СУЩНОСТЬ МАРКСИСТСКОЙ ДИАЛЕКТИЧЕСКОЙ ЛОГИКИ


Логическая наука, как мы видели выше, с момента своего возникновения и до наших дней находится в процессе постоянного развития. Это и понятно. Ведь логика призвана удовлетворять потребностям науки, обеспечивать осуществление логической ступени научного познания.
Но наука постоянно развивается, процесс познания усложняется, а потому и логика должна изменять свою форму и содержание в соответствии с теми изменениями и потребностями, которые возникают в ходе развития науки и научного познания. В противном случае она не могла бы выполнять свою основную задачу — логически обслуживать научное познание. Отмечая это обстоятельство, Ф. Энгельс подчеркивал, что «теория законов мышления отнюдь не есть какая-то раз навсегда установленная «вечная истина», как это связывает со словом «логика» филистерская мысль. Сама формальная логика остается, начиная с Аристотеля и до наших дней, ареной ожесточенных споров» К
В тот период развития науки, когда в ней господствовал метафизический метод мышления, исследователи могли обходиться средствами формальной логики. Но в процессе дальнейшего развития науки формальная логика все более проявляла свою ограниченность и все менее стала удовлетворять потребностям научного познания. Поэтому наука стала все чаще прорывать узкий горизонт формальной логики; естествознание, как указывал Энгельс, покидает «ту область, где достаточны были неподвижные категории, представляющие собой как бы низшую математику логики, ее применение в условиях домашнего обихода» [44]. В связи с этим и возникла потреб-

ность в создании новой, диалектической логики — логики движения, развития.
До возникновения марксизма такая логика так и не была создана, несмотря на упорные попытки крупнейших мыслителей прошлого выйти за пределы формальной логики и создать новую логику, отвечающую новым потребностям развития науки. Гегель ближе всех подошел к решению этой проблемы. Однако гегелевская диалектическая логика не могла стать подлинной логикой современного научного познания, эффективным методом раскрытия сущности явлений, ибо она была построена на идеалистической основе. «Логику              Гегеля,— писал
В. И. Ленин,— нельзя применять в данном ее виде; нельзя врать как данное. Из нее надо выбрать логические (гносеологические) оттенки, очистив от Ideenmystik: это еще большая работа» Г Эту важную и сложную работу взяли на себя классики марксизма-ленинизма, которые с позиций диалектико-материалистического мировоззрения создали подлинно научную диалектическую логику, соответствующую потребностям современного научного познания и ставшую эффективным методом исследования всех областей действительности.
Правда, материалистическая диалектическая логика и не могла сформироваться во всех своих основных свойствах в домаркеовский период, ибо этому процессу необходимо должны предшествовать определенные условия. К этим условиям прежде всего относятся наличие материалистической диалектики и соответствующий этап развития естествознания.
Диалектическая логика, как мы увидим ниже, есть та же материалистическая диалектика, обращенная к раскрытию теоретического, научно-абстрактного мышления. Материалистическая же диалектика является революционной душой марксизма, и возникла она под влиянием потребностей революционного рабочего движения, сформировавшегося в середине XIX в. и сразу же обнаружившего свой революционно-преобразующий характер.
Серьезных успехов достигло к тому времени и естествознание, превратившись пз эмпирической в теоретическую науку. «...Эмпирическое естествознание,— писал по этому поводу Ф. Энгельс,— достигло такого подъема и добилось столь блестящих результатов, что не только стало возможным полное преодоление механической односторонности XVIII века, но и само естествознание благодаря выявлению существующих в самой природе связей между различными областями исследования (механикой, физикой, химией, биологией и т. д.) превратилось из эмпирической науки в теоретическую, становясь при обобщении полученных результатов системой материалистического познания природы» *.
Важным моментом в развитии естествознания этого периода явилось утверждение в науке идеи развития, ставшей поворотным пунктом во всем естественно-научном исследовании и потребовавшей принципиально нового метода и стиля мышления. Особенно большую роль в становлении этой идеи, как отмечал Ф. Энгельс, сыграли три великих исторических открытия естествознания XIX в. и многие другие достижения наук о природе.
«...Материалистическое воззрение на природу,— писал он,— покоится теперь на еще более крепком фундаменте, чем в прошлом столетии. Тогда — до известной степени исчерпывающим образом — было объяснено только движение небесных тел и движение земных твердых тел, происходящее под влиянием тяжести; почти вся область химии и вся органическая природа оставались таинственными и непонятными. Теперь вся природа простирается перед нами как некоторая система связей и процессов, объясненная и понятая по крайней мере в основных чертах» [45].
Эти коренные качественные изменения в естествознании, как и изменения в социальной действительности, породили настоятельную необходимость разработки нового мировоззрения, принципиально иной методологии научного познания, разработки новых законов и форм научного мышления. Эту необходимость могла удовлетворить только материалистическая диалектика. «Диалектика,— писал Ф. Энгельс,— ...является единственным, в высшей инстанции, методом мышления, соответствующим теперешней стадии развития естествознания. Разумеется, для повседневного обихода, для научной мелкой торговли метафизические категории сохраняют свое значение»[46]. Однако в противоположность метафизике, которая оперирует застывшими, постоянными категориями, материалистическая диалектика учит исследователей мыслить гибкими, развивающимися понятиями.
Значение материалистической диалектики как диалектической логики состоит прежде всего в том, что она является логикой развития, логикой функционирования научно-теоретического мышления. Являясь диалектическим отрицанием старой логики, созданной Аристотелем, диалектическая логика заняла важное место в системе научной философии.
Что представляет собой диалектическая логика? Существуют разные определения предмета диалектической логики, каждое из которых раскрывает определенную сторону этой науки. Однако почти все авторы сходятся на том, что диалектическая логика представляет собой науку о законах и формах развития теоретического мышления.
Так, Д. П. Горский и И. С. Нарский определяют диалектическую логику как науку «об общих и о специфических диалектических закономерностях научно-теоретического уровня социально-исторически развивающегося познания» *. Ф. Кумпф и 3. Оруджев считают, что «диалектическая логика — это наука о законах и формах движения и развития теоретического мышления»[47]. Близко к такому пониманию диалектической логики является утверждение о том, что задачи диалектической логики в основном заключаются «в исследовании законов формирования и развития научного знания, законов познания на ступени абстрактного мышления (познания, связанного с применением языка как средства отражения действительности), представляющих собой специфические формы проявления общих законов диалектики, а также в формулировке принципов и требований, вытекающих из знания этих законов, как и общих законов развития, составляющих диалектический метод познания»[48].
Несколько иначе определяет диалектическую логику А. П. Шептулин. Он полагает, что диалектическая логика есть не что иное, как теория диалектико-материалистической методологии, которая существует отдельно от теории познания и является частью диалектического материализма. «Роль всеобщей              методологии,—              пишет
А.              П. Шептулин,— выполняет «не вся марксистско-ленинская философия», а лишь определенная ее часть, именно та, которая является теорией диалектического метода, т. е. диалектической логикой» [49].
Такая точка зрения тоже имеет право на существование, ибо диалектическая логика действительно имеет много общего с диалектико-материалистической методологией. Но, как нам представляется, их вряд ли можно полностью отождествлять. Ниже будет показано, что между этими сторонами философии диалектического материализма существует не только тождество, но и определенное различие. Методология, как отмечает сам автор данной точки зрения, представляет собой учение о методе познания. Функции же диалектической логики несколько выходят за рамки учения о методах познания; она раскрывает закономерности развития научно-теоретического мышления.
Раскрывая функции диалектической логики,
  1. П. Шептулин правильно пишет, что «она на основе всеобщих законов действительности и познания формулирует принципы, ориентирующие людей в их практической и познавательной деятельности, разрабатывает требования к мыслящему и действующему субъекту, дает теоретическое обоснование форм, в которых осуществляется движение познания к истине»[50]. Против такого определения основных задач диалектической логики трудно возразить. Однако может ли все эти задачи выполнить только учение о методе познания? В задачу учения о методе познания не входит также и анализ категориальной структуры мышления, что составляет одну из главных задач диалектической логики.

С нашей точки зрения, задача диалектической логики состоит прежде всего в том, чтобы раскрыть логические функции материалистической диалектики, ее важнейшие диалектико-логические основы, она определяет также место и роль формальной логики как в мыслительном процессе вообще, так и в процессе научного познания, создает свое учение о формах мышления, что не под силу только учению о методе познания.
Формулируя основные требования диалектической логики в процессе познания окружающих нас явлений,
  1. И. Ленин писал: «Чтобы действительно знать предмет, надо охватить, изучить все его стороны, все связи и «опосредствования». Мы никогда не достигнем этого полностью, но требование всесторонности предостережет нас от ошибок и от омертвения. Это во-1-х. Во-2-х, диалектическая логика требует, чтобы брать предмет в его развитии, «самодвижении» (как говорит иногда Гегель), изменении... В-З-х, вся человеческая практика должна войти в полное «определение» предмета и как критерий истины и как практический определитель связи предмета с тем, что нужно человеку. В-4-х, диалектическая логика учит, что «абстрактной истины нет, истина всегда конкретна...» [51] В. И. Ленин далее пояснял, что он этим не исчерпал понятия диалектической логики. Как мы увидим ниже, каждый закон, принцип, элемент, категория диалектики имеют определенное логико-методологическое значение, порождают определенный диалектико-логический принцип, соответствующее требование к познающему мышлению.

Классики марксизма-ленинизма всегда вели решительную борьбу против кантовского понимания логики как совокупности априорных схем, которые наполняются материалом чувственных данных. Логические категории и формы мысли они рассматривали как своеобразное отражение объективной действительности, ее законов и свойств. Это тем более относится к диалектической логике, к законам и категориям диалектики, выражающим реальные свойства и связи вещей. «...Для меня,— писал Ф. Энгельс,— дело могло идти не о том, чтобы внести диалектические законы в природу извне, а о том, чтобы отыскать их в ней и вывести их из нее»[52].
Основное содержание диалектической логики состоит не в том, что она дает теорию логического вывода, теорию логически правильного мышления (это входит в задачу формальной логики). Задачи диалектической логики значительно шире и сложнее. Являясь подлинной логикой современного познания, логикой приобретения нового знания, логикой научных открытий, она в основном совпадает с теорией познания диалектического материализма. Поэтому в центре внимания диалектической логики находится проблема истины, пути и средства достижения истинных знаний. Этим и определяется предмет и содержание диалектической логики.
Диалектическая логика изучает действие в познаю- щем мышлении не только основных законов диалектики, но также и ее коренных понятий, категорий. Более того, диалектика понятий, как отмечал В. И. Ленин, составляет основное содержание диалектической логики. Значение логических понятий и категорий в познании, их диалектических связей и отношений, с точки зрения Ленина, определяется прежде всего тем, что они рассматриваются в диалектической логике как формы мышления и как узловые точки, ступени в процессе познания, в процессе расширения и углубления наших знаний.
Таким образом, диалектическая логика является в известном смысле универсальной наукой, разрабатывающей всеобщий способ теоретического мышления, позволяющий решать не только современные проблемы познающего мышления, но и практические задачи прогрессивного преобразования природы и общественных отношений. А это значит, что универсальность диалектической логики состоит в том, что она носит всеобщий характер, распространяя свое действие на все проблемы познания и развития объективной действительности, и потому она вливается в общую структуру науки и общественной практики.
«Универсальность диалектической логики заключается в том,— правильно отмечает
  1. М. Оруджев,— что она раскрывает в общей форме всю целостную структуру высшего, теоретического уровня познания, в котором содержатся в качестве подчиненных моментов принципы низших уровней познания (эмпирического и обыденного)» [53].

Все это свидетельствует о том, что диалектическая логика коренным образом отличается как от традиционной формальной логики, так и от математической логики. Но в нашей научной литературе рассматривается также вопрос о так называемой логике научного познания. В связи с этим происходит дискуссия по вопросу о том, что же представляет собой эта логика, как она соотносится с диалектической и формальной логиками, совпадает ли она с одной из этих логик, или она является синтезом формальной и диалектической логики, или же это особая логика, обладающая функциями, отличными от функций традиционной, математической и диалектической логик.
По этому вопросу довольно распространенным (главным образом среди представителей математической логики) является мнение, будто логикой научного познания является именно математическая логика, которую представители этой точки зрения считают единственной наукой, исследующей собственно логические проблемы.
Однако эта точка зрения вызывает серьезные возражения. Ведь математическая логика, как утверждают сами сторонники данной точки зрения,— это формальная логика, применяющая в процессе изучения мышления символический аппарат и логические исчисления (формализованные языки). Она не рассматривает наиболее общие законы развития мышления и бытия, не изучает явления в их всеобщей связи, в их движении, развитии, в их конкретности.
Правда, некоторые утверждают, что математическая логика как теория в своем историческом развитии все более соответствует требованиям диалектического мышления, что она по мере своего развития во все большей мере делается пригодной для отражения движения в мышлении, ибо и математическая логика будто бы не абстрагируется от движения, развития, а изучает его. С точки зрения авторов этой концепции получается, что если логика в своих выводах абстрагируется от движения, развития, то она уже не логика, а нечто вроде метафизики. Между тем формальная логика действительно оперирует неподвижными, застывшими категориями, она действительно отвлекается, абстрагируется от изменения, развития, о чем свидетельствует, например, закон тождества. И это не только не лишает, а, наоборот, подчеркивает ее значение как самостоятельной логической науки, отражающей определенные стороны мышления.
Если же считать, что математическая логика соответствует требованиям диалектического мышления, если она обретает «гибкость» и делается пригодной для отражения движения в мышлении, то для диалектической логики вообще не остается места, кроме общего методологического руководства, которое, кстати, она осуществляет не только в области логики, но и во всех других областях науки. Математическая логика не может выполнять функции диалектической логики, как не может целиком заменить и традиционную логику.
Некоторые полагают, что логика научного познания, или, как ее иногда называют, логика науки, не совпадает ни с формальной, ни с математической, ни с диалектической логикой, а представляет собой нечто особое, самостоятельное, включающее в себя определенные функции всех этих трех логик, и сверх того содержит в себе также стороны, которые выходят за пределы указанных логик и охватывают собой все закономерности развития не только научного познания, но и развития науки вообще. Причем считается, что эти задачи может выполнить математическая логика.
Здесь мы снова встречаемся с чрезмерным преувеличением методологического и теоретического значения математической логики, с попыткой взвалить на ее плечи непосильную для нее задачу. Математическая логика, с нашей точки зрения, будучи логикой формальной, не в состоянии решить всех проблем, возникающих перед общей теорией науки. Это по плечу только диалектической логике, ибо здесь требуется конкретный, содержательный, диалектический анализ.
Существует и такая точка зрения, согласно которой логика науки занимает некоторое промежуточное положение между теорией познания диалектического материализма и методологическими проблемами частных наук. Логика науки, согласно этой точки зрения, носит прикладной характер в отношении к современной математической логике, результаты которой она широко использует [54]. Здесь логика науки оценивается даже на ступень ниже математической логики.
Но в таком случае может ли логика науки выполнить свои функции, может ли она раскрыть логико-методологические принципы научного познания, логику развития всей науки? Думается, что на этот вопрос вряд ли можно ответить положительно.
Ближе к истине, как нам кажется, точка зрения, согласно которой «логика науки — это логика познавательных процедур, важных, необходимых, но тем не менее отдельных процедур, выражающихся в совокупности приемов и способов научного исследования, т. е. в его прикладных методах. Она имеет своим предметом закономерности взаимоотношения развития научного знания и его общих методов, являясь теорией научных методов, законов их развития и применения в познании. Поэтому нельзя жестко ограничивать арсенал логики науки формальной логикой, добавляя сюда в некоторых случаях диалектику» [55].
Здесь в целом правильно раскрываются некоторые черты логики науки, но все же в данном определении, на наш взгляд, предмет логики науки несколько сужается. Верно, что в предмет логики науки входят закономерности взаимоотношения развития научного знания и его общих методов, что нельзя ограничивать арсенал логики науки современной формальной (математической) логикой, хотя и с примесью некоторых элементов диалектики, но можно ли сказать, что логика науки представляет собой логику отдельных познавательных процедур, хотя и важных, необходимых, но выражающихся в прикладных методах? Думается, что такое определение не совсем полно характеризует предмет логики науки.
Это видно также из другого определения логики науки, приведенного в том же труде, согласно которому «логика науки является теорией общих методов частных наук» [56]. Заметим кстати, что данное определение можно истолковать как отождествление логики и методологии науки. Что же касается методов познания, то логика науки, по нашему убеждению, является теорией не только методов частных наук.
Мы придерживаемся того мнения, что не существует никакой особой логики научного познания или логики науки, отличной от диалектической логики, что современной логикой научного познания является именно диалектическая логика, которая включает в себя такую проблематику, как анализ сущности научного познания и его структуры, исследование различных способов построения научного знания, этапы и элементы построения научной теории, приемы и способы приобретения теоретических знаний. Ее задача — помочь ученым овладеть искусством правильной постановки научных проблем в разработке теории научного предвидения, раскрыть сущность противоречий, возникающих в процессе познания, и уметь правильно их преодолевать. Все вопросы, входящие в компетенцию логики науки, перечислить очень трудно, но они должны охватывать все основные проблемы, связанные с закономерностями познавательного процесса, с возникновением, развитием и использованием научных знаний.
Любая наука, как отмечает болгарский философ Н. Стефанов, является своеобразным приложением логики при изучении познавательного процесса в той или иной форме человеческой познавательной деятельности. «Однако совершенно ясно,— продолжает он,— что в процессе этого приложения аппарата логики не приходят к
созданию какой-либо логики, отличной от диалектической» К
Этим, разумеется, отнюдь не умаляется значение и место традиционной и математической логики в системе логики научного познания. Закономерности и аппарат как традиционной, так и математической логики играют важную роль в логическом анализе науки, особенно при анализе конкретных логических проблем той или иной науки. Однако при выполнении общих, коренных задач логики научного познания решающую роль играет логика диалектическая.
Существует и такая точка зрения, согласно которой логика научного познания — это и не формальная, и не диалектическая логика, а нечто третье. Эту третью логику предстоит еще создать. Когда же начинают характеризовать основные черты и особенности логики научного познания, то оказывается, что она как две капли воды схожа с диалектической логикой. В нее включают глав-, ным образом то, что входит в предмет диалектической логики, ее наделяют теми же законами и категориями, которые исследует диалектическая логика. Нет ни одной сколько-нибудь значительной проблемы этой «новой» логики, которая бы не входила в предмет исследования диалектической, математической и традиционной формальной логики. А если так, то есть ли смысл придумывать еще одну логику, не ведет ли это к затушевыванию роли и значения диалектической логики как действительной логики современного научного познания?
П. В. Копнин, например, дал такую общую характеристику логики научного познания: «Логика научного исследования прежде всего необходима как содержательная логика — гносеологическая система, дающая целостное знание о процессе научного исследования, его составляющих элементов»[57]. Но разве диалектическая логика не является современной единственно научной «содержательной логико-гносеологической системой»? Разве она не дает «целостное знание о процессе научного исследования и его составляющих элементах»? Если нет, то чем же тогда занимается диалектическая логика? А если да, то диалектическая логика и есть логика современного научного исследования. К этому выводу неизбежно должен прийти исследователь.
Некоторые считают, что логика современного научного познания представляет собой некий гибрид, смесь так называемой современной формальной логики (куда входит математическая, или символическая, логика, а также логики модальная, вероятностная, многозначная, логика отношений и т. п.) и диалектической логики. Между ними в процессе познания происходит своеобразное и равноправное разделение труда. «Если современная формальная логика изучает структуру мысли,— утверждают сторонники этой точки зрения, —то диалектическая логика в своих прикладных вариантах способна вскрывать смысл структур определенных теоретических систем (точнее, категориальный смысл структур знания)»[58].
В этой концепции имеется много уязвимых мест. Во- первых, так называемая современная формальная логика играет далеко не равноправную роль с диалектической логикой, ибо она выполняет относительно частные функции в арсенале средств познания. Во-вторых, неправильно считать, что «современная формальная логика обладает достоинством содержательности», ибо по своему существу она выражает высшую степень формализации, полное отвлечение от содержания мышления. В-третьих, из системы логических средств познания неправильно исключать традиционную формальную логику, играющую, как мы видели, важную роль в современном познании.
Теперь уже подавляющее число логиков и философов- марксистов все более убеждаются в том, что нет и не может быть никакой иной логики современного научного познания, кроме далектической логики, ибо только она является адекватным отражением логики развития самого объективного мира и потому только она может быть методологическим руководством в любом конкретном познавательном процессе, только она способна раскрыть логику познания. Что касается традиционной и математической логик, то они играют частную роль в познании, выполняя вполне определенные, очень важные, но в методологическом отношении ограниченные функции в процессе познания.
Следует также отметить, что диалектика является не только теорией научного мышления, но и логической основой научного мировоззрения. Она существенно дополняет научную картину мира глубокой теоретической разработкой субъективной деятельности людей, связанной с их познавательной деятельностью, обогащает ее новым, диалектическим стилем мышления, не говоря уже о том, что без диалектики невозможна была бы теоретическая разработка самого научного мировоззрения. Научное мировоззрение, рассматривающее мир в целом, содержит в себе учение о структуре процесса развития, которое разрабатывается диалектической логикой.
Таким образом, диалектическая логика — это действительно логика нового типа, коренным образом отличающаяся от старой, формальной логики. Она решает многообразные современные логические и гносеологические проблемы, которые не могла решить и не решала формальная логика не только потому, что она по своему характеру не могла решить их, но и потому, что многие из этих проблем возникли значительно позже в ходе развития научного познания и порождали необходимость изыскания новых форм, приемов и других средств познания.
<< | >>
Источник: Андреев И. Д.. Диалектическая логика; Учеб. пособие. — М.; Высш. шк.,1985.— 367 с.. 1985

Еще по теме СУЩНОСТЬ МАРКСИСТСКОЙ ДИАЛЕКТИЧЕСКОЙ ЛОГИКИ:

  1. ДИАЛЕКТИЧЕСКАЯ ЛОГИКА МАРКСИЗМА — ЛОГИКА НОВОГО ТИПА
  2. ДИАЛЕКТИЧЕСКАЯ ЛОГИКА И КОНКРЕТНЫЕ НАУКИ
  3. 3. ДИАЛЕКТИЧЕСКАЯ ЛОГИКА ГЕГЕЛЯ
  4. ДОКАЗАТЕЛЬСТВО В ДИАЛЕКТИЧЕСКОЙ И ФОРМАЛЬНОЙ ЛОГИКАХ
  5. ТЕОРИЯ ДИАЛЕКТИКИ И ДИАЛЕКТИЧЕСКАЯ ЛОГИКА
  6. Некоторые замечания о формальной и диалектической логике.
  7. ЭВРИСТИЧЕСКАЯ И ИНТЕГРАТИВНАЯ РОЛЬ ДИАЛЕКТИЧЕСКОЙ ЛОГИКИ
  8. СООТНОШЕНИЕ МЕЖДУ ДИАЛЕКТИЧЕСКОЙ И ФОРМАЛЬНОЙ ЛОГИКАМИ
  9. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ДИАЛЕКТИЧЕСКОЙ ЛОГИКИ В НЕМЕЦКОЙ КЛАССИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ XIX ВЕКА
  10. СТИЛЬ НАУЧНОГО МЫШЛЕНИЯ И ДИАЛЕКТИЧЕСКАЯ ЛОГИКА
  11. ОСНОВНЫЕ ЗАКОНЫ МЫШЛЕНИЯ В ДИАЛЕКТИЧЕСКОЙ И ФОРМАЛЬНОЙ ЛОГИКАХ
  12. 3. ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ МЫШЛЕНИЯ В ДИАЛЕКТИЧЕСКОЙ И ФОРМАЛЬНОЙ ЛОГИКАХ
  13. 4. ВОСХОЖДЕНИЕ ОТ АБСТРАКТНОГО К КОНКРЕТНОМУ КАК ПРИНЦИП диалектической логики
  14. Логика сущности.
  15. Обнаружение и объяснение диалектической видимости во всех трансцендентальных доказательствах существования необходимой сущности