Роль Ленина в конспиративной переписке «Искры»


В последнее время стало модным осуждать коммунистическую партию и руководство Советского Союза, но нельзя забывать и о том позитивном, что было создано коммунистами для нашей страны, да и просто не представляется возможным вычеркнуть из нашей истории почти целый век правления коммунистической партии. Далее речь идет о периоде подпольной работы РСДРП, а точнее об организации конспиративной переписки «Искры» и виднейших революционеров. Данный подраздел знакомит читателя с некоторыми принципами построения конспиративной переписки[24].
Вопросы установления, развития, совершенствования связей и их конспирации всегда находились в центре внимания В.И. Ленина. «Не забывайте, что сила революционной организации в числе ее связей» [1] - это ленинское положение наилучшим образом нашло свое подтверждение в деятельности редакции газеты «Искра», ее Русской организации и явилось краеугольным камнем в практической работе искровцев. В. И. Ленин подчеркивал, что «без регулярных сношений невозможно никакое общее дело» [2].
Одна из важнейших функций связи заключалась в пересылке конспиративной корреспонденции. В.И. Ленин и редакция «Искры» вели обширную переписку с Россией и с заграницей.
В разработанном плане создания русской организации «Искры» В.И. Ленин указывал на важную роль конспиративной переписки для сплочения революционных организаций различных городов, внутри города, с заграницей. Он писал, что «без писем нет ничего кроме полной разрозненности» [3].

Подчеркивая преимущества конспиративной переписки перед другими видами связи, редакция «Искры» советовала своим агентам не предпринимать без надобности поездок, ибо «лишние разъезды тяжело отражаются на кассе и могут быть легко заменены перепиской» [4].
alt="" />
Первый номер газеты «Искра»



Сохранившийся редакционный архив «Искры» включает более 1300 писем, относящихся к переписке с агентами газеты, социал-демократическими организациями, группами содействия [5]. Это, конечно, далеко не все. Многие письма во время пересылки затерялись, другие были перехвачены «Черным кабинетом». Часть писем социал-демократы уничтожали после прочтения, чтобы при обыске или аресте полиция не получила улик противозаконной деятельности обвиняемых.
Редакционный архив «Искры», который создавала Н.К. Крупская, составляют заграничные и российские письма В.И. Ленина и редакции газеты. Заграничная корреспонденция архива включала переписку В.И. Ленина с соредакторами (Г.В. Плехановым и П.Б. Аксельродом) о различных сторонах организационной и редакционной деятельности по налаживанию издания печатного органа - газеты «Искра» и журнала «Заря».
В.И. Ленин вел переписку с социал-демократами (Ю.М. Стекловым, В.П. Ногиным и многими другими), а также с организаторами групп содействия «Искре» (М.Г. Вечесловым, Г.Д. Лейтейзеном) об организационно-издательской деятельности, транспортировании «Искры» в Россию.
Н.К. Крупская поддерживала оживленную переписку с берлинской группой содействия «Искре», занимавшей видное место в организационно-конспиративной деятельности газеты. В переписке освещались организационные стороны работы, которую проводили редакция газеты и искровцы, в том числе по вопросам конспирации, о подготовке чемоданов с литературой для отправки в Россию, о паспортах для лиц, уезжающих в Россию.
Основная же часть редакционного архива «Искры» включала российскую переписку В.И. Ленина, Н.К. Крупской и членов редакции с агентами газеты, социал-демократами, группами и организациями.
Среди большого количества писем выделялась переписка по теоретическим вопросам, связанным с опубликованием статей на страницах газеты. Давались рекомендации и указа-

ния по перестройке практической работы местных комитетов и организаций, преодолению остатков кружковщины и кустарничества в их деятельности, а также в работе отдельных агентов. С агентами газеты велась значительная переписка по вопросам доставки и распространения газеты и другой политической литературы в России. Направлялись многочисленные советы, рекомендации и указания по их конспиративноорганизационной работе. В письмах освещались вопросы организации связей, применения шифров, химических средств, условностей, паролей и других составных элементов конспирации, формирования «русской социалистической почты».
Российские социал-демократы и организации в своих письмах В.И. Ленину, редакции газеты освещали различные вопросы организационно-партийной и конспиративной работы. Редакция газеты дорожила перепиской с корреспондентами и очень аккуратно со всей полнотой отвечала на их письма.
Среди почтовых отправлений выделялись информационные письма, в которых приводились факты, события, происшедшие в том или ином городе, описывались действия рабочих, студентов и других слоев населения в ответ на притеснения и репрессии царского самодержавия. Как отмечала Н.К. Крупская, «отзывчивость и жизненность органа в значительной мере зависит от того, насколько деятельно русские товарищи будут заботиться о том, чтобы этот орган был надлежащим образом информирован» [6].
Следовательно, постоянная взаимная связь редакции «Искры» со своими корреспондентами и читателями являлась непременным условием ее успешной деятельности.
Редакция «Искры» требовала от своих агентов полной и правдивой информации о положении на местах и предпринимала активные меры к получению такой информации различными способами, в том числе посылкой в Россию своих людей, по существу выполнявших задачи специальных корреспондентов. Так, в связи с нерегулярностью получения писем от представителей газеты в Киеве В.Н. Крохмаля и С.Н. Афанасьевой редакция газеты «Искра» в конце ноября 1901 г. направила в

Россию через берлинскую группу содействия А.А. Кузнецову с задачей «писания корреспонденций, сообщения сведений и т.д.» [7]. В подробных письмах из Киева А.А. Кузнецова информировала газету об отсутствии там нелегальной литературы, без которой нельзя создавать в России революционную партию и развивать рабочее движение, о слабой работе местного комитета, об отрыве членов комитета от рабочих масс. Такая правдивая информация позволила редакции «Искры» разобраться с фактическим состоянием дел, которое сложилось в тот период в Киевском комитете РСДРП. Прочитав корреспонденцию А.А. Кузнецовой, В.И. Ленин просил берлинскую группу непосредственно связать А. А. Кузнецову с редакцией «Искры» в целях дальнейшего получения информации [8].
Анализ развития конспиративной переписки по годам из сохранившегося редакционного архива «Искры» показывает ее непрерывный рост (табл. 5.1).
Развитие искровской конспиративной
переписки с Россией [9]
Таблица 5.1

Год

Количество писем

Количество корреспондентов

отправленных в Россию

полученных из России

Комитеты и социал- демократические организации

Отдельные лица, агенты

Примечание

1901

182

82

6

42

* В таблицу включена корреспонденция до начала работы II съезда РСДРП - 17(30) июля 1903 г.

1902

240

368

15

64

1903

170

220

20

24*

Как видно из таблицы, если в 1901 г. преобладала переписка редакции с Россией, то начиная с 1902 г., в связи с расширением связей, их упрочением, увеличилось количество писем, направляемых в адрес редакции. Одновременно наблюдался рост количества социал-демократов, а также социал- демократических организаций и групп, вступивших в переписку с «Искрой». Этот анализ характеризует признание ими «Искры» своим руководящим органом, повышение ее роли и авторитета в социал-демократическом движении.

В.И. Ленин считал, что для укрепления связей с Россией необходимо было сформировать организацию, которая бы занималась доставкой полных и своевременных сведений о движении и обеспечивала снабжение периодической прессой Россию. Такую организацию В.И. Ленин назвал «русской социалистической почтой». Она должна была способствовать расширению влияния общепартийного органа среди пролетарских и демократических сил России, а также централизации искровских связей, усилению их конспирации.
Для обеспечения регулярных связей «Искры» вначале необходимо было создать в России опорные пункты будущей газеты, разработать такую организацию связи, которая бы противостояла попыткам «Черного кабинета» перехватывать и дешифровывать нелегальную переписку.
Становление первых искровских связей было подготовлено огромной организационной работой В.И. Ленина в России перед его отъездом за границу.
По окончании срока ссылки В.И. Ленин приступил к непосредственному осуществлению плана создания общерусской газеты. В первой половине 1901 г. он встречался с социал- демократами во многих городах России и знакомил их с планом издания «Искры». Во время этих встреч закладывались первые связи будущей газеты.
Одновременно члены Литературной группы, созданной В.И. Лениным в середине 1899 г. [10] (Ю.О. Цедербаум и А.Н. Потресов) побывали в Полтаве, Казани, Вильно, в Крыму, повсюду устанавливали связи с местными социал-демократами, проводили ту же работу, что и Владимир Ильич.
При встречах с социал-демократами В.И. Ленин уделял большое внимание организации связи и ее конспирации. «В Уфе, - писала А.И. Ульянова-Елизарова, - Владимир Ильич виделся с местными товарищами. Помню из них Крохмаля, с которым он условился о шифре; знаю, что из некоторых уездов приезжали ссыльные повидаться с ним» [11].
С В.И. Лениным виделись революционеры из Нижнего Новгорода, Ярославля, Астрахани. Со всеми он договаривался об организации связи.

Встречаясь с И.В. Бабушкиным в Смоленске, В.И. Ленин практически показывал способы ведения конспиративной переписки. По воспоминаниям жены И.В. Бабушкина (П.Н. Ры- бась), Ленин и Бабушкин «составляли химические письма, писали так, чтобы жандармы не прочли, когда распечатают письмо на почте» [12].
Таким образом, в результате напряженной работы, проведенной В.И. Лениным и другими членами Литературной группы, в России были созданы опорные пункты будущей общерусской нелегальной марксистской газеты, подобраны ее первые корреспонденты, разработаны способы связи с ними и приняты меры безопасности конспиративной переписки.
Пересылка писем, книг, посылок осуществлялась главным образом посредством почты. Россия состояла членом Всемирного почтового союза, созданного в 1874 г., и имела почтовые связи с Германией, Австрией, Болгарией, Румынией, Сербией, Бельгией, Грецией, Швейцарией, Великобританией и другими странами [13].
Большие расстояния, отделявшие редакцию «Искры» от ее адресатов, а также несовершенство организации доставки почтовой корреспонденции неблагополучно отражались на устойчивости и общем состоянии искровских связей. Письма месяцами шли в отдаленные местности России. Они часто терялись в пути.
Для пересылки конспиративных писем и других видов почтовой корреспонденции, кроме почты, применялись так называемые оказии - лица, сочувствовавшие социал-демократическому движению. Иногда письма из-за границы и обратно доставляли русские студенты, обучавшиеся в западноевропейских странах. Этот способ пересылки писем был крайне нерегулярен, но он до некоторой степени лишал охранку возможности беспрепятственно перехватывать корреспонденцию.
В целях противодействия перехвату и перлюстрации полицией конспиративной переписки искровцев связь между адресами состояла из отдельных звеньев (цепочек) с использованием многочисленных посреднических адресов. Так, в 1900-1903 гг.

в Германии и Бельгии редакция «Искры» использовала около 60 адресов, из них в 1903 г. - 20 (№10, 11, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 20, 22, 28, 29, 30, 31, 32) и, предположительно, №19, 25, 27, 34, 37. Этот вывод подтверждается анализом искровской переписки и учетом писем, помещенных Н.К. Крупской в «Тетради №1 входящих материалов редакции «Искры» (январь-август 1903 г.), а также расшифровкой адресов, на которые посылались письма для газеты. По данным советских исследователей к концу 1903 г. в Германии и Бельгии редакция имела 30 посреднических адресов. Со ссылкой на немецкого исследователя Wuttke Irmtraund считает, что искровцы для конспиративных связей в тот период имели 84 адреса [14].
Все письма, предназначенные В. И. Ленину и редакции газеты «Искра», пересылались по почте с указанием на конверте известного адреса. На месте письма изымались у владельцев посреднических адресов доверенными лицами. Так, в Штутгарте таким лицом была Клара Цеткин, выдающийся деятель германской социал-демократической партии, а в Нюрнберге - Филипп Регнер, в Лейпциге - Карл Пинкау, в Лондоне - доктор А.Р. Хазель.
В Россию письма направлялись на «чистые» легальные адреса для последующего вручения адресату.
По способам применения и назначения искровские посреднические адреса можно подразделить на четыре группы: личные и прямые адреса В. И. Ленина и членов редакции «Искры», адреса общего назначения, специализированные и открытые адреса «Искры».
Личные и прямые адреса В.И. Ленина и членов редакции «Искры». 16 июля 1900 г. В.И. Ленин выехал за границу для переговоров с группой «Освобождения труда» о совместном редактировании газеты «Искра» и научного журнала «Заря». В июлеавгусте он переписывался только с родными по парижскому адресу русского эмигранта М. Жуковского. В деле Московского жандармского управления в выписках из писем В.И. Ленина к родным сохранился этот адрес:
«Письмо того же автора (В.И. Ленина [0]) «с датой 18/YIII-1900. Париж», адресованное М.А. Ульяновой, в коем

встречается адрес: М. Dr. Dubon chez... Pour. М. Goukowsky, 8 Boulevard Capucines, Paris [15]. По этому поводу М.И. Ульянова писала: «В первое время пребывания Владимира Ильича за границей в 1900 г., когда он не знал еще, насколько прочно обоснуется там, он, в целях конспирации, не давал нам для переписки своего личного адреса, и, когда он жил в Швейцарии ...мы писали ему на Париж» [16].
Находясь в Швейцарии и желая придать большую правдоподобность своему «пребыванию в Париже», В.И. Ленин в письмах к М.А. Ульяновой подчеркивал: «Удивляюсь я, дорогая мамочка, что не получаю от тебя ни одного письма: я писал тебе уже дважды из Парижа...» [17].
Первые два дня после приезда в Швейцарию В.И. Ленин прожил у П. Б. Аксельрода. По-видимому, адрес П. Б. Аксельрода: Hrn Paul Axelrod, Vogelsangstrs. 9/11. Zurich [18] стал вторым посредническим адресом для переписки его с родными. На этот адрес В.И. Ленину направлялись письма из Парижа.
Через две недели после отъезда В.И. Ленина за границу выехала и А. И. Ульянова-Елизарова. Ее парижский адрес (Rue de la Glaciere, 103. М-lle Loukachevitsch, Paris. Для Бланк) [19] также применялся для связи с В.И. Лениным. В целях конспирации адресата в Париже применялась фамилия матери В.И. Ленина - Бланк. На этот адрес пересылались письма и книги. (А.М. Лукашевич - участница социал-демократического движения в Москве в 1900 г. находилась в эмиграции во Франции) [20]. Получая письма и книги на адрес Лукашевич, А. И. Ульянова-Елизарова направляла их В.И. Ленину в Швейцарию на адрес П.Б. Аксельрода.
После отъезда из Швейцарии по пути в Мюнхен В.И. Ленин встретился в Нюрнберге с одним из руководителей германской социал-демократической партии Адольфом Брауном, через которого был получен первый личный адрес В.И. Ленина в Германии: Herrn Philipp Rogner, Cigarrenhandlung, Neu Gasse, Nurnberg [21]. Об этом адресе 5 сентября 1900 г. В.И. Ленин впервые сообщал в письме неустановленному адресату за границей, а в другом письме вновь его подтвердил: «...спешим по-

слать Вам адрес, по которому могли бы быть посылаемы всякие материалы из России (данным Вам адресом - Rogner, можно пользоваться только из-за границы, и этого адреса Вы, пожалуйста, другим не давайте») [22].
Филипп Регнер, член социал-демократической партии Германии, был владельцем табачной лавки. Его коммерческие связи стали хорошим прикрытием для пересылки нелегальной корреспонденции.
В.И. Ленин просил, чтобы письма по этому адресу посылались «в 2-х конвертах, на втором: для Петрова» и вместе с тем указывал: «Не пишите, пожалуйста, никаких инициалов в письмах - господь их знает, вполне ли здесь надежна почта» [23].
Из Нюрнберга В.И. Ленин на пути в Мюнхен выехал в Прагу, где по рекомендации чешских социал-демократов договорился с рабочим типографии социал-демократом Ф. Модра- чиком о пересылке им нелегальной корреспонденции из России в Мюнхен и обратно. Его адрес (Herrn Franz Modracek Smesky, 27 Prag. Австрия) был одним из важнейших для связи В.И. Ленина с Н.К. Крупской, жившей в то время в Уфе, а также с родными. Впервые использование этого адреса В.И. Лениным отмечено в октябре 1900 года [24].
С приездом в Мюнхен В.И. Ленин познакомился с известным польским революционером Ю. Мархлевским, который продолжительное время жил в Германии. Через него был получен второй посреднический адрес доктора К. Лемана. Об этом адресе В.И. Ленин писал: «Вот лучший адрес: Herrn Dr. Med. Carl Lehmann, Gabelsbergerstrabe 20a. Munchen. Внутри на втором конверте: для Петрова» [25].
Этот адрес считался одним из важнейших, прямым и был пригоден для денег, писем и для книг. Специальность врача позволяла Леману иметь большой круг пациентов, вести обширную переписку и обеспечивала прикрытие конспиративных связей. Этим адресом наиболее часто В.И. Ленин пользовался для переписки с членами редакции газеты «Искра», находившимися в Швейцарии - Г.В. Плехановым и П.Б. Аксельродом.

В Мюнхене В.И. Ленин поселился в трактире «Цум гольде- нен Онкль» [26] владельцем которого был социал-демократ Рит- тмейер. Его адрес В.И. Ленин также использовал для переписки: Herrn Georg Rittmeyer Kaiserstrabe 53. O.Munchen [27].
При отправке писем в адрес доктора Лемана В.И. Ленин просил на втором конверте писать «fur Meyer» (для Мейера). Если же письмо было написано по-русски, то его можно было отправить в адрес Риттмейера без всякого указания о передаче, видимо, потому, что из русских в трактире жил только он один.
В мае 1901 г. В.И. Ленин и Н.К. Крупская переехали на новую квартиру в предместье Мюнхена - Швабинг. В это время основным адресом стал адрес доктора Лемана.
В марте 1901 г., когда Модрачек сменил место жительства, В.И. Ленин сообщил М.А. Ульяновой измененный адрес: Herra Franz Modracek. Vrsovice bei Prag, №384. Oesterreich.
В предисловии к сборнику «Письма к родным» (издания 1930 г.) М.И. Ульянова отмечала, что «в письме от 2 марта 1901 г. В.И. Ленин сообщил свой новый адрес, прибавляя, что «переехал вместе со своим хозяином квартирным». Франц Модрачек, на адрес которого шли наши письма, действительно, переехал тогда на новую квартиру, но Владимир Ильич продолжал жить в Мюнхене, на старой» [28].
Следовательно, за границей В.И. Ленин продолжил организационную работу, начатую еще в России, по становлению первых искровских связей. В Германии были подобраны личные посреднические адреса, которые обеспечили связь Ленина с соредакторами «Искры» в Швейцарии, социал- демократами за границей и в России.
Адреса Лемана, Риттмейера, Регнера вначале применялись для заграничных связей, а затем по мере расширения искровской переписки стали использоваться агентами «Искры» и наиболее надежными корреспондентами в России. В мюнхенский период деятельности редакции «Искры» (1901-1902 гг.) эти адреса использовались для заграничной переписки В.И. Ленина с Г.В. Плехановым, П.Б. Аксельродом, а такке с агентами газеты в России - В.П. Ногиным, Н.Э. Бауманом, М.А. Сильвиным,

В.Н. Крохмалем, Г.М. Кржижановским, Ф.В. Ленгником, Е.Д. Стасовой, А.С. Енукидзе, К.И. Захаровой, П.Н. Лепешинским, И.И. Радченко и другими.
12 апреля 1902 года В.И. Ленин и редакция «Искры» переехали в Лондон. Там первым личным посредническим адресом В.И. Ленина для переписки с родными, Г.В. Плехановым и П.Б. Аксельродом стал адрес жившего тогда в эмиграции врача социал-демократа Н.А. Алексеева. Об этом адресе В.И. Ленин заранее, чтобы не прерывать связь, 10 апреля сообщил А.И. Ульяновой-Елизаровой в Берлин: «Пиши пока, если что спешно, на адрес: Mr. Alexejeff; 14, Frederick Str, 14. Gray's Ynn Road; London W. С. (для Ленина - внутри)» [29].
В письме от 17 апреля 1902 года этот же адрес был передан для связи Г. В. Плеханову, а затем и П.Б. Аксельроду [30].
После смены местожительства Алексеева его новый адрес: Mr. Alexeyeff 22, Ampton Street, Gray's Ynn Road, W.C. стал также использоваться в прежних целях. В частности, Н.К. Крупская в письме от 30(17) октября 1902 г. в Одессу просила Д.И. Ульянова передать этот адрес К.И. Захаровой (Теодорке) и сообщить ей, что в случае побега (в это время К.И. Захарова была арестована) для нее у Алексеева есть 100 рублей [31].
Через неделю после приезда и устройства на место вторым личным и прямым адресом В.И. Ленина стал адрес: Mr. Jacob Richter (Holford) 30. Holford Square. Pontonville. London W.C., который впервые В.И. Ленин сообщил 23 апреля 1902 г. в письме П.Б. Аксельроду: «...вот Вам новый адрес (который просил бы очень не сообщать никому, даже из членов Лиги, кроме самых близких лиц...: остальные пусть пользуются по- прежнему адресом Алексеева, а сторонние - адресом Дитца». Далее, в целях конспирации переезда из Германии В. И. Ленин просил: «...постарайтесь и в разговорах употреблять систематически Мюнхен вместо Лондона и мюнхенцы вместо лондонцы» [32].
В истории развития искровских конспиративных связей это был первый случай, когда действительный адрес В.И. Лени-

на, по которому он и Н.К. Крупская проживали до начала мая 1303 г.
в Лондоне, применялся для непосредственного получения писем. Этот адрес использовался для связи с узким кругом лиц - Г.В. Плехановым, П.Б. Аксельродом, В.Д. Бонч-Бруевичем.
Затем область применения В.И. Лениным личных немецких и английских посреднических адресов расширилась. Они стали использоваться для важных и экстренных связей. Так, 16 апреля 1901 г. Н.К. Крупская в конспиративном письме в Россию шифром сообщила адрес доктора К. Лемана, которому следовало направлять деньги, собранные для «Искры» [33]. Финансовый вопрос всегда беспокоил В.И. Ленина, так как потребность в деньгах была большой.
В другом случае, в письме, направленном Н.К. Крупской в Петербург 21 февраля 1902 г. для агента «Искры» М.А. Сильвина, излагался план нелегального перехода границы в Восточной Пруссии и по прибытию в Мюнхен указывался как явка адрес доктора Лемана [34].
С приездом в Мюнхен Н.К. Крупской переписка с ней В.И. Ленина по адресу Модрачека была прекращена, но адрес был сохранен для связей и продолжал успешно действовать. Им стали пользоваться искровские группы в России. Так, в феврале-марте 1902 г. Московский комитет РСДРП отправил по адресу Модрачека посылку и деньги, а по адресу доктора Лемана две бандероли [35]. Успешно использовался также адрес Ф. Регнера. В январе 1902 г. на этот адрес для редакции «Искры» Московский комитет РСДРП выслал революционные прокламации [36]. Этот же адрес в апреле того же года, незадолго до ареста использовал М.А. Сильвин, который должен был доставить в русскую типографию «Искры» в Кишиневе текст прокламации Харьковского комитета РСДРП. Однако до Кишинева М.А. Сильвину доехать не удалось и он вынужден был отправить текст прокламации почтой для редакции «Искры» [37].
Адреса общего назначения. С развитием массовых искровских связей большое значение приобрели посреднические адреса общего назначения, используемые редакцией «Искры»

для повседневных сношений как с Россией, так и с заграницей. Заграничные посреднические адреса для связи с ленинской «Искрой» имелись в большинстве западноевропейских государств: в Германии (Мюнхен, Штутгарт, Гамбург, Нюрнберг, Лейпциг, Кенигсберг, Берлин, Шарлотенбург, Веймар, Дармштадт, Ширвиндт, Вюрцен); Швейцарии (Цюрих, Женева, Берн); Франции (Париж); Бельгии (Льеж, Брюссель); Швеции (Стокгольм); Австро-Венгрии (Прага, Лемберг); Англии (Лондон). В Мюнхене, например, в период 1901-1903 гг. действовало 5 известных нам посреднических адресов общего назначения: M. Bley, Dietrich Buchbinder, Richard Etzold, проживавшие в разное время по адресам: Kaiserstrasse 42-1, Pundterplatz, 4, Kaiserstrasse 33ш; Frau Wind, St. Paulstrasse 3Ш; Max Ettinger, Amalienstrasse, 38. В Лейпциге в связи с тем, что там до начала июня 1901 г. находилась нелегальная типография «Искры», посреднические адреса в этом городе для связи с Россией не применялись. С начала июня 1901 года, когда типография готовилась к переезду в Мюнхен, в Лейпциге стало использоваться до семи адресов: Dunsker; Dr. F. Hordnung, проживавшие по двум адресам: Blumnerstrasse, 25, Antonienstrasse, 3; Richard Illge; Muller; K. Pinkau по адресам: Hohenzollernstrasse, 13, Turnsstrasse, II; Karl Arnold; Clara Wehmann.
В исследуемый период по несколько посреднических адресов имелось почти в каждом городе, через которые осуществлялась переписка. Так, в Берлине действовало 11 адресов, Нюрнберге - 5 адресов, в Лондоне - 6 адресов и т.д.
После переезда редакции «Искры» в Лондон с середины апреля 1902 г. в искровские связи были введены бельгийские адреса, обеспечивавшие более быструю пересылку корреспонденции из России в Лондон и обратно. В Льеже действовало 6 адресов, ранее не применявшихся для связи: Alphonse Pire по адресам, - rue Duny, 55 au rue Vivegni, 351; Heinrich Bologne; Joseph Bologne, Mr. Carl, Julien Defraine; Paul Marechal по двум адресам - rue St Jean N 18 и rue Neuvice II.
В Дармштадте (Германия) искровцы в конспиративные целях использовали 5 посреднических адресов и этот город

стал одним из важнейших пунктов обеспечения безопасности связи редакция с Россией: Heinrich Lenges по двум адресам: Liebfrauenstrasse, 37, Tuhrmannstrasse, 12; W. Nsubaur;
А.              Ettling; Loht.
В целях противодействия «Черному кабинету» и прикрытия переписки от перехвата агенты «Искры» при связи с редакцией рассредоточивали переписку по многим направлениям с применением большого числа посреднических адресов.
Так, например, в 1902-1903 гг. Е.Д. Стасова (Петербургский комитет РСДРП) связь с «Искрой» поддерживала по 18 конспиративным адресам в Германии, Англии, Швейцарии и Бельгии:
Немецкие адреса: Мюнхен - Gabesbergerstrasse, 20а, Dr. К. Lehmann; Pundterplatz, 4, Kaiserstrasse 42-1, Kaiserstrasse 33ш, Richard Etzold; Нюренберг - Neue Gasse, Cugarrenhaundlung Herr Philipp Rogner; Лейпциг - Hernn Pinkau Photogaph Tur- nerstrasse, II; Karl Armold, Kaufmann, Leipzig - Plag; Берлин - Georg Grewling, Sharlottenburg - Berlin Spreostrasse 60; Karl Anders, Salzwedelstrasse 8; Friedlander Thomashewsky, Eldsters- trasse, 25; Herrn Julius Gerson, Burgstrasse, 30; Дармштадт - Herrn W. Weubauer, Hainheimerstrasse, 50; Herrn А. Ettling, Liebfrauenstrasse, 45, Bierhaille; Loth.
Английские адреса: Лондон - А. Р. Hazell, 85, Avenall Rd, Highbury, Elfort Road, Aldert Park; W. А. Woodroff, 26, Barsett Road Nunhead.
Шведские адреса: Стокгольм - Strandvagen, Herr С. А. An- dersson (Cafe), Hubersgarten, 8; Fr. Andersson H. Tegnersgarten II (Hidur).
Бельгийские адреса: Льеж - Alphonse Pire, rue Dany, 55а; Paul Merechal rue Neuvice, II.
Специализированные адреса. По мере развития конспиративных искровских связей посреднические адреса тоже дифференцировались по узкому направлению конспиративной работы. Специализация адресов проявилась как одна из форм повышения конспирация переписки. Так, например, в августе 1902 года Московский комитет РСДРП переписывался

с «Искрой» по двум адресам: Herrn Richard Illge, Eisenbahnstrasse, 3, Leipzig. Этот адрес применялся для присылки писем и корреспонденции, а второй - Herrn Jacob Betsch, Senefelderstrasse, 50 b. IV, Stuttgart (специализированный) использовался только для пересылки денег [38], в этих же целях применялся искровскими группами в России берлинский адрес - Herrn Julius Gerson Burgtrasse, 30п, а адрес Heinrich Lenges, Liebfrauenstasse, 37, Darmstadt был сообщен в начале января 1903 г. Н.К. Крупской - Г.М. Кржижановскому в Самару для присылки за границу паспортов, по которым изготовлялись в Берлине их копии, используемые при поездках в Россию [39].
Своеобразный порядок связи установила в середине июля 1905 г. редакция «Искры» с социал-демократом Емельяном, работавшим в Одессе и передавшим газете адрес для денег: «Одесса, Куяльницкий лиман, Гавриле Петровичу Иваненко. Для присылки новых номеров «Искры»: Куяльницкий лиман, городское лечебное заведение; Одесса, редакция «Одесских Новостей». З.К.У. Адрес для писем: Польская, Бирнбаум... фамилию подчеркнуть» [40].
Открытые адреса «Искры». Помимо конспиративных адресов редакция «Искры» для широкой связи со своими корреспондентами и читателями имела три открытых адреса, один из которых принадлежал социал-демократу, руководителю издательства Германской социал-демократической партии И.Г. Дитцу в Штутгарте. В типографии издательства печатались журнал «Заря», работа В.И. Ленина «Что делать?» и другая социал-демократическая литература. По своему применению этот адрес также был посредническим и в ряде номеров газета «Искра» извещала об этом читателей: «По поводу многократных обращений к нам с вопросами о том, как сноситься с «Искрой» людям, попадающим за границу, мы повторяем, что из-за границы следует посылать все и всякие письма, материалы и деньги на адрес Дитца в Штутгарте - Verl. S. H. Dietz Nachfolger, Stuttgart для редакции «Заря». Редакция «Заря» всегда будет немедленно пересылать все получаемое ею для «Искры». Убедительно просим всех пользую-

щихся этим адресом на внешнем конверте писать только адрес Дитца, указания же о передаче (для ред. «Заря») должны делаться на внутреннем конверте» [41].
Этим же адресом пользовался В.И. Ленин в случаях, когда необходимо было установить тесные связи с руководителями западноевропейских социал-демократических партий. Так, в письме к лидеру социал-демократической партии Швеции К.Я. Брантингу 19 апреля 1901 г. в целях привлечения шведских и финских социал-демократов к сотрудничеству в газете «Искра» В.И. Ленин сообщил этот адрес для связи с ними [42].
Два других адреса применялись для пересылки материалов, рукописей и денег (из-за границы) и принадлежали: один в Цюрихе (Швейцария) - П. Б. Аксельроду (Hrn Paul Axelrod, Vogelsangstrasse 9/II, Zurich), а второй в Париже (Франция) - группе содействия «Искре» - Bibliotheque du Parti Ouvrier Francais, З6, rue Hall, Paris [43].
Значительную сложность при организации связи представлял подбор держателей конспиративных адресов как за границей, так и в России. Редакция газеты должна была полностью быть уверена в том, что переписка осуществляется через надежные руки.
Агентам «Искры» и социал-демократическим организациям приходилось испытывать значительные трудности в подборе конспиративных адресов, а их требовалось большое количество. Во-первых, конспиративные адреса должны были обеспечивать регулярное получение и сохранность получаемой из-за границы корреспонденции, а их владельцы по своему социальному положению не должны были вызывать подозрений у полиции своими связями с адресатами в заграничных городах. Во-вторых, владельцы адресов - это лояльные люди, стоящие в стороне от революционного движения. По этому поводу в одном из писем к
В.П. Ногину, который имел связь с Полтавой, В.И. Ленин писал: «Дайте, пожалуйста, 2-3 адреса вполне надежных людей (сторонних, не революционеров) для того, чтобы явиться к ним в Полтаве...» [44].

За границей, как правило, держателями конспиративных адресов являлись местные социал-демократы, люди массовых профессий или дюди из «общества», не связанные с революционным движением, но обладавшие безукоризненной честностью. Среди них были владельцы трактиров, пивных баров - Rittmeyer, Ettling; врачи - K. Lehmann М. Bley, А.Р. Hazell, F. Hordnung; книгоиздатели - Dietrich; владельцы кафе -
С.А. Andersson; книжных магазинов - Muller; торговых лавок - Rogner, Clara Wehmaan; коммерсанты - K. Arnold; члены рейхстага - K. Pinkau. После переезда редакции и типографии газеты «Искры» в Лондон свой домашний адрес передал для использования «Искрой» коммерческий директор типографии Максимуса Эрнста в Мюнхене - Рихард Этцольд.
В России конспиративные адреса подбирать было сложно, так как значительная часть русской интеллигенции боялась преследования полиции. Владельцы этих адресов должны были обладать большим мужеством. Так, в письме в «Искру» 13 ноября 1901 г. ее представитель в Одессе К.И. Захарова просила помочь ей достать необходимые адреса для связи: «...Нет адресов. Здесь немыслимо прямо-таки достать, все трусят смертельно» [45].
В качестве конспиративных адресов в России использовались адреса владельцев различных магазинов, служащих учреждений (земских управ, консерватории в Москве, Статистического комитета, банков), адвокатов, а также адреса врачей, медицинских сестер, студентов и др. Так, например, в адрес Международного торгового банка в Москве (для Алексея Никитича Дементьева) 7 июля 1902 г. было отправлено письмо В.И. Ленина с подписью «Мейер». [46].
«Избранный нами способ сношений, - отмечала редакция «Искры», - представляющий на первый взгляд многие неудобства, оказался вполне целесообразным. Если соблюдать все меры предосторожности, материал доставляется скоро и аккуратно» [47]. Следовательно, почтовая связь была положительно оценена редакцией «Искры», но при этом необходимо было изыскивать способ, каким бы она «могла сноситься с каждым корреспондентом».

Письма из России за границу нередко отправлялись непосредственно в почтовых вагонах скорых и пассажирских поездов. Это давало возможность избегать вскрытия писем на почте и таким образом миновать местную цензуру. Кроме того, «Черный кабинет» не всегда мог определить, из какого именно города было послано опущенное в почтовый вагон письмо, чтобы начать розыск его автора. Еще в 1901 г. в переписке с социал- демократами в Самаре, Выборге и других городах Н.К. Крупская настоятельно рекомендовала отправлять письма таким способом. Так, например, письмо В. И. Ленину от 12 февраля 1902 г. о съезде искровских агентов в Самаре и его решениях, написанное З.П. Кржижановской, было опущено в почтовый вагон пассажирского поезда №64 (Самара-Ряжск) по адресу: Frau Posa Beeken Wilhelmsburgerstrasse, 43, Hamburg [48]. Аналогичным способом из Нижнего Новгорода с пассажирским поездом №12 (Нижний Новгород-Москва) 12 июля 1902 г. было направлено «Искре» конспиративное письмо без подписи на адрес Karl Pinkau, Turnerstrasse,II,Leipzig [49].
В случае крайней необходимости в искровских конспиративных связях использовался телеграф. Однако при выборе средств связи для пересылки корреспонденция В.И. Ленин предпочитал почту телеграфу. В письме, отправленном в августе 1901 г. Л.Е. Гальперину в Баку, он указывал: «Мы послали телеграмму, - смысл ее понятен - согласие. Но имейте в виду, что сношения телеграфом очень опасны, с телеграмм ведь снимаются копии. Старайтесь ограничиваться почтой» [50], в связи с этим телеграф в деятельности «Искры» и социал-демократических организаций использовался крайне редко. Если же возникала необходимость что-либо телеграфировать, то обычно передавался короткий заранее обусловленный текст. Так, для получения чемодана с искровской литературой из Берлина группа содействия «Искре» в Полтаве должна была послать своего человека в Бреславль как ближайший к границе город и оттуда по имеющемуся адресу телеграфом передать условную фразу в Берлин: Heinrich, schickt zwei (oder drei) [51]. (Генрих, присылай два или три.) Телеграмму следо-

вало подписать фамилией владельца паспорта отправителя, так как при получении на почте чемоданов, высланных из Берлина до востребования, необходимо было предъявить на указанную фамилию документ.
Успешная работа редакции «Искры» зависела от устойчивости связей с агентами газеты и ее корреспондентами. В этом отношении был предпринят ряд мер.
Для проверки надежности того или иного адреса, а также звеньев (цепочек) связи практиковалась посылка обыкновенных писем самого невинного содержания. Адресат извещал об их получении, после чего завязывалась регулярная переписка. В другом случае, по договоренности посылка такой открытки являлась сигналом о том, что «Искра» выслала конспиративное письмо, а поэтому надо быть готовым к его приему. О посылке таких открыток просил, например, Г.М. Кржижановский в письме в «Искру» 5 августа 1902 г. Он писал: «Перед посылкой письма всякий раз присылайте невинную открытку на адрес «Медвежонка» (М.И. Ульянова [0]), с таким расчетом, чтобы она пришла на один-два дня раньше письма» [52]. Кроме того, регулярное получение таких открыток убеждало редакцию газеты в том, что адресат жив и продолжает работу. По этому поводу В.И. Ленин и Н.К. Крупская в письме, отправленном в Смоленск в июне 1901 г., просили следующим образом уведомлять о надежности посреднического адреса и, естественно, сохранности самих адресатов:
«Пусть адресаты, если они дали свой адрес не на один только раз, извещают о получении, чтобы знать, что адресат действителен. Пусть каждый выберет какие-нибудь 2 буквы и пишет на один из немецких адресов (у вас есть таковые?) незначительную открытку, подписывая этими буквами» [53].
С расширением конспиративных связей и переписки редакция «Искры» стала располагать большим количеством посреднических адресов и корреспонденции. В целях упорядочения их учета Н.К. Крупская в конце 1901 г. ввела порядковую нумерацию заграничных адресов. Это мероприятие имело двойной смысл. Во-первых, отпала необходимость каж-

дый раз в переписке указывать полное наименование адреса, и, во-вторых, повышало конспиративность искровских связей в борьбе с «Черным кабинетом».
Одновременно Н.К. Крупская завела тетрадь регистрации входящих и исходящих писем, регулярно отмечая сведения о корреспонденции: когда (дата) отправлена или получена, на какой адрес, кому выслана, исполнение [54]. Как редакция «Искры», так и ее агенты изыскивали различные способы адресования писем. Одним из них была посылка «до востребования» без указания адреса получателя с расчетом, чтобы не привлечь внимания охранки к адресату.
Часто при пересылке корреспонденции уславливались, что, если письмо следует для передачи, то фамилию следует подчеркнуть. Это был внешний сигнал для адресата, который знал, кому в действительности предназначалось письмо. Никаких других пометок о передаче письма в этом случае на конвертах не делалось.
Устойчивость искровских связей определялась также расширением сети корреспондентов. В больших городах «Искра» имела, как правило, по несколько корреспондентов. В случае ареста одного из них другие продолжали поддерживать письменную связь с газетой. Проваленные посреднические адреса немедленно отменялись.
В деятельности агентов «Искры» и ее Русской организации одним из важнейших практических условий устойчивости организации профессиональных революционеров была преемственность, которая достигалась подбором «наследников» - проверенных людей, у которых сосредотачивались не только связи с «Искрой», но и связи внутри социал-демократической организации. Непременное условие при этом - быть нейтральными людьми по отношению к охранке, не заниматься революционной деятельностью и, следовательно, не находиться под наблюдением полиции. Так, Г.М. Кржижановский в апреле 1902 г. писал в редакцию «Искры»: «Имейте в виду, что если я буду изъят, то надо в Самаре отыскать служащего в губернском земстве Николая (Ивановича Соловьева), он совершенно

свой человек, все дела будут переданы ему. Вторым наследником назначаю служащего в коммерче(ском) отдел(ении) Сама- ро-Златоустовской ж. д. (Конрада Газенбуша); если такой погибнет, надо будет прислать сюда для получения тетрадки, где записаны все наши связи, особого человека, связи зашифрованы там ключом.., она будет храниться у (Александра Дмитриевича Попова) - элеватор... Пароль: «Я от брата» [55]. «Наследников» имели Н. Э. Бауман, Е. Д. Стасова и многие другие агенты «Искры».
Приступая к изданию газеты «Искра», В.И. Ленин вначале сам выполнял техническую работу по связям с Россией потому, что практически лишь к весне 1901 г. мюнхенская часть редакции «Искры» и «Зари» собралась вместе. «Владимир Ильич, - писала А.И. Ульянова-Елизарова, - с жаром взялся за работу, которая вначале, особенно вследствие малого количества работников, была для него в большей мере черновой; приходилось самому вести переписку, шифровку, налаживать транспорт, связи с Россией» [56]. Эта важная, но тяжелая работа отрывала В.И. Ленина от насущных дел и забот издательского дела, а их было немало. Об этом он писал 18 октября 1900 г. П.Б. Аксельроду: «Загорская (И.Г. Смидович [0]) все не едет, а работы по ведению переписки становится все больше и больше. Я временами изнемогаю и совсем отвыкаю от своей настоящей работы» [57].
С октября 1900 г. секретарем редакции «Искры» была И.Г. Смидович (по мужу И.Г. Леман), с апреля 1901 г. - Н.К. Крупская. В.И. Ленин считал, что назначение Н.К. Крупской секретарем редакции было необходимо для дела. Ближайший друг и верный соратник В.И. Ленина Н.К. Крупская проявила большой организаторский талант, упрочивая и развивая связи с агентами «Искры», группами содействия газеты, социал-демократическими организациями, формируя «русскую социалистическую почту». Она внесла выдающийся вклад в организацию, развитие и совершенствование конспиративных искровских связей.
Н.К. Крупская налаживала и поддерживала связи с Россией не только путем конспиративных писем, но и через газету. Начиная с первого номера, в «Искре» был введен специ-

альный отдел - «почтовый ящик». В нем помещались короткие сообщения, предназначенные для адресатов, находящихся в России. В «почтовом ящике» давались указания по вопросам связи («2а3б. Все получаем. Спасибо, пишите»; «307н. Не имели от вас ни писем, ни корреспонденции»); адресов и явок («4ММ. Корреспонденции получены, дайте адрес для писем и явки»; «Адрес № 22 отменяется»; «Адресом № 16 просим пользоваться возможно реже»; «17852. Просим не писать на прежний адрес. Постарайтесь достать другой, или дайте нам адрес, чтобы мы могли написать вам».) [58].
Вопросы техники нелегальных связей, освещаемые в газете, способствовала регулярности переписки с Россией. Каждый корреспондент, имея очередной номер «Искры», мог найти в нем дополнительные указания о связях, способах переписки и конспиративных адресах (только их номерах).
Следовательно, указания, помещаемые в «почтовом ящике», повышали устойчивость искровских связей. «Почтовый ящик» явился средством управления конспиративными искровскими связями с Россией.
Значительную долю труда в развитии «русской социалистической почты», связей «Искры» и переписки внесли ее агенты, профессиональные революционеры. Их обязанности не ограничивались только решением общепартийных вопросов. Одной из важнейших обязанностей, которую практически выполняли они, был поиск и подбор адресов для получения конспиративных сообщений, организация корреспондирования с мест, собирание и восстановление разорванных связей, способы их конспиративного прикрытия.
В. И. Ленин осуществлял повседневное руководство деятельностью агентов. «Владимир Ильич просматривал каждое письмо, - вспоминала Н.К. Крупская. Мы знали очень подробно, кто из агентов «Искры», что делает, и обсуждали с ними всю их работу...» [59].
Следовательно, организация искровской переписки характеризовалась широким применением посреднических адресов, прикрытием связей и мерами, направленными на усиление ее устойчивости и против «Черного кабинета».
<< | >>
Источник: Бабаш А.В., Баранова Е.К., Ларин Д.А.. ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ. ИСТОРИЯ ЗАЩИТЫ ИНФОРМАЦИИ В РОССИИ. 2012

Еще по теме Роль Ленина в конспиративной переписке «Искры»:

  1. Часть III ИСКРЫ НАДЕЖДЫ Операция «Кольцо» (10 января — 2 февраля 1943 г.)
  2. ПЕРЕПИСКА С НИКОЛАЕМ РЕМОНОМ
  3. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПЕРЕПИСКА
  4. ИЗ ПЕРЕПИСКИ 1619-1643 гг. К И. БЕКМАНУ
  5. ПЕРЕПИСКА С П. БЕЙЛЕМ
  6. ПЕРЕПИСКА С И. МАЛЬБРАНШЕМ
  7. IV ПЕРЕПИСКА С С. ФУШЕ
  8. 2. ЛЕНИН В ПЕТРОГРАДЕ.
  9. ПЕРЕПИСКА С ЛЕДИ Д. МЕШЭМ
  10. ВЫСТРЕЛ В ЛЕНИНА
  11. О покушении на тов. Ленина.
  12. ПЕРЕПИСКА С П. БЕЙЛЕМ
  13. ИЗ ПЕРЕПИСКИ 1619-1643 гг.