1. ПЕРЕПИСКА С НИКОЛАЕМ РЕМОНОМ
  2. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПЕРЕПИСКА
  3. ИЗ ПЕРЕПИСКИ 1619-1643 гг. К И. БЕКМАНУ
  4. ПЕРЕПИСКА С П. БЕЙЛЕМ
  5. ПЕРЕПИСКА С И. МАЛЬБРАНШЕМ
  6. IV ПЕРЕПИСКА С С. ФУШЕ
  7. ПЕРЕПИСКА С ЛЕДИ Д. МЕШЭМ
  8. ПЕРЕПИСКА С П. БЕЙЛЕМ
  9. РАССУЖДЕНИЕ ПЕРВОЕ ОБЩЕЕ СРАВНЕНИЕ ТОГО СПОСОБА, КАКИМ ДОСТОВЕРНОСТЬ ПОЗНАНИЯ ДОСТИГАЕТСЯ В МАТЕМАТИКЕ, С ТЕМ СПОСОБОМ, КАКИМ ОНА ДОСТИГАЕТСЯ В ФИЛОСОФИИ
  10. ИЗ ПЕРЕПИСКИ 1619-1643 гг.